пошук  
версія для друку
08.04.2004

Украинские зеки с активной формой туберкулеза выращивают овощи, которые потом продаются на рынках

   

Недавно редакция «ВВ» получила письмо из Жовтневой исправительной колонии №17, которая находится в Балаклейском районе Харьковской области.

Несколько месяцев назад мы писали о том, как лагерная администрация исправительной колонии в городе Шостка убила заключенного, но никакой ответной реакции не дождались. Люди, которые передали нам эту информацию, подверглись пыткам и избиениям. Если подобное случится и после этой статьи — значит, в Украине действительно существуют «лагеря смерти». Впрочем, то, что творится в исправительной колонии №17, может превратить в лагерь смерти всю страну.

Исправительная колония №17 является туберкулезной зоной. Это значит, что в ней вместе со здоровыми осужденными отбывают наказание и люди, больные туберкулезом, в том числе и с активной, чрезвычайно заразной формой этого недуга. Возбудитель заболевания — палочка Коха — способна долгое время оставаться опасной. Палочки могут жить в речной воде до пяти месяцев, в грунте — до двух. В молочных продуктах (масло, творог), хранящихся в холоде, — больше года, в пыли — до полугода. При температуре минус 23 градуса по Цельсию они не гибнут семь лет, а палящее солнце убивает их лишь через 2-6 часов. Температуру +85°С палочки выдерживают в течение получаса.

И вот что пишут узники колонии №17: «При прибытии в колонию все заключенные подвергаются принудительной процедуре мытья полов, подметания и т.д. Никто не учитывает, что это туберкулезная зона. За отказ тебя сразу помещают в «клетку», где держат неделю, затем избивают и водворяют в штрафной изолятор (ШИЗО) с последующим переводом во второе отделение (закрытые камеры без доступа свежего воздуха). Во втором отделении заключенных лишают передач, в том числе и медицинских, возможности покупать продукты в ларьке и вообще всего, чего только можно лишить».

Как известно, туберкулезные больные нуждаются не только в лекарствах и свежем воздухе, но и в усиленном питании. В колонии №17 питание заменяют «учения по тушению пожаров». Из письма заключенных: «Питание отвратительное. Из рациона полностью исключены соль, сахар. Никакой диеты для туберкулезных больных не существует. Регулярно (минимум раз в месяц) во втором отделении проводят так называемые учения по тушению пожаров, при которых избивают полностью все отделение, больных людей резиновыми дубинками».

Однако наиболее диким из всего, что творится в украинских «лагерях смерти», является то, как администрация колоний... распространяет туберкулез.

Из письма заключенных: «В промзоне заключенные изготавливают мебель и ширпотреб «для хозяина». К работе привлечены осужденные с открытой формой туберкулеза. В результате продукция изначально заражена палочкой Коха. По официальной информации, этой продукции вообще не существует, и при посещении колонии комиссиями промзона стоит опечатанной. При колонии есть огород, где в основном выращиваются помидоры. Для работы на огороде опять-таки используют осужденных с открытой формой туберкулеза. Часть урожая идет на нужды зоны, а часть реализуется на свободе на рынках».

30 мая этого года 15 заключенных исправительной колонии №17 подали заявление в прокуратуру г. Харькова с жалобой на многочисленные нарушения прав осужденных, в том числе и на сознательное заражение администрацией колонии здоровых людей. Как сообщают нам в письме, в тот же день все отделение было жестоко избито лагерной охраной. Сильнее всех пострадали заключенные, подавшие заявления, которые так и не были отправлены в прокуратуру. В частности, до полусмерти был избит Геннадий Горбенко. В результате побоев он потерял способность двигаться, у него на ягодицах мясо отстало от кости. Горбенко была сделана операция, после чего его перевели в ШИЗО.

(«Вечерние Вести», 2 июля 2003 г.)

Влаштувати харківським журналістам «екскурсію» до Жовтневої колонії №17, що в Балакліївському районі Харківської області, правоохоронців змусив далеко не дружній випад з боку однієї столичної газети. Використавши чийсь крик душі з анонімного листа, автор змалював щось на зразок тутешнього пекла, де воєнізований персонал у доволі жорсткий спосіб отруює життя хворому на туберкульоз контингенту. Екскурсія з метою спростування недостовірних фактів залишила двоїсте враження. Пекло тут присутнє і відсутнє одночасно.

Для в’язнів багатьох вітчизняних колоній, тюрем і СІЗО переїзд до загратної клініки нерідко асоціюється з путівкою на курорт. Тут все та ж зона, але більш наближена до людського стандарту. 17-та вже три роки має статус лікарні для хворих на туберкульоз зеків. Камери мають вигляд типової солдатської казарми. Сьогодні тут утримуються 1400 засуджених, тобто на 700 чоловік менше, ніж у 2000-тисячному році. То був період, коли до 17-ї щотижня прибувало по 50-70 новачків. Тепер за весь минулий місяць колонія прийняла лише 40 хворих. Обнадійливій статистиці посприяли одразу дві причини: достатнє забезпечення ліками і пристойне харчування.

За 7 місяців цього року адміністрація випустила на волю 22-х в’язнів, яким вже нічого не допоможе. Такий стан не вважається кричущим, оскільки ще якихось 3 роки тому безнадійних рахували сотнями. Щодня хворі отримують до столу м’ясо, рибу, молоко, яйця, масло і свіжі овочі.

Ті засуджені, кого вдома чекають, повертаються на волю фактично здоровими…

(«Слобідський край», м. Харків, №150, 13 серпня 2003 р.)

Отдельно остановимся на Октябрьской ИТК №17. Кроме безусловного наличия всех вышеперечисленных признаков харьковских колоний, у нее есть и другая, убийственная особенность. Дело в том, что с 1983 года здесь практически вышел из строя комплекс очистки сточных вод. В результате сточные воды попадают в реку Северский Донец, которая является источником питьевого водоснабжения горожан.

(«Событие», г. Харьков, №37, 11-17 сентября 2003 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори