пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200211
18.12.2002 | Николай Козырев, г.Луганск (председатель правления общественного комитета защиты прав человека)

О выборах 31 марта (Аналитическая записка)

   

Даже предварительный анализ многочисленных (задокументированных) нарушений прав избирателей позволяет сделать вывод, которого власти старательно избегают, сводя эти нарушения к "отдельным недостаткам" в работе избирательных участковых комиссий, — а именно:массовые нарушения имели системный характер.

1. Предвыборная кампания проходила при доминировании одной политической силы ("За ЕдУ") – и в СМИ, и в организации встреч с избирателями, и по части мобилизации самых разных ресурсов (материальных, финансовых, кадровых).

2. Имело место тотальное манипулирование сознанием избирателей с помощью различных технологий. На Луганщине наиболее массовое применение имели, кроме обычных "информационных войн", еще и так называемые "социальные договоры" кандидатов от блока "За ЕдУ", с которыми потом в некоторых селах избиратели приходили голосовать – чтобы добросовестно исполнить заранее принятые на себя "обязательства" (сведения из Новопсковского района).

3. Спланированный, организованный хаос на избирательных участках. Утверждение о плановом хаосе не преувеличение, так как это наблюдалось везде – и в городах, и в сельской местности. В Луганске это проявилось, в частности, в том, что за 15 минут до открытия участков вдруг всем председателям участковых комиссий по телефону поступила команда не начинать голосование и явиться в окружком. Там их поставили перед фактом: надо срочно вычеркивать из избирательных списков фамилии кандидата на должность городского головы А.Ягоферова и кандидата в народные депутаты Украины В.Коломойцева-Рыбалко. Между тем, А.Ягоферов снял свою кандидатуру накануне в 19.00, когда все комиссии еще работали, В. Коломойцева сняли в 00.3031.03.02г.

В результате все участки с самого начала были парализованы на 2 — 3 часа. Некоторые участки не открывались, пока комиссии вычеркивали из бюллетеней эти фамилии, некоторые делали это по ходу голосования, в спешке и нервозной обстановке, на некоторых участках не было специальных штампиков для этой цели, и выбывших кандидатов просто вычеркивали. Более того, на отдельных участках зафиксированы случаи, когда фамилии выбывших кандидатов не были вычеркнуты вообще. Между тем, избиратели толпились перед дверью, голосование началось в давке, многие избиратели не стали выстаивать очередь и пошли домой, махнув рукой и не проголосовав. И затем так продолжалось весь день, так что в 20.00 возник вопрос о возможности продолжения голосования, и на отдельных участках так и было.

Можно предположить, что этот план дезорганизации голосования преследовал главную цель – заблокировать работу наблюдателей и создать благоприятную обстановку для незаконных действий как членов комиссий, так и специальных "диверсантов", о чем составлено множество актов.

4. Избирательные участки часто не были приспособлены для голосования, не хватало кабин и урн для голосования, не было надежной оперативной телефонной связи. Избиратели делали отметки за пределами кабин, "на коленке". Например, на избирательном участке №4/108 (в центре Луганска!) было всего лишь 3 кабины и одна урна. Во многих случаях помещения были тесны, неудобны для работы, имеющие малую пропускную способность.

5. Голосование в закрытых учреждениях – апофеоз циничного беззакония и насилия над душами полностью зависимых от начальства "избирателей". Например, в СИЗО №17 (Луганск, округ №105) и в четырех колониях (около 6000 человек) Красного Луча и Перевальска (округ №108) 100% (за исключением испорченных бюллетеней) тамошних "избирателей" отдали свои демократические голоса любимому начальству – от блока "За ЕдУ". Независимых наблюдателей, в том числе от ОБСЕ, туда просто не пустили.

6. Встречи с избирателями в трудовых коллективах были практически запрещены всем кандидатам, кроме "заединщиков". Так, например, отказано было даже недавнему премьер-министру В.Ющенко встретится (по достигнутой заранее договоренности) с коллективом ЛИНОСа.

7. "Зачистка":

а) участковых избирательных комиссий. Под давлением административной власти (особенно в глубинке, в сельской местности) из комиссий выдавливались, как паста из тюбика, под разными предлогами (чаще – за пустяковую неявку на заседание, о котором жертве и не сообщалось) те члены, которые потенциально были принципиально против фальсификации результатов голосования. Больше всего это относится к членам комиссий от БЮТи и СПУ. При этом решение об исключении членов комиссий принималось без сессии советов (сведения из Новопсковского, Кременского, Станично-Луганского районов);

б) отказ в регистрации кандидатом лицам, которые были неугодны властям и могли составить конкуренцию "нужным" кандидатам. При этом использовали ложные сведения. Например, Широковская территориальная комиссия Станично-Луганского района отказала в регистрации кандидатом на должность сельского головы Титаренко В.В., члену партии "Батьківщина", на основании якобы её двойного членства в партии. Потом оказалось, что её членство в партии "Жінки за майбутнє"" было сфальсифицировано по подложным документам, когда эта "партия" специально, под выборы, формировалась по спискам реанимированных женсоветов, без ведома самих женщин. Но суд, когда в него обратилась Титаренко В.В., не стал исследовать эти обстоятельства;

в) зарегистрированных кандидатов "отстреливали" с помощью налоговой и судов. При этом в ходу была презумпция виновности, мотивированной самой разной информацией о якобы "недостоверных" сведениях, предоставленных кандидатом о себе. Например, в случае кандидата на должность городского головы Луганска А. Данилова суд глубокомысленно "изучал", может ли кандидат летать на самолете при уровне дохода, показанного им в декларации.

Безотказно действовала информация налоговой службы о якобы скрытых доходах. Например, А. Данилову вменили скрытый доход в сумме 3500 грн, которые ему были начислены, но он их не получал, о чем справка суду была предоставлена. Как была предоставлена и Инструкция Минфина о том, что неполученные суммы в доход при заполнении декларации не вносятся. Суд не принял во внимание эти фактические данные, имеющие существенное значение для дела, и постановил, превысив свои полномочия, снять с регистрации А. Данилова (это прерогатива территориальной комиссии). При этом, что главное, судебное решение незаконно еще и потому, что оно вышло за пределы конституционных ограничений избирательного права – ведь в соответствии с конституционными гарантиями, предусмотренными ст. ст. 64, 70, 141 Конституции Украины, недостоверность, например, сведений о доходах не может быть основанием для сужения содержания и объема конституционного права быть избранным (ст.22 Конституции Украины).

Кроме того, суды во всех многочисленных случаях в качестве "контрольного выстрела" применяли норму статьи 243-5 ГПК Украины, в соответствии с которой принятое судом решение "обжалованию не подлежит" и которая противоречит в этой части ст. ст. 6,8,19,22,55, 64 Конституции Украины.

Тем не менее, подобные заведомо неправосудные решения во время выборов были далеко не единичными – это была своеобразная квазиюридическая репрессивная технология, использованная властью для создания условий недобросовестной политической конкуренции.

Следует подчеркнуть, что репрессивный механизм "зачистки" особенно беззастенчиво и цинично действовал в отношении кандидатов на должность сельских голов. Скорее всего, это следует объяснять тем, что роль сельского головы значительно возросла в связи с аграрной реформой.

8. На всех избирательных участках, где нарушался закон, дежурили милиционеры. Зачем?

РЕЗЮМЕ

Повсеместно и в массовом масштабе нарушалось право избирать и быть избранным:

а) не было обеспечено равенство возможностей в агитации и организации выборной кампании для кандидатов: оппозиционные политические силы и просто неугодные конкуренты с помощью описанной выше технологии подвергались дискриминации, политической маргинализации и политическому уничтожению;

б) не было свободы выбора. В условиях отсутствия добросовестной конкуренции всех субъектов избирательного процесса волю и критическое мышление избирателей "связывали" и подавляли с помощью монопольно распространяемой через зависимые СМИ пропаганды в пользу партии власти, а также заключая "социальные договоры", имеющие псевдоюридическую форму, — монопольно навязывая при этом обязательство голосовать только за конкретных депутатов. На Луганщине блок "За ЕдУ" подписал свыше 700 000 таких "договоров";

в) осуществлялся подкуп избирателей должностными лицами с помощью широких жестов барского благодеяния, — например, председатель областного совета В.Тихонов 27 марта в селах Просторное и Курячевка Белокуракинского района открывал (за три дня до выборов и, разумеется, "в ходе рабочей поездки") компьютерные классы, передал Курячевскому поссовету автобус для подвозки детей в школу, а 31 марта 82% избирателей этого района, конечно же, избрали В.Тихонова своим бессменным депутатом областного совета.

в) на избирательных участках нарушалась тайна голосования — есть множество свидетельств о том, что из-за переполненности помещений избирательных участков в кабины заходили по несколько человек, многие избиратели вообще не заходили в кабину;

г) налоговая служба и суды использовались в качестве инструментов "политической хирургии".

Можно констатировать, что описанная выше политическая технология преступных деяний (имеющих признаки организованной преступности) во время выборной кампании 2002 года — это лишь внешнее проявление более глубоких процессов, происходящих в украинском обществе.

31 марта подведена политическая черта прошедшему десятилетию неудачных украинских реформ, так и не создавших открытой и свободной экономики производительного предпринимательства и обремененной корпоративными интересами паразитирующих кланов и бюрократии новой номенклатуры. Наступает новая эпоха.

Эта эпоха уже в ходе избирательной кампании заявила о себе:

В экономическом аспекте — яростным стремлением лиц, влияющих на основные финансовые потоки в регионе, к использованию политических институтов для легализации теневого капитала, контролирующего, как известно даже из официальных источников, половину экономики страны.

В политическом аспекте — оформлением политического режима в форме кланово-бюрократического абсолютизма, обслуживающего систему паразитирования на вывозе капитала и запредельной эксплуатации труда.

В социологическом аспекте — социальной кристаллизацией, структурированием, с одной стороны, "групп влияния" (лоббирования) кланово-региональных интересов, а с другой — групп оппозиционного влияния. Ход и результаты выборов в известной мере продемонстрировали наличие определенного раскола в обществе по критерию "богатые (власть) — бедные (не-власть)": здесь кроется источник будущих социальных конфликтов.

В социально-психологическом аспекте — ростом массового "психологического травматизма" вследствие возрастания роли СМИ в качестве орудия манипулятивной семантики и риторики, искажающих смысловое социальное пространство. Основная задача манипуляции сознанием избирателей — замаскировать систему эксплуатации труда и криминальный характер накопления богатства в обществе, где даже работающий шахтер живет в нищете.

В философском аспекте — ростом отчуждения между человеком и государством, между обществом и властью, между трудом и капиталом. Из сферы политики, как и вообще из общественной жизни, вытесняются традиционные ценности ради доминирования интересов. Первой жертвой пали ценности свободы и демократии. Тем самым политико-экономическое развитие страны искажается как культурный процесс, все более лишаясь гуманистической составляющей.

Как известно, "семена смерти" социализма, даже в его лучшие времена гигантских строек пятилеток, скрывались, как вирусы чумы, в неустранимой системной дезинформации: при плановых ценах принципиально невозможно было оценить стоимость общественного капитала и, вследствие этого, — принимать верные стратегические решения и создавать эффективную экономику.

Система власти и функционирования капитала, оформившаяся за прошедшее десятилетие, — система, которая сегодня полностью отождествляется с блоком "За ЕдУ", — больна тем же пороком. Дезинформация стала основным условием существования системы нынешней власти и воспроизводства её материальной базы — теневой экономики.

Рискну сделать допущение: семена смерти этой "новой эпохи" посеяны в избирательные урны 31 марта.

Комментарий "ПЛ":А на наш взгляд, семена смерти уже давно посеяны и они уже дали первые всходы: выборы партия власти, по сути дела, проиграла.

Вот только воспользоваться плодами этой победы, по большому счету, некому. Несмотря на все манипуляции, выборы вполне ясно показали, что люди не дают себя одурачить, не принимают сложившуюся систему социальных отношений и хотят перемен.

16.04.2002

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори