пошук  
версія для друку
09.04.2004

Станислав Речинский. Как зэки «За ЕДУ» голосовали

   

Недавно мы уже писали о специфических учениях “зондеркоманд” из МВД на территории Киевского СИЗО №13. Однако, как выяснилось, подобные “учения”, в ходе которых ломаются ребра и летят позвонки, широко распространены и в колониях нашей необъятной родины. Особенно частыми такие акции устрашения становятся накануне выборов. Почему? Да потому, что после экзекуций милицейского спецназа руководству зоны гораздо легче разъяснять зекам “политику партии” и подсказывать “правильного” кандидата.Так, например, случилось в исправительной колонии ЗВК-58, что в городе Изяславе Хмельницкой области. В этой колонии “учения” проводились несколько раз. Мы опишем лишь два из них. Они стали известны Европейскому суду по правам человека благодаря Геннадию Викторовичу Жердеву. Геннадий Викторович — пожилой и не очень здоровый человек — на свой страх и риск уже не первый год общается с заключенными со всей Украины. Большая часть его пенсии размером в 161 гривню уходит именно на переписку с заключенными и Европейским судом. Администрациям лагерей и прокуратуре эта его деятельность, естественно, не нравится. И Геннадию Викторовичу угрожают, стараются заставить его прекратить переписку. (Об этом мы еще когда-нибудь расскажем подробно.) А он продолжает свою борьбу. Борьбу, которой, по идее, должны заниматься все мы. Потому что произвол начинается с тюрем, а затем переносится на улицы.

Из письма заключенного: “Примерно в 11 часов дня по киевскому времени 30.05.2001 г. в камеры, где содержались заключенные, врывались бойцы спецназа и прикладами автоматов сбивали осужденных на пол. Лежащих заключенных бойцы спецназа топтали ногами и тех, кто, по их мнению, не так лежал, били автоматами и заставляли принимать соответствующие их инструкциям позы. После этого осужденных по одному поднимали с пола и заставляли бежать через строй бойцов спецназа, стоящих по обеим сторонам коридора, которые дубинками били бегущих. Затем заключенные были выстроены в коридоре учреждения, а бойцы спецназа совместно с должностными лицами учреждения заставили их полностью раздеться, повернуться лицом к стене и стоять, расставив ноги, почти сев на пол в положении “шпагат”. Бойцы спецназа подходили сзади к осужденным, на которых указывали должностные лица учреждения, и наносили удары по разным частям тела (мышцы ног, почки, печень, позвоночник). Затем заставили заключенных приседать и при этом квакать. В момент, когда происходило описанное выше, часть бойцов спецназа в камере, где содержались осужденные, произвели полный погром. Личные вещи заключенных вываливались из сумок в общую кучу на полу, по этим вещам бойцы спецназа топтались ногами, и часть этих вещей пришла в негодность. Осужденных, находящихся в коридоре, по команде администрации вновь заставили бежать через строй бойцов спецназа, но уже голых. При этом солдаты наносили удары дубинками по телам заключенных, пока те не вбегали в камеру, уже подвергшуюся погрому. Избиение сопровождалось циничным смехом тех, кто все это задумал и проводил. Описанной процедуре были подвергнуты около 120 осужденных, отбывавших наказание в тюрьме. Акция устрашения проводилась поэтапно, отдельно с каждой камерой.

После окончания описанных истязаний представители администрации — подполковник Захаров, майор Мазепа и другие — прошли по камерам и заявили, что эти учения проводились по согласованию с прокуратурой и Департаментом исполнения наказаний. Если у кого-либо из осужденных имеются жалобы, то они готовы их выслушать (а в это время бойцы спецназа находились в коридоре у дверей камер). Естественно, все заключенные вынуждены были промолчать, чтобы, не дай Бог, не повторилось происшедшее.

29 января 2002 года в учреждение ЗВК-58 вновь было введено спецподразделение быстрого реагирования, которое по указке администрации жестоко избивало всех осужденных, содержащихся на строгом режиме, а также отбывающих наказание в тюремном режиме заключения. Примерно в 10 часов утра 29.01.2002 г. вооруженные автоматами солдаты подразделения быстрого реагирования, производя выстрелы холостыми патронами, врывались в камеры, выбрасывали осужденных в коридор, где избивали их, издевались над ними, принуждая говорить о себе вещи, унижающие честь и достоинство избиваемых. Тех, кто отказывался, — избивали особо жестоко. Многим осужденным причинили сильные телесные повреждения. Так, Павлусику Александру, Батанову Валерию, Костенко Сергею поломали ребра, в связи с чем они длительное время находились в тяжелом состоянии. Костенко Сергей, чтобы прекратить избиение, порезал себе на руках вены, но это лишь еще больше озлобило бьющих, и Костенко еле живого бросили обратно в камеру.

Солдаты спецподразделения поставили меня навытяжку к стенке и наносили удары дубинками по ногами, почкам, печени, заставляя говорить, что я не буду нарушать режим содержания (имелась в виду отправка жалоб на администрацию). Заставляли произносить слова клятвы, унижающие мою честь. Когда я отказался говорить требуемое, меня забили до потери сознания и бросили в камеру.

Этой процедуре были подвергнуты все заключенные, которые находились 29.01.2002 г. в камерах строгого содержания. Примерное количество осужденных — 80 человек.

Также были подвергнуты избиению осужденные из камер тюремного заключения (с первой по 16-ю), общим количеством около 100 человек. Но в тех камерах избиение проходило выборочным методом. Заключенных одних камер избивали более жестоко, а других — менее. Администрация давала указания, к кому и как применять силу.

Все изложенное мной было осуществлено в присутствии трех прокуроров по соблюдению законности в учреждениях исполнения наказания. Я лично видел прокурора Волкова Е.О., Стасюк В.Л. (его помощник), а фамилию третьего не знаю, но, по слухам, это был представитель прокуратуры Хмельницкой области.

Администрация учреждения заявила осужденным, что эта акция была проведена по распоряжению Госдепартамента исполнения наказания Украины и согласована с прокуратурой Хмельницкой области.

После избиения нам сказали, что теперь будут проводить такую “профилактику” регулярно. Сразу начали ужесточать режим содержания. А перед выборами подполковник Захаров и другие сотрудники администрации стали проводить с осужденными следующие беседы: если выборы в Верховную Раду пройдут благополучно, то администрация не будет больше применять крайних мер. При этом они давали понять, что осужденные должны голосовать за блок “За ЕдУ”, тогда их бить больше не будут. И сделают облегчение в содержании. Говорили, что этот начальник железной дороги выделил деньги для лагеря и еще что-то дает, поэтому его нужно поддержать во время избирательной кампании. Уверен, что почти все проголосовали за него.

И еще интересно, как это голосование проходило после описанного “процесса предвыборной агитации”. Привели в кабинет для голосования. Там кроме трех человек из комиссии было около десяти человек начальства. Никаких кабин для голосования, тумбочка у стенки, а вокруг смотрят звездоносные представители — кто за что голосует! А комиссии этой — наплевать! Думаю, что в других лагерях была такая же “демократия”.

Хочу рассказать о 58-й колонии и колониях области то, что мне известно от других лиц, чтобы вы имели ясность относительно происходящего там. А начну с самого начала и пару слов уделю истории лагеря №58, которую узнал от тех, кто тут сидел во времена коммунистов.

Этот лагерь существует очень давно и при Союзе был одним из самых беззаконных. Люди рассказывали, что жизнь человека здесь стоила пачку сигарет и пачку чая. Начальство уничтожало неугодных путем подкупа других осужденных, путем плетения интриг среди заключенных, которые приводили к разборкам и резне. А также просто подвергая осужденных постоянному террору в виде дисциплинарного преследования с заключением в одиночный изолятор и т. д. После этого люди ломались духовно и начинали сотрудничать с администрацией или приобретали серьезные заболевания, после чего уже не представляли никакого интереса для начальства. И хотя времена изменились и такого открытого террора тут не наблюдается, администрация осталась та же. И теперь уже тайно творит свои темные дела.

Осужденные, прибывшие из колонии №98 (город Клементовичи, Шепетовский район, Хмельницкая область), рассказывали, что в ноябре — декабре 2001 года туда также вводились войска спецназа, которые издевались над заключенными. Осужденных избивали, а потом по одному заводили в закрытое помещение, где зачитывали якобы вынесенный им смертный приговор, а потом из автоматов стреляли по ним холостыми патронами.

В 69-ю колонию в Полтавской области регулярно раз в месяц приезжают бить. Приходящие оттуда люди уже привыкли к подобному обращению и молчат. Один заключенный писал мне, что с начала года у них начали все ужесточать, а перед выборами прекратили. Женщины писали то же самое. Я письма эти сохранил. Думаю, что от президента шел указ такой по ведомствам, потому что и прокуроры задействованы были. Я отправил генеральному прокурору жалобу на все это, но не знаю, дошла ли она?”

Жалоба, наверное, дошла. Но потом, скорее всего, была отправлена для “проверки” тому самому прокурору, который присутствовал на учениях. Впрочем, такая же судьба, как правило, постигает и другие жалобы. Даже те, что отправлены в адрес Уполномоченного по правам человека.

Цитируем того же заключенного: “Кому нужны выступления уважаемой Карпачевой, если за обращения к ней дают срок и уничтожают физически? Все жалобы они отправляют в местную прокуратуру, а она их игнорирует. И именно в присутствии проверяющих прокуроров творятся эти чудовищные беззакония. А потом тех, кто жаловался, пытают, добавляют срок, унижают. В Законе “Об обращении граждан” (ст. 7 и 9) ясно сказано: не отправлять жалобы тому, на кого жалуются. Естественно, что наши жалобы через спецчасть учреждения не уходят, да и опыт обращения с Карпачевой имеется. Она переправляет жалобы в местные инстанции, а местные за жалобы добавляют срок либо натравливают на нас очередную “профилактику”. Генеральная прокуратура то же самое делает, а нас потом тут казнят”.

Но вернемся к выборам и к специфической тюремной “предвыборной агитации”. Она дает просто потрясающие результаты. По данным УНИАН, в трех тюрьмах Ровенской области за один и тот же блок проголосовали от 92 до 98%. Процент немыслимо высокий, фантастический. В реальности такого не бывает. Такие показатели бывают только в тоталитарных обществах, в больших тюрьмах. Повторится ли в нынешнем году этот “тюремный пиар” с привлечением политтехнологов из “Беркута”? Судя по тому, что “учения” проходят все чаще, началась очередная “пиаркампания” Кучмы и его приближенных. Пока еще только в тюрьмах. Но произвол, опробованный в тюрьмах, очень скоро постараются применить на улицах и в наших с вами домах. От того, промолчим ли мы и в этот раз, зависит наше ближайшее будущее. Закрывая глаза на преступления власти, мы тем самым еще больше развязываем ей руки. И никакой Европейский суд не сможет осудить нынешний бесчеловечный режим, если этого прежде всего не сделаем мы сами.

(«Вечерние вести»)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори