пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200329
14.12.2003 | Константин Реуцкий, г. Луганск

Традиция равнодушия.

   

Хотелось бы еще раз обратить наше внимание на ситуацию с соблюдением прав так называемых “уличных” детей. Ситуация стабильна. В том смысле, что их права нарушаются постоянно и повсеместно, и это устраивает всех. Всех, кроме самих этих детей, но прислушиваться к их мнению мы не привыкли, а они не научены выска­зывать нам свои мнения.

Работая несколько последних лет с безнадзорными детьми я убедился в отсутствии правовой культуры у большинства наших сограждан и, прежде всего, у наших правоохранителей. На мой взгляд, для того, чтобы соответствовать европейским стандартам прав человека, Украине сегодня гораздо дешевле было бы практически полностью обновить ряды МВД, чем тратить средства на их переподготовку. Тем более, что последнее, похоже, бесполезно. Это мнение, возможно, несколько утри-ровано, но не более утрировано, чем разделяемое едва ли не всеми правоохранителями мнение о том, что уличные дети это уже вполне сложившиеся преступники и впереди их не может ждать ничего, кроме колоний и тюрем. Так, основываясь на презумпции виновности каждого из них, работники милиции берут на себя роль превентивно карающего меча правосудия. Они принимают зачастую весьма специфические меры по профилактике правонарушений, после которых некоторым малолетним подозреваемым требуется медицинская помощь. Кому, скажите, пожалуется мальчуган, которому сотрудник КМДН (криминальная милиция по делам несовершеннолетних) в воспитательных целях выдавил на голову, отобранный у него же, тюбик “Момента”? Кому, если все окружающие, включая самого мальчугана, уверены в его, мальчугана, вине? Для многих работников милиции наверняка будет неожиданностью узнать о самом существовании не только Конвенции о правах ребенка, но и Конвенции о правах человека, кстати сказать, действующих в Украине наравне с внутренними ее законами. Выражу робкую надежду, что многие милицейские злоупотребления проистекают из элементарной правовой безграмотности, или, если сказать мягче, узости специализации, что, впрочем не слишком оправдывает наших правоохранителей.

Среди 45-ти детей, наблюдавшихся в Луганском Реабилитационном центре для детей группы риска “Поступ”, 30 были криминально активны и регулярно задерживались работниками КМДН. Применяемые к ним методы дознания достойны быть изданными отдельной (иллюстрированной!) брошюрой. Десятки способов унижения и подавления, начиная от банального избиения или принуждения держать стул на вытянутых руках, до не менее, впрочем, банального зажимания пальцев в дверях или наручниках (так называемое “дружеское рукопожатие”). Не говорю уже о постоянном психологическом насилии, угрозах личных и в адрес близких людей. В результате проведенного нами опроса выяснилось, что более 80% несовершеннолетних, задержанных по подозрению в совершении преступлений, подвергаются насилию в той или иной форме. Мы столкнулись с тупиковой ситуацией: собрав десятки детских свидетельств, мы, тем не менее, не можем предпринять никаких серьезных мер для изменения сложившейся ситуации. Бессмысленно возбуждать уголовные дела, поскольку ни один из этих запуганных милиционерами детей не готов выступить против них в суде, понимая насколько это осложнит дальнейшую жизнь. Даже просто обнародовать эти вопиющие факты мы не можем, не рискуя попасть под пресс блюдущей свои корпоративные интересы милицейской системы. Эти люди признают свою неправоту только при наличии соответствующего приказа вышестоящего руководства. Мы так же не готовы ломать и без того трудные детские судьбы, бросая их на амбразуры судебных процессов, зная, что “корпорация” никогда не простит им этого “бунта”. Таким образом, круг замыкается, и виновные опять остаются безнаказанными, и безнаказанность провоцирует их на новые и новые злоупотребления.

И в то же время нельзя не признать, что такая ситуация не была бы возможной, если бы большинство из нас, явно или скрыто, не одобряли бы подобных действий блюстителей закона. По результатам того же опроса около 40% респондентов считают такие меры оправданными и только 25% признают это серьезным нарушением прав человека. Таковы культурные традиции, сложившиеся в нашем обществе. Мы склонны негласно наделять правоохранителей гораздо большими полномочиями, чем это необходимо для осуществления их социальной функции. Мы сами даем согласие на этот произвол. Никого не удивляет такая дикая с точки зрения европейца ситуация, когда едущие в трамвае работники патрульно-постовой службы шумно обсуждают, как накануне избивали “ханурей”. Ни тени возмущения ни от одного из многочисленных пассажиров. Культурная норма. Но норма эта, между тем, является серьезнейшим препятствием развитию нашего общества и чревата не долгожданным для многих “порядком”, а еще одной диктатурой.

Насилие над несовершеннолетними правонарушителями распространено, причем и среди рядовых наших сограждан. Нередки самосуды и проводимые потерпевшими самостоятельные “расследования”, во время которых к подозреваемым применяются еще более жестокие пытки. И тут дети не могут быть уверены даже в неприкосновенности их жизни. Дети, наблюдавшиеся в РЦ “Поступ”, рассказывали о случаях, когда их зимой по несколько часов держали раздетыми и привязанными к дереву за городом, добиваясь признания и возврата якобы украденных ценностей. Одного из наших подопечных пострадавшие держали вниз головой, свесив с балкона 12-го этажа. Другого пытались утопить в городских стоках за украденные пустые бутылки. Нам известна масса случаев, потрясающих своей бессмысленной жестокостью. Они происходят ежедневно, но чаще всего мы ничего об этом не знаем, эти тайны дети уносят с собой в подвалы и теплотрассы и копят их в своих душах. Нередко малолетние безнадзорные, причем обоих полов, подвергаются сексуальному насилию со стороны взрослых, и только в редких случаях пострадавшие дети ищут защиту от подобных посягательств у работников милиции. Таким образом, это на сегодня одна из наиболее бесправных социальных групп, которая решительно отторгнута обществом и не может рассчитывать ни на чью помощь. Такая наша позиция преступна во всех отношениях. С одной стороны это попросту аморально, не гуманно, с другой стороны мы растим поколение враждебных обществу людей, чья будущая деструктивная жизненная позиция вполне оправдана их сегодняшней социальной изоляцией.

Сейчас самое время каждому из нас осознать свою роль в этом процессе. К этому причастен решительно каждый. Пора задуматься над причинами нашего бездействия в тех ситуациях, когда мы реально можем помочь. Сочувствующих много, но, увы, слишком мало содействующих. Где же те отзывчивость и сердечность, которыми всегда так гордился наш народ? А между тем, как показывает исторический опыт, нация, у которой ценности экономические довлеют над этическими, обречена на социальные катастрофы и вырождение. Если наше этическое чувство настолько притуплено, что мы не в состоянии осознавать ценность и нерушимость неотъемлемых прав, которыми обладает без исключения каждый, то нам нужно хотя бы следовать примеру наиболее развитых обществ, где эти ценности абсолютны.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори