пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200210
18.12.2002 | Владимир Березин

Им осталось только стрелять.

   

Пятый раз сажусь писать про то, что произошло 31 марта и пятый раз не знаю — как это сделать. Каждый из вас, естественно, попытался быть подальше от этой мышиной возни, постарался не влезть в эту грязь. Мы, бахматовцы, также решили держаться в стороне от кандидатской брехни и лизоблюдства. Мы предлагали кандидатам повесить скворечники, посадить деревья, убрать мусор — благоустроить среду обитания. Единственное, куда мы решили „влезть“ — это наблюдение за чистотой выборов на избирательных участках в день голосования в качестве представителей Комитета избирателей Украины. „Экологически чистые выборы“ — почему бы и нет? И мы нырнули. Первое, что бросилось в глаза по приходу бахматовцев на участок — дрожащие руки и бегающие глаза председателей избирательных комиссий. Дальше вы поймете, что это не было простым остаточным проявлением предыдущего недельного пробухивания выборных денег. Затем мы были удивлены большим количеством наблюдателей и доверенных лиц от „За ЕдУ“ и близкой к ним публики. Их было большинство, вели они себя агрессивно, подавляя робкие попытки протеста других. Теперь нам стало понятно — зачем столько однополюсных депутатов выдвигалось на одном мажоритарном округе. Как всегда полудремали бабули-дедули от коммунистов, но „яблочники“ и СДПУ(о)шники пытались честно отработать свои 20-30 грн. К каждой комиссии был прикреплен куратор от исполкома, который распоряжался — допускать или не допускать того или иного наблюдателя, куда их посадить, как реагировать на их замечания и пр. (грубейшее нарушение законодательства). Несколько урн, по приходу наблюдателей, уже были опломбированы — и что в них лежало одному Богу известно. Большинство наблюдателей „садили“ подальше от урн, чтобы они наблюдали за избирателями „со спины“. Радовали глаз фикусы, обильно загораживающие деяние членов комиссии. В начале все было мирно и тихо. Нам давали все сведения, обходились вежливо. Затем начался цирк. После 12-ти часов дня вдруг стали не совпадать цифры количества проголосовавших, те, которые имели наблюдатели и те, что подавались комиссией в окружную. Причем, все шло „в плюс“. Происходило это по нарастающей. В 12.00 — 50 человек, а концу „разнобой“ составил 300 (!) избирателей. Это происходило во всех комиссиях, учет велся людьми разных политических ориентаций. Потом было самое интересное — повсеместно стали ловить людей, пытающихся вбросить в урну огромное количество „левых“ бюллетеней. На одном участке за руку пойман был молодой человек, вбросивший 100, а затем пытающийся вбросить еще столько же бюллетеней. Причем, зачастую этим занимались сами председатели, члены комиссии, а иногда и наблюдатели. Когда же одна из независимых наблюдательниц стала кричать — „Что ж вы делаете? Гады!“ Ей скрутили руки милиционеры и вывели из участка. А комиссия проголосовала за лишение нарушительницы спокойствия права присутствовать при голосовании. Наш человек поймал за руку молодого хлопца, прилагавшего тщетные усилия втиснуть 11 комплектов бюллетеней (55 штук) в прорезь урны. Поймать его помогали „яблочники“ и даже хлопец из „За едУ“. Каково же было удивление последнего, когда все бюллетени были отмечены за „заедистов“!? Он затем пропал и не появлялся. Виновника же сдали милиции. Он вырывался и кричал: ㎚ раз прошло, а сейчас нет! Да за такие деньги я мать родную продам!“ (дословно). Самое интересное, что ни в этих, ни в других случаях жалобы и акты в окружную комиссию не принимались, а если и принимались — то затем терялись. Естественно, эти ребята пользовались слабым знанием законов наблюдателями и его величеством СТРАХОМ за себя, своих детей и родственников. А ведь были, были беседы и прессование. Кстати, когда председатель окружной комиссии отрицал какие-либо нарушения на участках, я спросил у него „А как же тот случай, с задержанием и сдачей в милицию?“. На что получил ответ: „Задержавшие отозвали свой акт. А парень этот признался, что ему СДПУ(о)шники заплатили специально, чтобы он сделал эту провокацию“!? Мы связались с областным штабом Комитета Избирателей и чуть не упали в обморок — ЭТОТ КОШМАР ПРОИСХОДИЛ ПОВСЕМЕСТНО ПО ВСЕЙ ДОНЕЦКОЙ ОБЛАСТИ!

Везде происходило наглое вбрасывание „левых“ бюллетеней. Причем на каждый участок их давалось по 300. Некоторые „участники процесса“ проболтались, что и долларов за это давали 300… В Дружковке „яблочник“ бросился на спину мужику, пытающемуся втиснуть в урну объемную пачку бюллетеней. Вцепился в него. В это время на „яблочника“ наваливается председатель комиссии и милиционер. Бьют его. Мужик пробивает кулаком прорезь в урне, бросает пачку бюллетеней и убегает. Замечаний по этому участку нет. В Ясиноватой после закрытия в 20.00 избирательного участка для подсчета голосов — пропала председатель комиссии. Она же директор школы, где расположен данный участок. Ее долго искали. После взлома кабинета директора школы — все увидели картину — председатель лихорадочно ставит птички в 300 бюллетенях. Актов и жалоб с участка не поступило. В Горловке на одном из участков оказались чрезвычайно бдительные наблюдатели. Так в момент открытия урн и высыпания бюллетеней на стол вдруг потух свет. Ну чего не бывает в нашем несчастном крае? В Димитрове, вероятно, также были проблемы с фальсификацией. Так это вылилось в захват и разгром участка бритоголовыми юнцами. Урны были практически разорваны. А бросали туда что или нет — кто докажет? В Донецке иностранными наблюдателями ОБСЕ была обнаружена „Газель“, ездившая по участкам и возившая группу ребят, крутящихся вокруг урн. Они решили ее выследить. Заехали в глухое место. „Газель“ остановилась, а сзади наблюдателей подперли две белые „девятки“. Откуда вышли бритоголовые ребята с бейсбольными битами и, приставив нож к горлу водителя, потребовали всех покинуть автомобиль. Забрали документы и мобилки. И только после убеждений, что может получится серьезный скандал, позвонили „выше“ и отпустили группу. И этот идиотизм в Донецкой области вы называете выборами? Нас в очередной раз изнасиловали (вспомните последние выборы Президента, референдум „по всенародной инициативе“, загон во вновь созданную партию Регионов и пр.). Дали деньги нищему народу и купили всех с потрохами. Но кукловоды, кукловоды то — хороши. Завезли в города т.н. „пиарщиков“ из России — вот они и разработали „новые технологии“. Кстати, начальники штабов „За ЕдУ“ были замечены в постоянном „мотании“ в белокаменную. И не оттуда ли ноги растут? И не оттуда ли деньги подбросили? Смотрите на эти самодовольные лица Черномырдина и ему подобных россиян, убеждающих, что выборы были просто блеск! А кому, как не им поддерживать „заедистов“ в борьбе с прозападными ющенковцами?! В заключении скажу одно. Кто бы ни стоял за организацией этого беспредела — они, и кто в этом участвовал не просто преступники, которым положено от 5 до 8 лет тюрьмы — ОНИ ПРЕДАТЕЛИ РОДИНЫ! А вам, дорогие друзья, я советую отнять у „заедистов“ 20% голосов (300 бюллетеней на каждом участке в Донецкой области) и посчитать — чего бы они добились на самом деле. Утопающий в новых и новых фактах выборного маразма, я пошел вешать по ночам листовки протеста, как в 1989-м году.

Эко-бюллетень „Дикое поле“, №7, 2002


Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори