пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200135
18.12.2001 | Иван Лищина, г. Харьков

Об обращении общественных организаций в правоохранительные органы по конкретным уголовным делам

   

ХПГ неоднократно получала информацию от коллег о том, что обращения правозащитных организаций в правоохранительные органы в интересах обратившихся к ним за помощью людей отказываются рассматривать. Одно из последних обращений такого рода - Донецкого "Мемориала" - мы решили прокомментировать в ПЛ, чтобы разъяснить ситуацию.

Г-н Киселев В.С. обратился в Донецкий "Мемориал" с просьбой направить в органы прокуратуры и суда запросы о разъяснении ряда фактов по поводу уголовного дела, в котором Киселев участвовал в качестве обвиняемого. По мнению обратившегося, его дело расследовалось с рядом грубых нарушений процессуального законодательства, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, выявленным в ходе судебного заседания. "Мемориал" направил запросы в Верховный Суд Украины и Генеральную Прокуратуру Украины с просьбой провести беспристрастную проверку изложенных обстоятельств. Оба органа отказались рассматривать запрос "Мемориала" на том основании, что у этой организации отсутствуют предусмотренные законодательством документы, подтверждающие ее право действовать от имени г-на Киселева.

В данном случае, по нашему мнению, определенные недостатки можно отметить как в обращении "Мемориала", так и в ответах Генеральной Прокуратуры и Верховного Суда. В своих обращениях "Мемориал" просит Верховный Суд и Генеральную прокуратуру "провести безсторонню перевірку викладених п. Кисельовим фактів". Такого рода проверка может быть произведена Верховным Судом только в рамках ранее надзорного, теперь кассационного разбирательства. В результате Верховный Суд воспринял данное обращение как ходатайство в рамках уголовного процесса или своеобразную кассационную жалобу. Процедура подачи такого рода документов урегулирована Уголовно-процессуальным кодексом, перечень лиц, имеющих право их подавать указан в ст.ст. 384 и 348 УПК. В результате "Мемориал" был воспринят как своего рода защитник, а им действительно может быть только лицо, указанное в ст.44 УПК, права которого подтверждены соответствующими документами: ордером адвокатского объединения, соглашением или поручением "защищаемого". Таким образом, по отношению к Верховному Суду действия "Мемориала" должны быть обоснованы соответствующими документами. В отношении же прокуратуры ситуация несколько иная: изменение уголовно-процес-

суального законодательства в рамках "малої судово-правової реформи" значительно ослабили полномочия прокуратуры по опротестованию решению судов - согласно ст. 384 права прокуратуры, в т.ч. Генерального Прокурора приравниваются к правам осужденного и его защитника. Кроме того, Генеральная прокуратура имела возможность реализовать просьбу "Мемориала" двумя путями: подать кассационное представление в рамках уголовного процесса или произвести служебную проверку действий должностных лиц прокуратуры, которые вели расследование действий Киселева. В первом случае вопросы подачи ходатайства о привнесении кассационного представления Генерального Прокурора также связаны со статусом защитника в уголовном процессе и его подтверждением соответствующими документами. Второй вариант связан с административными процедурами, и обращение "Мемориала" должно регулироваться Законом "Об обращениях граждан". Статья 5 этого закона действительно указывает, что обращение в интересах других граждан может быть подано только лицом, уполномоченным согласно закону. Однако, ст.16 закона прямо предусматривает в качестве субъектов подачи жалоб "организации, которые осуществляют правозащитную деятельность". В том же перечне упомянуты также трудовые коллективы. Очевидно, что ни первые, ни вторые не могут выступать защитниками по уголовным делам или представителями по гражданским и хозяйственным спорам. Норма о подаче жалоб является специальной по отношению к норме о подачи обращений вообще, и имеет б(льшую юридическую силу по отношению к жалобам. Следовательно, вряд ли можно говорить о том, что представительство граждан правозащитными организациями, т.е. такими, в уставах которых предусмотрена функция защиты прав человека, должна быть обусловлена жесткими рамками соответствующих кодексов. Полагаю, что в данном случае достаточным для Прокуратуры доказательством действий в рамках полномочий от соответствующего гражданина должна была служить копия письма последнего к "Мемориалу" с просьбой о предоставлении помощи. Однако, это возможно только в случае, если бы "Мемориал" точно оформил бы обращение как "жалобу" в смысле ст. 16 закона.

Следует отметить также, что данная позиция есть не более чем толкование автором норм закона, которое требует соответствующего обоснования перед органами государства, а не вытекает как очевидное из того или иного положения закона. Несомненно, куда более убедительным для любого органа была бы оформленная согласно ст. 65 Гражданского кодекса (т.е. заверенная нотариусом) доверенность. Куда проще в данной ситуации было бы оформить обращение в виде информационного запроса от имени "Мемориала". В таком случае подача обращения регламентировалась бы ст.ст. 32 - 35 Закона Украины "Об информации", и ст.20 Закона "Об обращениях граждан". Т.е. дело выводилось бы полностью из-под действия норм процессуальных кодексов, а Верховный Суд и Генеральная Прокуратура должны были бы действовать исключительно как государственные органы, а не юрисдикционные учреждения. Прокуратура и суд согласно указанным статьям не могли бы отказать организации, в уставе которой закреплена функция защиты прав человека, в предоставлении объективной информации об обстоятельствах и ходе расследования данного дела и реакции компетентных органов на очевидные нарушения законодательства.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори