пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200208
18.12.2002

Милицейский погром в Черкасской типографии

   

Эти события разворачивались не в Чили, не в Гондурасе и не в какой-нибудь другой банановой республике. Все описанное ниже произошло в стране, которая „движется в Европу“, а попадает в . И в тот момент, когда президент этой страны громогласно заявлял прессе: „Демократiя у нас розвивається потрохи, це очевидно“, милицейские орлы штурмовали черкасскую типографию и уничтожали тираж отпечатанной газеты „Свобода“. То был завершающий аккорд, так сказать, „апофигоз“ спецоперации. Начало ее кажется еще более шокирующим. Вообще, все происшедшее в последние дни в Черкассах не вписывается в рамки ни правового поля, ни здравого смысла. До выборов оставалась ровно неделя.

В субботу, около 11 часов вечера от черкасской типографии (МП „Республика“) в сторону Киева тронулся грузовик с отпечатанным тиражом всеукраинской газеты „Свобода“. На трассе около села Писчаное Золотоношского района водитель грузовика был ослеплен фарами стоящего на обочине легкового автомобиля. Блеснули милицейские маячки на крыше стоящих „Жигулей“ 8-й модели и некто, облаченный в светящийся жилет „гаишника“, сделал знак жезлом: остановиться. „Я остановился, потянулся к бардачку, чтобы достать документы, — рассказывает водитель МП „Республика“ Вадим Юрченко, — как тут кто-то рывком открыл дверь кабины и выволок меня из грузовика. Затем меня затолкали в подъехавший джип и приказали „не дергаться“. Джип развернулся и отъехал метров на четыреста от места разбойного нападения. В джипе находилось двое. Через 40 минут они по радиостанции получили команду: „Первый, второй, отбой. Можете выбрасывать“.

Вадима Юрченко выбросили в кювет, а джип, по его словам, двинулся в сторону Киева. „Я пошел к своему грузовику, — продолжает водитель. — Выйдя на мост у реки Супой, я остолбенел: по течению плыли пачки газет. Грузовик стоял уже на берегу речки. Зажигание было включено. Я выдернул ключи из замка, и тут какое-то внутреннее чувство подсказало мне: стоп, ехать нельзя.

Утром около грузовика был обнаружен аккуратно забитый в землю колышек. Такие „трюки“ широко применялись спецвойсками при минировании техники. К раме машины крепится взрывное устройство —- граната или взрывпакет, а чека привязывается с помощью проволочной растяжки к вбитому в землю колышку. Что могло бы произойти, если бы автомобиль тронулся с места, —- предугадать несложно. И версию могли бы сообразить: мол, грузовик взорвался на берегу реки, а тираж разбросало по воде. Хвала Господу, этого не случилось. Водитель грузовика на попутных машинах добрался до Золотоношского поста ГАИ, где и рассказал о происшествии. На часах было полпятого утра. К приезду золотоношской милиции грузовик уже предусмотрительно разминировали. По реке плыла утопленная газета „Свобода“.

А в это время в Черкассах разворачивалась неслыханная операция. Утром, в воскресенье, прокуратура Сос-новского района Черкасс молниеносно возбуждает уголовное дело. нет, не по факту разбойного нападения на Вадима Юрченко и уничтожения тиража газеты „Свобода“. Последняя формулировка звучала так: „по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами МП „Республика“, что заключалось в распространении конфиденциальной информации о должностном лице без его согласия“. Хотите знать, кто это „конфиденциальное лицо“? Оно мелькает едва ли не на каждой странице этого выпуска „Свободы“, а фамилия его — Потебенько. Генеральный прокурор. Несколько полос газеты отведено только под депутатский запрос Г.Омельченко, В.Шишкина, А.Ермака, в котором подробно изложен механизм получения генпрокурором Потебенько взяток от Александра Волкова. Около страницы занял список счетов г-на Волкова в иностранных банках, названия фирм и структур, через которые отмывались миллионы, а также приведен детальный анализ того, почему г-н Потебенько отказался выполнять решения иностранных судов о возбуждении уголовных дел против олигарха, и как тот делился с Потебенько. „На закуску“ (последняя полоса) — о „квартирных жонглерах“: г-не Потебенько и его прокурорских коллегах. Понятно, что такие новости о „честном прокуроре“ и коммунисте, чего бы это ни стоило, попытались похоронить. Утопить и уничтожить.

К счастью, операция по „подрыву грузовика“ потерпела фиаско. Через несколько часов в Черкассы прибыл главный редактор „Свободы“ Олег Ляшко. Совместно с директором типографии МП „Республика“ Станиславом Журило им было принято решение отпечатать 107 тыс. экземпляров „Свободы“ вновь. Но „орлы боевые“ не дремали. К моменту начала печати здание типографии было оцеплено работниками милиции. Судья Дмитренко (в воскресенье!) по требованию прокуратуры выдает санкцию на обыск типографии. На основании чего? На основании возбужденного (5 минут назад?) уголовного дела о „поширеннi конфiденцiйної iнформацiї проти посадової особи без її згоди“. Здравомыслящие люди, находившиеся в тот день с Олегом Ляшко, были, мягко говоря, шокированы. Неужели у Потебенько нужно брать благословение на то, чтобы напечатать не просто авторский материал о нем, а и официальный документ — депутатский запрос? И о каком „поширеннi“ идет речь, в то время как тираж „Свободы“ был утоплен, и ни один из экземпляров этой газеты еще не попал в народные массы? А вывод такой: еще до того, как „Свобода“ плыла по течению Супоя, прокуратура уже имела в своем распоряжении экземпляры газеты. Кто, кроме ночных разбойников с большой дороги, мог передать в прокуратуру экземпляры „Свободы“? Уши, господа, тут не просто видны, они торчат бессовестно и нагло. Становится очевидно, что и нападение на водителя, и все последующие события — звенья одной цепи 14 часов, воскресенье. Станислав Журило — директор издательства „Республика“, главный редактор областной газеты „Вечiрнi Черкаси“ и руководитель областного штаба блока „Наша Украина“ так комментирует разворачивающиеся события: „Пришли люди из прокуратуры, которые сообщили, что судья Дмитренко, рассмотрев материалы уголовного дела (?!), принял решение о проведении обыска в помещении типографии. Дело в том, что мы лишь печатаем газеты, независимо от их содержания. Мы ни в коей мере не являемся цензором. Я, как редактор газеты, сам всегда боролся с цензурой и никогда себе не позволю быть цензором для других. Что же касается утверждения о распространении нами сведений, якобы порочащих честь и достоинство граждан, то это, во-первых, должен установить суд, а, во-вторых, никакие сведения еще не распространялись. Тогда на каком основании возбуждено уголовное дело? К тому же в новом УК такой статьи вообще нет. Мы просто шокированы этим беспределом!“ Олег Ляшко — главный редактор „Свободы“ — приехал в черкасскую типографию, надеясь повторно отпечатать новый тираж газеты вместо утопленного. Когда же через некоторое время за ним вошли работники прокуратуры и милицейские орлы под командованием Юрия Олейника, редактор уже с трудом подбирал культурные слова. „Мы опубликовали в газете депутатский запрос народных депутатов по поводу того, что Потебенько, по их мнению, получил взятку от бывшего помощника президента Украины Волкова. Это официальный депутатский запрос. В соответствии с Законом никто не несет ответственности за обнародование официальных материалов органов власти и их должностных лиц. В данном случае, народные депутаты Украины, авторы этого запроса, являются должностными лицами высшего органа государственной власти Украины — Верховной Рады. В распоряжение депутатов попали документы, связанные с банкротством банка „Украина“. Волков руководил тогда Фондом „Социальный захист“, и счет его был в банке „Украина“. Временная следственная комиссия ВР выявила два очень интересных платежных поручения. Волков и его фонд перечислили Генеральной прокуратуре двумя поручениями 600 тысяч гривен. Это в то время, когда в Генеральной прокуратуре Украины лежало поручение прокуратуры Бельгии о проведении следственных действий в отношении Волкова. В Брюсселе было заблокировано более 40 млн. долларов на банковских счетах Волкова и описано его имущество. Потебенько вместо того, чтобы исполнить поручение прокуратуры Бельгии, получает от Волкова деньги. Я, как юрист и редактор газеты, оцениваю это не иначе как взятку. Что же касается сегодняшних событий, — то, что нам сейчас предъявил прокурор Сосновского района Черкасс г-н Кучеренко (он собственной персоной прибыл в типографию — Авт.), об изъятии тиража газеты —- абсолютно незаконно. Я уверен, что это указание дал Потебенько. Если вначале я думал, что это сделали просто бандиты, переодетые в милицейскую форму, то сейчас я уверен, что происходящее — звенья одной цепи. Мы не будем выполнять незаконное решение. Есть статья Конституции, которая предусматривает ответственность не только за дачу, но за выполнение незаконных приказов. я буду защищать Конституцию всеми силами, сколько смогу.“ Но сил редактора и горстки сотрудников типографии оказалось явно недостаточно, чтобы противостоять настоящему штурму здания типографии, который воскресным вечером предприняло около сотни сотрудников прокуратуры и милиции. Еще днем возле помещения типографии появились милицейские автомобили, из которых люди в погонах, не кроясь, не таясь, следили за всеми входящими и выходящими из здания. Станислав Журило даже сфотографировался на память возле одного из таких топтунов. В начале седьмого вечера произошло совсем невероятное. Со всех концов города к зданию типографии были стянуты, вероятно, все имеющиеся в распоряжении черкасской милиции силы охраны общественного порядка, „Беркута“ и. ГАИ. Как прокомментировал милицейское присутствие руководящий „операцией“ подполковник, зам.начальника УМВД в Черкасской области Юрий Олейник, „целью милиции была охрана общественного порядка во время проведения обыска работниками прокуратуры в типографии“. Ничего себе, формулировочка! Милицейские „бобики“ численностью не менее десятка, в первую очередь, заблокировали въезд в типографию. После чего через проходную в здание буквально ворвались около двух десятков сотрудников милиции. Любое сопротивление было бесполезно, и главный редактор „Свободы“ Олег Ляшко, к тому же — кандидат в народные депутаты по Печерскому избирательному округу г.Киева, попытался прорваться через кольцо оцепления. Работники прокуратуры заявили, что Ляшка приказано задержать. Не имея на то ни малейших оснований. После длительной словесной перепалки его отпустили. Сотрудники прокуратуры во главе с г-ном Кучеренко приступили к тщательному обыску типографии. Весь отпечатанный тираж газеты „Свобода“ вместе с типографскими пластинами был конфискован и загружен в автомобили без номерных знаков. На вопрос о том, куда отвезут тираж прокурорские „цензоры“, они заявили: мол, в один из райотделов милиции, что и записали в протоколе изъятия. Однако на самом деле тираж газеты был выгружен в помещении областной прокуратуры.

Журналисты „Антенны“, находящиеся в этот момент в типографии, связались по телефону с мэром Черкасс В.Олейником. Мэр успел подъехать к месту беспредела, когда „орлы“ загружали уже последний грузовик с изъятыми газетами. Владимир Олейник сказал, что происходящее здесь является фактом вопиющего беззакония и безобразия, однако повлиять на это безобразие он не в силах. Утром в понедельник в кабинете губернатора Лукьянца собрался весь руководящий состав УМВД и прокуратуры области. Через несколько часов после совещания сотрудники прокуратуры проводили обыск уже в редакции газеты „Вечерние Черкассы“. На сей раз люди в погонах тоже предварительно запаслись удивительной судебной санкцией на обыск. Помещение типографии до сего момента находится в плотном кольце правоохранителей. Около входа стоят несколько штатских легковушек, битком набитых милиционерами. От источника, заслуживающего доверия, поступила информация о том, что, согласно полученной директиве, милиция и прокуратура сделают все для того, чтобы ни одна газета, повествующая о данном „милицейском погроме“, на этой неделе не была отпечатана в единственной в Черкассах типографии.

Ольга Швец, Валерий Воротник
ANTENNA.COM.UA
26.03.2002

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори