пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200211
18.12.2002 | Инна Сухорукова, г.Харьков

Замкнутый круг?

   

Выборы закончились. Украина, как и предсказывала газета "Зеркало недели", четко разделилась по регионам: Запад и Центр принесли победу Ющенко, Тимошенко и Морозу; Восток и Юг, особенно Донецкая, Днепропетровская и Харьковская области — блоку "За едУ". Впрочем, в Харькове, как и всегда, с большим отрывом победили коммунисты. Феномен коммунистического успеха страшен и требует осмысления Вряд ли после того, как коммунисты не только проголосовали против отставки ярчайшего представителя партии власти Генерального прокурора Потебенько, но и включили его в свои партийные списки, кто-то сомневается (из тех, конечно, кто пытается свои действия осмыслить), что коммунисты и нынешняя партия власти сосуществуют за счет друг друга. Но ведь соседняя с Харьковской область — Полтавская — это поняла, и здесь победил Мороз. Это при том, что административное давление в Полтаве, вероятно, было не меньшим, чем в Харькове. Как же это все объяснить? Мне кажется, прежде всего абсолютным неумением примерно одной трети харьковчан учиться на собственных ошибках.

Огромные харьковские так называемые "спальные" районы переполнены чувством внутреннего протеста против нынешней власти, который индуцируется в массы, передается друг другу, а дальше огромное число наших жителей, не рассуждая, идут голосовать за тех, "при ком им жилось лучше" (цитата от бабушки-соседки). Попытка выяснить, неужели раньше они не ощущали себя людьми второго сорта, оканчивается сентенцией: "коммунисты жили и нам жить давали, а сейчас — беспредел". "Я проголосовал за коммунистов" — это уже шофер такси — "хотя все они такие же, как те, кто сейчас правит". На резонный вопрос — зачем? — отвечает: "при старых хоть порядок был". То, что порядка не было уже лет 50, а предыдущие 35 лет порядок держался на терроре, никто уже не вспоминает, хотя простые, казалось бы, умозаключения. Более того, все разом забыли, что сейчас они ругают власть вслух, открыто, а раньше шептались на кухнях, оглядываясь. Нет — говорить бесполезно, своеобразная амнезия. Но ведь в Центральной Украине — те же люди. Они менее сконцентрированы на больших заводах и в спальных районах, типа нашей Салтовки, меньше, соответственно, индуцируют друг друга, но не настолько этот фактор существенен, чтобы назвать его решающим. Решающим, пожалуй, оказывается фактор гражданственности, как ни странно произносить это слово, говоря о постсоветском пространстве. От Полтавы до Галичины люди интуитивно чувствуют свою ответственность за происходящее, причем это касается как сельских жителей, так и интеллигенции. К сожалению, Восток и Юг до этого не дозрели. Я не буду говорить о Донецке с его подозрительно "заедушным" единством — у меня нет надежных сведений, позволяющих говорить о настолько массовых подтасовках. Но остальные города Востока и Юга с их привычным голосованием за компартию, которая давно уже не та, при которой был порядок (при власти в большинстве сейчас именно те коммунисты, прошлые), поражают именно отсутствием чувства гражданственности, ответственности.

Я знаю людей, которые искренне голосовали за партию власти и при всем моем несогласии с их мнением довод, который они выдвигали, кажется мне вызывающим уважение: "Боюсь раскола Украины на Восток и Запад" — сказал мне один из таких проголосовавших (вряд ли в Донецке руководствовались теми же мотивами, тем более — массово). А ведь теперь раскол налицо, и власть, чтобы сохранить страну, должна делать все, чтобы его преодолеть. На самом деле все происходит "с точностью до наоборот". Безответственные слова координатора фракции "За ЕдУ" Дмитрия Табачника, его запугивание лидеров "Нашей Украины": если, мол, они не с нами, то коммунисты на все готовы, вызывает, мягко говоря, изумление. Как-то Кучма сказал в одной из телевизионных передач (по-моему, это было сразу после его избрания на второй срок): "Я понимаю российских коммунистов — они за великую Россию, а наши коммунисты, что, тоже за великую Россию?"

И вот партия власти подает сигнал антигосударственным силам, что готова с ними блокироваться, и это в ситуации, когда более трети населения страны, да еще четко распределившиеся по регионам, ясно показали, что им по душе Европа. Абсолютное большинство избирателей не связывают свое будущее с коммунистами. Но ряд регионов показали то, что они видят в коммунистах, и только в них, непримиримую оппозицию. Кому же и с кем тут блокироваться? Для коммунистов, которые медленно, но верно теряют часть своего электората, с партией власти связываться не стоит, во всяком случае открыто. Для партии власти это смертельно опасно, впрочем, как и для всей страны в целом. Видно, лавры Герострата не дают некоторым политическим деятелям покоя, вообще, безответственность, перехлестывающая всякие границы, — примета данных выборов, с повсеместными грубыми нарушениями на местах, которые настолько же неуклюжи, насколько бессмысленны.

Украина — не Россия, где есть красный пояс, а есть все остальные регионы. У нас, слава Богу, не красный, и не пояс, а явное и отчетливое число регионов, где люди считают себя гражданами Украины, и ряд регионов, где много просто жителей бывшего СССР. Этот синдром, боюсь, не лечится ничем, кроме реальных экономических достижений. Если завтра нас завоюют шведы, то те 30%, которые голосуют за коммунистов (ну, может быть 28) — будут голосовать за них, именно рассчитывая на экономические блага. А откуда взять эти реальные достижения, если у партии власти нет геополитического видения своей страны, иначе о каком союзе с коммунистами шла бы речь?

Ни российские политтехнологи, ни политические стереотипы нам уже не подходят. И это очевидно, однако в той же степени тревожно, что Восток и Запад Украины живут в разных странах. Речь даже не о возможном конфликте между ними, не о разрыве Украины (опасность этого существует, но не так велика, как другие), а о том, что эта разница реально если и учитывается властью, то используется ею для достижения своих целей. Неумелая игра с огнем, называемая геополитикой, позволяет относиться к Украине, как к "футбольному" полю — о чем говорил В.Горбулин, комментируя высказывания российских и американских политиков. Но, считая голоса своих восточных избирателей, наши власти россиянам не отвечали, а просчитывая, как проголосует Западная Украина, порыкивали на Америку, теряя оставшихся на Западе сторонников. Мы позволяем относиться к себе таким образом, что Россия считает себя вправе указывать в открытую, какой блок она хочет видеть у власти в Украине. Почти 2/3 страны — против этого. Власть — молчит, хотя партия власти даже в своем названии декларирует единство всей Украины. А страна из-за этой двойственности все еще остается постсоветским пространством, хотя у нее были бы шансы жить так же как Литва, Латвия, Эстония или Польша. Именно это не дает нам совершить прорыв в будущее — ни в экономике, ни в политике. А экономический подъем — это то, что так необходимо для декоммунизации восточных регионов.

Замкнутый круг?

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори