пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200207
18.12.2002

Секретариат Европейского суда по правам человека: изменения в процедуре и их влияние на заявителей.

   

Секретариат Европейского суда по правам человека - это орган, созданный на основании главы 3 Правил (в другом переводе Регламента) Суда. Задачей Секретариата, как это установлено в Правилах, является помощь в работе Суда, ответы на корреспонденцию, сопровождение архива. Однако, работа Секретариата даже в указанных рамках оказывает немалое влияние на принятие Судом тех или иных решений. Автор совершенно не хочет сказать, что Секретариат определяет решения Суда или предрешает их, однако в составе Секретариата работают т.н. "юридические секретари" (для Украины это Дмитрий Супрун), т.е. люди, которые "ведут" дело от начала до конца, и которые, вероятно, лучше кого бы то ни было в Суде знакомы с тем или иным делом. Судья-докладчик по делу всегда в своих докладах опирается на выкладки, представляемые секретарями и, если что-либо в подготовленных документах его не устраивает, судья обязательно сначала посоветуется с секретарем, прежде чем представлять материалы в Комитет или Палату Суда.

Таким образом, работа юридических секретарей Суда простираются значительно дальше тех функций, которые выполняют секретари в украинских судах, и заключаются в досудебной подготовке дела, предварительной оценке вопросов допустимости, сборе необходимого фактического и юридического материала по делу.

Все вышеизложенное имело своей целью показать читателю, что изменения в процедурах Секретариата, даже очень небольшие и для постороннего взгляда совсем незаметные, могут иметь вполне ощутимые последствия для работы Суда.

Изменению подвергся достаточно обширный круг процедур, однако, мы рассмотрим только две из них, те, что непосредственно касаются заявителя. Во-первых, по новым правилам отменяется знаменитое "warning letter" или письмо-предупреждение. Ранее в том случае, если секретари полагали, что представленное заявление по каким-либо основаниям является неприемлемым - они должны были сообщить об этом заявителю и указать основания неприемлемости. Это правило было обязательным.

Эта процедура имела целью дать возможность заявителю исправить допущенные ошибки или отозвать заявление. Однако, во всяком случае по отношению к Украине, эффективность ее была крайне невысока: бесконечно малое число заявителей после письма забирали свои заявления. Так же очень немногие действительно смогли исправить свои заявления настолько, чтобы сделать их приемлемыми. Единственное более или менее реально работавшее письмо - было письмо о неисчерпании национальных средств защиты, в некоторых случаях заявители действительно смогли, опираясь на это письмо, исчерпать необходимые (по старой системе первая и кассационная, по новой первая, апелляционная и кассационная) национальные судебные инстанции. Однако, число таких заявителей не могло исправить общей безрадостной картины. Единственным результатом было то, что данная процедура вызывала достаточное количество проклятий на головы юридических секретарей и обвинений их в разнообразных, но неизменно коварных планах и заговорах против заявителей.

По новой процедуре такого письма не будет. Т.е. заявитель может получить одно из следующих писем:

письмо, сообщающее о поступлении в Суд предварительного заявления и содержащее общие правила обращения в Суд, а также форму, которую надо заполнить для подачи заявления;

письмо с просьбой предоставить дополнительные материалы или информацию, если юридический секретарь полагает, что предоставленных заявителем материалов недостаточно для постановления решения;

письмо с подтверждением полученных материалов;

письмо о регистрации заявления и передаче его на рассмотрение Докладчику.

Следует отметить, что для тех заявителей и юристов, которые воспринимали "warning letters" не как "отписку какого-то там секретаря", а как серьезную работу ответственного должностного лица, результаты которой могут значительно повлиять на окончательное решение Суда, эта отмена создает значительные трудности. Теперь не будет подсказки - как Суд воспринимает заявление, и соответственно намного труднее будет корректировать содержание заявления по ходу разбирательства. Теперь придется значительно глубже прорабатывать изначальную аппликационную форму для того, чтобы с самого начала подать заявление, максимально точно отражающее нарушения Конвенции и убеждающее персонал Суда, что соблюдены все правила подачи петиции и основания к признанию заявления неприемлемым отсутствуют.

Вывод можно сделать такой: если Вы, как заявитель, получили письмо, подтверждающее регистрацию заявления, без предварительного предупреждающего письма - не спешите радоваться и собирать чемоданы для поездки в Страсбург, вполне возможно, что в отношении Вашего заявления уже работает новая система и Вы еще можете получить определение Суда о неприемлемости Вашего заявления.

Второе изменение, как мне кажется, должно очень порадовать украинских заявителей. Оно состоит в том, что решения Суда теперь будут поступать к ним на том языке, на котором велась с ними переписка. Дело в том, что ранее решения и определения Суда направлялись заявителям только на английском или французском языках (официальных языках Совета Европы). И бывали случаи, когда украинские заявители, не разобравшись в том, что же собственно написано в решении (а решения по Украине в подавляющем большинстве случаев о неприемлемости заявления) обращались к государственным исполнителям с требованием исполнить в принудительном порядке решение Европейского суде по правам человека. Такие казусы заставили Суд пересмотреть процедуры Секретариата и обязать его предоставлять решения на языке, понятном заявителю.

Таким образом, описанные изменения, несомненно будут интересны заявителям, поэтому, полагаем, их описание не будет незамечено читателями "ПЛ".

Комментарий "ПЛ":Мы благодарны нашему эксперту, члену ХПГ Ивану Лищине, который теперь работает в Секретариате Европейского суда, за информацию, так сказать, из первых рук. Надеемся, что Иван и дальше будет делиться с нами своими впечатлениями и новостями.

Однако один момент в его тексте, на наш взгляд, нуждается в обсуждении. Действительно ли после "малой судебной реформы" кассационная инстанция стала эффективным средством правовой защиты и до обращения в Европейский суд необходимо подавать кассационную жалобу? Это утверждение представляется верным только для приговоров, определений и постановлений апелляционного суда, принятых им как судом первой инстанции. В этом случае, согласно первой части ст.394 УПК, дело рассматривается с обязательным уведомлением прокурора и лиц, указанных в ст.384 УПК. А, согласно второй части ст.394, дела с кассационными жалобами и представлениями на судебные решения и постановления апелляционного суда, принятые им в апелляционном порядке, рассматриваются кассационным судом в составе трех судей с участием прокурора. Суд своим определением разрешает вопрос о назначении дела к рассмотрению с обязательным уведомлением лиц, указанных в ст.384 УПК, или отказывает в удовлетворении кассационной жалобы, кассационного представления. Таким образом, трое судей могут отказать в рассмотрении кассационной жалобы на основании рассмотрении жалобы с участием прокурора и без участия защиты. На наш взгляд, дискреционная власть суда здесь слишком велика, и поэтому кассационную инстанцию нельзя признать эффективным средством правовой защиты. Именно по таким мотивам не было признано эффективным средством правовой защиты рассмотрение Верховным Судом жалоб в порядке надзора. Вспомним, что до решения Европейского суда о неприемлемости жалобы Кириченко и В.Ф.Бойко, и В.Г.Буткевич и многие ученые-правоведы утверждали, что для исчерпания всех внутренних средств правовой защиты надзорную инстанцию пройти необходимо. Многие заявители из-за этого потеряли возможность обращения в Европейской суд из-за того, что истек срок в 6 месяцев для подачи жалобы. Не повторится ли эта история опять?

Евгений Захаров

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори