пошук  
версія для друку
08.04.2004

Бершадская милиция будет судиться со столичными журналистами. Ответчик — телепрограмма “Без табу” и ее руководитель Ольга Герасимюк

   

Около месяца назад на канале “1+1” была показана очередная программа “Без табу”. Речь в ней шла о трагическом случае в Бершадском районе Винницкой области: 21 июля 41-летний Василий Маркович, житель села Устя, покончил жизнь самоубийством, открыв газовый баллон и взорвав себя вместе с домом. Сожительница и родственник покойного утверждают, что причиной суицида стали страшные побои, нанесенные Василию Марковичу сотрудниками милиции и безосновательные обвинения в краже денег у односельчанина. Взрыв баллона разнес весь дом, и Ольга Гончарук, гражданская жена Марковича, вместе с маленьким ребенком переселилась в сарай к скотине. Женщина жалуется, что сельское руководство осталось равнодушным к ее горю и не предоставило ей квартиру. Но уже после показа возмутилась и сельская общественность, и милиция района — практически все, исключая героев упомянутой программы, считали, что факты изложены предвзято и вообще не соответствуют действительности. К тому же некоторые жители села, высказавшиеся для программы, заявляют, что их речь была неправильно смонтирована и получила в передаче совсем другой смысл.

После программы мысль о суициде появилась уже у участкового.

— Меня опозорили на всю страну, за что и почему — мне непонятно, — рассказывает участковый капитан милиции Владимир Швец, голос его дрожит и срывается. — Не бил я его, не бил. Надеялись конфликт уладить без суда, по-сельски, по-семейному. В середине лета ко мне обратился Иван Люлька, 77-летний пенсионер. Пожаловался, что в апреле у него из дома пропало 500 гривен. По его словам, дело обстояло так: к нему зашел Иван Маркович и попросил помочь продать столярный станок. Дед обещал у людей поспрашивать. Вместе с Марковичем они вышли из хаты. Потом из летней кухни в дом возвращается жена Люльки, а там — Маркович.

— Вася, что ты здесь делаешь?

— Деда ищу.

— Вы же с ним только что говорили.

Через день старики обнаружили, что деньги пропали. Иван Григорьевич пошел к Марковичу, и тот ему вроде пообещал деньги вернуть. 500 гривен так никто и не вернул. Дед — ко мне. Я ему говорю: “Пиши заявление”. Он отказался. Не хочу, мол, сколько живу, никогда с судами дела не имел. “Ты, Володя, просто поговори с ним”. Пошел уже я к Марковичу.

— Чего ты к нему пришел? — встретила меня Ольга. — Чего ты от него хочешь? Он в доме пьяный лежит. Ты за деньгами деда? Так мы с ним уже рассчитались.

А через некоторое время опять подходит ко мне Иван Люлька: “Володя, я ж тебя просил...” Оказывается, ни денег ему никто не отдал, ни от Марковича к нему никто не приходил. Забрал я в машину Марковича, привез в сельсовет. Приехал дед, был еще оперуполномоченный из райотдела Николай Мельник. Вчетвером мы и разговаривали. Василий обещал, что продаст кресла и возвратит деньги. На том и закончили. Никто никого не бил, даже не шумели. В коридоре люди стояли, они бы слышали... А на третий день после этого я Ольгу на улице встретил. Она была в Бершади у помощника прокурора, советовалась. Он ей сказал: “Брали деньги — отдавайте, не брали — нет”. А о том, что его избили, даже речи не было.

А вечером был взрыв. Слухи о том, что его избили, пошли по селу уже недели через 2-3, когда приехала съемочная группа.

В октябре, за несколько дней до выхода “Без табу”, в районной газете появилась статья “Взрыв”. В ней уже говорилось об избиении. Потом об этом узнала вся страна. “Владимир Швец пришел ко мне, — рассказывает уже начальник Бершадского РО милиции полковник милиции Владимир Соляр, — в таком подавленном состоянии, что я стал переживать за его жизнь. Он уже подумывал о самоубийстве. Это тот человек, который не имел никаких взысканий, который досрочно получал звания за раскрытие преступлений, которого знают все в трех его подопечных селах. Да он никогда с собой ни дубинки, ни наручников не носит. Принцип у него такой — неудобно ему перед народом с ними появляться...

“Я тебя, бабка, за такие слова из дому выгоню...”,— эту угрозу еще и сдобрил крепким народным выражением муж сельчанки Марии Мельник, когда семейство смотрело по телевизору “Без табу”. Дело в том, что в программе Мария Васильевна в сердцах восклицала: “Да я б його своїми руками задушила. Він так мого сина побив!” Естественно, все это звучало в контексте особой жестокости Владимира Швеца. Вот дедушка и осерчал на супругу за поклеп на участкового. Журналисту “RIA” Мария Васильевна высказывала свое возмущение: “Такі слова я й справді казала, але чому вони їх до Володі приплели? Мого сина на фермі старший охоронник побив, до чого тут Володя?! В мене до нього ніяких претензій немає. Чому ж це на телебаченні таку неправду зробили, не знаю. Недобре це вийшло для села. А тепер мені всі кажуть тут: “Що ж ти такого, бабо, наговорила!” Дід мій свариться...”

Сельчане один за другим высказывают сомнения по поводу самой возможности рукоприкладства со стороны их участкового, знают его все и, похоже, все уважают. Кроме разве что тех, кого он за нарушения привлекал.

О покойном Марковиче в Усте тоже плохо не говорят, он был мастером отличным, вот только пил здорово. Соседи, правда, слышали не раз, как при семейной сваре Василий кричал: “Дом я ей не оставлю!” Но чужая семья — потемки. Мог ли Василий Маркович совершить кражу? Люди разводят руками — вроде такого за ним не водилось, не пойман — не вор. Иван Люлька считает свои подозрения обоснованными и страшно возмущен, что родственники покойного Василия обвиняют теперь его, старика, в доведении сельчанина до самоубийства. Не верит Иван Григорьевич и в то, что милиция побила его обидчика. А вот председатель сельсовета Усти Василий Рымаренко даже не сомневается, что такого факта не было. Во-первых, он в это время проводил исполком в соседнем кабинете, а, во-вторых, у участкового при его опыте есть другие методы добиться признания от виновного, помимо рукоприкладства. “Возможно, причины самоубийства Марковича нужно искать в его семейных отношениях”, — считает Василий Романович.

Куда пострадавшей семье податься?

— В “Без табу” все выглядело так, — продолжает Василий Рымаренко, — что Ольга Гончарук теперь живет с ребенком в сарае. Но живет она в своем старом доме, где проживала до того, как сошлась с Марковичем. К домику пристроено хозяйственное помещение, где содержится скот. Мы предлагали Ольге переселиться в квартиру на территории школы. Тогда она отказалась — далеко от хозяйства и огорода. Она просила квартиру поликлиники, но медики не согласились. Так же, как не могу предоставить семье один из пустующих в селе домов — все они принадлежат своим хозяевам. Сестра Ольги (тоже в нашем селе) к себе ее не берет... Так что даже не знаю, что делать... А судиться с телепрограммой мы хотим. Все наши комментарии в передачу не вошли. Мы готовы были и в Киев на запись поехать, но никто не приглашал...

«Судиться будем!”

Не скрывает своих намерений начальник Бершадского райотдела милиции Владимир Соляр.

— Судмедэкспертиза подтвердила, что никаких телесных повреждений, кроме ожогов, у Василия Марковича не было, — рассказывает Владимир Иванович. Проверка прокуратуры факт побоев тоже не подтвердила, как и проверка из УМВД. Своих невиновных людей я буду защищать, а виноватых я и сам гоню. Было и такое...

Начальник УМВД Винниччины полковник милиции Валерий Литвин комментирует ситуацию так:

— Ольга Герасимюк в своей программе не только участкового опозорила, она оклеветала и милицию в целом, и сельскую общину. Я думаю, что иск должен подавать, прежде всего, сельсовет. Они выиграют и полученную компенсацию смогут потратить на благоустройство села. Я судиться не буду, у меня достаточно дел, но Бершадский райотдел я поддержу. Неужели известный журналист может говорить любые гадости?

— Не будет ли иск от милиции расценен как своеобразная месть за предыдущую программу “Без табу” о взрывах в винницких маршрутках?

— Как раз по маршруткам была очень безобидная передача. Я ожидал увидеть ее другой. Я признаю, что есть недоработки со стороны милиции: во-первых, что мы допустили эти преступления, а во-вторых, что до сих пор не можем их раскрыть. В этом случае и народ, и пресса имеют право нас критиковать. Но когда все надумано, все искажено... Этого мы не позволим.

Светлана ВИШНЕВСКАЯ
lana@ria.ua

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори