пошук  
Права Людини в Україні. Інформаційний портал Харківської правозахисної групи
версія для друку
10.12.2003 | Виктор Белодед, г.Южноукраинск

„А“ упало, „Б“ пропало, что осталось на трубе?

   

(Загадка)

Виктор Белодед, г.Южноукраинск

Короткий период относительной свободы проповеди Евангелия в местах исполнения наказаний на Украине, похоже, заканчивается. Слабые надежды на перемены к лучшему после краха коммунистической идеологии в системе исполнения наказаний, как и в обществе, не оправдались.

Если расшифровать название одного из таких учреждений – ВК-83, то буква „В“ собственно, и обозначает процесс исправления (по-украински). А как же происходит сам процесс? Познакомиться с ним поближе нет возможности из-за колючих спиралей Бруно и серого бетонного забора, а также строгого прапорщика с АКМ на вышке. Но у нас есть возможность прочитать письмо одного из заключенных в ней, гражданина Грузии, осужденного за кровную месть, который за 8 лет лагерей сильно переменил свое отношение к жизни.

„Вот сегодня 15 числа я решил написать тебе письмо... ... 9 апреля я помолился Богу и пошел по отряду. Когда вызвали на обед в этапную комнату, но сперва я всегда захожу в дежурную часть – брать разрешение. И когда я шел в дежурную часть, перед входом стояли лейтенант Захарченко, старшина Аржанов, прапорщик Шабалин и майор Паламарчук. И последний меня остановил и говорит, что несешь в кульке. Я сказал, что несу духовную литературу, а он берет меня и ударяет в живот кулаком и в лицо. Я говорю: – за что? А он говорит: – пошел вон. Был он в нетрезвом состоянии. После этого лейтенант Захарченко повел меня в свой кабинет проверил содержимое в пакете, и отпустил. После чего я пошел в дежурную, взял разрешение и пошел в этапную комнату, где поговорил с Божьей помощью с осужденными, раздал литературу и ушел на отряд...“

Столь своеобразное воспитание осужденных наводит на мысль, что администрация лагеря не заинтересована в их действительном исправлении. По-доброму воспитывать заключенных некому, зато наказывать – оно как то привычнее и традиционно бесхлопотно. А если иногда и случится перегнуть палку – не беда, до Евросоюза по-прежнему далеко, а на местах все схвачено круговой порукой.

Под разными предлогами двери пенитенциарных учреждений уже давно стали закрываться для немногочисленных волонтеров, желающих принять посильное участие в судьбе осужденных, в их духовной поддержке и ресоциализации. Добровольные помощники в лице евангелистов или общественников очень уж не вписываются в сложившиеся в постсоветских тюрьмах традиции. А отношение к боговерующим осужденным видно из приведенного письма.

Так в чем же тогда заключается исправительный момент существующей системы исполнения наказаний?

В помощи бывшим наркоманам врача-нарколога, одного на полторы тысячи осужденных? Или в должности отрядника-воспитателя, занятого чем угодно кроме собственно воспитания? Или в трудовом перевоспитании, заимствованном из советских и нацистских лагерей? Но этот метод работает лишь в той степени, в какой труд, по утверждению марксистов, сделал из обезьяны человека. Однако простой подсчет числа хромосом опровергает эту политическую гипотезу. Итак, вопрос исправления преступников закона по-прежнему остается за скобками процесса наказательного.

Очень похоже, что за „виправлення“ контингента несет ответственность одна лишь только буква „В“ из названия колонии.

Рекомендувати цей матеріал
При передруку посилання на khpg.org обов'язкове. Думки і міркування авторів не завжди збігаються з поглядами членів ХПГ
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль