пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200231
16.12.2002 | Юрий Подколзин, г. Симферополь

Чудовища спящего разума.

   

"Сон разума рождает чудовищ"
Франциско де Гойя

 Террористические акты октября 2002 года в Москве. Почему во множественном числе? Ведь был один страшный терракт чеченских (предположительно) боевиков, с захватом заложников, большая часть из которых являлась, несомненно, смертниками. И не следовало обвязываться гранатами и тротиловыми шашками: только один маломощный взрыв в закрытом помещении привел бы, несомненно, к гибели большинства находившихся там людей. Это – не совет специалиста-медика грядущим террористам, просто – констатация факта. Но само слово "ТЕРРОР" – переводится как "ужас", во всех европейских языках оно понимается одинаково. Это – не способ устрашения, дабы. ЭТО – именно ужас. Но УЖАСА было два.

Первый Ужас сотворили не исламисты даже – Ислам исключает подобную возможность убийства. Просто кучка озверевших бандитов, переступивших все понятия морали.

Другой Ужас относится уже к категории, по выражению Г. Владимова, Госужаса. Удивительно ли, что сотворен он бывшим высокопоставленным деятелем этой самой организации.

Открою тайну. Автор, несколько оторванный ныне от оперативной информации, пишет фантастическую повесть. Одну из ее глав – антиутопии, возможного сценария развития будущей войны, а точнее – "борьбы за мир против терроризма", мне пришлось несколько подредактировать, включив в нее информацию о событиях в Москве. Тогда мне еще не было известно о том, что будет применено химическое оружие и какого именно типа, что следующим объектом эскалации агрессии будет Ирак.

Не было достоверно ничего известно нам тогда, в 1989-м, когда было принято обращение Керченского отделения Крымской ассоциации "Экология и мир", резко осудившее "Бурю в пустыне". В это время я впервые задумался о том, что вихрь этот может закружить и наших пацанов. Случилось-таки, кажется. Но обо всем происшедшем в дальнейшем мне стало известно по "Голосу Америки" лишь через три дня после окончания написания той самой ужасно тяжелой для меня "третьей главы".

А пока – была интуиция, основанная на информации, все же как химик-недоучка и вполне доучившийся начальник штаба гражданской обороны объекта, я имею представление, о том, что такое химическое оружие, о его действии, классификации, химическом строении и типах, возможностях применения и средствах защиты. И, как полагает та же суровая латинская мудрость, – "Во многие знания многие печали есть", хотя "Я знаю, что знаю мало". Знаю мало, но понимаю, что ликвидация химического оружия, о которой заявили ведущие страны мира, есть полная утопия, рассчитанная на "успокоение общественности", "разговор в пользу бедных".

Самые первые виды боевых отравляющих веществ – вещества раздражающего (хлор) и кожно-нарывного действия (иприт), а затем – нервно-паралитические газы – производные фосфина и алкилфоcфиниловых кислот, которые во вторую мировую войну не были применены лишь из-за боязни адекватного ответного удара.

Затем оружие продолжило совершенствоваться. Выяснилось, что в первую очередь нужно бороться с внутренним врагом, и началось массовое производство и применение хлорацетофенола – слезоточивого БОВ (боевого отравляющего вещества) с раздражающим (преимущественно) и резорбтивным (всасывание и поражение внутренних органов) действием – основой знаменитой "черемухи". Слезы текут, газ – вдыхается, поражаются легкие, и в 2% случаев возникают тяжелейшие пневмонии с частыми отеком легких и смертельными исходами. В "белые душистые растения" начали добавляться нервно-паралитические газы – посовременнее, получше, – просто слез мало – и родилась "черемуха – 10" и другие разновидности "спецсредств" массового убеждения – чтобы неповадно было! И законов не нужно!

Но с настоящим противником и воевать надо по-настоящему. И далее появились на свет новые поколения нервно-паралитических газов- производные бензилатов и хинуклидола-Э, эволюционировавшие в БОВ с тем же действием, но имеющим ядро другого типа (бензилаты), а также новые поколения боевых ФОС (фосфорорганических соединений), из которых можно сделать и бинарное оружие. Не будем вдаваться дальше в подробности не только для того, чтобы не опечалить читателя, но и дня того, чтобы не сделать бюллетень бестселлером для "борцов за мир". Как может "процесс пойти" в будущем – особо любопытные могут прочесть у знаменитого польского пересмешника Станислава Ежи Леца.

Собственно поэтому автор и дал столь пространный химический "экскурс". Если мы захотим всерьез боротся против – надо хоть немного понять, с чем именно. И не проведут ли где еще какие испытания. Для этого чеченские или еще какие террористы только кстати будут.

Для меня представлялось наиболее вероятным, что "процесс" с "освобождением" заложников пойдет именно путем применения психохимии.

Дать придется именно нервно-паралитический газ, причем к его действию должны предъявляться достаточно жесткие требования.

Он или его аналоги должны быть испробованы на контингентах людей именно в закрытых помещениях. Что за "контингенты" это должны были быть? Не проводились ли просто испытания нового БОВ на заложниках? Сколько еще БОВ подобного типа создано или создается в "лабораториях ученых", какова же конечная цель этих работ?! В конце концов, Человек – не крыса, он – в состоянии рассказать о своих ощущениях.

Ситуация проста. Смертную казнь у нас отменили. Она заменена пожизненным заключением. Нравы в наших "зонах" и тюрьмах "гуманны" и "благородны". Зададим себе вопрос: сколько в состоянии будет прожить в нашем ГУЛАГовском бараке человек, изнасиловавший и убивший ребенка?

А если ему предложить.? Психбольница – это потом, шизофрения и специфические интоксикационные психозы у "траванутых" – как правило!

В Хиросиме и Нагасаки американцы изучали последствия облучения на людях, собрав ценнейший научный материал.

В Чернобыле, даже в 60 километрах от аварийного блока – в Бородянке, по свидетельствам бывших там на вахте врачей, у всех больных в стационаре брали стернальную пункцию, делая прокол грудины – накоплены важнейшие данные.

В истории остались эксперименты доктора Йозефа Менгеле. Без них невозможно было бы создание не только нового химического оружия, но и некоторых лекарств.

Ответственность ученых за сотворенное ими перед человечеством пока что только моральная.

Для политиков был Нюрнберг. А пока на террор мы научились отвечать только террором. Ужас против Ужаса.

Если правозащитные организации и организации "зеленых" в состоянии исправить создавшееся положение, пусть даже на один процент, – они должны это сделать.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори