пошук  
версія для друку
08.04.2004

Про медичне обстеження у проекті Кримінально-процесуального кодексу

   

Новый Уголовно-процессуальный кодекс по сути маскирует такие наработанные методы современного следствия, как пытки, изоляцию подозреваемых от контактов с адвокатами и родными, затягивание следствия, выбивание показаний из подозреваемых и свидетелей сотрудниками спецподразделения. А чего стоит одна лишь статья 129 нового УПК, которая обязывает (!) лицо, относительно которого избрана мера пресечения, «пройти медицинское, психологическое или психиатрическое лечение». На практике это означает, что любого подозреваемого теперь могут насильственно поместить в психушку, где с помощью аминазина, галоперидола и санитаров выбить из него признание не только в убийстве Гетьмана или Гонгадзе, но и в организации Скниловской трагедии.

«Если для проведения судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, — гласит ст. 154 нового УПК, — необходимо наблюдение или исследование состояния здоровья подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, свидетеля, потерпевшего в стационарных условиях, то следователь, судья, суд своим постановлением вправе поместить его в соответствующее медицинское учреждение».

Согласия на обследование у свидетеля или потерпевшего никто спрашивать не обязан. Согласно пока еще проекту УПК, постановление следователя или судьи по этому вопросу обжалованию не подлежит. Напомним, что свидетелем или потерпевшим может быть кто угодно, в том числе, и народный депутат. Вы были свидетелем акции «Украина без Кучмы!»? Пожалуйте в Глеваху или Павловку. На какой срок? До двух месяцев. Для начала. А вы говорите: реформы, парламентское большинство... Такой статьей вообще можно выбить из парламента всех оппозиционных депутатов.

(«Вечерние вести», №132, 4 сентября 2003 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль