пошук  
версія для друку
07.04.2004

19 травня - 1 червня 2001 р

   

ПРАВА ЛЮДИНИ

Проблеми правозахисту

Уповноважений Верховної Ради України Ніна Карпачова опікується долею 4 тисяч хворих внаслідок небезпечної екологічної ситуації на гіпоплазію (руйнування емалі зубів) дітей Червоноградського району Львівської області. Те, що у державі досі відсутня комплексна програма лікування та оздоровлення хворих дітей цього регіону, на думку Уповноваженого, свідчить про недостатню увагу посадових осіб і, насамперед, центральних органів державної влади до цієї важливої проблеми. Міністерство охорони здоров’я повідомило Уповноваженого з прав людини про те, що для більш глибокого вивчення причин захворюваності дітей у Червоноградському районі, визначення стану їх здоров’я та надання конкретної медичної допомоги створено робочу групу у складі провідних фахівців та науковців Києва і Львова. Низка заходів щодо подолання наслідків екологічних негараздів саме у Червоноградському районі Львівської області увійде складовою частиною до Національної програми “Діти України” на період до 2005 року.

Уповноважений з прав людини Ніна Карпачова внесла офіційне подання прем’єр-міністру України Віктору Ющенку, у якому йдеться про порушення прав українських військовослужбовців, спричинене постановою Кабінету Міністрів від 8 січня 2000 року щодо зміни існуючого порядку призначення пенсій та суми виплат звільненим у запас військовослужбовцям. До цього часу сума виплат військовим пенсіонерам регламентувалась Законом України “Про соціальний і правовий захист військовослужбовців та членів їх сімей” від 20.12 1991 року. Положення останньої постанови Кабміну встановлюють істотні обмеження у цих виплатах. Постанова є підзаконним актом. Однак військові фінансисти, виконуючи розпорядження Міністерства фінансів, змушені відтепер користуватись при нарахуванні грошової допомоги звільненим у запас не законом, а саме постановою Кабміну. У березні 2000 року Генеральний прокурор України М.Потебенько вніс протест на окремі пункти постанови Кабміну, пропонуючи скасувати ті, які суперечать чинному законодавству. Втім, у відповіді першого віце-прем’єр-міністра Юрія Єханурова стверджується, що достатніх підстав для задоволення протесту немає.

(“Демократична Україна”, № 52-53, 22 травня 2001 р.)

Новини правозахисту

Л. Кучма решил подправить свой имидж, проявив заботу о жертвах политических репрессий.

“После того как мировая общественность узнала о том, что представляет собой наш Президент и его окружение, все затеи с репрессированными — дешевое лицедейство и недостойная игра, — считает президент украинского Пен-клуба, главный редактор газеты “Наша віра” Евгений Сверстюк. — Система в стране сейчас такая же, как и в советские времена: честная Украина продолжает оставаться репрессированной. Тысячи пострадавших за правду до сих пор не реабилитированы, и в данном контексте это главная проблема, которая должна беспокоить власть”.

Что же касается проводимого под патронатом Президента съезда бывших политзаключенных и репрессированных, то “ничего, кроме очередного спектакля с явно лукавыми целями” Евгений Сверстюк от него не ожидает.

Вообще, реальность красноречивей указов. Декларируя поддержку бывших узников совести, власть продолжает опираться на тех людей которые участвовали в репрессиях еще в советские времена.

(“Вечерние вести”, №74, 23 травня 2001 р.)

***

За результатами моніторингу, проведеного регіональною громадською фундацією прав людини “Право і демократія” зі Львова у Львові, Вінниці, Сімферополі, Чернігові, велику стурбованість вікликає те, що напередодні реформи судової системи, яка, згідно з Конституцією України, повинна бути завершена 28 червня цього року, в Україні не завжди виконується ст. 6 Європейської конвенції з прав людини (право на справедливий судовий розгляд).

Сергій Федоринчик, директор інформаційного центру “Зелений світ”:

“... Респонденти за рівнем довіри все-таки поставили на перше місце суд. З приємністю хочеться відзначити високе четверте місце громадських правозахисних організацій...

Не можна не звернути уваги на той факт, що 13% респондентів з вищою освітою звернулися б за допомогою до кримінальних авторитетів і лише 11% — до органів внутрішніх справ.

Респонденти із середньою освітою здебільшого довіряють СБУ, прокуратурі та Президенту, а з початковою — релігійним організаціям та міліції.

Найголовнішим результатом проведеного моніторингу стало підтвердження у всіх чотирьох регіонах України факту наявності цілої верстви громадян, для яких судова влада в Україні є недоступною через їх неможливість сплатити держмито у майнових спорах...”

(“Юридичний вісник України”, №21, 26 травня-1 червня 2001 р.)

***

Сразу два судебных иска к Уполномоченному Верховной Рады по правам человека Нине Карпачевой рассматриваются в суде Печерского района Киева. По мнению истцов, омбудсмен виновата в том, что не поддержала их в борьбе за отмену или изменение, как считают заявители, несправедливых судебных приговоров. Теперь суду предстоит разобраться, в чем же могла выражаться эта поддержка, и были ли действия защитницы прав человека неправомерными. Хотя очевидно, что изменение судебных приговоров — в компетенции Верховного Суда, и уж никак не Нины Карпачевой.

(“Киевские ведомости”, 30 травня 2001 р.)

В недержавних організаціях

Благотворительный фонд памяти Олексы Тихого, находящийся в Дружковке, Донецкой обл., подвел итоги II конкурса на лучшую публикацию в 2000 году в украинской прессе об истории правозащитного движения в СССР. Первая премия не присуждена. Вторую премию и диплом получил обозреватель “Киевских ведомостей” Вахтанг Кипиани — за серию материалов о Миколе Руденко, Вячеславе Чорноволе, украинских националистах и евреях-отказниках. Лауреатом третьей премии стала Харьковская правозащитная группа — за издание трехтомника произведений литератора Михаила Хейфеца и “Записок адвоката” Дины Каминской*. Среди поощренных — еще один представитель “Ведомостей” — Ярослав Тинченко (за публикацию воспоминаний многолетнего политзека Юрия Шухевича).

*А также за серию публикаций в бюллетене ХПГ “Права людини” по истории правозощитного движения — ХПГ.

(“Киевские ведомости”, 22 травня 2001 р.)

Влада та громада

В Украине наблюдаются тысячи примеров попирания прав человека и конституционных прав граждан, но то, что делают с отдельно взятыми васильковцами (Киевская обл.), наверняка не имеет аналогов. Почти два года назад мэр Василькова Валерий Попович проявил неосторожность, пойдя против семейного клана Засух: губернатора и его жены — народного депутата Украины. Реакция была мгновенной — Поповича просто арестовали, естественно, без предъявления каких-либо обвинений. Затем без каких-либо объяснений освободили... Далее указом Президента сместили с выборной должности и назначили внеочередные выборы в мае 2000 года. Около двух лет территориальная громада Василькова под стенами Администрации Президента, Генеральной прокуратуры, Кабинета Министров, Киевской облгосадминистрации, Верховной Рады требует отставки губернатора А. Засухи и отзыва народного депутата Т. Засухи...

Наивные люди. “За гратами” легко могут оказаться именно они, как это случилось с Ковальчуком и другими активистами “антизасуховского” движения, с которыми и по сегодняшний день продолжается расправа.

Директору Васильковской школы Ольге Клименко народный депутат Татьяна Засуха прочит не только увольнение, а и статус безработной до конца дней.

Вопрос о произволе властей на местах — проблема общегосударственная...

(“Новый век”, № 18, 19-26 травня 2001 р.)

Право

Леонид Кучма подписал принятый Верховной Радой Украины Уголовный кодекс. Документ вступит в силу 1 июня 2001 года.

(“Комсомольская правда в Украине”, № 89, 22 травня 2001 р.)

***

Нацбанк признал, что его постановление №578 от 14 декабря 1999 года (вменявшее банкам в обязанность предоставлять налоговым органам информацию о перечислении юридическими лицами средств за границу, на лоросчета и счета физических лиц, а также о выдаче наличных, кроме зарплаты) исполнению не подлежит, поскольку противоречит Закону Украины “О банках и банковской деятельности”. Об этом сообщили в Международной общественной организации “Лига защиты прав налогоплательщиков”.

(“Сегодня”, №115, 26 травня 2001 р.)

***

Отныне все граждане Украины могут подать жалобу в суд на действия органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры. И даже обжаловать акты, которые касаются обороноспособности, безопасности и внешнеполитической деятельности государства, а также военной, служебной и государственной тайны. Но при одном условии: если речь идет непосредственно о нарушении прав и свобод истца.

Таков ответ Конституционного суда Украины на обращение двух граждан. Оба истца попали в одни сети: в суде отказались принять жалобу на действия прокурора, ссылаясь на Гражданский процессуальный кодекс Украины. При этом другие суды подобные жалобы принимали на основании конституционного права каждого человека на защиту в суде. Эта нестыковка в законах и нуждалась в официальном толковании.

Впрочем, другие два пункта ГПКУ Конституционный суд посчитал вполне справедливыми. В частности, граждане по-прежнему не смогут подать в суд на какого-либо судью, а только пожаловаться его начальнику. Осталось неизменным и невмешательство во внутренние дела объединений граждан. Иными словами, если партия или профсоюз выгнали своего члена за нарушение устава, то суд в подобных случаях — не подмога.

(“Киевские ведомости”, 31 травня 2001 р.)

***

Указ Президента України “Про заходи щодо державної підтримки розвитку науково-просвітницької діяльності громадських організацій №316/2001 від 16 травня 2001 р. — див.

(“Урядовий кур’єр”, №89, 23 травня 2001 р., “Орієнтир”, с. 10-11)

Резонансні справи

24 мая следователь столичной прокуратуры провел обыск в служебном кабинете председателя Печерского районного суда столицы Николая Замковенко. Скандалу предшествовали некоторые события. 23 мая Генеральная прокуратура предложила Николаю Замковенко выдать четыре уголовных дела, которые он рассматривал лично и по которым выносил приговоры, “в связи с нарушениями конституционных прав граждан на обжалование в кассационном порядке приговоров Печерского районного суда, в связи с игнорированием требований закона о направлении уголовных дел в кассационную инстанцию Киевского городского суда по жалобам осужденных, представлениям должностных лиц прокуратуры Украины и жалобам других участников процесса, а также нарушением требований закона о направлении дел в органы прокуратуры для их проверки в порядке надзора, допущенными в 1998-2000 годах”.

Вместо четырех запрошенных уголовных дел Николай Замковенко выдал лишь одно. Для установления местонахождения оставшихся дел в тот же день по факту случившегося было возбуждено уголовное дело по ст.167 ч.2 УК Украины (“Халатность”),в рамках которого и произвели обыск. Решение об этом принял заместитель Генерального прокурора, исполняющий обязанности Генерального прокурора на момент командировки Михаила Потебенько Виктор Кудрявцев.

Замковенко предположил, что возбуждение уголовного дела и обыск в его кабинете связаны с принятием им как судьей “каких-то неправильных решений”. Николай Иванович сказал, что могло сыграть свою роль и дело Юлии Тимошенко.

(“Сегодня”, №115, 26 травня 2001 р.)

***

Заместитель Генерального прокурора Украины Виктор Кудрявцев:

“Дело возбуждено не мною, а начальником отдела столичной прокуратуры Александром Кузовкиным”. И не против судьи Замковенко, а относительно должностных лиц Печерского районного суда Киева по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК Украины. Я же санкционировал выемку документов и обыск, ибо эти следственные действия в отношении судей могут производиться только по санкции Генерального прокурора. На тот момент я исполнял его обязанности. Подчеркну, что еще до рассмотрении Замковенко вопроса о мере пресечения для Юлии Тимошенко мы вносили представление в квалификационную комиссию о возбуждении в отношении этого судьи дисциплинарного производства. Однако никакой реакции не последовало...

Сейчас, когда пошел шум, к нам стали обращаться люди с заявлениями, где просят привлечь Замковенко к уголовной ответственности”.

Интервью для “Сегодня” заместитель Генерального прокурора дал 28 мая днем. А вечером события получили продолжение.

Заместитель Генерального прокурора Украины Виктор Кудрявцев:

“Было решено произвести у судьи Замковенко выемку компьютера. С какой целью — не скажу. Это тайна следствия. Следователь прибыл в Печерский райсуд и предложил Замковенко выдать компьютер. Но судья отказался. Следователь принял решение произвести обыск (на это у него была моя санкция). Однако вскоре в суд приехали пять народных депутатов (Турчинов, Билорус, Задорожный и др.). Они не дали возможности добраться до компьютера. По данному факту прокуратура Киева возбудила уголовное дело по ст. 189-3 (“Вмешательство в деятельность работника прокуратуры”).

Николай Замковенко, председатель Печерского райсуда Киева:

“По Конституции и Закону о статусе судей проникновение в жилье или служебное помещение судьи, его личный или служебный транспорт, проведение обыска или выемки, прослушивание телефонных разговоров, личный обыск судьи и досмотр его корреспонденции, вещей и документов может производиться только по санкции Генерального прокурора Украины. Мне же представили документ, подписанный исполняющим обязанности Генерального прокурора. Генеральный прокурор был на территории Украины, исполнял свои обязанности. Закон был грубо нарушен”.

Заместитель Генерального прокурора Украины Виктор Кудрявцев:

“Я настаиваю на законности наших, в частности, моих действий. На эту тему существует ряд прецедентов”.

(“Сегодня”, №118, 30 травня 2001 р.)

***

“Такого нарушения законов, как в Печерском суде, нет больше ни в одном Киевском суде. А поведение его председателя просто беспрецедентное”, — так 28 мая на пресс-конференции высказался заместитель Генерального прокурора прокурор Киева Юрий Гайсинский.

29 мая Юрий Гайсинский возбудил против главы Печерского районного суда Николая Замковенко уголовное дело по ст. 165 ч.2 УК Украины (“Злоупотребление властью или служебным положением”). В тот же день поздно вечером был вновь произведен обыск служебного кабинета Замковенко с изъятием двух компьютеров. Затем такая же судьба постигла домашний компьютер судьи.

Юрий Гайсинский, заместитель Генерального прокурора прокурор Киева:

“... Ни один документ, имеющий законную силу в Украине, не регламентирует, кто может возбуждать дело против судей. В Законе “О статусе судей”, там, где говорится об их неприкосновенности, сказано, что задержать судью, арестовать и т.д. можно только по санкции Генерального прокурора при наличии уголовного дела. И все. Кто это дело возбудит — не имеет значения, хоть районный следователь...

... Встал вопрос об изъятии домашнего компьютера судьи. И хотя на обыск дома тоже имелась санкция, до этого не дошло: Замковенко решил выдать компьютер добровольно. Мы забрали системный блок и принтер. У нас есть серьезные сомнения в том, что приговоры по некоторым делам, которые рассматривал Замковенко, написаны тогда же, когда выносились, а не позже. Исполнялись эти документы с помощью компьютера, вот и постараемся определить дату. Есть некоторые технические возможности и относительно принтера, раскрывать суть дела не буду, это наша тайна. Правда, за последние дни Замковенко мог кое-что заменить в машинах, но посмотрим...

Поскольку против Замковенко возбуждено уголовное дело, то он пребывает в статусе подозреваемого. В этом качестве он 30 мая на 10 утра вызван на допрос к следователю...”

Семен Глузман, директор Украинско-американского бюро по защите прав человека:

“Я не знаю судебной практики в целом, но как правозащитник могу привести множество примеров нарушений в судопроизводстве. Совершенно очевидно, что связанный с Замковенко скандал имел определенную политическую цель. Но я рад, что прокуратура хотя бы таким образом начинает обращать внимание на то, что творят суды...”

Александр Борисенко, член Высшего совета юстиции, секретарь дисциплинарной секции:

“... Что касается нарушений, допущенных председателем Печерского районного суда столицы... Я бы не употреблял слово “беспрецедентное”.

Юрий Василенко, судья Киевского городского суда:

“Считаю, что эта ситуация требует взвешенной проверки, а не принятия таких экстремальных мер, нарушая закон “О статусе судей” в той части, где идет речь об их неприкосновенности”.

(“Сегодня”, №119, 31 травня 2001 р.)

***

Состоялось заседание президиума Совета судей Украины, где отмечалась недопустимость вмешательства в осуществление правосудия, воздействия

на суд и судей каким-либо образом. Судья, по мнению членов президиума, имеет особый социальный статус, который обязаны уважать все, а уж тем более правоохранительные органы. Возбуждение уголовного дела прокуратурой против Н. Замковенко было расценено как подмена установленного законодательством порядка проверки судебных решений. Президиум Совета судей Украины решил поручить Киевскому городскому суду и Киевскому городскому управлению юстиции безотлагательно провести повторную комплексную проверку деятельности Печерского районного суда столицы.

(“Сегодня”, №120, 1 червня 2001 р.)

***

“Я требую, чтобы постановления были определенным образом санкционированы, то есть подписаны Генеральным прокурором Михаилом Алексеевичем Потебенько”, — заявил журналистам Николай Замковенко.

Ссылки на то, что Генеральный прокурор отсутствует, являются, по словам главы Печерского суда, неправдой — 29 мая, когда у судьи последний раз проводился обыск не только в служебном кабинете, но и дома (с изъятием домашнего компьютера и прекращением проведения следственных действий в 3 часа ночи), Михаил Потебенько находился в Верховной Раде в ложе Кабинета Министров, и можно было бы завизировать у него постановление, однако этого сделано не было.

30 мая Замковенко был вызван на допрос в качестве подозреваемого. Сославшись на норму ст. 12 Закона “О статусе судей”, дающую право не говорить о рассмотренных им делах, а также на конституционное право не давать показаний относительно себя, Замковенко отвечать на вопросы отказался и был отпущен.

(“Правда Украины”, № 60-61, 1 червня 2001 р.)

***

Несмотря на решение судьи Печерского районного суда Елены Первушиной об участии Андрея Шкиля в рассмотрении жалобы адвоката на его арест, лидер УНА-УНСО в суд доставлен не был. Начальник СИЗО СБУ прислал письмо, в котором сообщил, что подследственный, объявивший с 16 мая голодовку, находится на спецрежиме и в связи с постоянным медицинским надзором не может участвовать в заседании.

В то же время прокурор Генеральной прокуратуры Василий Безуглый представил суду результаты судебно-медицинской экспертизы, где сказано, что сотрясения мозга и травмы позвоночника, как утверждают адвокат и свидетели, у него нет.

(“Сегодня”, №113, 24 травня 2001 р.)

***

24 мая утром судья Печерского райсуда Елена Первушина, прокурор Василий Безуглый с участием адвоката Татьяны Монтян в СИЗО СБУ допросили лидера УНА-УНСО Андрея Шкиля. Андрей Шкиль опровергает результаты проведенной на днях судебно-медицинской экспертизы и заявляет о намерении не прекращать голодовку. “Никто, кроме врача СИЗО СБУ меня не осматривал, и то он начал меня осматривать только после объявления голодовки”, — говорит в своих показаниях Андрей Шкиль.

(“Сегодня”, №114, 25 травня 2001 р.)

***

Андрей Шкиль останется под стражей. Такое постановление вынесла 29 мая судья Печерского районного суда Киева Елена Первушина по результатам рассмотрения жалобы адвоката Шкиля Татьяны Монтян на санкцию заместителя Генерального прокурора Сергея Винокурова об аресте ее подзащитного. Суд не принял во внимание, как сказано в постановлении, показаний свидетелей, в числе которых и врачи, осматривавшие Шкиля до ареста и констатировавшие в суде тяжелое состояние его здоровья, признав справедливыми выводы судебно-медицинской экспертизы, констатировавшей нормальное состояние обвиняемого. Судья также не признала правомочными в данной ситуации некоторые положения Конвенции о правах человека, дающие право на освобождение.

Адвокат Татьяна Монтян в настоящее время готовит жалобу на решение Печерского райсуда в Верховный Суд Украины с просьбой в качестве кассационной инстанции назначить любой суд, кроме Киевского городского.

(“Сегодня”, №118, 30 травня 2001 р.)

***

Печерський районний суд не міг ухвалити інше рішення за тієї ситуації, яка навколо нього склалася. Протягом останнього часу цей суд ухвалив декілька рішень не на користь чільних представників прокуратури. А тут ще й кримінальна справа за фактами халатності щодо Печерського суду. Захист Андрія Шкіля переконаний, що саме остання обставина відіграла значну роль у тому, що Олена Первушина відмовилася скасувати санкцію на арешт голови УНА-УНСО. Такого знущання, каже Тетяна Монтян, Генпрокуратура не стерпіла б. Той же Печерський суд завершив розгляд справи про арешт іншого унсовця, учасника подій 9 березня — голови Київської міської організації УНА-УНСО Ігоря Мазура. Суд ухвалив його звільнити.

(“Україна молода”, №96, 30 травня 2001 р.)

***

Из заслуживающего доверия источника стало известно, что дело против членов молодежной организации “Самостійна Україна”, захвативших в прошлом году офис Компартии, передано на рассмотрение в Минский районный суд Киева.

(“Сегодня”, №114, 25 травня 2001 р.)

***

Коли-небудь майже чотиригодинне останнє слово Сергія Іванченка, озвучене ним на колегії Дніпропетровського обласного суду, можливо, вивчатимуть студенти юридичних вузів. Доводячи свою та інших підсудних невинуватість, він, що називається, по поличках розклав наявні матеріали і показав безпідставність доказів звинувачення. За його переконанням, слідство сфабрикувало кримінальну справу, і зробило це виключно з політичних мотивів. Підсудний зазначив, що жоден зі свідків прямо не вказував на підсудних як на осіб, які організували і виконували теракт, займалися контрабандою зброї на ін.

“Численні акти проведених експертиз не відповідають показанням свідків, базуються лише на припущеннях, вони суперечливі, неповні та необ’єктивні”, — сказав Іванченко.

Залишається чекати та сподіватися на силу законів, а не на тиск політиків.

(“Голос України”, №93, 29 травня 2001 р.)

***

Как рассказал Станислав Сорока, начальник Старокиевского РУВД столицы, куда 29 мая был доставлен николаевский фермер Сергей Архипов, на несколько часов захвативший кабинет в здании Минагрополитики, после процессуального оформления показаний Архипова отпустили. В течение положенных по закону десяти дней правоохранительные органы решат, возбуждать ли против него уголовное дело и избирать ли меру пресечения?

Как стало известно, последней каплей, переполнившей чашу терпения Сергея Архипова, стал затяжной спор с одним из сельскохозяйственных предприятий, в результате которого у него отобрали комбайн. Не добившись своего законным путем, фермер решился на крайние меры.

(“Факты”, №94, 31 травня 2001 р.)

***

“Неудобного” следователя из Ивано-Франковска, незаконно обвиненного во взяточничестве по устному заявлению потерпевшей, после публикации 30 марта 2001 года в “Фактах” освободили из следственного изолятора.

Лейтенант милиции Владимир Сазонов отсидел в СИЗО 15 месяцев из 44, определенных ему судом. Владимир Владимирович утверждает, что если против милиционера возбуждается уголовное дело, то его либо сразу выпускают из следственного изолятора, не найдя состава преступления, либо садят надолго, а после 15 месяцев еще никого не отпускали до окончания срока.

Справедливость была восстановлена еще зимой 2001 года, когда Верховный Суд Украины отменил в отношении Сазонова приговор и отправил дело на дополнительное расследование. А после публикации в “Фактах” это самое расследование было прекращено, так и не начавшись. Сазонов оправдан “в связи с отсутствием состава преступления”. После закрытия уголовного дела ему вернули звание лейтенанта милиции и восстановили на третьем курсе в Национальной академии МВД.

Не остались без наказания и многие из тех, кто был причастен к фабрикации дела против принципиального следователя. Около 30 человек получили дисциплинарные взыскания, а против некоторых возбуждены уголовные дела. Против “потерпевшей” тоже возбуждено уголовное дело — она обвиняется в лжесвидетельствовании.

(“Факты”, №94, 31 травня 2001 р.)

Правоохоронні органи та силові структури

При міністрі внутрішніх справ України буде створена громадська рада, куди увійде близько 30 осіб — представників громадськості, повідомив керівник МВД Юрій Смірнов. На думку міністра, така структура сприятиме розвитку партнерських відносин міліції з населенням і допоможе “краще зрозуміти одне одного”. “Завжди корисно почути з боку не тільки думку про роботу міліції, а й підсказку або пораду”, — сказав Юрій Смірнов.

Планується, що міністр зустрічатиметься з членами ради один раз на місяць. Ю. Смірнов дав вказівку створити подібні ради в обласних управліннях МВС.

(“Урядовий кур’єр”, №87, 19 травня 2001 р.)

Злочини правоохоронців

20 февраля судья коллегии по уголовным делам Киевского городского суда Василий Шиманский был, по его словам, избит в Ватутинском райуправлении внутренних дел столицы. Районная прокуратура возбудила уголовное дело по ст. 166 ч. 2 УК Украины “Превышение власти или служебных полномочий”.

Врачи определили у Василия Шиманского закрытую черепно-мозговую травму с сотрясением мозга, перелом нескольких ребер и повреждения мягких тканей. Из больницы его выписали 2 марта, но на работу он смог выйти только через месяц. Пострадавший судья проходит судебно-медицинскую экспертизу, которая подтверждает нанесение телесных повреждений, правда, легкой степени тяжести, а Шиманский намерен доказать, что средней.

Начальник райуправления Владимир Тарасенко наотрез отказался комментировать для газеты события 20 февраля. По словам прокурора Ватутинского района Петра Матвиенко, милиционеры допрошены пока как подозреваемые, обвинение им еще не предъявлялось.

Стало известно, что на территории Днепровского района двое граждан якобы были избиты сотрудниками патрульно-постовой службы, причем один даже угодил в больницу. Хотя в Центре общественных связей столичного милицейского главка сообщили, что по материалам служебной проверки факт пока не подтверждается.

(“Сегодня”, №113, 24 травня 2001 р.)

***

Пьяного нарушителя общественного порядка 14 ноября прошлого года ободрали, как липку (500 долларов) двое молодых бойцов патрульно-постовой службы Комсомольского райотдела внутренних дел Херсона. Удачное дежурство обернулось для зарвавшихся правоохранителей пятью годами лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима по приговору суда первой инстанции в лице судьи Юрия Геммы.

Приговор еще не вступил в силу, и защита, уверенная в том, что обвиняемым следует определить наказание, не связанное с лишением свободы, намерена его обжаловать.

(“Факты”, №90, 25 травня 2001 р.)

***

Навдивовиж м’які вироки виніс Київський районний суд м. Харкова двом міліціонерам, винним у жорстокому побитті трьох підлітків. Обох колишніх правоохоронців Феміда залишила на волі, повідомляє Інтернет-видання “Форум”.

Восени минулого року молодші інспектори Державної служби охорони Михайло Борисов, Ігор Шинкаренко та Євген Бобець заштовхали до машини та вивезли до лісу 16-річного Микиту, якого запідозрили у крадіжці речей з автомобіля Борисова. “Вибити” зізнання не вдалося, але хлопець назвав прізвища двох своїх друзів. Максима та Артема також допитували в лісі — одягли наручники, били гумовими дубинами, ногами та руками. Школярі теж ні в чому не зізналися. Тоді їх привезли в Київський райвідділ міліції. На щастя, співробітники райвідділу відправили хлопців додому.

Київський райсуд засудив Борисова та Шинкаренка до трьох років позбавлення волі з відстрочкою виконання вироку на два з половиною роки. Обом заборонено протягом п’яти років обіймати посади в органах внутрішніх справ. Стосовно Євгена Бобця, котрий знаходиться в розшуку, кримінальну справу виділено в окреме провадження.

(“Україна молода”, №98, 1 червня 2001 р.)

Міжетнічні взаємини

Партия “Яблуко” отмечает, что в стране все чаще проявляются элементы нацизма и агрессивности в межнациональных отношениях. Последние недели изобилуют целым рядом примеров подобного рода: лозунги “Украина для украинцев” на Киевском митинге 26 апреля, избиение ветеранов в Тернополе в День Победы, потасовка в Симферополе 17 мая, нападение на Русский культурный центр во Львове.

(“Известия в Украине”, № 88, 22 травня 2001 р.)

***

Під час святкування Дня Перемоги у Тернополі представники низки національно-демократичних молодіжних організацій гостро зреагували на появу у колоні ветеранів червоних прапорів і почали їх “ліквідовувати”. З кільканадцяти заарештованих за це молодих людей двох було засуджено: одного — до сплати грошового штрафу, іншого — до трьох днів адміністративного арешту.

(“Україна молода”, № 90, 22 травня 2001 р.)

***

Кримські татари вигнали лідера кримських комуністів, спікера Кримського парламенту Леоніда Грача із президії траурних зборів, присвячених депортації кримських татар, 17 травня цього року.

Народний депутат України Рефат Чубаров сказав: “... Протягом останніх років керівництвом парламенту автономії не тільки не розв’язуються найактуальніші проблеми кримських татар, але більш того — робляться явні спроби нацьковувуння людей за національною ознакою, принаймні так відчувають люди. І сьогодні ця нетерпимість проявилася в такій формі”.

(“День”, № 87, 19 травня 2001 р.)

***

22 мая во время “депутатской разминки” на утреннем заседании Верховной Рады представитель фракции Компартии Кучеренко выступил с заявлением, осуждающим крымских татар во время празднования годовщины их депортации. Кроме того. Речь шла о необходимости восстановления в Крыму памятника “отцу народов”. По мнению выступающего, депортацией крымских татар именно Сталин спас их от мести обозлившихся украинцев и россиян.

(“Сегодня”, №112, 23 травня 2001 р.)

***

В настоящее время из более чем 580 крымских школ на полуострове только в 10 преподавание ведется на крымскотатарском языке. Кроме того, в школах с русским языком обучения существует 96 крымскотатарских классов.

(“Комсомольская правда в Украине”, №91, 24 травня 2001 р.)

***

23 мая неизвестные осквернили памятник выдающемуся крымскотатарскому просветителю Исмаилу Гаспринскому, установленному на набережной реки Салгир в Симферополе, испачкав всю скульптуру черной отработкой машинного масла.

(“Факты”, №89, 24 травня 2001 р.)

***

Надир Бекиров, член Меджлиса крымскотатарского народа:

“... Попытка называть крымских татар одним из национальных меньшинств Украины не только несостоятельна с научной точки зрения, но и является серьезной политической манипуляцией и серьезной политической ошибкой... Крымские татары живут на своей исторической родине.

В этих условиях нужно находить какую-то политико-юридическую концепцию, которая была бы компромиссной и для Украины как для государства, и для ее многонационального общества, и для тех законных прав, которыми обладает крымскотатарский народ.

Коренной народ должен иметь возможность самоопределения вплоть до создания независимого государства. Но такая постановка вопроса здесь, в Крыму, нецелесообразна для крымских татар. При таком подходе мы не найдем понимания ни у Украины, ни у народов, которые проживают в Крыму. Основанием для нашего существования должна стать концепция коренных народов. По международным нормам права коренные народы имеют право на самоопределение, но оно ограничивается условием сохранения территориальной целостности и нерушимости границ существующих государств.

Мы не согласны с невозможностью определять свои внутренние вопросы, в том числе и политические. В частности, сегодняшние попытки чисто формально отсечь крымских татар от получения сельхозугодий, которые в прошлом принадлежали им, — это попытки лишить народ средств к существованию у себя на родине.

Бытует еще один миф. Он заключается в том, что признание крымских татар коренным народом угрожает территориальной целостности Украины. На этом пытаются играть...

Наилучшим решением было бы сейчас принятие закона о крымскотатарском народе в Украине. К этому же закону примыкают, кстати, рекомендации Парламентской Ассамблеи Совета Европы, принятые 5 апреля 2000 года. Вспомним и о необходимости соблюдать Пакт об экономических и культурных правах, Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации, которые как раз и содержат механизмы решения проблем, подобных крымскотатарской. Если нас будут загонять в угол, мы будем сопротивляться всеми доступными методами.

(“Кієвскій телеграфЪ”, №20, 28.05-03.06 2001 р.)

А тим часом у Криму

Председатель горсовета Севастополя Василий Пархоменко в интервью газете “Севастопольские известия” заметил, что он не может игнорировать семь с половиной тысяч подписей, которые поступили в городской совет под предложением о восстановлении памятника Сталину, и, видимо, намерен всерьез рассмотреть этот вопрос на предмет его воплощения в жизнь. Впрочем, сам Василий Пархоменко полагает, что благодаря этому была бы реализована историческая справедливость, что севастопольцы таким образом просто воздадут должное человеку... много сделавшему для их города.

По данным УНИАН, глава горсовета убежден, что его коллеги-депутаты проголосуют за решение, которое поддержит “абсолютное большинство севастопольцев” из 365 тысяч проживающих в городе.

(“Факты”, №88, 23 травня 2001 р.)

Мова

В Национальном педагогическом университете им. Драгоманова прошел съезд, организованный Киевским отделением Всеукраинского общества “Просвіта”. В нем участвовали представители “Просвіти” и студенты столичных вузов. Главная задача съезда — подготовка украинских студентов к вступлению в молодежное просветительское движение “Украинская молодежь говорит по-украински” и пропаганда “украинской национальной идеи” среди них.

Члены движения публично обязаны разговаривать только на украинском языке, говорится в одном из пунктов устава. Говорящим по-русски грозит исключение из движения. Жесткое закрепление уставного требования — разговаривать только на украинском языке — многим студентам представляется таким же архаичным, как и бытовавшее во времена царской России предписание изъясняться публично только на русском языке. Да и как же это вяжется с конституционной нормой равенства всех языков в межличностном общении?..

Возникает вопрос: а причем здесь вообще просвещение?

(“Киевские ведомости”, 23 травня 2001 р.)

***

8 тысяч иностранных студентов из 70 стран мира приехали в Харьков. Большинство иностранцев в качестве главных проблем называют... языковую. Все дело в языке преподавания. В последнее время и в Харькове преподавание в вузах переходит на украинский язык. Но в быту, на улицах почти везде говорят по-русски. Поэтому в голове иностранцев полная языковая каша. Это для нас украинский и русский — родственные языки. Неопределенность языковой среды мешает иностранцам нормально учиться. “Русский — все же язык международного общения, особенно технический”, — говорят они.

(“Україна і світ сьогодні”, №21, 26 травня-1 червня 2001 р.)

***

Владимир Золотарев, “Кієвскій телеграфЪ”:

“... К языковой теме пора вернуться хотя бы для того, чтобы показать исключительную вредоносность существующей языковой политики и полное отсутствие аргументов у ее сторонников...

Связь между языком, на котором говорит человек, и его лояльностью пусть даже не к государству, а к стране, в которой он живет, представляется поистине потусторонней...

После десяти лет упорных трудов наши националисты добились-таки того, что в Украине появились “русские партии”, а Россия начала проявлять интерес к нашим внутренним делам. Фактически украинское государство создавалось как государство политической нации, а развивается по пути нации этнической...

В связи с украинизацией, проводимой государством и поддерживаемой общественными организациями, как-то сам собой исчез простой вопрос: а кто, вообще, для кого существует? Государство должно разговаривать языком гражданина, или гражданин — языком государства? Почему за мои деньги меня же и мучают, а мои дети растут элементарно неграмотными? Этих вопросов никто не задает, потому что уже существует многолетний прецедент последовательно проводимой насильственной политики, которая демонстрирует приоритет произвольно выбираемых государственных интересов над любым частным гражданским интересом.

Насильственная украинизация — это именно то, в чем так нуждается бюрократия советского типа, это то занятие, которое спасает ее “советскость”. Национализм создал замечательный источник легитимности для номенклатуры.

Практика украинизации состоит в воспитании чувства вины...

(“Кієвскій телеграфЪ”, №20, 28.05-03.06 2001 р.)

Права жінок

Кабінет Міністрів України постановою від 6 травня 2001 року №479 затвердив національний план дій щодо поліпшення становища жінок та сприяння впровадженню гендерної рівності у суспільстві на 2001-2005 роки.

Заступник начальника департаменту молодіжної та сімейної політики Держмокмолодьспорттуризму України Ірина Голубєва:

“У структурі населення України жінки становлять 54%. У галузях економіки їх зайнято понад 6,5 млн. Частка серед звільнених дорівнює 62,6%, а при прийнятті на роботу — 45%. В країні створено і діє 30 всеукраїнських та міжнародних, 200 обласних, понад тисячу районних та міських жіночих організацій, 4 жіночі партії. З 19 березня 1999 року діє Національна рада жінок України, в яку входить 12 всеукраїнських та міжнародних громадських жіночих організацій. Серед депутатів Верховної Ради України жінок лише 8% (станом на 1998 рік). Серед керівників центральних органів виконавчої влади — 2 жінки. Немає жодної жінки — голови облдержадміністрації. Згідно з офіційною статистикою, кількість безробітних жінок становить понад 400 тисяч, це майже 60%. Рівень їх середньої заробітної плати становить 73% від середньої заробітної плати чоловіків. В країні налічується понад 93 тисячі жінок-інвалідів, і кількість їх щорічно зростає. Значних масштабів набули проблеми насильства в сім’ї (психологічного, сексуального, фізичного, емоційного, економічного), проблеми торгівлі і вивезення жінок за кордон з метою сексуальної експлуатації”.

(“Урядовий кур’єр”, №89, 23 травня 2001 р.)

Права дитини

На сьогодні в Україні відповідно до Закону “Про державну допомогу сім’ям з дітьми” 3,9 млн. громадян отримують 11 видів допомоги на 4,2 млн. дітей (з них — 138 тисяч багатодітних сімей, 1159100 малозабезпечених сімей).

На обліку в органах соціального захисту населення — понад 150 тисяч дітей-інвалідів віком до 16 років. Вони отримують соціальну пенсію, розмір якої з 01.03.2001 року складає 47,1 грн. У системі соціального захисту населення функціонує 58 дитячих будинків-інтернатів для дітей-інвалідів з вадами фізичного та розумового розвитку. Тут на повному державному утриманні перебуває майже 8 тисяч вихованців віком від 4 до 18 років, в тому числі понад 2 тисячі дітей-сиріт та дітей, які залишились без піклування батьків. Основний напрям навчально-виховної роботи — це максимальна корекція психо-фізичних вад, соціально-побутова адаптація дітей-інвалідів, спрямована на відновлення їх соціального статусу.

При сприянні Фонду соціального захисту інвалідів у регіонах працює 17 дитячих реабілітаційних центрів медичного та соціально-педагогічного напрямку.

В Україні дедалі більшого розвитку набувають дитячі будинки сімейного типу.

(“Демократична Україна”, №57, 1 червня 2001 р.)

Екологічні проблеми

Прямо за околицей села Александровка в Донецкой области раскинулся так называемый золоотвал Старобешевской ГРЭС. Занимает он целых 322 гектара. Отдел радиационной гигиены взял пробы почвы с приусадебных участков жителей села: удельная активность цезия-137 превышает средние для области показатели. В селе от лейкемии умерли уже четверо детей, есть больные и сегодня. Уровень смертности среди взрослых александровцев тоже высок.

(“Комсомольская правда в Украине”, №91, 24 травня 2001 р.)

Армія

Віктор Гедзь, майор:

“... Офіційно до нестатутних взаємин відносять знущання військовослужбовців строкової служби над молодшими товаришами по службі (фізичну і моральні образу).

В яку військову частину не піди, командири досить бадьоро відрапортують про надзвичайно велику роботу з попередження нестатутних взаємин. І солдати не менш бадьоро повідомлять, що “дідівщина” якщо і була, то дуже давно.

Представники різних організацій, які беруться захищати права військовослужбовців строкової служби, навпаки, наголошують, що наше військо — майже суцільна “мордувальня” для солдатів. А офіцери поставлені лише для того, щоб професійно очолити цей процес.

Істина, на мою думку, десь посередині. Адже жодний командир, упевнено розповідаючи про заходи, проведені з метою попередження нестатутних взаємин, не може так само впевнено сказати, що нічого негативного у частині чи підрозділі не відбувається. До того ж військові суди час від часу засуджують військовослужбовців саме за нестатутні відносини. Варто також врахувати, що до військових судів доходять справи, в яких розглядається лише “фізична образа”. Як кажуть, слова до діла не пришиєш, а тому за фактами моральної образи до військових судів не звертаються.

Кожен діє так, як його привчили з дитинства. Щоправда, стверджувати, що у всьому винне лише цивільне життя, виправдовуючи свою бездіяльність, не має права жоден командир. У підрозділах, де постійно дотримується розпорядок дня і розклад занять, проявів нестатутних взаємин набагато менше, ніж там, де солдати і сержанти займаються казна-чим на власний розсуд. Отже, вимога, що найголовніше у військовій службі — постійне дотримання норм військових статутів, продиктована перш за все прагненням не допустити порушень дисципліни. Особливо — порушень статутних вимог щодо взаємин військовослужбовців...”

(“Народна армія”, № 91, 22 травня 2001 р.)

***

В Киеве закончился суд над охранником гауптвахты дисциплинарной воинской части А-0488, дислоцирующейся в Дарницком районе столицы. Подтверждены факты издевательств, совершенных 19-летним рядовым Игорем Коцюбой по отношению к арестантам. Возможно, одной из причин бунта в дисбате, участником которого был пострадавший от издевательств Александр Станкевич, стало жестокое отношение к арестантам на гауптвахте.

Суд приговорил Коцюбу к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год.

“Определяя меру наказания, суд учел искреннее раскаяние подсудимого и тот факт, что Коцюба совершал противоправные действия при прямом потворстве своих непосредственных командиров, — пояснил принятое решение председатель военного суда Дарницкого гарнизона Николай Матюшко. — Например, исполняющий обязанности начальника гауптвахты старший прапорщик подстрекал выводного, говоря: “Если им будет хорошо, то тебе будет плохо”. Судом установлено, что запреты на посещения туалетов, принуждение к ползанию по полу до изнеможения, избиения и пр. совершались выводным при потворстве лейтенанта, начальника караула.

На последнем судебном заседании Коцюба признался судье, что командир роты регулярно проводил с ним “воспитательную работу”, принуждая давать ложные показания.

Допрошенный в суде командир дисциплинарной части полковник Андрей Шандер предпочел прослыть нерадивым командиром, а не соучастником преступлений, сказав, что он ничего не знал. Сейчас полковник вынужден уволиться из рядов Вооруженных Сил.

(“Факты”, №93, 30 травня 2001 р.)

***

В Кировограде отключены от электроснабжения 5 дислоцирующихся в городе военных частей. Причина — долги за использованную электроэнергию. В пресс-службе Министерства обороны сообщили, что подобные отключения воинских подразделений становятся практикой. В подобных ситуациях пищу готовят на полевых кухнях, боеготовность техники поддерживают, расходуя запасы дизтоплива.

(“Факты”, №89, 24 травня 2001 р.)

***

Семьи офицеров, погибших при взрыве военного вертолета у поселка Чернобаевка под Херсоном, намерены подать в суд на страховую компанию “Оранта”.

“Жизни наших мужей государство оценило в 4600 гривен. Именно такую сумму Национальная страховая компания выплатила в качестве возмещения. Но ведь законодательством по социальной защите военнослужащих и членов их семей предусмотрена выплата ста прожиточных минимумов в случае гибели военного”, — недоумевает вдова Светлана Макаревич.

Однако размеры возмещений устанавливаются, исходя из размеров обязательных платежей силовых ведомств. И указанная сумма — как раз столько, на сколько расщедрилось МО.

(“Киевские ведомости”, 28 травня 2001 р.)

 

 

СВОБОДА ВИСЛОВЛЮВАНЬ

Правове забезпечення

Президент Украины издал Указ, согласно которому рабочую группу по подготовке предложений, касающихся обеспечения гласности и открытости деятельности органов государственной власти, возглавил глава президентской администрации Владимир Литвин.

Созданной в соответствии с Указом рабочей группе поручено с учетом отечественного и международного опыта в течение 2001-2002 годов разработать и внести на рассмотрение законопроекты, в которых, в частности, должно быть предусмотрено создание условий для свободного доступа граждан к информации о решениях органов государственной власти и о деятельности этих органов, в том числе касающейся формирования и реализации государственной политики в разных сферах общественной жизни; подготовки и принятия законов, других нормативных актов; экономического сотрудничества с иностранными государствами; обеспечения прав человека.

(“Кієвскій телеграфЪ”, № 19, 21.05-27.05 2001 р.)

***

Указ Президента “Про підготовку пропозицій щодо забезпечення гласності та відкритості діяльності органів державної влади” №325/2001 від 17 травня 2001 р. — див.

(“Урядовий кур’єр”, №88, 22 травня 2001 р., с. 4)

***

Розпорядженням Президента України Леоніда Кучми створено робочу групу з питань організації Суспільного телебачення і радіомовлення України. Її керівником призначено Георгія Почепцова, завідувача кафедри Інституту міжнародних відносин Київського національного університету ім. Т. Шевченка.

(“Україна молода”, № 93, 25 травня 2001 р.)

***

Іван Домбровський, суддя Верховного Суду України:

“Верховний суд щодня отримує скарги на рішення судів за позовами по захисту честі та гідності у ЗМІ. Потік таких справ не зменшився. Тому очікуємо, що наступний Пленум Верховного Суду допоможе судам першого рівня виносити справедливий вирок у подібних справах. Закінчено роботу над редакцією проекту постанови цього Пленуму, якою вперше будуть внесені зміни до Постанови Верховного Суду 1995 року, і яка, зокрема, дасть роз’яснення поняття “злий умисел журналіста”. Це нове поняття для нашого законодавства: у нас є поняття “прямого” і “непрямого умислу” у кримінальному праві. Законодавець вказав поняття “злого умислу”, не роз’яснивши змісту, тому ми повинні дати тлумачення, щоб судова практика була однаковою. А поки що кожен суддя має право тлумачити його для себе, виходячи з обставин кожної конкретної справи...”

Свіжим прикладом конфліктної ситуації навколо преси став арешт судовиконавцями банківських рахунків тижневика “Рівне вечірнє”. Формальним приводом для цієї акції стало рішення місцевого суду про стягнення з редакції значного грошового штрафу як компенсації моральних збитків народному депутату України В. Червонію.

Саме зараз в Україні утвердження демократичних засад функціонування преси залежить багато в чому від професійності та порядності представників судової гілки влади. І тому справа “Рівне вечірнє” — депутат В. Червоній” може стати своєрідним лакмусом щодо готовності наших судів бути адекватними часові...

Практика судових справ в Україні, які стосуються ЗМІ, однозначно більшою мірою орієнтована на захист репутації посадових осіб, ніж на захист свободи слова і думки. Така практика призводить до того, що ЗМІ опиняються в неоднакових умовах перед законом з представниками владних структур. Подібна практика небезпечна ще й тому, що під час судових розглядів судді піддаються адміністративному тиску і залякуванням. Як наслідок — мас-медіа програють майже всі судові справи.

(“День”, № 87, 19 травня 2001 р.)

***

На состоявшемся 25 мая Пленуме Верховного Суда Украины принято постановление “О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда Украины №4 от 31.03.1995 г. “О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) ущерба”.

Отныне средства массовой информации могут дышать свободнее. Критическая оценка определенных фактов, критические мнения и суждения, критические рецензии на произведения больше не являются основанием для разорительных судебных исков о возмещении морального ущерба.

Однако, если при этом допускается клевета, оскорбление или нарушение других прав личности (к примеру, разглашение конфиденциальной информации без согласия человека, вмешательство в его личную жизнь), то это будет чревато для СМИ проигранным судебным делом.

По мнению адвоката Григория Гинзбурга, который хорошо знаком с практикой процессов против масс-медиа, ситуация приведена к европейским нормам.

Размер возмещения морального ущерба суд определяет в зависимости от характера и объема перенесенных истцом физических и душевных страданий. При этом также учитывается состояние здоровья пострадавшего, тяжесть вынужденных изменений в его личной и производственной жизни, утрата деловой репутации, трата времени и усилий на восстановление прежнего состояния.

(“Сегодня”, №116, 28 травня 2001 р.)

Судові справи за участю ЗМІ

Наша газета уже почувствовала на себе прикосновение хозяйской руки. Губернатор Киевской области Анатолий Засуха подал в суд иск с требованием возместить ему моральный ущерб, нанесенный публикациями в “Новом веке”, в размере 1 млн. гривен. Причем этот миллион он обещает пожертвовать на поддержку свободы слова в Киевской области

(“Новый век”, № 18, 19-26 травня 2001 р.)

Злочини проти журналістів та ЗМІ

В последнее время в квартире журналиста Степана Сикоры, собственного корреспондента закарпатской газеты “Старый замок”, которая выходит в Мукачево, часто раздаются анонимные телефонные звонки. Неизвестные предлагают хозяину “угомониться” и прекратить публикацию журналистских расследований и обличительных критических материалов. В противном случае они угрожают физической расправой, такой, какую применили к Гонгадзе. Вызвала это озлобление серия материалов о волне недовольства жителей Мукачевщины бездеятельностью руководства района. Журналисты “Старого замка” обратились официально в правоохранительные органы с просьбой принять необходимые меры для безопасности своего коллеги, а также других работников масс-медиа.

(“Рабочая газета”, №72, 24 травня 2001 р.)

***

В ночь на 27 мая в Одессе была предпринята попытка взорвать квартиру 49-летнего президента телерадиокомпании “Одесса-плюс” Михаила Коломея. Около трех часов ночи жильцов 4-этажного дома №3 по улице Дегтярной, в самом центре города, разбудил сильный грохот. Жильцы вызвали милицию.

“Мне тяжело назвать кого-либо из потенциальных подозреваемых, — сказал Михаил Коломей. — Однако не исключаю политической подоплеки: наша ТРК — независимая, и ее точка зрения не всегда совпадает с официальной”.

(“Факты”, №93, 30 травня 2001 р.)

***

“Я хочу офіційно заявити: у ТРК “Одеса плюс” є підстави не підтримувати у передвиборчій боротьбі за крісло міського голови ні Руслана Боделана, ані Едуарда Гурвіца... Я думаю, що міг стати жертвою замовлення якоїсь третьої сили... Я не можу погодитися з оцінкою начальника Одеського міського управління міліції Володимира Жураковського, який кваліфікував нічний вибух під дверима моєї квартири як “хуліганську витівку”, — заявив в інтерв’ю для “УМ” генеральний директор ТРК Михайло Коломей, коментуючи невдалий “терористичний” акт.

Для забезпечення охорони генерального директора обласне управління СБУ виділило трьох співробітників.

Упродовж останніх чотирьох років журналісти телепрограми “Око”, що виходила під опікою Коломея, були непримиренними опонентами як нинішнього міського голови Боделана, так і центральної влади. Перші випуски “Ока” з’явилися в розпал попередньої виборчої кампанії на посаду мера і несподівано зникли у ті дні, коли Руслан Боделан оголосив, що прагне повторного обрання. Щоб успішно пройти ліцензування в Києві, гендиректор вирішив позбутися попередніх телеведучих “Ока”, котрі, за його словами, немилосердно “підставили колектив ТРК “Одеса плюс” випуском у прямий ефір депутатів-опозиціонерів Кармазіна та Шишкіна.

А після цього на адресу керівника ТРК, за його словами, посипались погрози по телефону: і вимоги “передати керівництво компанією іншій людині, або будуть неприємності”. Коломей звернувся за допомогою в обласне управління СБУ. Така от попередня фабула замаху на життя керівника ТРК.

(“Україна молода”, № 96, 30 травня 2001 р.)

Роздуми фахівців

Євген Глібовицький, спеціальний кореспондент ТСН та програми “Епіцентр” (Студія “1+1”), отримав заохочувальну премію “За правдиве висвітлення подій довкола справи Гонгадзе”. Це відзнака Інституту Пилипа Орлика. Щороку Інститут нагороджує людей, які зробили внесок у зміну ситуації в Україні.

(“Молодь України”, №57-58, 2001 р.)

***

Евгений Глибовицкий, тележурналист канала “1+1”:

“... Сейчас в ТСН мои темы — это оппозиция, правый спектр украинской политики и, конечно же, дело Гонгадзе... Я сейчас продолжаю вести тему Гонгадзе, хотя замечаю: тема постепенно умирает. Украинские власти преуспели в распространении настолько противоречивой информации, что зрители и читатели абсолютно запутались в происходящем. Порой легче игнорировать тему, чем пытаться в ней разобраться. А результат происходящего таков: погиб человек, который при жизни пытался что-то изменить. По крайней мере, журналисты считали, что со свободой слова в стране произойдут изменения к лучшему. Но эти прогнозы оказались преждевременно оптимистическими. Да, зима-начало весны были периодом большей свободы. Сейчас начинается подготовка к выборам, и буквально во всех СМИ наблюдается начало процесса “закручивания гаек”. То есть, мы опять не смогли создать систему, которая могла бы защитить свободу слова и нас, журналистов.

Моя работа на “Эпицентре” — это попытка и анализа ситуации, и расширения границ дозволенного. Сейчас, по сути, после десяти лет Независимости мы находимся у черты и решаем, в каком направлении все же двигаться. Правда, у меня есть опасение, исходя из тенденций, которые я наблюдаю в медиа-пространстве, что когда мы все же решим, куда идти, сказать об этом зрителю уже будет невозможно...”

(“Известия в Украине”, №96, 1 червня 2001 р.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори