пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200135
18.12.2001

Пресс-релиз объединения "Беллона"

   

Объединение "Беллона" начала активно участвовать в защите Григория Пасько с начала 2001 года, когда Военная Коллегия Верховного Суда России отменила первоначальный приговор и возвратила дело во Владивосток на новое судебное рассмотрение. Тогда же "Беллона" привлекла к защите Григория Санкт-Петербургского адвоката Ивана Павлова, который участвовал в защите сотрудника "Беллоны" Александра Никитина. "Беллона" также обеспечила информационную поддержку процессу, направив во Владивосток известного петербургского журналиста-эколога Виктора Терешкина. Его ежедневные репортажи публиковались на вэб-страницах "Беллоны", а также распространялись по электронным сетям.

В центральном офисе "Беллоны" правовую поддержку обеспечивал юрист Йон Гаусло, который в свое время составил жалобу Александра Никитина в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

Главной причиной, побудившей "Беллону" участвовать в деле Григория Пасько, было опасение, что результаты, достигнутые победой Александра Никитина, могут быть перечеркнуты возможным обвинительным приговором в деле Пасько. Угодный ФСБ обвинительный приговор означал бы увеличение информационной закрытости России в вопросах экологии, а, как следствие, замедление темпов работы по решению этих вопросов как на международном, так и на национальном уровне. С чисто человеческой точки зрения, "Беллона", которая прошла через дело Никитина, искренне сочувствовала Григорию Пасько и решила внести посильный вклад в его защиту.

Впереди приговор суда. "Беллона" уверена в невиновности Григория Пасько. Эту уверенность на днях разделил и спикер Совета Федерации Сергей Миронов. В интервью газете "Известия" 19.12.01 он, в частности, сказал: "В случае вынесения обвинительного приговора с любой формулировкой, предусматривающей лишение свободы, я бы посоветовал Григорию Михайловичу ходатайствовать перед президентом России о помиловании и лично готов поддержать такое ходатайство. Доказывать же ему свою невиновность опять на кругах ада апелляций по судебным инстанциям считаю излишним: мировая общественность давно разобралась, кто тут прав, а кто виноват".

Ранее в поддержку Пасько выступила политическая партия "Союз Правых Сил". В распространенном заявлении указывалось:

"СПС выражает сожаление в связи с тем, что практически развалившееся дело, основанное на абсурдных, политизированных обвинениях, продолжает находиться в центре внимания правоохранительных органов, как будто у них нет других проблем, кроме "шпионских процессов".

Сам факт рассмотрения в суде "дела Пасько" дискредитирует российскую судебную систему, реформа которой как раз начинается именно в эти дни. Последнее обстоятельство дает нам основания полагать, что суд над Пасько будет остановлен и при рассмотрении дела возобладают закон и здравый смысл, а не давно устаревшие политические предрассудки".

Между тем, "Беллона" надеется, что российская судебная система справится с очередным экзаменом, который ей уготовила ФСБ. "Беллона" верит в то, что Григорий Пасько будет оправдан и наши надежды имеют весомые основания, которые приведены ниже.

1. Обвинение Пасько основано на нелегитимных нормативных актах: обвинение Пасько было построено на применении нигде не опубликованного секретного Приказа Минобороны № 055-96. На основе именно этого приказа производились экспертизы по определению в документах сведений, составляющих государственную тайну.

В нарушение требований Конституции РФ (часть 3 статьи 15) Приказ МО № 055 не только не был официально опубликован, но вдобавок не прошел обязательную процедуру государственной регистрации. Наличие указанных пороков категорически исключает возможность применения этого приказа в уголовном деле.

Правильность такой позиции подтверждается вступившим в законную силу решением Военного Коллегии Верховного Суда России от 12 сентября с.г. принятым по жалобе сотрудника "Беллоны" Никитина, обвинение которого также было построено на этом нормативном акте. Напомним, что указанным решением Приказ Минобороны № 055-96 был признан незаконным и недействующим с момента его издания.

2. Инкриминируемые Пасько документы не содержат сведений, составляющих государственную тайну, даже применительно к нелегитимному Приказу Минобороны № 055-96: это ярко продемонстрировал допрос в суде экспертов, которые определяли секретность документов. Сами эксперты были вынуждены признать, что им приходилось притягивать за уши сведения, содержащиеся в исследуемых документах к формулировкам Приказа Минобороны № 055-96. Эксперты также признали тот факт, что абсолютное большинство сведений, содержащихся в инкриминируемых Пасько документах, были опубликованы ранее в открытых источниках.

3. В деле отсутствуют доказательства того, что Пасько передавал документы иностранцам: данное обстоятельство косвенно признал даже государственный обвинитель, который отказался от обвинения в части передачи Григорием документов, оставив обвинение в сборе с целью передачи. Но обвинение даже не приблизилось к доказательству этих утверждений.

4. Обвинение не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства: предъявленное Пасько обвинение является неконкретным и непонятным для обвиняемого. Пасько обвинялся в том, что он в не установленном месте в не установленное время и не установленным способом передавал секретные сведения иностранным журналистам. При этом, в обвинительном заключении даже не указано, какая редакция Закона "О государственной тайне" должна быть применена в деле.

5. Недопустимость большинства доказательств, поскольку они получены с нарушением закона: неоднократно защита обращала внимание на те или иные факты нарушений закона при производстве предварительного следствия. Нередко защитники ловили следователей на откровенной фальсификации и подлогах. Это подтверждается вступившим в законную силу частным определением Военного суда ТОФ от 20.07.99.

Из этого ряда аргументов видно, что "дело Пасько" и "дело Никитина" имеют сходство, как по составу, так и по характеру нарушений, совершенных ФСБ, проводившей расследование.

Половина обвинений исключена - даже прокурор осознал, что дело слабое. Несмотря на резолютивную часть его выступления в прениях, в которой он попросил суд признать Пасько виновным, в его речи прозвучало три очень важных тезиса.

Во-первых, прокурор подтвердил тот факт, что деятельностью Пасько никакого вреда внешней безопасности России причинено не было.

Во-вторых, прокурор отказался от половины эпизодов обвинения. Через четыре года после возбуждения уголовного дела выяснилось, что Пасько все это время необоснованно обвинялся в пяти эпизодах из десяти. Получается, что государство все это время отвлекало силы Пасько на защиту от фиктивного обвинения. Значит, вся государственная машина, работала против этого человека, придумывала ему сложности только для того, чтобы он не скучал. Учитывая колоссальный объем первоначально предъявленного обвинения, отказ от его половины, уже сам по себе должен влечь негативные последствия для оставшихся эпизодов.

В-третьих, уцелевшая после выступления прокурора половина обвинения также была существенно усечена, поскольку прокурор отказался от обвинения Пасько в передаче документов, оставив обвинение исключительно в сборе этих документов с целью передачи. Тем самым обвинение загнало само себя в угол. Обвинитель сделал неуклюжий и роковой шаг, имеющий фатальное значение для всего обвинения. До того, как прокурор внес коррективы в обвинение, сам факт обвинения в передаче документов худо ли бедно, но хоть как-то обосновывал то, что Пасько собирал документы именно с целью передачи. Как бы, если передал, то можно было предположить, что и собирал с целью передачи. А если не передал, то почему не передал?!! Что помешало реализовать свой замысел?!!

Раньше обвинение в передаче было главным, как бы "локомотивом", а обвинение в сборе - зависимым от основного. Теперь этого "паровоза" у прокурора нет. Сейчас стало вообще неясно, чем сторона обвинения подтверждает то, что при "сборе" документов Пасько преследовал цель: передать их иностранцам. Сам подсудимый, как известно, это категорически отрицает. Других доказательств, которые как-то могут подтвердить направленность его умысла, навязываемую прокурором, в деле не существует. Обвинение, лишившись основы, зависло в воздухе, но ненадолго. Отказ от части обвинения повлек за собой цепную реакцию, в результате которой рухнула вся конструкция.

Дело Пасько: журналист Григорий Пасько был арестован органами УФСБ по Тихоокеанскому флоту в ноябре 1997 года. Ему было предъявлено обвинение в государственной измене в форме шпионажа в пользу одной японской телерадиокомпании. Почти два года журналист провел под стражей. По приговору суда Тихоокеанского флота в 1999 году Пасько был оправдан в предъявленном обвинении, но осужден "за злоупотребление должностными полномочиями". В ноябре 2000 года военная коллегия Верховного суда отменила приговор в виду неполноты судебного следствия и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

Судебное заседание началось 11 июля и продолжается уже шестой месяц. 25 декабря суд вынес приговор по делу.

Для дополнительной информации: www.bellona.org
23.12.01

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори