пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200307
09.12.2003

Исполкомовские Митрофанушки хотят поживиться.

   

Незабвенный Митрофанушка из фонвизинского „Недоросля“, как известно, „не хотел учиться, а хотел жениться“. Вспомнили мы об этом вовсе не из-за проблем нынешней молодежи и не при чтении сатирических пьес и анекдотов, а при обозрении очень серьезной бумаги еще более серьезного человека. Речь идет об исковом заявлении секретаря северодонецкого исполкома О.Е.Швороб к газете „Третий сектор“.

Официальном, поданном в суд, благодаря которому Ольга Егоровна рассчитывает разбогатеть ни много, ни мало на пять тысяч гривен. Приведем его полностью, с сохранением авторских стилистики и орфографии.

Автор статьи „Рефередумофобия“ Алексей Светиков напечатав ведомости, которые противоречат действительности и нанесли моральный ущерб моей деловой репутации, как должностное лицо органа местного самоуправления.

Кроме того, обвинивши меня в некомпетентности, тем самым автор своей статьей и высказываниями в ней, подорвал мой авторитет. Но при этом никаких доказательств обвинения он не предоставил, что предусмотрено Законом Украины „Про друковані засобы масової інформації /пресу/ в Україні“. Таким образом, информация, которая распространяется, должна быть проверена и подтверждена.

Кроме того, в статье идется речь об отказе в приеме лично мною заявления о проведении собрания по вопросу местного референдума о досрочном прекращении полномочий городского головы на основании незнания действующего законодательства, в данном случае – Закона Украины „О всеукраинском и местном референдумах“, а именно: „Сначала мы изучим закон, а потом примем ваше заявление“, что указывает будто-бы на мою некомпетентность.

Однако, такой ответ я никому не давала да и не могла дать, т.к. с таким заявлением ко мне вообще никто не обращался.

При этом необходимо учесть, что тираж этой региональной, а не городской газеты, составляет 20 тыс. экземпляров, что также негативно отразилось на моем авторитете не только в городе, но и во всем регионе, где распространяется эта газета.

Таким образом, Светиков А.А. /как редактор и автор статьи/ в своей информации, что не соответствует действительности, унизил мои деловые качества, как должностного лица органа местного самоуправления, несмотря на мой многолетний опыт работы.

Распространение этой неправдивой информации повлияло на мои жизненные связи и отношения с окружающими людьми. Данная публикация послужила поводом для объяснения руководству и коллегам по публикации неправдивой информации в газете „Третий сектор“.

При этом нельзя забывать о том, что Украина являеся суверенным, независимым демократичным, социальным, правовым государством, где честь и достоинство является высшей социальной ценностью.

Своею же статьею А. Светиков нарушает эти ценности, которые четко изложены в ст. 1 Конституция Украины – Основном Законе Украины.

На основании вышеизложенного и руководствуясь Конституцией Украины, ст. 7 ГК Украины, ст.ст. 4, 5 ГПК Украины

ПРОШУ:

1. Признать сведения, указанные в региональной газете „Третий сектор“ № 6 от 24.12.2002 г. о том, что я, лично, как секретарь исполкома городского совета, отказалась взять заявление от четырех северодончан о том, что 30 ноября состоится собрание по инициированию проведения в г.Северодонецке местного референдума о досрочном прекращении полномочий городского головы и о том, что будто бы, заявила: „Сначала мы изучим закон, а потом примем заявление“ такими, что не соответствует действительности и унижают мoю деловую репутацию.

2. Обязать согласно ст. 137 закона Украины „Про друковані засоби масової інформації /пресу/ в Україні“ Луганское отделение Всеукраинской общественной организации „Комітет выборців України“, редакцию газеты „Третий сектор“ и автора статьи опровергнуть сведения, которые не соответствуют действительности и унижают мою деловую репутацию, как секретаря исполкома Северодонецкого городского совета.

3. Взыскать с Луганского областного отделения Всеукраинской общественной организации „Комітет выборців України“, редакции газеты „Третий сектор“ в мою пользу, причиненный мне моральный ущерб в размере 5000 /пять тысяч/ грн.


Ольге Егоровне, дабы не позорить безграмотностью исполком, пойти бы в класс шестой–седьмой средней школы, пописать диктанты–сочинения.

Из малосвязного текста искового заявления трудно понять, что именно унизило честь и достоинство чиновника аж на 5 тысяч гривен. Может быть, приписанная ей фраза „Мы сначала изучим закон, а потом примем заявление“? Ведь Бог с ней, с грамотностью, но законы Украины секретарь исполкома наверняка знает и строго их соблюдает?

Увы, и здесь не все вяжется. Процитируем еще раз заявление:

Украина является…государством, где честь и достоинство является высшей социальной ценностью. Своею же статьею А. Светиков нарушает эти ценности, которые четко изложены в ст.1 Конституция Украины – Основном Законе Украины“. Увы, ничего подобного в ст. 1 Конституции Украины не содержится. В других статьях – да, но не в первой. Статьи 5,6 Гражданского процессуального кодекса устанавливают общие принципы судопроизводства в Украине, и на них ссылаются при подаче исков лишь некоторые, плохо ориентирующиеся в законах малограмотные граждане. Да вот еще секретари исполкома. И уж совсем в тупик поставила нас ссылка О.Швороб на ст. 137 закона Украины „Про друковані засоби масової інформації (пресу) в Україні“. Ибо в этом законе всего–то 43 статьи.

Теперь напомним читателям тот фрагмент статьи „Референдумофобия“, по поводу которого О.Швороб обратилась в суд.

В соответствии с этим законом 19 ноября четверо северодончан написали на имя В. Грицишина уведомление о том, что 30 ноября состоится собрание по инициированию проведения в Северодонецке местного референдума о досрочном прекращении полномочий городского головы. В исполкоме сей документ принимать отказались. И в отделе по обращениям граждан, и в общем отделе, и в орготделе, и лично секретарь исполкома О. Швороб. Не взяли – и все. Последняя, например, заявила: „Сначала мы изучим закон, а потом примем ваше заявление“. На следующий день инициативная группа предприняла еще одну попытку проинформировать городского голову о назначенном на 30 ноября собрании. На этот раз уведомление было принято („Третий сектор, №6(24).


Если верить иску Швороб, она об этом уведомлении знать ничего не знала. Но в суд обратилась не только она, но и зав. отделом по обращениям граждан Н.А.Протопопова. В ее заявлении со стилистикой – получше, с орфографией – похуже. Впрочем, зачем грамотность человеку, пишущему от имени исполкома ответы северодончанам? Вот что написала она: „ Действительно 19.11.2002 г. в отдел по обращениям граждан обратилась Е. (фамилию купировала редакция) с требованием принять уведомление о проведении собрания относительно вопроса местного референдума в г. Северодонецке, который должен был быть проведен в г. Рубежном. Этот документ был предоставлен Е. с нарушением требований ст. 5 Закона Украины „Про звернення громадян“, а именно, писменное уведомление должно было быть подписано заявителем (заявителями) с указаним даты. После обращения гражданки Е., зав. отделом по обращениям граждан Протопопова Н.А. попросила подождать, чтобы она могла проверить необходимость наличия каких-либо других документов для правильного оформления обращения“ (орфографические ошибки – Протопоповой).

Были ли нарушения при подаче уведомления со стороны заявителей, мы разберемся в суде. Здесь важно другое: сама Протопопова собственноручно признала, что уведомление она не приняла. Потому как нарушения, потому как надо проверить необходимость других документов… Хотя по той же ст. 5, на которую она ссылается, обращение гражданина она обязана принять в любом случае, зарегистрировать его и, если оно оформлено с нарушением, вернуть с соответствующими разъяснениями. Причем, такой возврат может быть обжалован. И уж никакими законами не предусмотрено требование прилагать к обращению какие–либо документы. Протопопова этого не знает?

Удивительнее всего, что собственноручно изложив эти обстоятельства, Протопопова тут же требует опровергнуть распространенную газетой информацию о том, что уведомление она не приняла, считая ее… недостоверной. И, в качестве компенсации, попросила 3 тысячи гривен в качестве возмещения морального ущерба. Все-таки субординация в исполкоме на уровне. Не может же, в самом деле, подчиненный требовать себе столько же дармовых „бабок“, сколько и начальник!

На что рассчитывают Швороб и Протопопова, подав эти иски? Понятно же, что только на суд. С одной стороны – пожилая женщина, которую гоняли из кабинета в кабинет „казенного дома“, с другой стороны – чиновники, которые могут заявить, что в глаза ее не видали? Кого поддержит суд?

Что есть свобода слова по–северодонецки? Не писать того, что знаешь наверняка, но что доказать судьям (которые, вероятно, и не хотят, чтобы им что–то доказали), возможно, и не сумеешь? Им, чиновникам, наверное, очень хочется, чтобы было именно так. Чтобы пресса, подобно проститутке, принимала навязываемые ей грязные правила игры.

Только у нас другое понятие о свободе слова и о нашей миссии – писать правду, всю правду и ничего, кроме правды. И никакие иски (пусть их будет хоть 100) ни на какие суммы этой нашей позиции не изменят.

Что касается новых исков против „Третьего сектора“, то мы надеемся, что нашим читателям абсолютно понятно – речь в них идет не о защите чьей–то чести и достоинства. Налицо другое: попытки задушить неугодную газету, сделать город болотом славословия и словоблудия, воспевания и задолизания. Но уж слишком явно и примитивно это делается, господа. Не случилось бы результата обратного тому, которого вы ждете!

Редактор газеты „Третий сектор“ Алексей СветикоВ

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори