пошук  
версія для друку
07.04.2004

10 - 30 серпня 2002 року

   

ПРАВА ЛЮДИНИ

1. Правоохоронні органи За останній тиждень правоохоронні органи України порушили більше 20 кримінальних справ проти бізнес-структур, засновниками чи акціонерами яких є члени парламентської фракції "Наша Україна". Такими даними володіє керівник групи "Разом" Олег Рибачук. Органи УБОЗ уже "зайнялися" підприємством "Славутицький руберойдовий завод", одним з акціонерів якого є народний депутат від "Нашої України" Володимир Шандра.

("Україна молода", №146, 10 серпня 2002 р.)

***

Генеральная прокуратура "нового созыва" демонстрирует достаточно жесткую позицию, если говорить о количестве задержаний и арестов. Были ли они оправданны, покажут судебные приговоры. Ведь, насколько известно, наиболее популярная мотивировка заключения под стражу — опасение по поводу возможного влияния на следствие. Основание вполне законное. Однако, если говорить о тенденции, то она настораживает, потому что, по большому счету, получается, что подозреваемые расплачиваются свободой за неуверенность следствия в собственной независимости и непредвзятости. Хуже всего, если цель этих мер — создать привычный фон, на котором аресты станут столь же обыденной вещью, как новые разоблачения Павла Лазаренко.

("Зеркало недели", №30, 10-16 серпня 2002 р.)

***

Определенная часть наших детективов — это люди с извращенными представлениями о чувстве долга, с низким уровнем профессионализма, который у них может соперничать разве что с таким же уровнем нравственности. Общество требует от работников правоохранительных органов прежде всего соблюдения закона, но в том-то и беда, что слабому специалисту такое требование не под силу. Вот в таких-то условиях и сформировалась серия незаконных приемов и методов. Прежде всего такой следователь стремится кого-нибудь арестовать (вот почему оказались переполненными наши следственные тюрьмы) — будь-то прохожий, случайно оказавшийся неподалеку от места преступления, или кто-нибудь из знакомых и тем паче недоброжелателей погибшего — тогда уже можно рапортовать о начавшейся работе, а главное, есть у кого добиваться, чтобы сознался в совершенном преступлении. А ведь в законе сказано со всей четкостью: признание человеком его вины может быть положено в основу обвинения только в том случае, если оно подтверждено другими материалами, добытыми по делу. Это в законе. А в общественном сознании прочно угнездилось: "Сам сознался — чего же еще". Но сперва надо задержать подозреваемого. И если нет никаких доказательств его причастности к преступлению, то в дело вступает так называемый административный арест. Это значит, что любого человека можно "закрыть" на 10-15 суток по постановлению суда об административном правонарушении ("выражался нецензурной бранью, на замечания работников милиции не реагировал"). А потом, уже в безумии камеры, человека можно "доводить" до статьи. Виновность или невиновность здесь не при чем. Наша судебная практика доказывает, что оправдательных приговоров при слушаниях дел по тяжким преступлениям бывает очень мало. В лучшем случае суд посылает дело на доследование, но из-под стражи никого не освобождает. Ясно, что следователь вместо доследования начинает латать прорехи в собственной работе. А ни в чем не повинный человек сидит в кошмарных условиях следственной тюрьмы, с уголовниками, и знает, что будет сидеть месяцы, а может быть, и годы. Он убеждается, что все равно получит те 5-7 лет, которые обещал ему следователь. Зато если признаться… И тут на свет божий вытаскивается статья закона о преимуществах чистосердечного признания, и настойчиво звучит обещание: признайся хоть частично — и пойдешь домой. Измученный страхом и унижениями (а может быть, побоями и издевательствами), человек идет в конце концов на уговоры. Лишь бы отсюда выбраться. И когда ему потом говорят, что об освобождении и речи быть не может, он бывает близок к самоубийству…

("Зеркало недели", №30, 10-16 серпня 2002 р.)

2. Катування та жорстоке поводження В постановлении прокурора о создании оперативно-следственной группы от 22 марта 2000 года об убитой было сказано: ". Она работала проституткой, в средствах массовой информации помещала объявления о предоставлении интимных услуг". Спустя два месяца оперуполномоченный уголовного розыска Днепровского райуправления милиции г. Киева Валерий Редик оформил от гражданина Валерия Прилепы "явку с повинной", в которой тот признается в убийстве 19 марта 2000 года Наташи К. В "явке с повинной" подробно, на трех страницах, Прилепа признавался в убийстве и ограблении. 30 мая, на следующий день после написания "явки с повинной" Прилепа в деталях подтвердил следователю прокуратуры Игорю Лыске свои показания, о чем был составлен соответствующий протокол. 1 июня следователь Лыска с участием прокурора Днепровского района Анатолия Яковенко допросили Прилепу в качестве подозреваемого. В протоколе приведены многие детали, которые не были описаны в "явке с повинной". Прилепа написал в конце протокола: "Протокол прочитан, от подписи отказываюсь". Адвокат Прилепы Николай Олефиренко 8 июня обратился к следователю райпрокуратуры Петру Коваленко с ходатайством: "Мой подзащитный Прилепа рассказал мне, что за период его содержания под стражей с 25 мая к нему применялись недозволенные методы следствия: его избивали работники милиции, подвергали пыткам, унижениям, наносили удары в пах, подвешивали на наручниках, застегнутых под коленями, наносили удары по всем частям тела, надевали презерватив на дубинку, которую вставляли в анальное отверстие, вынуждая дать признательные показания в совершении убийства. Ходатайствую о незамедлительном проведении судебно-медицинским экспертом освидетельствования моего подзащитного на предмет выявления телесных повреждений, их характера и срока причинения. Прошу запретить работникам милиции Днепровского РУ доставлять Прилепу из ИВС в райотдел милиции, где, по его словам, к нему применяются физические меры воздействия, запретить "беседовать" с моим подзащитным без моего присутствия как адвоката". Аналогичные ходатайства адвокат Олефиренко направил начальнику городского бюро судмедэкспертизы, начальнику изолятора временного содержания, прокурору Днепровского района, где, в частности, сообщал, что "меня как защитника Прилепы в течение двух недель не допускают к нему на личные свидания. думаю, причина отказа в свидании — наличие у него свежих следов телесных повреждений". Все ходатайства остались без ответа. И тогда отец Прилепы пригласил нового адвоката — Зою Шевченко. Первое, что сделала Шевченко, — потребовала от следователя Коваленко познакомить ее с материалами и экспертизами, обосновывающими его задержание и арест. Получила отказ. Все ходатайства адвоката, направленные на объективное расследование, на проведение дополнительных и повторных экспертиз тоже были отклонены. Аресты, обыски, опознания, допросы, очные ставки проводились без соблюдения правовых и процессуальных норм и с благословения руководителя следственно-оперативной группы Коваленко. На свидетелей оказывалось психологическое давление. Так, следователи вызвали бывшую жену Прилепы и потребовали, чтобы она подтвердила, что вечером 19 марта видела у него 100 тысяч гривен. А от знакомой Прилепы потребовали, чтобы она созналась: Прилепа подарил ей золотые серьги. Но просидев под арестом двое суток и выдержав несколько допросов, обе женщины не согласились говорить неправду. А вот свидетель Игорь Тищенко подтвердил, что 19 марта приезжал с Прилепой к Наталье. И ждал того 40 минут во дворе. Его отпустили. Шевченко направила ходатайство Коллегии судей Днепровского района, где сообщалось: "Свидетель Тищенко показал, что работники Днепровского РУ применяли к нему пытки, физическое и психическое воздействие. Судмедэксперт его освидетельствовал и зафиксировал наличие телесных повреждений, причиненных работниками милиции при допросах. Тищенко подал жалобы прокурору района на действия работников милиции и следователя Коваленко, применявшего к нему насилие. Но его жалобы следователем Коваленко были отклонены и даже не приобщены к материалам уголовного дела". 11 марта 2001 года состоялось заседание суда Днепровского района. В протокол были внесены следующие показания подсудимого Прилепы: "Я не совершал убийства К., я оговорил себя. Замначальника райотдела милиции Гудзь и оперуполномоченный уголовного розыска Редик требовали, чтобы я написал явку с повинной. Я отказался, тогда Гудзь нанес мне один удар кулаком в лицо и сказал, что это только цветочки. 29 мая меня опять привезли в РУВД и завели в кабинет Гудзя, где был Редик. Гудзь взял меня за горло и нанес удар в пах. Потом мне завязали глаза и начали наносить монотонные удары в разные части тела. Когда мне развязали глаза, то в кабинете был только Гудзь. Он мне нанес еще удар ногой в пах. И я не выдержал, сломался и согласился все написать и подписать. Потом под диктовку Редика я написал явку с повинной.".

Если бы человек мог легко переносить боль, раскрываемость преступлений, которую показывает в свои сводках МВД, снизилась бы весьма наглядно. Но человек вынести пыток не может. Поэтому и рождаются "явки с повинной". Если бы кто-нибудь подсчитал все эти "явки", мы могли бы составить весьма точное представление о масштабах применяемых в МВД пыток, которые стыдливо маскируют формулировкой "незаконные методы ведения следствия".

Судом была назначена повторная экспертиза. Прошло девять месяцев и эксперты в суде подтвердили: смерть наступила около 1 часа 21 марта (не 19 марта, как было указано в "явке с повинной"), а Прилепа гостил у бабушки в Броварах 20 и 21 марта, что подтверждает много свидетелей, и в Киеве не был. Короче, новая экспертиза подтвердила "несоответствие обстоятельств убийства тому обвинению, которое было предъявлено Прилепе". В постановлении Днепровского районного суда от 30 апреля 2002 года так прямо и сказано: "Досудебное следствие неправильно установило время и способ совершения преступления. Обвинение, предъявленное Прилепе, существенно отличается по фактическим обстоятельствам от содеянного убийства и является неприемлемым". Но суд в который раз за два года решил: "Для установления действительных обстоятельств и времени совершения преступления необходимо провести дополнительные оперативно-розыскные и следственные действия". И для этого Прилепу по-прежнему содержат в Лукьяновской тюрьме… Прилепа впервые очутился в камере Лукьяновки, когда ему исполнился 21 год. Первое время было так тяжко, что пытался покончить с собой, вскрыв вены. Сейчас он содержится в общей камере, где кроме него — человек 40, не меньше…

В одно прекрасное утро, когда Валерий Прилепа и Игорь Тищенко торопились на работу, к дому подъехала машина, на Валерия и Игоря надели наручники и привезли в райотдел. В протоколе значилось, что они были пьяны, нецензурно выражались и оказали сопротивление органам правопорядка. Суд дал каждому по 10 суток. Кстати, оба эти ареста потом (после того как ребята отбыли срок) признаны городским судом незаконными и отменены.

Сегодня о деле Прилепы как будто забыли. В Днепровском районе новый прокурор и новый начальник милиции. Игорь Лыска по-прежнему работает в прокуратуре района, но уже старшим следователем. Валерий Редик стал старшим лейтенантом милиции. Иван Гудзь сейчас работает первым заместителем райуправления милиции и получил звание подполковника. А следователь Петр Коваленко из районной прокуратуры переведен в прокуратуру г. Киева. Он теперь прокурор отдела по надзору за соблюдением законов при проведении следствия органами прокуратуры…

("Зеркало недели", №30, 10-16 серпня 2002 р.)

3. Окремі установи кримінально-виконавчої системи В Лукьяновской тюрьме (следственный изолятор №13) выживают только сильные духом. Здоровые взрослые мужики здесь порой плачут как дети. Некоторые воют от ужаса и тусуются возле "кормушки", умоляя "вырвать их из этого ада". Здесь можно увидеть "опущенных" "быков", покорно моющих полы. У них хватало силы на свободе, но не хватило духу в изоляторе. В камере — ужасная теснота, вода течет по стенам, стоит плотный смог, в 5-6 метрах человека уже не видно. Курить разрешено, и курят почти все. Летом люди просто задыхаются от испарений, дыма, жары. Этим летом — особенно трудно. И все надо вытерпеть, стойко прожить сутки, неделю, месяц, год, два года.

("Зеркало недели", №30, 10-16 серпня 2002 р.)

4. Судова система "Я утверждаю, что ни один судья в Днепропетровской области (возможно, и в Украине) не может чувствовать себя независимым и защищенным от произвола административной власти". Такое заявление судьи Бабушкинского района Днепропетровска Любови Будяковой, опубликованное 31 июля на страницах днепропетровской газеты "Лица", стало настоящим шоком для судейского корпуса региона. В своем открытом обращении на имя главы СПУ Александра Мороза Любовь Ивановна подробно рассказывает о нелегкой судейской доле честного юриста. Ни один из юристов-собеседников корреспондента "ЗН", а ими были начальник областного управления Минюста Евгения Шанина, председатель Бабушкинского райсуда Александр Максименко и еще несколько их коллег, не сказали ни одного дурного слова о профессиональных и человеческих качествах коллеги-отступника.

Собственно, содержание обращения сводится к невероятному давлению на судью при принятии ею важных для Соцпартии положительных решений. И, как следствие, угроза жизни ей и ее близким. Любовь Ивановна приняла решение в пользу Днепропетровского обкома СПУ и не допустила выселения партийцев из арендованного ими помещения, оставив "с носом" местные власти. Это многим, в том числе председателю суда А.Максименко, очень не понравилось. Что он, по ее утверждению, неоднократно и высказывал. По аналогичному делу судебное решение уже в пользу горсовета принял судья В. Кузнецов. Далее Любовь Ивановна приводит многочисленные примеры нарушения действующего законодательства при рассмотрении вышеупомянутого дела. Она утверждает, что когда приняла решение уже по другому делу не в пользу уважаемого депутата горсовета, ей стал угрожать ее шеф в паре с проигравшим избранником народа. Как следствие, 4 апреля 2002 года ее без согласия перевели из гражданской в уголовную коллегию, забрали и дела, находящиеся у нее в производстве. Далее ее сына чуть было не сбил автомобиль, участились угрозы по телефону, а милиция на ее информацию реагировала неадекватно: "Вы же знаете, чьи это номера. Это бесполезно". Угроза жизни и безопасности, по мнению Л. Будяковой, стала достаточно реальной. В заключение Любовь Ивановна уведомляет А. Мороза о своем решении обратиться к правительству Великобритании с просьбой о предоставлении политического убежища. Многие из ее коллег утверждают, что свое желание выехать за рубеж она высказывала и в частных беседах с конца прошлого года. О причинах не говорила.

После трехчасового изучения журнала поступивших жалоб и заявлений в Бабушкинский РОВД собкору "ЗН" так и не посчастливилось обнаружить факт регистрации ее жалобы или обращения по факту угроз. В горкоме СПУ подтвердили, что Любовь Будякова и два ее совершеннолетних сына находятся за пределами Украины. Посольство Великобритании в Украине от комментариев пока воздержалось. Остается дождаться обстоятельного комментария Любови Ивановны, обещавшей в своем обращении "дать пояснения по любому из приведенных и других фактов, а также выступить в суде".

("Зеркало недели", №30, 10-16 серпня 2002 р.)

***

19 апреля т.г. Артемовский райсуд Луганской области признал бывшего вице-президента банка "Славянский" Бориса Фельдмана виновным в хищении денежных средств банка и уклонении от уплаты налогов и приговорил его к 9-ти годам лишения свободы. Собранные следователем налоговой милиции Василием Орлом материалы составили 113 томов. Не так давно девятнадцать судей Верховного Суда Украины (Судебная палата ВСУ по гражданским делам под председательством Петра Шевчука), рассмотрев жалобу Б. Фельдмана, пришли к заключению, что он в нарушение закона, без надлежащих правовых оснований с 13 марта 2001 года удерживался под стражей в следственном изоляторе. Защитники Фельдмана намерены ходатайствовать в апелляционном суде Луганской области об изменении их подзащитному меры пресечения — с содержания под стражей, где он находится с марта 2000 года, под залог или подписку о невыезде. Личные поручительства на сей счет уже подписали несколько известных в стране деятелей политики, бизнеса и даже культуры. Впрочем, осужденный Борис Фельдман и его защитники не питают особых иллюзий на счет непредвзятого рассмотрения их ходатайств и апелляционной жалобы на приговор. Об этом свидетельствует рассмотрение дела в Артемовском райсуде, проходившее с нарушением всех известных норм уголовного процесса.

Рассмотрение жалобы Б. Фельдмана на приговор в апелляционном суде Луганской области назначено на 27 августа.

("Свобода", №31, 13-20 серпня 2002 р.)

5. До Дня Незалежності України День Независимости Украины — действительно большой праздник для 17,1% граждан. Даже на Западе Украины День Независимости считают большим праздником лишь 40,3% жителей. Сравнение с другими праздниками — не в пользу Дня Независимости: Первомай большим праздником считают 31,8% граждан, День Победы — 70%, Пасху — 80,7%. Если бы референдум проводился сегодня. То независимость Украины поддержали бы менее половины (48,8%) ее нынешних граждан, треть (33,9%) голосовали бы против; 17,3% проигнорировали бы это событие. Из тех, кто голосовал "за" независимую Украину в декабре 1991 года, лишь две трети (66,6) подтвердили бы свой выбор сегодня. Таковы результаты опроса, проведенного социологической службой Центра Разумкова накануне Дня Независимости — с 7 по 16 августа 2002 года.

Анатолий Гриценко, Центр Разумкова:

". Мы построили государство, в котором преобладающим чувством является страх. Страшно обычным гражданам — потерять работу, подачку в виде компенсации за коммунальные услуги, будущую копеечную пенсию. Поэтому работающих, особенно бюджетников. Легко вывести на демонстрацию в поддержку власти, легко и безнаказанно лишить не только света и горячей воды, но и жилья; не только правдивой информации, гражданских свобод, но и человеческого достоинства.

Страшно бизнесменам. Их давит не только налоговый пресс. Их давит формула "процветание бизнеса — это лояльность по отношению к действующей власти, а еще лучше — родственная с ней близость". Кто не с властью — может потерять не только бизнес, но и свободу. Безнаказанное отнимание и того, и другого власть демонстрировала уже не раз.

Переполненные украинские тюрьмы забиты десятками тысяч мелких воришек, укравших кто велосипед у магазина, кто соседского барана, но ворующие по-крупному, сотни миллионов и миллиарды, чувствуют себя до поры до времени спокойно. Пока не нарушают правила. Иначе — включается в работу репрессивная машина, и правоохранительная система избирательно ставит возмутителя спокойствия на указанное сверху место.

Власть имущим тоже страшно — потерять власть, источник дохода; кроме того, могут спросить за содеянное. Страх лишиться должности заставляет министров врать своим гражданам, дипломатов — гражданам других стран, зачитывая заранее заготовленные пресс-релизы о демократических выборах в Украине и о европейских устремлениях нашего демократического руководства.

За свое государство наша власть будет бороться любыми средствами, "нарушая любые статьи избирательного закона, которые только можно нарушить". Мы это видели 31 марта. Наше независимое ни от кого государство не реагирует на то, что более половины (58,6%) граждан уверены в недемократичности парламентских выборов, что международные наблюдатели свидетельствуют о том же. Наша власть после этого проводит еще "более яркие" довыборы — сначала в президентском кабинете, для формирования послушного парламентского большинства "под Литвина", а затем 14 июля в трех округах. Итог выборов-2002 — не только отношение граждан к Дню независимости и самой независимости, но и неверие в демократичность будущих, президентских выборов. Только21,2% граждан полагают, что предстоящие в 2004 году выборы будут демократичными; более половины (51%) уверены в обратном; для 27,8% опрошенных вопрос остается открытым.

На Банковой есть опытные юристы, они подскажут: (а) как не зарегистрировать нужного, точнее — ненужного кандидата, (б) как снять с пробега уже зарегистрированного кандидата, (в) как правильно организовать выборы и подсчет голосов, (г) как оспорить в суде результаты выборов, если они оказались неправильными. За период с апреля 2000 года накоплено море опыта, все отшлифовано до деталей.

Действующего Президента не хотят видеть действующим конституционное большинство граждан Украины всех возрастов и во всех регионах: 77,6% граждан не поддержали бы изменения законодательства, позволяющие избрание Л. Кучмы на третий срок; 71,8% отрицательно отнеслись бы к выдвижению его кандидатуры на предстоящих выборах; 71,7% поддержали бы добровольную отставку Президента.

Мы построили государство, массово нарушающее права граждан. 91,2% опрошенных уверены в том, что в Украине не соблюдается конституционное право граждан на достаточный жизненный уровень; 82,1% — право на труд и возможность зарабатывать на жизнь этим трудом; 80.7% — право на здравоохранение; 69,7% — право на образование. 73,7% респондентов не уверены в том, что и их дети, живя в Украине, будут чувствовать себя защищенными от посягательств на их права и свободы. За этими цифрами — не эмоциональные оценки людей, уставших от переходного периода, а действительно невыносимые условия жизни большинства сограждан. 54,5% опрошенных сообщили, что им приходилось отказываться от медицинской помощи из-за отсутствия средств. Из-за нехватки денег на элементарные антибиотики, на лечение в стационаре мы стали умирать от воспаления легких и гриппа. С начала 2001 года Украина вошла в состояние эпидемии туберкулеза; ежечасно от этой болезни умирает один человек, свыше 80% больных умирают в трудоспособном возрасте. Украина занимает первое место в Европе по темпам распространения СПИДа, болезнь вышла за пределы групп риска и уже поражает общую популяцию 9500 случаев инфицирования ежемесячно). В нескольких областях эпидемический порог СПИДа превышен в три-четыре раза.

("Зеркало недели", №32, 24-30 серпня 2002 р.)

***

По словам заместителя госсекретаря Минтруда и социальной политики Виктора Дьяченко, за последние 8 лет в Украине почти на четверть увеличилось количество детей-инвалидов и инвалидов детства (в возрасте до 16 лет) — соответственно, до 153 тысяч и 150 тысяч человек. В целом за период с 1994 года количество инвалидов в Украине увеличилось с 2,2 млн. человек до почти 2,6 млн. Одной из причин роста инвалидности является "снижение качества генофонда в Украине".

("День", №147, 15 серпня 2002 р.)

6. Громадянське суспільство Губернатор Харьковщины Евгений Кушнарев распорядился создать общественный кадровый совет при главе областной госадминистрации. Его возглавил сопредседатель Харьковской областной организации "Мемориал" Генрих Алтунян, в свое время пострадавший за "антисоветскую деятельность". Бывший народный депутат Украины теперь будет оценивать качество работы госслужащих, наблюдать за ходом разбирательства заявлений и жалоб на их действия и. предотвращать коррупцию.

("Вечерний Харьков", №89, 10 серпня 2002 р.)

 

 

СВОБОДА ВИСЛОВЛЮВАНЬ

1. Проблема Інтернету До недавнего времени рынок доступа в Интернет, или Интернет-сервис-провайдера, считался одним из самых свободных рынков в нашей стране. Для оказания провайдерских услуг не требовалось лицензии, оборудование не сертифицировалось, существовал устойчивый спрос и достаточное количество подготовленных специалистов. Но грянул гром, и на рынок Интернет-провайдинга обратило внимание государство. Органы управления — Госкомсвязи и СБУ — озаботились его регулированием, а государственный монополист "Укртелеком" — просто вышел на него. Приход "Укртелекома" на этот рынок не мог не поменять правила игры. Хотя бы потому, что никакой другой его оператор не мог позволить себе сколько-нибудь значительных вложений в национальном масштабе.

Буквально за два-три года "Укртелеком" создал инфраструктуру, которой нет и в ближайшее время не будет ни у одного из его конкурентов. Таким образом, основной тенденцией рынка на данный момент является массовый переход провайдеров на каналы "Укртелекома": компания позиционирует себя как "провайдер провайдеров". Возрастает контролируемость провайдеров "Телекомом": мелкие фирмы фактически превращаются в розничных реализаторов укртелекомовского Интернета. "Телеком" получает контроль над провайдерами.

("Зеркало недели", №30, 10-16 серпня 2002 р.)

2. Злочини проти журналістів Как сообщила "Украинская правда" со ссылкой на Национальный союз журналистов Великобритании, заместитель министра иностранных дел этого государства Майк О’Брайен призвал усилить давление на украинское руководство и европейские институты для проведения независимого расследования убийства журналиста Георгия Гонгадзе. По словам М.О’Брайена, во время встречи министров иностранных дел 11 июля руководство Великобритании обратилось к Украине с вопросом о ходе расследования убийства. Он, в частности, сказал: "Мы уверены, что должна быть создана международная комиссия. Украинская сторона сообщила нам, что в соответствии с законами Украины, на сегодняшний день это невозможно, но мы ищем выход из ситуации".

Робер Менар, генеральный секретарь международной организации "Репортеры без границ", представитель Леси Гонгадзе в деле об убийстве ее сына:

". Я никогда не подхожу к делам по убийствам журналистов с точки зрения политических схем, сопоставления гипотетических возможностей различных сил, которые потенциально могут быть заинтересованы как в самих убийствах, так и в запутывании или затягивании следствия. Наряду с этим очевидно и то, что Украина еще не стала правовым государством, что ее советское прошлое на самом деле еще во многом остается настоящим днем в работе правоохранительных, административных органов. Я не питаю иллюзий по этому поводу. И поэтому тем более уверен, что нужно продолжать работать, исчерпать все реальные возможности, чтобы продвинуть расследование вперед. Недостойно, думаю, отказываться от борьбы за истину в этом, ставшем символичным для Украины деле, только из-за того, что, может быть, кто-то очень могущественный причастен к убийству журналиста. Позволить себе забыть об этом убийстве только под предлогом неких вероятных геополитических интриг — значит, помочь убийцам остаться безнаказанными. Кто бы ни стоял за убийством — криминалитет, одна из спецслужб, власти или приближенные к ней олигархи, — виновные должны быть найдены. Сколько бы времени на это ни потребовалось".

("Зеркало недели", №30, 10-16 серпня 2002 р.)

3. Судові справи за участю ЗМІ та окремих журналістів 19 серпня Донецький апеляційний суд визнав незаконним затримання податковою міліцією та утримання під вартою протягом 10 діб журналіста, оглядача Інтернет-видання Obkom.Net Володимира Бойка, якого затримали 25 червня на робочому місці в редакції газети "Салон Дона і Баса" на тій підставі, що він нібито не має постійного місця проживання й ухиляється від слідства.

("Україна молода", №152, 20 серпня 2002 р.)

***

Нагадуємо, що Куйбишевський районний суд Донецька 5 липня звільнив журналіста Володимира Бойка з-під варти під заставу у 17 тисяч гривень. Оглядач донецької газети "Салон Дона і Баса" обвинувачувався у несплаті податків.

("Голос України", №121, 9 липня 2002 р.)

***

30 июля в Броварском городском суде состоялось первое судебное заседание, которое условно можно обозначить как "СНБО против журналиста": высокопоставленные чиновники Совбеза судятся с главным редактором газеты "Грани" Виктором Воротниковым. Данный процесс идет параллельно с другим делом, в котором фигурирует секретарь СНБО Евгений Марчук. Речь идет о так называемом "Туринском процессе". После одной из публикаций Воротникова доверенное лицо Марчука — заместитель руководителя аппарата СНБО Василий Ситар оказывал давление и угрожал главному редактору "Граней". Руководству Совбеза не по душе пришлось то, что газета публиковала материалы Туринской прокуратуры (Италия), расследующей нелегальные поставки оружия в регионы, на которые распространялось эмбарго ООН. ООН направила обращении Комиссии по правам человека к министру иностранных дел Украины, в котором содержалось требование "обеспечить право на жизнь и физическое здоровье г-на Воротникова".

("Харьковский телеграфЪ", №29, 5-11 серпня 2002 р.)

***

Хозяйственный суд столицы отказал в удовлетворении иска издательства "Такі справи" , которое требовало признать незаконным блокирование его счетов налоговой администрацией г. Киева. Президент издательства Сергей Данилов не исключает, что суд поддался давлению, поскольку он отказался рассматривать видеоматериалы, где зафиксирован визит сотрудников налоговой администрации в издательство.

("Юридическая практика", №34, 20 серпня 2002 р.)

4. Право на інформацію На последнем брифинге городской голова Львова Любомир Буняк потребовал, чтобы журналисты газет "Високий Замок" и "Экспресс" оставили помещение ратуши. Эти издания обвинили мэра во лжи, когда он заявил, будто никакого отношения к авиашоу во Львове, приведшем к массовой гибели людей, городская власть не имеет. Мэр не согласен с тем, что все обвинения посыпались на городскую власть. Корреспондент "Экспресса" Богдан Куфрик собирается подать в суд на городского голову, нарушившего, по его мнению, законы о госслужбе и информации, которые регламентируют отношения между журналистами и госслужащими.

("Киевские ведомости", 12 серпня 2002 р.)

***

В наших отечественных реалиях красивое название президентского Указа "О дополнительных мерах по обеспечению открытости в деятельности органов государственной власти" рассчитано преимущественно на экспорт, для иностранного потребителя информации об Украине. Интересен этот документ, в отличии от многих своих предшественников, не только названием. Издавать указы для того, чтобы заставить работать законы, для стремящейся на европейские просторы страны, претендующей на статус правового государства, — недопустимо. За риторикой о "создании условий для свободного доступа к базам данных заинтересованных субъектов", "систематическом опубликовании важнейшей информации об экономических, социальных, культурных и других вопросах", а также о "совершенствовании порядка подачи запросов о предоставлении информации и процедуры ответов на такие запросы" кроется масса подводных камней. Так, например, предлагается предусмотреть исчерпывающий перечень (поместив его в соответствующий нормативно-правовой акт) видов информации, свободный сбор, хранение, использование и распространение которой может быть ограничено "в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка с целью предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья населения, для защиты репутации или прав других людей, для предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально.". Вообще, в демократическом обществе достаточно исчерпывающего перечня информации, которая составляет государственную тайну. И у нас есть такой "Звід відомостей, що становлять державну таємницю", утвержденный приказом председателя СБУ и зарегистрированный в Министерстве юстиции в марте прошлого года. Но, видать, кому-то этого показалось мало. И Президент, подписав указ, согласился с ним.

Наталья Петрова, советник программы правовой защиты и образования СМИ IREX ПроМедиа:

". Что меня настораживает в этом указе? Это пункт, который, по сути, несет в себе угрозу ограничения информации. авторы указа намерены создать исчерпывающий перечень для ограничения информации. Как можно предусмотреть исчерпывающий перечень информации, которая, допустим, может негативно повлиять на национальную безопасность? Или непредвзятость правосудия? Это невозможно. Однако, сам факт, что указ не секретный, как многие другие, довольно отрадный. Кстати говоря, "не для печати" и "для служебного пользования" — это два грифа, не имеющих законодательного обоснования, поскольку в законе об информации есть только три понятия: открытая информация, конфиденциальная информация и государственная тайна.".

Владимир Полохало, политолог:

". Бюрократический класс, который существует сегодня в Украине, сформировался в рамках тех указов, которые глава государства издавал раньше. Именно президент воспитал чиновника, который не привык информировать о своей деятельности, поскольку это противоречит его менталитету. И если Президент решил затеять революцию и поменять ментальность украинского чиновника, воспитанного им же, то ему просто нужно заменить все чиновничество. Уках предусматривает трех-, шестимесячные сроки. Изменить стиль, практику управления, психологию чиновника за столь короткий период невозможно. Так что в этом плане указ заведомо невыполним. Поэтому куда более осязаемой целью является иное. Об этом можно судить из интервью Леонида Кучмы, последовавшего за появлением указа: "Где граждане плохо понимают действия правительства, руководства страны, они нередко оценивают эти действия. на основе двух-трех лозунгов, выкинутых политическими крикунами, которые стремятся к власти ради власти". Главный смысл указа — перехватить политическую инициативу у оппозиции. Это чистой воды президентский популизм. Когда практика принятия политических решений не предполагает участия граждан, когда абсолютно отсутствуют механизмы контроля населения за властью, когда делается все, чтобы не допустить создания гражданского общества, такой указ в определенной мере циничен. Этот указ имеет пиаровский характер. Он не задевает основ, на которых формировался институт президентства и вся исполнительная власть, которая остается неподконтрольной.

("Зеркало недели", №30, 10-16 серпня 2002 р.)

***

На адресу голови держави Леоніда Кучми надійшов лист від 13-ти громадських організацій України, що входять до Громадської ради з питань свободи слова та інформації. Вони висловили свою підтримку прагненням Президента України "сприяти відкритості у діяльності органів державної влади, про що свідчить підписання відповідного Указу Президента". Як зазначається у листі, громадські організації готові надати допомогу в реалізації положень Указу і сподіваються, що залучення експертів з неурядових організацій до досліджень практики виконання Закону "Про інформацію" та інших нормативно-правових актів буде максимально відкритим, базованим на плюралізмі думок.

("Демократична Україна", №66, 20 серпня 2002 р.)

5. Ксенофобія Анна Азари, Чрезвычайный и Полномочный посол Государства Израиль в Украине и Молдове:

". В Украинском государстве сегодня происходит возрождение еврейской общины. Никто не станет отрицать тот факт, что в Украине нет политики государственного антисемитизма. Радует то, что его проявлений на бытовом уровне по сравнению с Западной Европой меньше. Об этом свидетельствуют мониторинги, проводимые различными еврейскими организациями. Все эти годы существовали и продолжают существовать издания антисемитского характера, вроде того же львовского "Идеалиста". Но если они раньше находились в положении маргинальном, то сегодня можно наблюдать переход прессы подобного рода на качественно иной уровень. Ярким примером этого стали публикации в журнале МАУП "Персонал". Проявления таких настроений среди людей, чей уровень претензий намного выше среднего, раньше не наблюдалось. Реакция властей, возбуждение уголовного дела против издания — это не самое главное. Весь вопрос в том, как на шовинистические выходки реагирует гражданское общество, какая идет дискуссия. Я не считаю, что критика политики Израиля — это антисемитизм. Но публикации "Персонала" — это не полемика, а махровый антисемитизм. Появление таких публикаций свидетельствует, что понимание о легитимных и нелегитимных методах спора пока отсутствует. Проявление подобных тенденций в многонациональной стране должно интересовать не только отдельные общины евреев или, скажем, армян, но и государство в целом. Я не думаю, что ситуацию, складывающуюся на сегодня в Украине, можно называть угрожающей, несмотря на всю активность дискуссии. Но если закрывать глаза и делать вид, что проблемы не существует, она вполне может стать такой. Меня удивляет идея некоторых представителей интеллигенции о том, что построению независимой Украины и развитию гражданского общества может помешать возрождение культуры и традиций национальных меньшинств, в том числе евреев."

("Зеркало недели", №31, 17-23 серпня 2002 р.)

***

3 липня ц.р. до місцевого суду Печерського району Києва МАУП, Міжнародною кадровою академією (МКА), президентом МАУП та МКА Георгієм Щокіним і головним редактором журналу "Персонал" Ігорем Слісаренком було передано позовну заяву про захист честі, гідності та ділової репутації і відшкодування моральних збитків на суму 5 млн. гривень до відповідачів — тижневика "Столичные новости" та газети "Столичка". Рішуче відкидаючи надумані звинувачення в антисемітизмі та нацизмі, позивачі розцінюють публікації цих видань як такі, що містять тенденційні, наклепницькі твердження, ганьблять честь, гідність та ділову репутацію позивачів. Перше судове засідання, що мало відбутися 5 серпня, зірвалося з вини відповідачів.

("Молодь України", №102, 15 серпня 2002 р.)

Інтерв’ю з Георгієм Щокіним див. "Демократична Україна", №65, 16 серпня 2002 р., с.3

***

Генеральному прокурору України

Шановний Станіславе Михайловичу!

У мене як народного депутата України, президента Асоціації національно-культурних об’єднань України, до складу якої входить понад 60 громадських організацій національних меншин, викликає гостре занепокоєння діяльність редакції часопису "Ідеаліст" (Львів), який є друкованим органом "Організації ідеалістів України". В останні роки на сторінках цього видання систематично друкуються антисемітські матеріали. Зміст яких ображає національну гідність громадян. Які належать до єврейської громади України. На підтвердження наводжу декілька прикладів публікацій: "Смерть готують нам жиди" (№7, липень 2001), "Жидівський терор", "Івано-Франківщина окупована жидами", "Увага! Жидівський надфашизм!" (№6, липень 2002). У поточному році газета виходить під гаслом "Приймаємо закон про депортацію жидів з України!!!".

Подібні публікації стали приводом для звинувачень України з боку Ради Європи у проявах антисемітизму та ксенофобії, що завдає величезної шкоди міжнародній репутації нашої країни.

У зв’язку з тим, що публікації газети "Ідеаліст" і, взагалі, діяльність її редакції грубо порушують ст.ст.24,34,37 Конституції України, норми законодавства України щодо неприпустимості розпалювання міжетнічної, расової та релігійної ворожнечі, прошу Генеральну прокуратуру України в межах своєї компетенції вжити відповідних заходів до вказаного видання та його засновників.

З повагою
О.Б. Фельдман,
народний депутат України,
президент Асоціації національно-культурних об’єднань України
("Моя Батьківщина", №8, 21 серпня 2002 р.)

***

Верховна Рада України
народному депутату України
Фельдману О.Б.
Шановний Олександре Борисовичу!

Ваше звернення щодо публікацій у газеті "Ідеаліст", спрямованих на розповсюдження національної ворожнечі та ксенофобії, розглянуто.

Повідомляю, що за результатами перевірки прокуратури Львівської області стосовно головного редактора газети "Ідеаліст", голови проводу Львівської обласної організації ідеалістів України Маньковського М.М. 31.07.2002 р. порушено кримінальну справу за ознаками злочину, передбаченого ст.295 КК України. Кримінальна справа для проведення досудового слідства направлена до УМВСУ у Львівській області.

Крім того, прокурором Львівської області голові Державного комітету інформаційної політики, телебачення та радіомовлення України внесено подання щодо скасування державної реєстрації та припинення діяльності вищезгаданого друкованого видання, як такого, що пропагує міжнаціональну ворожнечу та ненависть.

На ім’я начальника Львівського обласного управління юстиції прокуратурою області 31.07.2002 р. внесено подання з вимогою вжити заходів до припинення діяльності Організації ідеалістів України з підстав, вказаних вище та в порядку, передбаченому чинним законодавством України.

З повагою,
заступник Генерального прокурора України
Т. Корнякова
("Моя Батьківщина", №8, 21 серпня 2002 р.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори