пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200402
09.04.2004 | Алексей Светиков, г.Северодонецк

Секретные агенты … Министерства здравоохранения.

   

Третий год длится судебная тяжба гр. А. и врачей трех луганских психиатрических стационаров. А. просит суд признать незаконными действия врачей в связи с принудительным лечением его в указанных учреждениях, и в связи с отказом предоставить ему информацию о причинах, в связи с которыми было применено принудительное врачебное вмешательство.

По ходу судебного процесса причины постепенно становятся понятными: весной 2001 года А. обратился с очередной жалобой на руководителя предприятия, где он работал, и на правоохранителей, которые незаконно, по его мнению, отказывали в возбуждении уголовного дела против его начальника. Жалоба была адресована Президенту Украины, но, как это у нас заведено, была возвращена тем, на кого жаловались. И, по всей видимости, переполнила чашу терпения северодонецкого прокурора. Он обратился за помощью... к главному психиатру Северодонецка Н.Макогоненко. Последний, пожертвовав собственным воскресным выходным, взяв с собою двух милиционеров, прибыл по месту жительства А. и перевез его в место, откуда тот жалоб писать уже не мог. В психиатрический стационар, где, с некоторой переменой места временного пребывания (Северодонецк, Луганск, Сватово), А. пребывал в течение последующих 8 месяцев.

По завершению процесса перевоспитания (или лечения, по мнению врачей), гражданин задал начальникам всех трех лечебных учреждений вполне уместный вопрос: "Почему собственно я у вас находился?". Ответ всех был примерно одинаковым: а потому как вы болели, а мы вас - лечили. И большего знать вам не обязательно, поскольку в соответствии с законом "О психиатрической помощи" мы вам не обязаны объяснять, отчего и как лечили, и что для того было основанием. Надеемся, что ответы на эти вопросы все-таки удастся получить - в суде.

Сейчас же рассказ о другом. Гр. А. пожаловался не только в суд, но и начальникам врачей-психиатров. Пока это были начальники луганские, они исправно писали ответы. Понятно, какие. А когда дело дошло до жалоб в Киев, события приобрели совсем уж детективный характер. Примерно в ноябре к заявителю приехали два лица - мужского и женского рода. Надо сказать, что по виду совсем обычные: ничего героического, от Джеймса Бонда или Алена Делона, в них не было. Они добросовестно сидели в зале во время судебного слушания. А когда был объявлен очередной перерыв, во дворе суда подошли к А.: "Вы писали жалобу в Киев? Нам поручили побеседовать с Вами по этой жалобе". Далее последовал прелюбопытный диалог.

- Пожалуйста. Но я хочу, чтобы при этом присутствовал мой представитель.

- Нет. Нам поручили поговорить с вами наедине.

- А кто вам поручил?

- Этого мы сказать не можем.

- Назовитесь, пожалуйста, кто вы?

- Нет. Назвать свои фамилии мы не можем. Вы будете с нами говорить?

- Да. В присутствии представителя.

- Тогда мы передадим, что вы отказались с нами разговаривать.

Все это происходило в моем присутствии (я являюсь представителем А. в судебном деле) и в присутствии еще двух свидетелей. Но и мои попытки выяснить, кто эти лица и почему действуют инкогнито - не увенчались успехом.

Зато через некоторое время А. получил копию ответа в адрес, по которому жаловался: "Комиссионно проведена проверка жалобы А. Указанные в ней факты не подтвердились".

Естественно, что последовала новая жалоба - в адрес министра здравоохранения. Для рассмотрения она (из министерства) была направлена начальнику облздрава г. Хунову с предложением дать ответ не позднее 15 января. Понятно, что 14 января у А. вновь появились таинственные визитеры. При этой встрече я не присутствовал, но все, что при этом происходило, А. записал на диктофон. Хотя, собственно, как раз ничего и не происходило. На ленте голос А.: "Я, ФИО. Кто вы, представьтесь!". В ответ - приглушенный вздох-ответ: "Извините!". И быстро удаляющиеся шаги. И это все.

В связи с этим возникает вопрос к господину Хунову, начальнику всего здравоохранения Луганской области: "Означает ли описанное выше, чему лично я был свидетелем, что при минздраве или облздраве создан специальный отдел, в котором работают секретные сотрудники, не имеющие права себя раскрывать?"

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори