пошук  
версія для друку
08.04.2004

Станислав Речинский о деятельности прокурора Лупейко (Георгий Янев и другие)

   

Письмо из Полтавы:

«Пишет к вам осужденный к пожизненному заключению Полтавским областным апелляционным судом Дмитриев Александр Борисович. Я не буду говорить о других, говорю только о том, через что я прошел и что вытворяют сотрудники РОВД и следственные органы города Лубны Полтавской области. После их методов дознания у меня повыпадали на пальцах рук ногти и наполовину ухудшилось не только зрение, но и все здоровье в целом. Я не робот, а живой человек, и любой другой на моем бы месте, после всех тех процедур типа «противогаза», электрического тока и т.д., которые применяли ко мне во время «беседы» оперативники г. Лубны, написал бы не только «явку с повинной» под их диктовку, на основании которой суд меня и осудил, но признался бы в громких преступлениях, совершенных еще 5-6 веков назад. Все мое уголовное дело построено на допусках и внутренних убеждениях, и всем безразлична моя судьба, судьба моей матери. После суда она слегла. С помощью лубенских оперативников полтавский суд «убил» мою мать, а меня приговорил к жизни в рассрочку. Такая жизнь мне не нужна».

Письмо из Ровенской области:

«Я подвергался избиениям, а в дальнейшем зверским пыткам, которые проводились с подачи прокурора города Александра Лупейко, а непосредственно меня пытали люди в масках, которые выбивали из меня явку с повинной».

Письмо из Киева:

«Я под стражей с 28.09.97 года. ИВС города Белая Церковь – Киевский СИЗО №13(туда-сюда). Самое интересное – это можно занести в книгу рекордов Гиннесса – статья 218 УПК (ознакомление с материалами уголовного дела) длится уже почти три года. Аналогов в мире нет… В 2000 году не дождались меня тесть, теща, папа… Одна мама, больная женщина 73-х лет, осталась в Белой Церкви».

Странные и страшные вещи происходят во всем нашем Отечестве. Вот сейчас на дворе лето – пора отпусков для тех, у кого есть работа, пора «канар», «багам» и прочих радостей для наших низкооплачиваемых, судя по налоговым декларациям, чиновников. И… пора страданий для подследственных и подсудимых. В СИЗО и ИВСах душно и смрадно, сидельцы умирают от духоты и собственного пота. О том, чтобы помыться, — нет и речи, часто в ИВС и воды для питья не выпросишь. Но речь не об этом, в ИВС в любою пору года не сладко. Проблема в другом. Недавно герой иных наших публикаций, Борис Федорович Панченко, с удивлением узнал, что очередное судебное заседание по его делу перенесено с начала июня… на начало сентября. Причина? Судья уходит в отпуск, затем уходит прокурор, затем еще один судья. Нормальный вообще подход? Хорошо еще, что у Панченко мера пресечения – подписка о невыезде. А если бы — пребывание под стражей? Судья и прокурор грели бы кости на пляжах, а Панченко бы умирал на нарах. Впрочем, так оно часто и выходит. Несмотря на то, что статья 253 УПК Украины однозначно говорит о том, что «судебное заседание по каждому делу проходит непрерывно, за исключением времени, предназначенного для отдыха». Тем не менее, Панченко и тысячи других подсудимых должны терпеливо ждать выхода судей из отпуска. Ждать без паспорта, а соответственно и без права на работу, лечение и прочие необходимые человеку вещи. Интересно, а если судья уходит в декретный отпуск, подсудимый должен ждать три года? А если человек окажется невиновен? Но в системе украинского правосудия такого не случится. Подсудимого признают виновным хотя бы на тот срок, что уже был отсижен во время следствия, чтобы не иметь неприятностей с судебными исками со стороны бывшего подсудимого. Вы когда-нибудь слышали о том, чтобы был возмещен моральный ущерб невиновному человеку за время, проведенное под стражей? Я знаю только один такой случай, да и то жертве прокурора Лупейко, нотариусу Татьяне Магдич, все еще не выплачены ее 39666 гривен, взысканные судом в ее пользу с белоцерковской прокуратуры. Рассматривается апелляция. Отсутствие или по крайней мере очень малое количество успешных дел по возмещению морального ущерба жертвам следователей-фальсификаторов говорит о том, что наше следствие или очень хорошо работает, во что сложно поверить любому, кто с ним сталкивался, или же это свидетельствует о том, что имеет место практика преступного сговора представителей судебной власти с работниками прокуратуры.

Кстати о сговоре. Среди множества писем, пришедших в редакцию по поводу преступной деятельности прокурора Лупейко, есть письмо и от осужденного Георгия Янева, который утверждает, что в его деле имел место сговор судьи Шевченко А.В., бывшего работника прокуратуры Киевской области, и бывшего следователя Вышгородской прокуратуры Лупейко. Последний, по словам Янева, пытал свидетелей и сфальсифицировал уголовное дело, а судья Шевченко прикрывал в суде незаконные методы Лупейко. Тем не менее, мы не считаем возможным оспаривать судебное решение в отношении Георгия Янева. Это дело высших судебных инстанций. Мы можем лишь свидетельствовать о том, что по заявлениям Янева, которые сейчас рассматривает Комитет Верховной Рады по борьбе с организованной преступностью, в ходе следствия имели место неоднократные нарушения закона со стороны все того же Лупейко. Янев свидетельствует, что «воры в погонах (следователь Лупейко А.В. и его боевой друг-соратник опер Попов А.В., которые всё следствие ходили в моих вещах и полностью разграбили мою квартиру) вели «следствие» бериевско-гестаповскими методами, используя пытки, провокацию, интриги, фальсификации, подлоги, обман, шантаж и запугивание свидетелей и даже родственников. Больше месяца (40 дней) умышленно не допускали ко мне адвоката, применяли незаконные методы воздействия (избиения, пытки, мордования, издевательства, постоянные угрозы лишения жизни под предлогом якобы «побега», «оказания сопротивления» и т. д.)». При этом, отмечает Янев «нa все эти пытки и мордования Лупейко и Попов приходили в моих вещах.» Дело дошло до того, что однажды Янев узнал собственные кроссовки на ногах следователя и добился, чтобы ему их вернули. Это что касается кроссовок. Остальное имущество Янева и его семьи, вплоть до постельного белья, носков, женских трусов, лифчиков, детских памперсов и даже зубных щеток было разграблено в ходе обысков. Поразительная какая-то прожорливость, при полном отсутствии брезгливости. Заметим, что Янев оказался крепким орешком и умудрился во время допроса «записать на диктофон две кассеты преступных откровений следователя Лупейко, где подтверждается его участие в грабежах на обысках и где он цинично заявляет, что они убивают арестантов, а потом вешают на них свои не раскрытые преступления. Что прокуратура Киевской области на 80% и выше коррумпирована и с преступностью настоящей не борется и т.д. Интересно, что узнав о существовании этих кассет, Лупейко, по словам Янева, забеспокоился и предложил обменять их на часть находящегося под арестом имущества, среди которого значились два автомобиля, принадлежащие родственникам Янева. Георгий согласился и отдал кассеты Лупейко. Однако на следующий же день хитрый следователь вновь отобрал машины у родственников Янева. Как оказалось, существуют копии этих кассет, и рано или поздно, по словам Янева, они будут фигурировать на суде над самим Лупейко. Надежду на то, что этот суд все-таки состоится, дает потрясающее письмо, которое прислал в редакцию профессор, доктор исторических наук Виктор Ефимович Король. Приводим некоторые выдержки из него:

«Уважаемая редакция! Я был просто шокирован фактами произвола и беззакония со стороны Потебенько, Лупейко, Фесуна и других, изложенными в цикле публикаций «Как стать прокурором». Особенно меня потряс материал об убийстве, выражаясь словами газеты, «правоохранительной мразью» Кости Роги, Царствие ему небесное. Копию этой статьи и свои мысли по этому поводу я одновременно послал Л. Кучме и Ю.Смирнову. Ответ я посылаю Вам. Пишу Вам потому, что уверен, большинство простых людей поддерживает позицию Вашей газеты в отношении критики беспорядков, нарушений закона и т.д., особенно среди тех, кто должен порядок охранять. И Вы должны знать, что людям надоело бояться. Всех Потебеньки, Лупейки, Фесуны не запугают. Так учит история, а она – лучший учитель.»

Спасибо Вам, Виктор Ефимович, за неравнодушие и смелость. Такие люди, как Вы, и есть последняя надежда нашей страны. Надежда на то, что мы вместе, всем миром сможем избавиться от страшной болезни – гангрены правосудия, которой больна сейчас Украина. Мы не можем не привести и текст ответов, которые получил профессор Король в ответ на свои обращения к Президенту Украины и к министру внутренних дел.

Из прокуратуры Киевской области пришло следующее послание:

«Ваше обращение к Президенту Украины относительно нарушений требований действующего законодательства работниками правоохранительных органов Лупейко А.В. и Фесуном А.М., которые приведены в статье «Как стать прокурором», рассмотрено. Сообщаю, что указанные факты по указанию Генеральной прокуратуры Украины проверяются и после их проверки в полном объеме будет принято решение соответственно закону. Прокурор следственного отдела Б.В. Сидик».

Странно как-то, что на обращение к президенту страны дает ответ не представитель президентской администрации, на худой конец, не работник генеральной прокуратуры и даже не прокурор Киевской области Гайсинский. За президента страны отвечает простой прокурор следственного отдела. Курьезно как-то получается. Ведь не прокурор Сидик ответственен за весь этот тотальный прокурорский беспредел. Отвечать должен гарант Конституции, который, как оказалось, совершенно не гарантирует нам ее исполнения.

Буквально в день публикации этого материала из Белой Церкви пришло еще одно печальное известие. Местные правоохранители в процессе выколачивания очередного признания убили еще одного человека. Белоцерковская трагедия продолжается. И, значит, нам еще рано ставить точку в рассказе о том, как стать прокурором.

Станислав РЕЧИНСКИЙ, 1:17 20/06/2003, (продолжение следует)
(http://www.cripo.com.ua/?sect_id=4&aid=1420)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори