пошук  
версія для друку
08.04.2004 | Наталья Кружилина

Ментов-убийц покрывает начальство

   

Если какому-нибудь стражу порядка вдруг вздумалось бы написать мемуары, то скорее всего, их следовало бы озаглавить «Сто способов применения дубинки». Предмет сей у наших правозащитников и впрямь универсален. Так, недавно в ТУМ №2 Подольского района столицы я стала свидетельницей такой сцены. В дежурке забарахлила электросистема и сидящий за пультом милиционер не смог простым нажатием кнопки открыть входную дверь. Однако сержант не растерялся: схватив дубинку, он подбежал к двери и принялся что есть силы лупить по замку.

Ко всеобщему удивлению, система заработала. И страж, окинув присутствующих умным взглядом, нравоучительно произнес: «Битие определяет сознание».

Руководствуясь, очевидно, этим принципом, нес свою службу и участковый милиционер села Мекшуновка Черниговской области капитан Валерий Сташко, выбивая дубинкой нужные ему показания, дабы раскрываемость в отчетности была на должном уровне.

...Как-то у дачника кооператива «Озерное» Геннадия Хацкевича кто-то умыкнул сварочный аппарат. Обнаружив пропажу, тот бросился к участковому. И на вопрос, подозревает ли обворованный кого-нибудь, указал на офицера в отставке, соседа по даче Александра Ивашова. Дескать, ходят к нему бомжи всякие, могли и умыкнуть агрегат...

Приняв на грудь изрядную дозу добротного первака, страж порядка на «Жигулях» потерпевшего отправился проводить дознание. Пенсионера, а вместе с ним и еще трех подозреваемых в краже посадили в машину и повезли в неизвестном направлении. Причем Ивашова, которому не хватило места в салоне, затолкали в багажник.

Вот что рассказал затем один из задержанных Александр Крещук: «Ивашов все время стучал в багажнике — ему было холодно и неудобно, однако водитель в ответ лишь сделал громче музыку. Было видно, что участковый сильно пьян. Остановившись возле вагончика КПП, он, шатаясь, вытащил дрожащего Ивашова из багажника и повел внутрь, откуда тут же послышался шум и громкие крики. Спустя несколько минут Сташко вышел из вагончика и прямо на улице начал избивать меня резиновой дубинкой. Потом потащил нас в помещение, и там я увидел, что Ивашов лежит в наручниках, голова в крови, а правая сторона вся синяя от побоев, при этом наручники сильно въелись в кожу да так, что руки стали пунцовыми. Участковый требовал, чтобы мы признались в краже какого-то аппарата, но никто из нас его не брал.

Сержант Решотко отобрал у Сташко дубинку, беспокоясь о том, что тот в порыве безумных пыток может разбить ее об Ивашова. Тогда озверевший капитан стал наносить удары валявшейся тут же поломанной шваброй. Острым концом со всей силы он долбил по голове бедолагу, поочередно нанося удары и нам по голове. У меня хлынула кровь, и он прогнал нас домой, запретив дожидаться Ивашова».

Вошедший в раж участковый, выбивая показания из «подследственного», долго не мог остановиться. Когда же пришел в себя, оказалось, что пенсионер умер. Убийцы спрятали труп в одном из заброшенных погребов зоны отчуждения.

Спустя несколько дней родственники обнаружили тело. В изуродованном трупе они едва узнали главу семейства.

Скандальное дело вначале попытались замять. А когда скрыть преступление не удалось начальник Редьковского РУВД Валерий Кулиш предложил убитой горем вдове 10 тысяч долларов за отказ от заявления: дескать, убитого уже не вернешь, а вам все-таки подмога будет...

Но этот вариант не сработал. Тогда милицейские чиновники пошли по иному пути — любой ценой доказать, что убийства не было, а пенсионер умер естественной смертью. И вскоре появился на свет вывод судмедэксперта Железняка. Он гласил, что смерть пенсионера наступила в результате... сердечного приступа. На основании этого документа следак Деревянко тут же закрыл уголовное дело, даже не поинтересовавшись, откуда же у погибшего столько телесных повреждений. И концы в воду...

Мы уже писали о том, что прокуратура долгое время не хотела узреть в этой криминальной истории состава преступления. И лишь после того, как оно получило огласку, было наконец возбуждено уголовное дело против мента-садиста. Повторная экспертиза, которую провел столичный эксперт, дала однозначный результат: смерть наступила именно в результате побоев и удушения. В связи с этим возникает резонный вопрос: будет ли привлечен к ответственности за свой явно неправдивый вывод местный эксперт Железняк? Ведь поставленный им первичный диагноз преследовал вполне определенную цель: обелить преступников, убивших невинного человека. Понесет ли наказание следователь Деревянко, настойчиво пытавшийся похоронить это уголовное дело? Или все им сойдет с рук?

Ныне прокуратура уже передала дело в суд, предъявив Решотко и Сташко обвинение в зверском убийстве.

Однако то, что далеко не все причастные к убийству окажутся на скамье подсудимых, — явная недоработка надзорного ведомства, которое посчитало лишним объективно разобраться в скандальном деле.

(«Вечерние вести», №153, 10-16 октября 2003 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори