пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200114
23.12.2001 | Елена Волочай, Сергей Волочай, г. Полтава

Роль судебных решений о возмещении морального вреда для воспитания гражданского общества при разрешении конфликтов в сфере вертикального действия прав

   

Данная работа является одной из попыток рассмотреть проблему возмещения морального вреда гражданам как способа защиты прав граждан в вертикали "государство — человек", как важного фактора, воспитывающего общественное сознание в духе демократии, способствующего движению Украины в направлении построения правового государства.

Стремясь построить правовое государство в Украине, мы должны осознать и принять несколько важных положений, закрепившихся в правосознании граждан демократических государств к началу третьего тысячелетия.

Общественное сознание не меняется в одночасье, и то, что упущено нами в сравнении с другими странами, не может измениться в один миг. Нам требуется длительный процесс развития теории прав человека в демократическом государстве Украина, и еще более длительный процесс понимания отдельными людьми и группами в обществе сути и механизмов функционирования норм демократического и правового государства, признающего верховенство права.

Опросы, проведенные в Украине на протяжении последних пяти лет в рамках различных исследований, показывают, что менее четверти опрошенных в Украине понимают суть понятия демократии, лишь каждый 10-й связывает демократию с понятием прав человека.

Не определившись в терминологии, трудно ожидать одинакового понимания и активного действия от большой массы людей, желающей жить лучше в европейском доме и мировом сообществе.

Принципы либеральной демократии, гласят, что демократия есть ограниченная власть большинства, поскольку права и свободы отдельного человека, возможно, не очень похожего на большинство, определяют пределы власти этого большинства [2; 4].

Не менее важными положениями для понимания общей концепции прав человека являются и следующие два.

Первое: "Правовое государство — это государство, в котором существуют четкие, стабильные и всем известные правила игры между человеком и властью. Это государство, в котором человек может довольно четко предусмотреть, как власти будут реагировать на его поведение, ибо в этом государстве правят не самоуправные чиновники и должностные лица, а четкий закон" [2]. Верно и обратное — если говорить об обязанностях гражданина — чиновник может рассчитывать, что граждане будут жить в соответствии с установленным законом, и поэтому чиновник будет работать, и, как гражданин, жить в законопослушном окружении. С психологической точки зрения речь идет о взаимных ожиданиях.

Второе: понятие "права человека" относится к сфере взаимодействия "человек-государство", поэтому следует говорить о "вертикальном действии" прав человека [2].

При возникновении правовых конфликтов в сфере взаимодействия государства с человеком трудно переоценить роль судебной власти. Социальная роль судов заключается в обеспечении верховенства права. Французский исследователь Алексис де Токвиль так выразил социальную роль суда: "Все правительства имеют всего лишь две возможности преодолеть сопротивление, оказываемое ему гражданами: материальные средства, которыми они сами располагают, и решения судов, к чьей помощи они могут прибегать. Великая цель правосудия состоит в замене идеи насилия идеей права, в установлении правовой преграды между правительством и используемой им силой" [З].

Итак, цель правосудия — создать преграду между правительством и его силой, зачастую направленной против гражданина. Приходилось слышать похожее мнение американских правоведов: судебная власть исполняет роль протектора, буфера между всесильным государством и слабым (в смысле полного отсутствия возможности опираться на репрессивный механизм) гражданином.

В учебниках по конституционному праву это положение сформулировано следующим образом: в обществе конфликт между не законопослушным индивидом и государством становится далеко не главным. Не менее важен конфликт между законопослушным индивидом и государством, возникающий в случае ошибок, а то и произвола государства. Суд должен защитить человека от государства, когда право (признанное государством) на стороне человека (выделено авторами) [З].

Реальность такова, что Отчет Уполномоченного по правам человека ВР Украины от 28 ноября 2000 года говорит о систематическом и массовом нарушении всех прав человека. Следовательно, речь идет о нарушениях со стороны государства. С апреля 1998 года к Уполномоченному обратились более 100 тыс. человек, более 56% этих случаев — нарушения гражданских прав (ос-тальные нарушения касаются экономических, социальных, личных, политических прав). 80% людей в Украине не могут получить квалифицированную правовую помощь по причине своей бедности.

Наибольшее количество нарушений прав человека в Украине зарегистрировано со стороны органов внутренних дел, Министерства юстиции и судов общей юрисдикции (особенно затягивание сроков рассмотрения дел) [4а].

Ситуация критическая, если не сказать — патовая. В Украине декларируется построение правового государства, в котором граждане всегда могут предположить последствия своего поведения. Однако на практике видим совершенно иное: массовое нарушение прав со стороны силовой структуры — органов внутренних дел, которые на деньги налогоплательщиков нарушает "массово и систематически" "все их права". Министерство юстиции, которое выстраивает концепцию юстиции всего государства, само является участником нарушений прав человека!

Отдельного внимания заслуживает наличие в списке нарушителей прав человека в Украине судов общей юрисдикции, хоть и с ремаркой о том, что чаще всего речь идет о нарушении сроков рассмотрения дел. Что означает на практике такая постановка вопроса?

Это означает, что обыкновенный гражданин, чьи права нарушило государство, не сможет получить своевременной защиты судебной власти. Суд не выполняет свою социальную миссию, не воспитывает общество. А должен воспитывать. Каноны педагогики и морали всем известны — если педагог, на которого возложены обязанности растить и учить, не соответствует по своим моральным качествам высокому стандарту, то он — более разрушитель нравственности, чем воспитатель и созидатель человека и гражданина.

Вытекающее из сути человечности понятие человеческого достоинства для всех случаев нарушения прав человека — удар по самой сути человека. Негативно воздействовать на человеческое достоинство — нарушать права отдельного человека — значит лишать человека основы и смысла его существования.

Как правило, граждане, чьи права нарушены государством, небезосновательно считают, что их права нарушались осознанно и намеренно. Чиновники являются частью системы, и система, чтобы получить гарантированный для себя результат, обучает своих чиновников.

Анализ ряда случаев нарушения прав человека показывает, что граждане отчаянно пытаются доказать чиновнику неправомерность их действий или бездействия.

Почему чиновник не хочет выполнять свои обязанности, требования закона, а предпочитает нарушать права граждан?

Если по собственному незнанию — это одна часть проблемы, она решается путем повышения правовой грамотности чиновников.

Если неправомерные действия государства по отношению к гражданину являются частью требований морали системы отношений "государство — человек", тогда комментариев об аморальности и правозаконности таких отношений не требуется. Такие отношения не должны существовать в демократическом и правовом государстве.

Каков же механизм "удаления" неправомерных действий из общественно значимых (вертикальных) — отношений государства с человеком?

Обратимся к Конституции Украины.

Наивысшими социальными ценностями в Украине признаются "человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность.,.". ".Права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства. Государство отвечаетперед человеком за свою деятельность. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является основной обязанностью государства" (ст. 3).

Содержание статьи 56 Конституции Украины дает ответ на вопрос о механизмах разрешения конфликтов между законопослушными гражданами и государством:

"Каждый имеет право на возмещение за счет государства или органов местного самоуправления материального и морального вреда, причиненного незаконными решениями, действиями или бездействием органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц при осуществлении ими своих полномочий" [I].

Общественная мудрость демократических государств планомерно накапливалась с помощью мудрой же судебной системы: "Английское законодательство, предусматривающее возмещение морального (неиму-щественного) вреда, удивляет своей житейской гибкостью и глубоким практическим смыслом. При рассмотрении данной категории дел суды стремились удовлетворять требования каждого потерпевшего за счет виновного, не упуская ни одного случая. Удовлетворялись требования и в отношении должностных лиц, нарушающих права обывателя. Постоянное взимание денежных сумм с нарушителей прав и свобод граждан во многом содействовали в Англии выработке идеала гражданина и служителя государства, укрепляя уважение к чужому праву и чужой личности." (подчеркнуто и выделено авторами) [6].

Возражения по поводу того, что у Украины нет столько времени, чтобы экстенсивно (в течение нескольких веков) накапливать судебную практику, воспитывающую общество, логичны, но не должны создавать повода для того, чтобы отказаться от применения мудрости.

Практика Европейского Суда по правам человека в Страсбурге являет собой мудрость новейшей истории отношений государства и человека.

При принятии решения от 4 декабря 1995 года в деле "Рыбич против Австрии" член Комиссии выступил за то, чтобы вынести решение о возмещении нематериального вреда в относительно высокой сумме, которая бы стимулировала людей, оказавшихся в подобной ситуации, подавать судебные иски.

Рыбич подал иск в связи с грубым обращением с ним во время обыска его квартиры по подозрению в торговле наркотиками и трехдневным задержанием: он получил несколько синяков на внутренней и внешней поверхности руки. Суд посчитал, что истцу причинен неоспоримый моральный вред и, в соответствии с принципом справедливости, как требует того ст. 5, вынес решение о возмещении вреда Рыбичу в сумме 100000 австрийских шиллингов [5].

В Украине, по заверению Уполномоченного по права человека, за 1998-99 г.г. к уголовной ответственности привлечены 285 сотрудников милиции. В 2000 году открыто 200 уголовных дел против тех, кто применял пытки.

Однако вовсе не ясно, возмещен ли материальный и моральный вред потерпевшим в этих и других делах, где в результате противозаконных действий государства и его чиновников унижались человеческое достоинство и честь людей, разрушалось их здоровье, и были попытки уничтожить личность.

В гражданском праве сложилось трехчленное деление вины, в уголовном — четырехзвенное [6]. Государственные служащие действуют от лица государства, а государство декларировало и закрепило основным законом — Конституцией — в качестве наивысшей ценности: честь и достоинство человека. Государственные служащие имеют необходимые знания и навыки (или должны их иметь), поэтому при рассмотрении дел, связанных с нарушениями прав граждан государством и его служащими, не может идти речь об их простой неосторожности. Нельзя "неосторожно" пытать человека или делать это из "небрежности", это можно делать только умышленно (зная и желая унизить человеческое достоинство, принести человеку страдания).

Опыт нашей экспертной деятельности в делах по возмещению морального вреда государством гражданину показывает, что судьи должны были бы выносить решения, руководствуясь только законом. Однако органы Государственного Казначейства, другие государственные ведомства, участвующие в делах как третьи лица, ходатайствуют об уменьшении сумм возмещения нематериального вреда в денежном эквиваленте, ссылаясь на проблемы бюджетного финансирования. Суды первой и второй инстанции зачастую выносят решения, исходя из государственной пользы, а не из требования разумности и справедливости, без учета критериев определения размера морального вреда при посягательствах на жизнь, здоровье, честь и достоинство как самых дорогих ценностей, провозглашенных государством.

Прикидываясь бедным, государство манипулирует общественным мнением и делает судебную власть зависимой от своих потребностей; вынося "зависимые" судебные решения, суд дискредитирует себя, теряет авторитет и власть в обществе;

бедные (в материальном и духовном смысле) граждане получают разрушительную установку — быть бедным, как государство, значит, не нести ответственности перед другими!

А между тем, исполненное судебное решение о возмещении морального вреда — это деньги или имущество, т.е. реальность, способная доказать и потерпевшему и его ближайшему окружению, а с помощью СМИ и всему обществу, что существует общественная цена человеческого достоинства. Следует помнить, что права человека — индивидуальные, а не коллективные.

И если судебные решения оценивают моральные страдания отдельного человека по низшему рангу, как, например, ничем не обоснованная практика присуждать моральный вред в сумме, равной десятой части, четверти или половине материального ущерба, заявленного в иске, то означает ли это отказ общества признать те ценности, которые закреплены в его законах?

Нет, общество понимает, что именно судебная защита такой ценности, как человеческое достоинство? является одним из путей выхода из кризиса доверия граждан своему государству. Повторимся, что "постоянное взимание денежных сумм с нарушителей прав и свобод граждан во многом содействовали в Англии выработке идеала гражданина и служителя государства, укрепляя уважение к чужому праву и чужой личности".

Служители Фемиды — тоже члены общества, и трудно предположить, что все они страдают раздвоением личности: одновременно понимают роль справедливой оценки моральных страданий при унижении человеческого достоинства государством и, в это же время, имея власть вынести законное и справедливое решение, пренебрегают своим общественным долгом.

Скорее, речь идет о существовании своеобразного смыслового барьера, ведущего к непониманию одного и того же события — унижения человеческого достоинства, которое при одном и том же значении для всех членов нашего общества имеет для них различный смысл.

Психологические исследования описывают разрушительные последствия такого смыслового непонимания: люди не понимают мотивов поведения друг друга, действуют без учета этих мотивов, приписывают друг другу ложные мотивы, для такого непонимания характерна повышенная аффективность (аффект — сильные эмоциональные переживания, развиваются в критических ситуациях, навязывают стереотипный способ "аварийного" разрешения ситуации, например, агрессию [7]).

Обществу следует помнить, что у человека, даже единожды столкнувшегося с ситуацией унижения его человеческого достоинства, возникает специфический опыт: аффективные следы от нарушения значимых социальных отношений. Травмирующая информация может полностью вытесняться из сознания. Но при повторении подобной ситуации происходит аккумуляция аффекта, которая вполне может разрядиться в бурном, неуправляемом поведении даже при отсутствии исключительных обстоятельств [7]. Психологи и психиатры описывают также и так называемый "индуцированный психоз", т.е. такое поведение может быть свойственно уже не отдельным людям, а целым социальным группам!

Кто будет нести ответственность за возможные социальные взрывы и возможные страдания больших групп людей?

Очевидно, что Украина, вступившая в Совет Европы в 1995 году, была признана равной среди Европейских государств, провозгласивших политику приоритета прав и свобод человека над государством [9]. Однако, в нашем государстве пока еще не стало хорошей традицией анализировать происходящее в обществе на системном уровне, а не ограничиваться комментариями на уровне отдельных событий и фактов.

Научные и практические дискуссии по поводу методики расчета морального вреда то и дело кренятся в сторону крайностей. Одни исследователи предлагают ограничить сумму, подлежащую возмещению, определенными рамками (верхняя и нижняя границы), другие предлагают учитывать особенности страданий некоего "среднего человека" (А. Эрделевский). Однако, по закону, возмещению подлежит ".действительный, а не "частичный" или "преюдициальный" моральный вред." [6]. В Украине уже накоплен значительный и интересный опыт экспертных оценок морального вреда, согласующийся с подходами Всемирной Организации Здравоохранения и законодательства Украины к понятию "здоровья" [10].

В рамках же информационных баталий за создание определенного общественного мнения то и дело в массовых изданиях появляются статьи, в которых граждане дезинформируются относительно категорий дел по возмещению морального вреда. Эти дела называются должностными лицами "популярными" или оцениваются, как попытки разорить государство! В отдельных публикациях идея справедливого возмещения морального вреда и вовсе дискредитируется заявлениями юристов (!) о том, что цифры возмещения берутся "с потолка". [11]

Нам кажется, что у нас нет общего плана. Общего плана развития нашего общества . Как выразился один вице-премьер нашего правительства ".мы работаем в режиме скорой помощи." Выходит, этим признанием мы диагностируем какую-то свою болезнь?

Название этой болезни может быть таким: "Отсутствие общего плана" [12].

Общество — это сложная система, и поэтому к его развитию подход тоже должен быть системным.

Поэтому общественное мнение должно формироваться так, чтобы у всех была общая цель: выработка стандартов и идеала гражданина, верховенство права, уважение к личности других людей.

Таким образом, говоря о "здравом смысле", мы признаем такой подход только через призму интересов и законных прав конкретного гражданина, через призму интересов демократического государства, а не через призму страха отдельного судьи, боящегося задеть интересы отдельной группы или отдельного чиновника!

Разработка и воплощение на практике механизмов возмещения морального вреда гражданам, пострадавшим от незаконных действий государства и его чиновников, может быть частью общего плана развития нашего общества.

Литература:

1. Конституція України. Київ, 1997.

2. Марек Новицкий "Что такое права человека", лек-ция. Хельсинкский Фонд по правам человека, 2000 г.

3. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т.2, Изд-во БЕК, М., 1995.

4, 4а. Права людини. Бюлетень Харківської Правозахисної Групи. Правовий коментар Харківської Правозахисної Групи до перебігу політичних подій в Україні. №4 (224) 2001 р. та за 2000 р.

5. "Український часопис прав людини" за 1999 год, Українська правнича фундація.

6. Палиюк В.П. "Моральный вред". Изд-во Одесской государственной юридической академии, 1999.

7. Психологический словарь. М., изд-во "Педагогика-пресс", 1999.

8. Дженіс М., Кей Р., Бредлі Е. "Європейське право у галузі прав людини", Київ "АртЕк", Будапешт "Институт Конституційної і Законодавчої Політики (COLPI), 1997.

9. Баранов А.А., Брыжко В.М., Базанов Ю.К. "Права человека и защита персональных данных", Киев, 2000.

10. Волочай О.В., Волочай С.П. "Про забезпечення конституційного права особи на відшкодування моральної шкоди". Матеріали науково-практичної конференції. Механізми захисту прав і свобод людини в Україні". 1нститут адвокатури при Київському університеті ім . Т. Шевченка, Київ, 1999.

11. Андрущенко А. "Если вас окатил грязью автомобиль, вы можете потребовать через :уд с его водителя компенсацию морального ущерба". Газета "Факты и комментарии", №34 (0611) 23.02.2000 г.

12. Волочай Е. "Ваша честь, у меня болит душа! Пронзительные эссе о человеческом достоинстве и возмещении морального вреда". Рукопись.


Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори