пошук  
версія для друку
08.04.2004

Справа Апеляційного суду Київської області

   

Заместитель Генерального прокурора Украины Виктор Щокин 23 мая заявил журналистам, что ГПУ возбудила уголовное дело по факту подделки решения Апелляционного суда Киевской области от 13 мая (тогда суд закрыл уголовные дела относительно Юлии Тимошенко и экс-руководителей ЕЭСУ, изменив последним меру пресечения).

Как известно, 13 мая была зачитана только резолютивная часть решения, полный текст в суде огласили 19 мая. Генеральная прокуратура запросила этот текст и 20 мая получила его копию. Однако, по словам В. Щокина, 21 мая из Апелляционного суда в ГПУ пришла бумага, где говорилось, что в полученной копии есть ошибки, допущенные секретарем при распечатывании. Поэтому, дескать, присылаем вам другую копию. Как утверждает заместитель Генерального прокурора, копии эти серьезно разнятся, прокуроры насчитали более 40 “ошибок”. Главная заключается в том, что резолютивная часть первой копии имеет 7 пунктов, а второй — 8. Как сказал Щокин, был добавлен пункт о закрытии уголовного дела, возбужденного относительно Юлии Тимошенко в январе этого года (уклонение от налогообложения). Щокин заявил, что на заседании 13 мая речь шла о 7-ми пунктах решения, а не о 8-ми. Это, видимо, и стало поводом для подозрений в судейском служебном подлоге. По словам заместителя Генерального прокурора, Печерский суд Киева санкционировал обыск в служебных помещениях Апелляционного суда Киевской области. Вчера такой обыск был произведен.

(“Сегодня”, №113, 24 мая 2003 г.)

***

По словам судей Апелляционного суда Киевской области, которые рассматривали дело 13 мая в составе коллегии судей, резолютивная часть была написана от руки и подписана всем составом суда. Полный текст решения набирался на компьютере. Когда 20 мая Генеральная прокуратура запросила копию, оказалось, что файл исчез. Текст пришлось набирать заново с оригинала. Ввиду загруженности копию подписали без сверки.

Александр Коротких, судья Апелляционного суда Киевской области:

“Утром в пятницу (23 мая) представители ГПУ пришли с постановлением судьи Печерского районного суда, на основании которого произвели обыск в комнатах, где находятся наши служебные места, изъяли системные блоки компьютеров, черновые записи, которые были использованы при изготовлении мотивированного решения, а также все материалы дела — не прошитые, не пронумерованные...”.

“... Это пробел в законе, мы считаем, что неправильно, когда судья низшей инстанции дает санкцию на обыск в суде высшей инстанции. О том, что возбуждено уголовное дело по ст. 366 УК Украины (“Служебный подлог”), мы узнали из прессы. Копию постановления о возбуждении уголовного дела нам не предъявляли, хотя мы ее устно запрашивали во время обыска. 26 мая мы подали жалобу в Шевченковский районный суд Киева, в которой просим отменить постановление о возбуждении уголовного дела как незаконное. Со слов заместителя Генерального прокурора Виктора Щекина мы поняли, что дело возбуждено лишь на основании двух копий определения Апелляционного суда Киевской области. Необходимая проверка соответствия копий оригиналу до возбуждения дела не производилась...”.

(“Сегодня”, №116, 28 мая 2003 г.)

Див. також — “Україна молода”, №93, 27 травня 2003 р.

***

Всі твердження Генпрокуратури про фальсифікацію суддівської ухвали носять суто політичне забарвлення, стверджували члени суддівської колегії на прес-конференції в УНІАН. Олександр Коротких нагадав, що 13 травня, коли оприлюднювали резолютивну частину рішення, зачитувався правильний варіант ухвали, який відповідає і оригіналу, і другій копії, направленій до Генпрокуратури. Коротких, Леонтович та Ященко скаржились на неввічливе поводження з ними представників прокуратури, а також інших осіб, чию приналежність до того чи іншого силового відомства вони не визначили, під час обшуку. Забуваючи про суддівський імунітет, особи, що прийшли робити обшук в Апеляційному суді, поводилися упереджено і мало не агресивно, на що скаржаться судді. Їм, зокрема, довелося почути з вуст незваних гостей напівпогрозу-напівпрогноз відносно того, як будуть розвиватись події надалі. Йшлося про можливий допит членів колегії, який змалювали суддям представники прокуратури, в тому числі, й “високі посадові особи” ГП. Вони поводилися так само некоректно, як і їхні нижчі за рангом колеги, говорить суддя Коротких.

(“Україна молода”, №95, 29 травня 2003 р.)

***

Голова райсуду Н. Фадєєва намагається триматися в тіні, хоча саме вона насправді вирішує, кому із суддів передати для розгляду чергову “гучну” справу, щоб гарантувати по ній потрібний замовникам із прокуратури результат.

Варто нагадати, що всі суди і всі судді, які ухвалювали позитивні для Юлії Тимошенко рішення, зазнають репресій. Їх переслідують, незаконно звільняють з посад, їхні родини залякують та шантажують.

(“Свобода”, №21, 27 травня-2 червня 2003 р.)

***

По недоброй традиции уголовное дело возбуждено Генеральной прокуратурой по факту, хотя всем прекрасно известно, чьи подписи стоят под оспариваемым документом, и в таком случае закон требует предъявлять обвинение конкретному лицу. Но так легче: проводить обыски, не предъявляя соответствующих постановлений и не возиться с условностями, стоящими на страже судейской неприкосновенности, но главное — фактически не дать возможности заинтересованному лицу полностью защитить себя.

Сегодня есть веские причины предполагать, что уголовное дело по статье о служебном подлоге возбуждено без достаточных оснований.

Более того, следствие, очевидно, само прекрасно понимает это, в связи с чем и появилось письмо председателю арбитражного суда из Генпрокуратуры, авторы которого интересуются приговорами, выносимыми провинившимися судьями на протяжении последних трех лет. В таких материалах всегда может оказаться что-то любопытное. Особенно, когда осужденные по делам — под рукой, и будут, вероятно, не прочь оказать посильную помощь следствию, например, в обмен на улучшение “жилищных условий”. В этом послании, подписанном следователем по особо важным делам, содержится просьба “с целью выяснения обстоятельств по делу” предоставить для ознакомления уголовные дела, которые рассматривались по первой инстанции или в апелляционном порядке при участии судей А. Коротких, К. Леонтович, И. Ященко с 2000 года по данное время. А ведь УПК предусматривает, что исследоваться могут материалы в рамках возбужденного уголовного дела. А в нем речь идет о конкретном документе, касающемся совершенно определенного дела. Причем тут приговоры, выносившиеся на протяжении последних трех лет? Ряд фактов свидетельствует о том, что на судей оказывается давление. Кроме того, известны несколько красноречивых эпизодов, которые нельзя назвать случайностью. Например, журналистский эскорт следственной группы, прибывшей в Апелляционный суд Киевской области производить обыск. Судя по массовости присутствовавших там коллег, имело место любезное приглашение Генпрокуратуры “на дело”, а не утечка информации.

Александр Коротких:

“... И сейчас, и раньше я вижу, что меня сопровождают по дороге на работу и домой. Нет, они не охраняют, а следят за мной. Я не первый год работаю в этой системе, но такого никогда не было. Я уверен, что за мною ведется слежка, некоторых сопровождающих даже знаю в лицо. Другие участники рассмотрения этого уголовного дела также отмечают слежку за собой. Думаю, это делается умышленно, с целью психологического давления. Они ведь не прячутся, демонстрируя, что где бы я ни был, они делают свое дело...

Обыск у меня на работе осуществлялся под руководством следователя, но в наш кабинет постоянно заходил и давал указания подчиненным начальник Главного следственного управления Куцый. Именно его постановления были отменены нами как незаконные. И думаю, что его присутствие было вызвано именно этим обстоятельством.

(“Зеркало недели”, №20, 31 мая-6 июня 2003 г.)

Див. також — “Свобода”, №23, 10-16 червня 2003 р.

***

А тим часом в епіцентрі загальної уваги опинилася ще одна скарга. Цього разу — від колегії суддів Апеляційного суду Київської області. Вони не погодилися з порушеною Генпрокуратурою кримінальною справою за фактом нібито здійсненої ними підробки рішення суду. Свою скаргу судді направили до Шевченківського суду Києва. Однак тамтешні колеги опальних суддів її не прийняли, направивши скаргу до Печерського суду. Мотивування такого кроку полягає в тому, що Печерський суд підходить для розгляду скарги за ознакою територіальності.

(“Україна молода”, №96, 30 травня 2003 р.)

***

За словами голови Комітету Верховної Ради України з питань правової політики Василя Онопенка, 4 червня Комітет розглянув звернення суддів Апеляційного суду Київської області і рекомендував Генеральному прокурору невідкладно розглянути питання про правомірність порушення кримінальної справи №49-1151 за фактом службової підробки ухвали Апеляційного суду Київської області від 13.05.2003 р., законності дій слідчого, правомірності продовження розслідування справи, а також санкціонування проведення обшуку.

“Свобода”, №23, 10-16 червня 2003 р.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори