пошук  
версія для друку
08.04.2004

До вбивства Валерія Кравченка (Одеса)

   

Следствие по делу об убийстве в декабре минувшего года президента рыбопромышленной корпорации “Антарктика” Валерия Кравченко все чаще напоминает одесситам о 1937-м годе. По подозрению в причастности к преступлению задержаны десятки людей. Задержания многих из них похожи друг на друга , как близнецы: неожиданный обыск, обнаруженные в жилище патроны, выдвижение обвинения по ст. 263 “Незаконное хранение боеприпасов”, санкция суда на содержание под стражей. Затем — давление на арестованного с целью добиться признания тех или иных фактов хозяйственной деятельности, которые, сами по себе не являясь преступлением, сплетутся в умелых руках следователей в единую картину конфликта интересов подозреваемых с убитым. Осталось лишь согласовать кандидатуры главных обвиняемых со всеми инстанциями. И, как выясняется, прежде всего с местной властью. Ибо многие аресты, по странному стечению обстоятельств, являются продолжением долгоиграющих конфликтов тех, кого “закрыли” по этому делу.

Заместитель председателя общества инвалидов г. Рени Одесской области Борис Ахметьянов, он же председатель совета предпринимателей Ренийского района, был задержан 26 марта. На основании результатов обыска 27 марта было вынесено постановление о привлечении Ахметьянова в качестве обвиняемого в совершении преступления по ст. 263 ч.1 УК Украины. А 28 марта Приморский местный суд Одессы постановил избрать мерой пресечения заключение Ахметьянова под стражу в ОСИ-21. На судебном заседании по избранию меры пресечения прокурор Приморского района Одессы Г. Пимонов заявил, что “вина его доказана в полном объеме”. Почему бы тогда суду сразу не вынести Ахметьянову приговор? Зачем полтора месяца держать его под стражей по уже доказанному обвинению? По словам адвоката Александра Ваганова, день суда был последним, когда он мог видеть своего клиента. В конце апреля руководитель следственной группы В. Силин устно (по телефону) сказал адвокату, что... Ахметьянов “отказался от защиты”. По словам адвоката, соответствующего документа, подписанного Ахметьяновым, он не видел, поэтому не знает, отказался ли Ахметьянов от защиты вообще, или конкретно от его услуг, и продолжает действовать на основании договора, заключенного 26 марта.

“Статья 263 ч.1 УК Украины не относится к тяжким преступлениям. На практике к подследственным по таким статьям меру пресечения “взятие под стражу” заменяют другими. Кроме того, ситуация невозможности встреч с моим подзащитным является прямым нарушением едва ли не всех пунктов ст. 48 УПК “Права и обязанности защитника” и, более того, подпадает под действие ст. 374 УК “Нарушение права на защиту”. По некоторым данным, Ахметьянов подвергается психологическому давлению и уже пытался вскрыть себе вены, требуя перевода в СИЗО согласно законному решению суда. Все это говорит о том, что обвинение его по ст. 263 — лишь предлог. По нашим сведениям, все это время от подзащитного требуют признательных показаний по участию в организации убийства Валерия Кравченко”.

К вышесказанному надо добавить, что местонахождение подследственного Бориса Ахметьянова на данный момент достоверно не известно. По крайней мере, в ОСИ-21 его нет. По некоторым данным, он содержится в ИВС ГУ МВД в Одессе. Однако ни в одном из учреждений, где может содержаться подследственный, передач от родственников для него не принимают.

В точности повторяет вышеизложенное ситуация с Сергеем Вербицким — руководителем “Дунайской транспортной компании”. Он также задержан 26 марта. Далее — Приморский суд, постановление о взятии под стражу, невозможность для адвоката увидеться с подзащитным без санкции руководителя следственной группы Силина, неопределенное место его нахождения, непринятие передач у родственников. В конце апреля адвокат Вербицкого Руслан Слипенко случайно узнал, что от Вербицкого “получена явка с повинной”. По данным защитника, “явка” касается обстоятельств коммерческой деятельности “Дунайской транспортной компании”. До нового допроса по материалам явки с повинной Сергей Вербицкий устно заявил адвокату Р. Слипенко, что отказывается с ним разговаривать. После допроса, по словам адвоката, Вербицкий тихо сообщил ему, что подвергался давлению и пыткам, а также угрозе “организовать” сердечный приступ, если не будет сотрудничать со следствием. По мнению коллег, арест Вербицкого вполне мог быть инспирирован по шумок кампании по поиску убийц Кравченко с целью избавиться от неугодного бизнесмена.

Аналогична ситуация с двумя другими жителями Рени, арестованными по такому же мотиву, в таком же порядке, — Петром Карапетрей и Николаем Филоти. Оба они содержатся в райотделах... Херсонской области! Но апофеозом работы следственной группы Генпрокуратуры по делу об убийстве Кравченко стала смерть в камере ИВС УВД Одессы задержанного по этому же делу экс-работника уголовного розыска Павла Хмарского. Он был задержан днем 22 апреля в собственной квартире. По словам жены и детей, при этом Хмарский был избит. Перед задержанием был проведен обыск. Обвинение не было предъявлено. 23 апреля адвокат (ныне свидетель по делу о его гибели) Наталья Бжассо сообщила жене задержанного, что “видимые места тела Павла в синяках” и что он, по его словам, “прослуживший всю жизнь в уголовном розыске, не представлял себе такого жестокого издевательства над людьми”. Как рассказала жена, вечером 22 апреля, стоя под окнами УБОП УМВД Одесской области на улице Осипова, она слышала крики избиваемого мужа. В ночь на 24 апреля Павла Хмарского нашли повешенным в камере. По данным следствия, имело место самоубийство. По факту гибели подследственного возбуждено уголовное дело. Результатов судебно-медицинской экспертизы погибшего пока нет (тело похоронено, на экспертизу отправлены лишь внутренние органы). Через несколько дней в СМИ появилась неофициальная информация о том, что Хмарский, работая в угрозыске, был информатором организованных преступных группировок. И повесился в камере, поскольку был обвинен своими коллегами в предательстве и “не вынес угрызений совести”. Однако, по данным бывших коллег погибшего, на него “указал” один из членов ОПГ, которого допрашивали по делу об убийстве Кравченко “на всякий случай” (следственная группа “перетряхивает” сейчас все возможные источники оперативной информации). Указал, лично не зная его, просто на знакомую фамилию... На самом деле, по словам бывших коллег милиционера, Хмарский был задушен и повешен в камере (странгуляционная борозда на его шее была намного шире, чем жгут из простыни, на котором он висел) с целью скрыть факты применения жестоких пыток во время допроса.

Начальник ГУБОП МВД Украины Юрий Черкасов в своих заявлениях по этому поводу категоричен: милиция очищается от оборотней.

Итак, открытый конкурс на должность убийц Кравченко в Одессе продолжается. Убийцей может быть признан каждый, кто занимался сколько-нибудь заметной хозяйственной деятельностью. В том, что убийство будет раскрыто, можно не сомневаться.

(“Зеркало недели”, №18, 17-23 мая 2003 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори