пошук  
версія для друку
08.04.2004

Валерий Жаровный. Папа, защити меня... от милиции

   

В прошлом номере газеты «Новый ракурс» был опубликован материал «Мама, защити меня... от милиции». В нем глава Луганского областного отделения Комитета избирателей Украины Алексей Светиков рассказывал, как их организация встала на защиту прав подростков, которых незаконно задержали в Северодонецке сотрудники милиции. Тот случай произошел в октябре прошлого года. Еще не высохла типографская краска, как на редакционный стол легли новые документы о подобном же, но уже в другом регионе области.

В конце декабря в одном из районных центров на Луганщине вдруг (вдруг ли?) разразилась настоящая «Ментель», застудившая души детей лютым морозом милицейского произвола, неоправданного насилия и циничного глумления. Сейчас «зимники» в милицейских бушлатах метут пургу в оправдание своих незаконных действий при ледяном созерцании вышестоящих Дедов Морозов, которые, как видно из ниже приведенного, никак не выйдут из новогоднего бала самоуспокоения и бесснежной идиллии в душах своих подчиненных.

Два луганчанина, специально не будем называть их фамилии, отцы сыновей-подростков, еще две недели назад считали, что живут, учатся, работают и платят налоги в свободной и демократической стране, где уважаются Конституция, человеческие права, как взрослых, так и детей. Родители полагали, что их дети, которые учатся в 8-м классе одной из престижных школ областного центра, владеют несколькими иностранными языками, никогда не проявляли ни в школе, ни на улице недостойного и противоправного поведения. Но вдруг в глазах сотрудников одного из отделов милиции они предстали отъявленными и злостными нарушителями общественного порядка, которые якобы дали повод для возбуждения сразу трех уголовных дел. И это в отношении тринадцатилетнего Бориса (имена изменены – ред.) и четырнадцатилетнего Антона. Далее передаем личную оценку событий со слов родителей.

В школьные каникулы их сыновья с 27 декабря 2003 года находились на отдыхе у родной бабушки Антона в поселке городского типа. 28 декабря примерно в 13-14 часов на центральной улице поселка на Антона беспричинно набросился неизвестный человек в форме сотрудника милиции. Сбив с ног мальчишку, повалил его на землю и стал выкручивать руки. Борис начал звать людей на помощь и просил вызвать милицию. У Антона в руках был предмет, которым подстригают ногти, открывают бутылки и консервные банки. Мужчина, пытаясь силой вырвать предмет из рук мальчика, сильно его поранил. Рана обильно кровоточила. Неизвестный объяснил прохожим и очевидцам применение насилия тем, что является сотрудником милиции и проводит задержание хулиганов, которые якобы причастны к повреждению оконных стекол местной школы. Приехавший дежурный наряд милиции силой затолкал мальчишек в патрульную машину и доставил в райотдел милиции. Там сотрудники милиции, вопреки установленному порядку об обязательной регистрации доставленных и задержанных лиц, не сделали в журнале никаких отметок о задержании детей. Требования принудительно доставленных сообщить их родителям или бабушке об их задержании были проигнорированы.

Один из их сыновей, имея при себе мобильный телефон, воспользовался минутным отсутствием в дежурке сотрудников милиции и успел сообщить родителям о факте их избиения, необоснованного задержания и пребывания в райотделе милиции.

В ходе последующих бесед милиционеры от ребят требовали признаться в совершении хулиганских действий и сопротивлении работнику милиции при их задержании. Несмотря на то, что у Антона кровоточила рука, сотрудники милиции не оказали ему медицинской помощи и не вызвали «скорую» или врача. Затем увели его в дальнюю комнату якобы на допрос.

Бориса с синяком под глазом, полученным от удара милиционера, поместили в «обезьянник» – то есть к взрослым правонарушителям. Вскоре одного из тех, кто находился в «обезъяннике», подозвал сотрудник милиции к себе и что-то сказал ему шепотом на ухо. Тот, кто минутой ранее подставлял ухо милиционеру, подошел к Борису и сказал: «Говорят, ты богатенький Буратино, но сейчас ты станешь богатенькой Мальвиной».

Чем бы закончилось глумление над малолетним, можно представить, если бы в этот момент – 16.00 – в здание РОВД не вошел отец Бориса.

На входе, в дежурке, никого из работников милиции не оказалось, и приехавший из Луганска беспрепятственно прошел во внутренние помещения здания милиции.

Перед взором отца открылась следующая картина. Посреди большого кабинета был накрыт стол, заставленный бутылками со спиртным и закуской. А за столом под густым табачным дымом восседали сотрудники милиции в форме в обнимку с пьяными женщинами – видимо, отмечались наступающие праздники.

На вопрос вошедшего, где мой сын, из уст застольников понеслась брань и угрозы расправы. Была даже попытка выдворить нежелательного гостя.

В этот момент Борис, услышав родной голос, крикнул, что он здесь - в первой комнате от входа, за сеткой. Застигнутые врасплох милиционеры, опасаясь изобличения в массовой пьянке, устроенной в здании РОВД, беспрепятственно выпустили Бориса из комнаты доставленных. Другие задержанные, сочувствуя детям, показали направление, в котором ранее увели Антона.

Следуя по коридору и открывая двери всех комнат, отец Бориса в самом дальнем кабинете увидел следующее. За столом с пистолетом, извлеченным из кобуры, сидел сотрудник милиции, а в противоположном углу в окровавленной одежде и с пораненной рукой стоял Антон. На вопрос вошедшего, что здесь происходит, милиционер, спрятав огнестрельное оружие под стол, ответил, что он проводит допрос задержанного за хулиганство. И в подтверждение предъявил объяснительную, которая была написана рукой... самого милиционера.

В этот момент в здание РОВД уже прибыл отец Антона с друзьями, которые вызвались ему помочь. Вскоре здесь появился мужчина в гражданской одежде. Не предъявляя служебного удостоверения, он представился начальником райотдела. Последний по требованию родителей задержанных детей, имевших следы телесных повреждений, выписал направление на медицинское освидетельствование, пообещав провести служебное расследование случившегося.

В районной больнице дежурный врач-травматолог отказался освидетельствовать детей, сказав, что приезжих больница принимает на освидетельствование только во вторник (а был выходной день).

В здании больницы в приемном отделении Антон увидел и указал родителям того самого неизвестного, который был в форме работника милиции и избивал его на улице. Последний, заметив мальчишек и сопровождавших их мужчин, бросился наутек и скрылся, даже оставив свой милицейский бушлат.

Отцы вместе с детьми возвратились в здание райотдела милиции и убедились, что в журнале происшествий и доставленных лиц отсутствовали какие-либо отметки как о факте задержания сыновей, так и о факте заявленного кем-либо хулиганства, совершенного якобы в школе.

На следующий день уже в Луганске отцы приехали в областное управление милиции и передали жалобу на имя руководства УМВД Украины в Луганской области о неправомерных действиях их подчиненных и грубейших нарушениях прав детей.

При этом они указали, что были нарушены:

- Конституция Украины: применение мер физического и психического воздействия, нанесение телесных повреждений и неоказание медицинской помощи;

- Уголовный кодекс Украины: статья 371 (незаконное задержание, привод или арест), ст. 373 (принуждение давать показания), ст. 365 (превышение власти или служебных полномочий);

- права детей и несовершеннолетних, которых водворили в комнату для задержанных вместе со взрослыми, допрашивали без участия родителей, адвоката и понятых, унижали достоинство, не пуская в туалет, демонстрируя угрозу применения табельного оружия;

- указания министра внутренних дел № 1619, №1690, а также № 1718/АН от 22.03.1999 г. «О профилактических мерах предупреждения фактов превышения власти, избиения граждан в органах и подразделениях внутренних дел».

После избиения, незаконного задержания, допроса детей и их трехчасового пребывания в РОВД мальчики прошли медицинское освидетельствование в травматологическом отделении одной из луганских больниц и областной психиатрической больнице. Полученные во время задержания и пребывания в здании РОВД телесные повреждения зафиксированы документально.

Сейчас дети находятся на лечении в стационаре. Им поставлен диагноз – «депрессия». У них появилась боязнь темноты и мужчин в форме милиции, симптомы нарушения сна, снижение аппетита, а также заторможенная речь и заикание.

Но это еще не конец мытарств, во всяком случае, для родителей.

После передачи письма руководству областной милиции непрерывным потоком пошли телефонные звонки с угрозами расправы в случае отказа забрать заявление. Сообщали, что в райотделе якобы возбуждены три уголовных дела: о нападении их сыновей на школьного сторожа и его избиении; о сопротивлении сотрудникам милиции при задержании и нанесенных оскорблениях им со стороны детей; о физическом противодействии отцов сотрудникам милиции и самоуправстве при вызволении сыновей.

Анонимы предложили торг: закрыть эти уголовные дела в обмен на отказ от преследования сотрудников милиции.

Уже 6 января во внерабочее время сотрудник прокуратуры, личность которого родителями установлена, пытался прорваться в больничную палату якобы для проведения допроса детей. Но от общения с адвокатом потерпевших он отказался.

И вновь слово родителям:

- По месту нашего постоянного жительства несколько дней подряд толкутся, особенно не таясь, от одного до четырех подозрительных типов. В квартирах время от времени блокируется на продолжительное время телефонная связь.

В результате всего этого родители вынуждены самостоятельно предпринимать дополнительные меры, чтобы обезопасить себя и своих близких. Вышеуказанные действия они рассматривают как грубое давление на них со стороны, сравнимое с методами организованной бандитской группы.

Родители потерпевших сообщили, по их мнению, только достоверные факты. О большем сказать им не позволяет закон и этика.

Отцы пострадавших ребят решили обратиться с открытым письмом ко всем родителям, независимо от их социального и служебного положения, с призывом объединить усилия с целью остановить милицейское насилие, глумление и произвол в отношении детей.

Они согласны свидетельствовать, что ныне в Луганской области безнаказанно нарушаются конституционные права детей, грубо и цинично попираются их достоинство и честь.

О распространенности этих противоправных проявлений органов милиции говорят публикации в местных печатных изданиях. В них отражены сообщения, подтверждающие, что работники милиции Луганского региона регулярно, если не сказать систематически, превышают властные и должностные полномочия.

Создается впечатление, что правоохранители совершенно не знают прав несовершеннолетних.

Общественности не известно, в скольких случаях были привлечены к судебной ответственности милиционеры, допустившие нарушения в отношении задержанных и незаконно привлеченных к уголовной ответственности граждан, а также факты избиения, оказания психологического воздействия на подозреваемых и подследственных.

В стране, где власти позволяют нарушителям в милицейском мундире безнаказанно формировать порочную систему круговой поруки и оправдания своих незаконных действий, жить нельзя.

Что можно ответить родителям на вопрос детей, сомневающихся отныне в правомерности обращения к милиции по поводу антиобщественного поведения отдельных граждан: «Папа, ты же с малых лет внушал мне, что при столкновении с преступниками и несправедливостью помощь найду только у милиционера?»

Ссадины и ушибы сойдут, психическую травму при наличии денег на дорогие лекарства можно поправить, но чем излечить отравленную душу ребенка, в которую плюнул «дядя мент»?

От редакции. «Новый ракурс» специально не только не называет фамилии и изменил имена детей и родителей, но даже не указал районный центр, в котором произошел инцидент. Мы предоставляем право сделать это руководству областной милиции после соответствующего служебного расследования.

 Все мы, конечно же, должны знать как своих героев в милицейских погонах, так и тех, кто эти погоны позорит. Дегероизация милиции, похоже, в последнее время постоянно усиливается. И это очень тревожит. Не зря министр внутренних дел Украины Николай Билоконь в недавнем интервью «Фактам» заявил, что самое большое его желание – чтобы люди лучше относились к милиции.

Желает ли этого же руководство Луганской областной милиции?

Ждем ответа

(«Новый ракурс», г. Луганск, №3, 14 января 2003 г.)

 

Открытое письмо

Мы, Андреев Ю.М., отец 13-летнего Богдана, и Подлегаев Г.Н., отец 14-летнего Артема, еще две недели назад считали, что живем в стране, где уважаются Конституция и человеческие права. Наши дети прилежно учатся, никогда не проявляли недостойного и противоправного поведения. И вдруг усилиями сотрудников Славяносербского отдела милиции они предстали отъявленными и злостными нарушителями общественного порядка, которые якобы дали повод для возбуждения трех уголовных дел.

28.12.2003 г. в 14.00 в г. Славяносербск Луганской области наши дети были жестоко избиты сторожем местной школы, а затем сотрудниками Славяносербского РОВД. Непосредственно в РОВД дети были подвергнуты физическим пыткам. Издевательствам. Противоправному психическому давлению.

Из-за полученных значительных телесных повреждений, психической травмы дети в настоящий момент проходят лечение в больнице.

В силу их состояния здоровья и полученных травм доступ к детям ограничен (даже для родственников), потому что мальчики нуждаются в реабилитационном курсе — их психика надломлена из-за физических и психических пыток в правоохранительных органах.

Однако уже 30.12.03 г. работники Славяносербского РОВД предприняли попытку допросить наших детей в больнице — в отсутствие родителей, педагогов и врачей. Лечащий врач отказал милиционерам в разрешении на допрос, более того, выдал справку о категорическом запрете какого-либо общения с правоохранителями.

Несмотря на это, 6.01.04 г. помощник прокурора Славяносербского района Луганской области С.В. Задороженко также пытался проникнуть в больничную палату с целью допросить детей. При этом, естественно, ни родители, ни педагоги не были уведомлены о желании помощника прокурора. Лечащий врач вновь объяснил ретивому правоохранителю, что дети не могут быть допрошены, что мальчиков нужно спасать, а не добивать их надломленную пытками психику.

Но это еще не конец мытарств, во всяком случае для нас, родителей. После передачи письма начальнику областной милиции непрерывным потоком пошли телефонные звонки с угрозами расправы в случае отказа забрать заявление обратно. Нам сообщили, что Славяносербским РОВД против нас возбуждены три уголовных дела: о нападении наших сыновей на школьного сторожа и его избиении; о сопротивлении при задержании и нанесенных оскорблениях сотрудникам милиции со стороны наших детей; о нашем — отцов — физическом противодействии сотрудникам милиции и самоуправстве при освобождении сыновей.

Анонимно был предложен торг — закрыть эти уголовные дела в обмен на отказ от преследования сотрудников милиции Славяносербского РОВД.

По месту нашего постоянного жительства несколько дней подряд дежурят, особенно не таясь, от одной до четырех подозрительных личностей. При этом в наших квартирах блокируется на длительное время линейная и мобильная телефонная связь.

В результате всего этого мы, родители, вынуждены самостоятельно предпринимать дополнительные меры. Чтобы обезопасить себя и своих близких. Вышеуказанные действия мы рассматриваем как грубое давление на нас со стороны, сравнимое с методами организованной бандитской группы.

Подлегаев Г.Н., Андреев Ю.М.

PS. Редакция связалась с директором Луганской СШ №30, где обучаются Артем Подлегаев и Богдан Андреев, Линой Анатольевной Вокаловой.

— Богдан и Артем — нормальные дети, которые никогда не вызывали тревоги у педагогов. Родители мальчиков также принимали активное участие в воспитании своих сыновей… Никаких плохих наклонностей за этими детьми не наблюдалось. Мы более чем уверены. Что ни Богдан, ни Артем не могли совершить какое-либо противоправное действие…

(«XXI век», г. Луганск, №2, 14 января 2004 г.)

***

В настоящий момент дети проходят курс лечения в неврологическом отделении ЛГК МДБ №4 Луганска. У обоих мальчиков закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей в области скуловой дуги справа, у Богдана — ушиб мягкой ткани в области средней трети правой голени, у Артема — ссадины правой кисти, резаные раны 1, 4 и 5 пальцев правой кисти, ушиб, кровоподтек верхней трети правого бедра. Состояние мальчиков осложнено острой реакцией на стресс, депрессией, тревожным сном, боязнью темноты, мужчин.

После избиения, незаконного задержания, допроса детей и их трехчасового пребывания в РОВД мальчики прошли медицинское освидетельствование в травматологическом отделении 9-й ГБ Луганска и областной психиатрической больнице №1. Полученные во время задержания и пребывания в РОВД телесные повреждения зафиксированы документально.

(«XXI век», г. Луганск, №2, 14 января 2004 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори