пошук  
версія для друку
08.04.2004

Про випадок у виправній колонії №120 (Донецька обл.)

   

Александр Ильченко, Александр Корчинский. Зэк в ШИЗО занялся зарядкой и... стал инвалидом.

Как уже сообщалось, прокуратура Донецкой области возбудила уголовное дело в отношении должностных лиц исправительной колонии №120. Представителям администрации инкриминируется превышение власти или служебных полномочий — статья 365-2 УК Украины. Досудебным следствием установлено: в межобластную больницу с травмами конечностей поступил осужденный. Повреждения его были столь серьезны, что пришлось ампутировать стопы ног. Теперь 25-летнему узнику на всю жизнь суждено остаться инвалидом. Причиной жестокости сотрудников учреждения стал отказ выполнять распоряжение персонала. Такова трактовка событий в изложении пресс-центра Генеральной прокуратуры. Странно, что о ЧП в Волновахе, где расположена колония, руководство Государственного департамента по вопросам исполнения наказаний узнало из сообщений масс-медиа. И немедленно направило в Донецкую область своего сотрудника, чтобы тот на месте разобрался: как, когда и почему такое могло произойти. Проверка показала следующее. Еще зимой, 16 февраля, осужденный Александр Лобанов, отбывающий пятилетний срок за грабеж с отягчающими обстоятельствами, угодил в штрафной изолятор. Такое с зэками случается, и водворение в ШИЗО рассматривается как дисциплинарное наказание. Далее начинаются странные вещи (цитируем официальную справку): "...Во время прогулки, выполняя физическую зарядку, осужденный Лобанов А.В. поскользнулся и упал, вследствие чего получил травму ног, однако в этот день за медицинской помощью не обращался, что подтверждается его личным письменным пояснением". Александр обратился в медчасть учреждения два дня спустя: поводом стали боли в ступнях ног (соответствующая запись имеется в книге регистрации). Предварительный осмотр привел к диагнозу — ушиб обеих ступней. Назначено лечение. В тот же день (на объяснении стоит дата — 18.02.03) Лобанов адресует начальнику колонии любопытный документ. Приводим его с сохранением стилистики автора: "...16.02.03 примерно в 5.10 во время утренней прогулки в прогулочном дворике ШИЗО я решил заняться спортом, чтобы согреться, и начал прыгать и так как весь прогулочный дворик... покрыт был льдом я подскальзнулся и упал ударившись об бетонную стену ШИЗО. Так как сразу меня это небеспокоило я необратился к врачу, но 18.02.03 когда у меня начали болеть обе стопы я обратился в медчасть за помощью. Объяснение написано собственно ручно и без принуждения". Что характерно, 18 же февраля, опять-таки "собственно ручно и без принуждения", Александр направляет гражданину начальнику еще одно послание. Оно достойно воспроизведения не в меньшей степени, чем первое: "...По поводу моего падения в прогулочном дворике ШИЗО, имевшего место 16.02.03, прошу служебное расследование не проводить, так как травму я получил по собственной неосторожности". Какие у нас, право, сознательные осужденные! Они понимают: что бы ни случилось с контингентом, обязательно последует служебное расследование. И тут главное — не оплошать, успокоив руководство, что ничего, дескать, страшного: занимался спортом, упал, повредил ноги, с кем не бывает... В пять утра, в штрафном изоляторе. Но происшествия подобного рода, заверили "Сегодня" в департаменте, обязательно становятся предметом разбирательства. Так и тут: по факту все-таки было проведено служебное расследование. И начальник учреждения вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по статье 6 пункту 2 УПК Украины. То есть — за отсутствием состава преступления. Соответствующее постановление ушло в прокуратуру Волновахского района на согласование. Подчеркнем — все по закону. Тогда же, 21 февраля, в районную судмедэкспертизу были направлены материалы медицинского обследования гражданина Лобанова. Через пять дней, 26 февраля, Александра этапировали в межобластную специализированную больницу при Донецкой исправительной колонии №124. Для чего? В той же справке черным по белому значится: "для оказания квалифицированной медицинской помощи". Из чего следует, что состояние ступней ног гражданина Лобанова за это время не улучшилось, а скорее наоборот — во весь рост стоит вопрос об операции. Тут выносят окончательный диагноз (следим за формулировкой!) — "отморожение обеих ступней, гангрена 1-П-Ш-1V пальцев обеих ступней". Чувствуете разницу? Были ушибы. Потом отморожение. И, наконец, гангрена. И все — из-за невинных занятий физкультурой. между тем рапорт начальника лечебного учреждения и выписка из медицинского эпикриза свидетельствуют: свое согласие на хирургическое вмешательство гр-н Лобанов дал значительно позже — 17 апреля. Его прооперировали. А меньше чем через месяц, 13 мая, признали... инвалидом П группы. Правда, не навечно, всего лишь на год. Но — инвалидом. Вот такая безрадостная перспектива. Две недели спустя мать Лобанова обратилась в департамент исполнения наказаний по поводу ненадлежащего режима содержания, жестокого отношения к осужденным (вследствие чего ее сын Александр, 1978 года рождения, был покалечен), а также решения вопроса о его условно-досрочном освобождении. Правомерно спросить: действительно ли Лобанов по собственной воле (глупости, недомыслию, беспечности, а то и сознательно причинив повреждения — такое тоже бывает в местах лишения свободы) стал калекой? Может, ему кто-то помог поскользнуться, упасть, повредить ступни ног, после чего ненароком обморозить их и лишиться пальцев? Официальные документы такое предположение напрочь опровергают: "Меры физического воздействия и спецсредства к осужденным не применялись, что подтверждается письменными пояснениями представителей администрации, а также осужденных Дремова, Рубана, Ярового, Анисимова, которые отбывали меру дисциплинарного взыскания в камере №2 помещения ШИЗО ПКТ (помещение камерного типа. — Авт.) вместе с Лобановым".

Поскольку, честно говоря, остались вопросы, мы встретились с исполняющим обязанности главы Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний генерал-лейтенантом внутренней службы Александром Пташинским:

 — У меня нет 100-процентной уверенности, что действия администрации были абсолютно правильны, как нет пока данных и о том, что в отношении осужденного применялись недозволенные приемы. Все покажут результаты проверки, которая еще не завершена. Однако хотелось бы подчеркнуть, что существует установленный порядок, согласно которому осуществляющая надзор за соблюдением закона, прокуратура должна официально уведомлять о возбуждении уголовного дела вышестоящие органы. В данном случае этого сделано не было, хотя мы ничего не скрываем и не собираемся утаивать... Тем не менее, если факты подтвердятся, меры реагирования последуют очень решительные и жесткие. Будут доказательства — виновные ответят по всей строгости закона.

Связались мы и с прокурором Волновахского района Донецкой области. Георгий Козуб оказался на редкость осторожным в оценках происшедшего. Он сразу уточнил, что дело возбуждено по факту, а не против конкретных должностных лиц, что несколько меняет изначальную диспозицию пресс-центра прокуратуры Генеральной.

«Нами назначена дополнительная судебно-медицинская экспертиза, и пока я не располагаю ее заключением, говорить о чем-либо, считаю, преждевременно, — сказал Георгий Григорьевич. — С одной стороны, есть обращение матери осужденного, где та утверждает, что сына жестоко избили. С другой — объяснения представителей администрации, из которых следует, что никаких противозаконных мер ими не предпринималось. Необходимы убедительные доказательства, чтобы все расставить по своим местам и восстановить истинную картину февральских событий. До конца октября мы разберемся, и тогда можно вернуться к данному вопросу...».

По сведениям информированного источника "Сегодня", 16 февраля в Волновахской исправительной колонии проходили плановые учения отряда спецназа. И якобы корни инцидента с Лобановым надо искать в этих учениях. То ли Александр чем-то спровоцировал конфликт, то ли бойцы решили отработать на нем специфические приемы. Возможно, это всего лишь предположение. Но и тогда его не мешало бы проверить. Ведь не зря же судачат, что следствие столкнулось с некоторыми трудностями в допросах свидетелей, многие из которых были в... масках. Кто еще одевает маски в закрытом пенитенциарном учреждении — медики? Или зэки?

Как заявил в Киеве руководитель программ Харьковской правозащитной группы Аркадий Бущенко, в Украине не выполняется "ни один из аспектов обязательств перед ОБСЕ" по запрещению, предотвращению пыток, проведению судебных разбирательств и наказанию виновных. Об этом наша делегация говорила на конференции ОБСЕ, завершившейся на прошлой неделе в Варшаве, сообщает "Интерфакс-Украина". "Пытки в Украине — общегражданское преступление, а согласно международному праву — преступление, осуществляемое должностными лицами", — сказал Бущенко. Он подчеркнул, что на сегодняшний день Украина находится на "очень неустойчивой позиции в ситуации с применением пыток в стране" и может "скатиться к положению Туркменистана", где ситуация, по его словам, еще хуже. Впрочем, возможно, к случаю с Лобановым это и не относится...

(«Сегодня», №241, 24 октября 2003 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори