пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200325
14.12.2003 | Людмила Клочко, г.Харьков

“Вещдоки” исчезли прямо в отделении милиции.

   

Эта история продолжается уже десятый год. В марте 1994 года в квартиру, где жила Елена Николаевна Слободянюк со своей матерью и сыном, пришла милиция. Обыск, изъятие ценностей проводились без понятых. Нужно сказать, что в семье было, что изымать. Елена Николаевна рассказывает, что драгоценности, хранящиеся в ее семье, передавались из поколения в поколение, она тоже приобретала ювелирные украшения. В протокол изъятия попали не все ценности, но и он производит впечатление: 47 наименований ювелирных изделий с разными драгоценными камнями, преимущественно бриллиантами. Потерпевшие, по заявлению которых и был произведен обыск, своих вещей среди изъятых у Слободянюк, не опознали. Елена Николаевна была задержана и доставлена в Московский райотдел милиции г. Харькова, Не могу описывать все, что рассказывает об этом задержании сама Елена Николаевна – не у всех достаточно крепкие нервы, чтобы слушать о том как избивают, мучают и насилуют женщину. Но, пользуясь терминологией бывшего начальника Московского РО полковника милиции Картавых В.И. – у правоохранителей “возникла необходимость проведения отработки гр-ки Слободянюк Е.”. Скажу только, что цветущая женщина превратилась в инвалида в результате этих “обработок”. Трудно описать и все перипетии, связанные с уголовными делами в отношении Слободянюк: они открывались, закрывались, терялись, но обвинение так и не предъявлено до сих пор.

Оказавшись на свободе и немного подлечившись, Елена Николаевна обратилась в милицию с просьбой вернуть ей все изъятое при обыске. Сначала ей объясняли, что все ценности являются вещественными доказательствами и будут возвращены после проведения следственных действий. В январе 1995 года следователь, который вел дело, умирает, а “вещдоки” исчезают, причем не только ювелирные изделия, но и “вещдоки” покрупнее: телевизор, видеомагнитофон, фарфоровые статуэтки, косметические наборы. Конечно, не сразу, но через некоторое время Елене Николаевне сообщают, что ценности, принадлежащие ее семье утеряны.

Слободянюк и ее мать обращаются в различные инстанции, включая и Президента Украины. Но ни понимания, ни сочувствия, по словам Елены Николаевны, они не находят. Уголовное дело против сотрудников милиции, проводивших “допросы с пристрастием”, заведено не было, ценности не возвращены. Правда, в некоторых ответах, полученных Слободянюк, на ее жалобы, отмечено, что “ценности утрачены по вине работников милиции”. Это и дало возможность обратиться в суд. В 1999 году после долгой волокиты начинается слушание гражданского дела о возмещении материального и морального вреда нанесенного гр.гр. Слободянюк правоохранительными органами. За это время, по словам Елены Николаевны, ей неоднократно угрожали, причем даже прямо в здании суда. На нее нападали на улице неизвестные, конечно, это может быть и случайным совпадением, но Елена Николаевна уже не верит в совпадения и считает, что эти нападения связаны с иском к милиции. Мать Слободянюк так и не дождалась решения суда – умерла, так и не веря в возможность восстановления справедливости. Требования суда об определении стоимости утраченных “вещдоков” выполнить невозможно. Милиция не проводила экспертизу изъятых “вещдоков”, а установить стоимость старинных драгоценностей по описаниям эксперты не взялись. Елене Николаевне и ее представителю пришлось приложить невероятные усилия, чтобы дело не было закрыто. И вот, наконец, такое долгожданное решение суда Московского района г. Харькова – заявленный материальный ущерб определить, а следовательно, и возместить невозможно, а моральный суд оценивает в 20 тысяч гривен. Сумма немалая, но сама Елена Николаевна оценивает стоимость утраченного имущества в сто раз больше. И никто не может помешать ей так думать, ведь ей нужны не деньги, а принадлежащие ей ценности, а кому, как ни ей, знать их истинную стоимость. Апелляционный суд отменил решение первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение.

Конечно, хочется спросить: как удается милиции раскрывать кражи, если исчезновение ценностей прямо из ее собственных помещений, так и не было раскрыто?

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори