пошук  
версія для друку
06.04.2004

Юля Лимарь. Інтерв’ю з Миколою Канішевським (НТКУ)

   

Николай Канишевский работает первым вице-президентом Национальной телекомпании. Той самой, которая попадает в каждый украинский дом, которую часто упрекают в слишком провластной позиции и предлагают превратить в канал общественного телевидения. И если первый тезис – объективен, со вторым Николай Дмитриевич соглашается, то против третьего выступает категорически. Впрочем, сейчас Первый национальный больше обеспокоен не «томенковской реформой», а бюджетным процессом. То есть выбиванием денег налогоплательщиков на существование УТ-1.

 — Сейчас на Национальном телевидении довольно сложный период, — рассказывает Николай Канишевский. — Мы очень обеспокоены заявлениями спикера парламента о том, что финансирование Национальной телекомпании может быть прекращено.

 — Почему? Ведь эти слова не имеют официального характера...

 — Да, но эти слова были сказаны ответственным государственным должностным лицом. Коллектив возмущен. Было уже два выступления профсоюзов – «легального» и так называемого «независимого». Они никогда не могли прийти к согласию между собой, а здесь даже Борис Гривачевский (идеолог независимого профсоюза УТ-1 – Авт.), который всегда искал правду и был в оппозиции к администрации, сотрудничает с официальными профсоюзами, так как существует вполне реальная угроза для Нацтелекомпании остаться без финансирования...

 — «Главред» похож на УТ-1 тем, что и у вас, и у нас есть «четверта влада». У вас программа, у нас – рубрика. Верите ли вы в силу этой четвертой власти? Является ли она властью в Украине или медиа – это способ обслуживания интересов политических групп?

 — Я верю, что есть четвертая власть. Так же верю и в то, что это способ обслуживания тех или иных инстанций. Даже вы, например. Вы же от кого-то получили средства на создание вот такой редакции. И, слава Богу, что она существует. Возможно, у вас другое мнение, чем то, которое декларирую я со своего телеэкрана. Но не было бы вашего владельца, не имели бы вы рабочего места и места, где вы можете размещать свои материалы, и не сидели бы мы здесь сейчас…

Государственная структура отличается тем, что все новости и программы у нас в определенной степени консервативные. Но и новости государственного телевидения могут быть интересными. И до меня на УТ-1 было несколько периодов взлетов и падений. Посмотрите на наших друзей россиян. Интересно же смотреть российское государственное телевидение, правда? Но ведь у них тоже есть определенная идеология, как и у нас.

 — Да, идеологии РТР и Первого национального похожи. Но речь идет о методах работы. РТРешники никогда не прибегают к замалчиванию информации...

 — Вы говорите о постоянных нападках «Телекритики»?

 — О них тоже.

 — Вы заметили, что с 22 апреля, с тех пор как я здесь работаю, нигде в прессе нет ничего о новостях Первого национального?

 — Нет, не заметила. Я не мониторю публикации об УТ-1.

 — А вы поинтересуйтесь. Действительно, нет нигде информации. Сначала Лигачева зацепила немного, как только я пришел, но потом все стихло.

 — Вы что, запугали журналистов?

Ага, Лигачеву напугаешь… Мне кажется, просто все видят: пришла команда работать на власть и делает это хорошо. Не к чему прицепиться. А если и заденут нас, то и «Подробности», и ТСН, и «Репортер». И это хорошо. Они все информационные службы отслеживают, и ко всем есть претензии...

Но посмотрите: пришел я и «Вісті тижня». Да, это было мое условие: я никогда не буду делать программу «Панорама»... Если нужна аналитическая программа, то это будут «Вісті тижня». Она с 1996-го года в эфире, и уже имеет своего зрителя. Нас гоняли с эфира на эфир: с «Интера» – на ICTV, с ICTV – на «ТЕТ» и так далее. И как только нашу программу снимали с эфира, значит, мне какую-то премию вручали. Я уже все эти престижные премии имею. Впрочем, с эфира нас давно что-то не снимали...  — Возможно, потому, что ваша программа слишком лояльная к власти?

 — Она просто взвешенная. Во-первых, это в моем характере. Никогда не хочется обидеть человека и его идеи. Как бы я ни относился к коммунистам, но обижать их не хочу. У меня отец был коммунистом, я целый год был коммунистом, миллионы людей с такими убеждениями… Скажите, почему я должен лить на них грязь? Это же нехорошо! Скажем, те же националисты... Неважно, нравятся они лично мне или нет. Я их не обижаю. Нужна сбалансированность. Мы делаем уже совсем не то, что делал Вадим Долганов. Его можно было смотреть увлеченно: на кого еще выльет? Но это не мое. По крайней мере, если на меня будут давить, я скорее от программы откажусь, чем такое буду делать...

 — Давайте подробнее остановимся на вашей фразе о том, что вы работаете на власть и делаете это профессионально. Любой сюжет можно сделать, незаметно для зрителя расставив акценты. Даже на первый взгляд в объективном сюжете видно, на чьей стороне журналист. В связи с этим уточните: вы информируете о деятельности власти или пропагандируете ее?

 — Если у нас подавляющее большинство сюжетов посвящено именно власти, и это повторяется изо дня в день, то, наверное, это информирование все-таки переходит в пропаганду. Но вопрос в том, кто это будет делать, если не государственный канал? Канал, который от власти получает деньги и существует на них, наверное, и должен этим заниматься? Мы должны быть вежливыми с властью.

 — Вы получаете от власти деньги и говорите в эфире, что власть хорошая. Это выполнение политического заказа?

 — Эквилибристика с этими понятиями, я уверен, сведется к тому, что каждый делает то, что он делает. Я знаю на какие деньги живет «Телекритика», и поэтому понимаю ее задачи. Хорошо, что этот пес есть, который на нас тявкает, и мы к нему прислушиваемся. Та же «Телекритика» знает, на чьи средства живут «Интер», «Новый» и Национальная телекомпания. Да, у нас есть задача информировать о том, что делает власть, и пропагандировать это. Но власть – это и Кабмин, и Верховная Рада, и Президент...

 — Между перечисленными вами политическими институтами давно уже нет покоя и согласованности позиций. Более того, председатель парламентского комитета Николай Томенко неоднократно заявлял, что информирование на УТ-1 о деятельности Президента и Верховной Рады проходит по-разному. Парламентские события, мол, вы часто освещаете не объективно. Вместе с тем, Александр Савенко говорит, что не собирается превращать Первый национальный на парламентский канал... Давайте разберемся. Верховная Рада выделяет бюджетные средства на оплату освещения своей деятельности. И пусть бы Николай Владимирович направил эти деньги, например, на «1+1» или на «Интер». Александр Зинченко, тогда возглавляя комитет и принимая эти постановления, на «Интер» ни одной программы о парламенте не поставил. А УТ-1 пусть берет! Коммерческие каналы заботятся о своих рейтингах. И они снимут с эфира любую программу, которая не имеет рейтингов. Потому что рейтинг – это реклама, реклама – это деньги. Например, в постановлении парламента записано: с 19 до 20.00 разместить «Вісник Верховної Ради». Ну и что? Люди будут смотреть в это время кино на «1+1». А у нас рейтинг упадет до 0,001.

 — Почему парламентские заседания должны транслировать коммерческие каналы, если есть государственное телевидение. У вас же задача информировать о деятельности власти…

 — Наша задача делать хорошее телевидение государственного направления. В прошлом году мы заработали 19 миллионов гривен на рекламе и каких-то информационных вещах, и как-то еще держались. А что же будем делать, когда нам лучшее время забьют парламентскими вестниками? С чего будем жить? Слава Богу, сейчас есть техническая возможность сделать кабельный канал. Пусть заводят этот кабель в каждую украинскую семью и показывают события в парламенте. Хоть круглые сутки. Хотел бы я увидеть рейтинг этого канала! Но я за то, чтобы он был, потому что как только он придет в наши дома, исчезнет ряд вопросов...

(«Главред», 23/10/03)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори