пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200320
14.12.2003 | Инна Сухорукова, г. Харьков

Миру нужны новые правила.

   

Статья Ральфа Петерса, гражданина США, вышедшая в немецкой прессе, вызвала целую бурю в Германии и Франции. Перепечатанная в газете “Зеркало недели”, эта статья заинтересовала и наших политологов, философов, юристов. Слишком необычно выражает себя американский журналист, слишком жестко и нетерпимо. Вообще, со своими союзниками, а Германия и Франция – члены НАТО, так никто за последние лет пятьдесят не разговаривал.

Полное отсутствие взаимопонимания между союзниками, категорический отказ европейцев поддержать Америку и Великобританию в войне с Ираком, и необычайно жесткий ответ на это американцев – все это симптомы того, что накапливающиеся противоречия в евроатлантическом блоке сформировались и вербализовались, хотя уровень высказанных претензий далек от существа вопроса. К сожалению, война в Ираке и кризис на Ближнем Востоке – только повод для выяснения отношений между союзниками. Мировой порядок, сформировавшийся после Второй мировой войны, перестал удовлетворять тех, кто его поддерживал. Мне кажется, спорящие стороны тщательно избегают разговора по существу. Хотя наиболее наивные представители того или иного лагеря выражают себя так открыто и безапелляционно, как Ральф Петерс. Ощущение нарастающего хаоса пугает и Европу, и Америку, но выводы у сторон разные. Однако все чувствуют, что мир предельно усложнился и просто наэлектризован количеством и качеством противоречий.

Статья Ральфа Петерса задела не только европейцев (немцев и французов), но и наших, отечественных интеллектуалов. В частности, на его статью откликнулся наш коллега, конституционный эксперт ХПГ Всеволод Речицкий. При всем моем уважении к его мнению, я не могу согласиться с некоторыми тезисами Речицкого. Прежде всего, с тем, как воспринимается современный терроризм, что является его причинами и какие тенденции на сегодняшний день это явление раскрывает.

Терроризм нашего времени – явление новое, но имеющее свои корни в истории, причем проявлялось оно, как и сейчас в модернизирующихся странах, в частности (и более всего) – в России, которая являла собою этакий этно-культурологический сплав Азии и Европы с выраженным доминированием европейски ориентированной элиты. Русские террористы XIX века были не фундаменталисты-антиевропейцы – а, напротив, суперевропейцы. Не признающие никаких иных вариантов и компромиссов, кроме европейской свободы, равенства и демократии.

Как известно, Достоевский назвал один из своих романов – “Бесы”. Этот роман – попытка психологического анализа состояния души революционеров-подпольщиков, входящих в террористические группы. Писатель видел в этих группах глобальное знамение будущих катастроф. И в “Преступлении и наказании”, и в “Братьях Карамазовых”, и, особенно, в дневниках писателя тема эта звучит постоянно, даже навязчиво. Прообраз будущих катастроф налицо: они и в воинствующем (истерическом) атеизме Ивана Карамазова, и в преступлении Раскольникова, и в мировоззрении Смердякова. Да, я согласна с Речицким, что в характере Веры Засулич, Перовской, Желябова, Халтурина не было ничего демонического. Однако, как это знание совместить с названием романа “Бесы”, а нужно сказать, очень точное название, особенно, если видеть перед собой панораму XX-го столетия? Можно быть просто идеальным человеком – а такие были среди народовольцев – и нести в себе настоящий деконструктивизм. Скажем так, используя медицинскую терминологию, септический деконструктивизм. Меньше всего в терактах виноваты Засулич и Перовская. Больше всего – извращенный европеизм, навязываемый российской элитой миру и окрестностям. Извращенный европеизм одновременно учил интеллектуальную элиту азам западного свободомыслия и, при этом, разрешал пользоваться этой свободой только в узком кругу. Нравственное чувство тех, кто воспринял идеи свободы и равенства, страдало в России постоянно и жестоко. “Нетерпение сердца” – так назвал свою книгу о русских подпольщиках-террористах Юрий Трифонов. Они хотели свободы сейчас и равенства для всех. Для правительства России это должен был быть сигнал бедствия, красная ракета. На нее никто не обратил внимания. Вернее, на нее обратили внимание и Достоевский, и Леонтьев, и Карсавин, и Толстой. Но ведь в Империи слово и дело совершенно или почти совершенно не коррелировали друг с другом.

Терроризм – это всегда бесовщина, даже если исполнители объявили свои действия воплощением Божьей воли. В этом случае терроризм – бесовщина вдвойне. Поэтому меня не удивляет реакция содрогания на террор весьма пуританской и достаточно чопорной по существу Америки. Граждане США, решив что победили коммунизм (на самом деле в странах СНГ он еще далеко не побежден), почувствовали, что победили дьявола. Рейган, после своего избрания президентом, призывая нацию бороться с Империей зла, прежде всего говорил о воинствующем атеизме, насаждаемом в коммунистических странах. И как это было понятно американцам!

В XX веке не может быть ортодоксальной мировой религии, которая способна послать своих верующих убивать невинных граждан. Во всяком случае сейчас, в XXI веке, когда все уже казалось бы проговорено: бесценность человеческой жизни, недопустимость какого бы то ни было тоталитаризма, в том числе, религиозного. И вот вам – пожалуйста! “За что?” – думает простой американец. И не находит ответа, кроме одного – подсознательного: то, что происходит – один из всплесков мирового зла, демонизма, который нужно уничтожить, подавить.

А теперь подумаем, почему так сердится Ральф Петерс? Только ли потому, что к нему применима знаменитая римская формула: “Ты сердишься, Юпитер, – значит, ты не прав”? Думаю, нет. В войне с Ираком американцы сражались не с мифическим мировым терроризмом, как они это озвучивали, а с той энтропией, которая стала нарастать в последнее время, нарушая привычный миропорядок. Тем более, что эта энтропия коснулась их непосредственно. А нарастает хаос по множеству причин, которые необходимо тщательно изучить. Среди этих причин есть как внешние, политические и геополитические, так и глубинные – философские, культурологические. И все это – взаимосвязано.

Америка, Европа, НАТО – победили коммунизм в Европе, во всяком случае, сломали его физически. Ситуация, когда в геополитическом пространстве Европы и Азии появились новые страны, требовала серьезнейшего многостороннего анализа, с учетом возможных тенденций. Однако все страны предпочитали плыть по течению, чувствуя себя весьма уютно в сформированных после войны структурах мировой безопасности. ООН, голубые каски, НАТО, Евросоюз... Ничему не научила до поры трагедия Югославии, с войнами, Слободаном Милошевичем, этническими чистками. Когда мировой порядок нарушился, его нарушителей долго уговаривали не “баловаться”, а они не слушались, и число жертв росло. Потом, как результат ничегонеделания, пришел черед “гуманитарным бомбардировкам”. И – все круто изменилось. Правительство Сербии стало демократическим, Милошевич – на скамье подсудимых. Победа мирового порядка... Я убеждена, что Сербия и сейчас – пороховая бочка. Это подтверждает недавний терракт против ее премьера. Однако взрываться, так, чтобы осколки сыпались вокруг, ей не дают. Мировое зло, оказывается, можно обуздать? А кто был лидером в обуздании? Америка. Правда, в тот раз поддержанная своими союзниками. Но успех показал определенную простоту решения очень сложной задачи. Соблазнительную простоту. Во всяком случае, для американцев, не граничащих с народами бывшей Югославии. Простые удачные решения всегда опасны. Их хочется повторить. Тем более, как я уже писала, американцы чувствуют себя этаким рыцарем, Ланцелотом. Но давайте признаемся в том, что они не только себя чувствует, но отчасти и являются этим рыцарем. То, что творилось в странах бывшей Югославии, угрожало и Европе и миру, но прежде всего страдало мирное население этих стран. Мир содрогнулся от того, что творилось в Афганистане при талибах: убийства, пытки, уничтожение культурных памятников, принадлежащих всему человечеству. Адекватный ли ответ в этом случае – военные действия? Война – это оживление тех самых демонических сил, только во много раз более мощных. Нельзя так “гуманитарно” бомбить, чтобы не убить ни одного мирного жителя. И без гибели мирных жителей ни разу не обходилось. Тогда вопрос – что такое ценность каждой и единственной человеческой жизни с точки зрения евроатлантического мышления? И почему тогда члены НАТО с таким благодушием взирают на жесточайшие античеловеческие режимы Ислама Каримова и Сапармурада Ниязова – божественного Туркменбаши.В Узбекистане идет прямое надругательство над всем, что может считаться правом, лчиностью, свободой. И что же? США размещает там базы и воздерживаются от критики людоедского режима. Европа умеренно критикует Каримова, а у него в застенках томятся противники режима, приговоренные к смертной казни, их семьи запугивают, а верующие мусульмане боятся внешне проявлять атрибуты своей религии. Понятно, что Запад боится новых исламских “несвободных” государств. Но чем Каримов и Ниязов отличаются в отношении к свободе личности от Саддама Хусейна? Тем, что у них нет ядерного оружия? И чему привержен Запад – букве или духу свободы личности?

Если бы Германия и Франция поставили вопрос таким образом – их можно было бы понять. И проблема вышла бы сама по себе на тот уровень диссидентской сложности, который ей присущ. Но ведь они поддержали США и в Сербии, и в Афганистане? Значит, Милошевичу не позволено заниматься этническими чистками, а Хусейну – можно? Да и, вообще, стоял ли вопрос по существу о вопиющих нарушениях прав человека иранским лидером? А если так поставить вопрос, то немедленно потребуется решение. Что позволено национальному лидеру творить со своим народом, чтобы дело не дошло до вмешательства мирового сообщества? Существует ли этот так называемый, мировой порядок? Или он разный для белых и черных, для европейцев и жителей Азии? Не хотелось бы так думать. Но ни о каких альтернативных вариантах, повторяю, никто, не говорил и не думал.

Американцы своими действиями только подтвердили то, что вот уже 10 лет успешно доказывал Саддам Хусейн: мировой порядок, имеющий свои структуры, законы и правила, на сегодняшний день не существует или, скажем мягче, слишком часто оказывается неэффективным. Поэтому, прежде чем осуждать американцев, спросим: “Можно ли допустить, чтобы в стране десятилетиями правил диктатор, уничтожающий самым варварским образом свой народ и, безусловно, вне зависимости от найденного химического и биологического оружия, потенциально опасный для соседей (Кувейт разве не пример?) Но кто же, как не те же американцы и те же европейцы, терпели его уже после Кувейта более десяти лет? И какой смысл теперь упрекать друг друга? Напуганная, менее свободная, чем раньше, Америка, возможно, разочаровывает. Европа, требующая соблюдения прав человека от всех стран Евросоюза и членов Совета Европы, но ничего не делающая годами для устранения жесточайшей диктатуры, разочаровывает не меньше. Сейчас мир стоит перед серьезнейшей проблемой, которая не решается ни гуманитарными бомбардировками, ни благостным ничегонеделанием. Терроризм – это война, не объявленная кому-то конкретно и потому касающаяся всех. Как справиться с этим злом – мировое сообщество должно решать вместе, не пытаясь, как это делают отдельные страны, решать, что можно Милошевичу, а что Хусейну или Ким-Чен-Иру.

Мировой порядок, складывающийся после 1948 г. (год принятия Всеобщей декларации прав человека) предполагал, что диктаторские режимы потенциально опасны – не могут быть не опасны – для человечества в целом. До сих пор идея военного сдерживания таких режимов преобладала, и никто из европейцев никакой альтернативы борьбе с диктаторами не видел. Понятно, что терроризм и диктаторские или авторитарные режимы или военные образования, претендующие на статус государственности, типа Чечни, взаимосвязаны. Понятно, что в этой ситуации страдать от последствий деструктивной идеологии будут представители какой-то устойчивой структуры (для террористов – это антиструктура). Но кто всерьез задумывался о том, что является структурой, т.е. отправной идеологоческой точкой, например, для террористов-исламистов? Возможно, иное понимание демократических ценностей? Возможно попытка построить альтернативное западному счастливое общество по другим законам? Диктаторы типа Саддама Хусейна, чутко реагируя на недовольство мусульманского мира экспансией западной культуры, объявляют и считают себя спасителями человечества (своего мусульманского человечества) и подавляют свой народ во имя его же “блага”. Это мы уже проходили в Европе совсем недавно в XX веке. Можно, конечно, Саддама Хусейна разбомбить, как это сделали американцы, можно пытаться не делать ничего, как не пытались французы, немцы и др. Впрочем, больше, чем ничего, т.к. они мешали американцам проводить свою политику, делая вид, что Европу это не касается.

Неужели человечеству мало терактов 11 сентября, Израиля, Чечни, басков, чтобы осознать необходимость принятия новых решений, установить новые правила игры? Старые, к сожалению, во многом себя исчерпали.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори