пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200201
18.12.2002 | Елена Медведева, г.Херсон

Если вас оговорили.

   

Заметим сразу: подобные истории случаются нередко. Просто далеко не всегда люди, пострадавшие по вине превысившего свои полномочия должностного лица, требуют возмездия.

Попросту говоря, не хотят связываться. Боятся преследований, траты времени и нервов. Они не верят в силу закона — только в закон силы. Так стоит ли удивляться тому, что таких же взглядов придерживаются и некоторые милицейские чины? Как, например, в данном случае.

12 сентября сего года, сотрудниками одного из райотделов милиции Херсона был задержан некий гражданин К. по подозрению в совершении преступления — кражи индивидуального имущества (ст. 140 ч. 2, 208 УК Украины). Поводом к задержанию человека послужили показания несовершеннолетнего Б., который утверждал, что они вместе с К. еще летом 2000 г. обворовали дачу. В скобках: при наличии "старшего товарища" в воровском "деле" малолетка получил бы значительно меньше. Каким образом была совершена кража и принимал ли в ней участие К. — частный предприниматель и добропорядочный отец семейства? Сам свидетель (он же обвиняемый) на эти вопросы ответа не знал.

15 сентября районный суд мерой пресечения гр.К. избрал подписку о невыезде. Однако кое-кому решение суда показалось неправильным. Причем, настолько, что было решено внести в него коррективы.

Когда К. после заседания суда вернулся домой, к нему нагрянули гости в погонах. Пришлось ему ехать уже в другое районное отделение городского отдела УМВД Украины под предлогом оформления подписки о невыезде. Там по указанию руководителя одного из следственных подразделений его задержали повторно, на тех же основаниях — по подозрению в совершении того же преступления.

Три дня родственники задержанного не знали, что с ним. Три дня его адвокат носился по городу, разыскивая исчезнувшего клиента.

А тем временем, с К. происходила почти что детективная история, как из какого-нибудь "ментовского" сериала. Любителей острых ощущений разочарую: физическое воздействие на подозреваемого не оказывалось. Зато психологического было в избытке. Для начала его посадили в одну камеру с убийцей, затем пошла череда допросов. Применялись испытанные методы: уговоры; угрозы; обещания освободить, если он напишет кляузу на адвоката; неожиданные заверения в том, что адвокат, оказывается, хапанул деньги и сбежал, бросив клиента на произвол судьбы; предложения взять другого защитника, и т. д., и т. п.

Не уменьшилось давление и в стенах камер. Крики; "Не бейте меня! Я все подпишу!", которые доносились из соседнего помещения, должны были по разумению тамошнего начальства, подтолкнуть мысли гр. К. в "нужном" направлении. Но, несмотря ни на что, человек не сдался! Не оговорил ни себя, ни адвоката. Спустя трое суток гр. К. освободили. Его дело, скорее всего, будет закрыто.

Тут уж можно было бы вздохнуть с облегчением и сказать: "Ну, слава Богу, пронесло!" И побыстрее забыть всю эту историю. Однако наш герой и его адвокат пошли на принцип. Написаны жалобы на имя прокуроров обоих районов, прокурора области и начальника УМВД по фактам нарушения ст. 371 и 374 УК Украины (незаконное задержание и нарушения права на защиту). И кое-чего добились.

На следователя, проводившего незаконное задержание, наложено дисциплинарное взыскание. Хотя его начальник — инициатор беззакония — остается в тени. Возможно, если бы наши чиновники умели жертвовать "честью" некоторых "мундиров" во имя Закона, мы, рядовые граждане, не чувствовали бы себя путниками, заблудившимися в джунглях правового беспредела.

Газета "Гривна", № 46 8-15, ноября 2001

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль