пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200402
09.04.2004 | Владимир Зубарев

О нарушениях законодательства о защите прав человека по материалам адвокатской практики в АРК.

   

На протяжении 2002 и 2003 годов адвокаты Крымской коллегии встречались с многочисленными фактами серьезных нарушений законодательства о защите прав человека, а также связанных с ними нарушений прав адвокатов, представляющих интересы граждан.

Основное количество таких нарушений имело место в ходе предварительного расследования уголовных дел, задержания и содержания под стражей лиц, совершивших правонарушения. По убеждению адвокатов и их клиентов, ни прокуратура, ни главк МВД надлежащим образом на эти нарушения почти не реагируют, отклоняя жалобы и обращения, в том числе и мои, как председателя комиссии Союза адвокатов Украины по защите прав адвокатов.

По-прежнему и достаточно часто допускаются факты незаконного задержания, применения к задержанным лицам психического и физического воздействия, нарушения условий и сроков содержания под стражей. В отношении адвокатов-защитников искусственно культивируется атмосфера недоброжелательства. Им специально создаются различные препятствия для осуществления своих профессиональных обязанностей. В помещения городских и районных органов МВД, где содержатся их подзащитные, адвокаты допускаются только со специального разрешения и с соблюдением различных формальностей. Доступ к своим клиентам адвокатам предоставляется не сразу, как того требует закон, а значительно позже. В ходе расследования актуальных и т.н. "резонансных" дел применяются попытки компрометации адвокатов, попытки их допроса в качестве свидетелей, с целью устранения их от защиты. Многие адвокаты в результате этого запуганы, что отрицательно сказывается на качестве защиты и на принципиальности занимаемых позиций.

Все это свидетельствует, по нашему мнению, о неудовлетворительном соблюдении в Крыму ст.29 Конституции Украины и ст.5 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, гарантирующих право на личную неприкосновенность.

Об этом говорят некоторые факты задержаний подозреваемых.

1 июня 2002 года во дворе Гвардейской поселковой больницы (Симферопольский район) был обнаружен труп гражданина Ломанова. По подозрению в совершении преступления работниками милиции был задержан гр.Гадючкин. Задержание произошло по месту его жительства в пос. Гвардейское, ул.Садовая, 57. При этом никаких телесных повреждений у подозреваемого не было, кроме незначительной ссадины на лице.

Задержав Гадючкина, работники Гвардейского поселкового отделения милиции применили к нему пытки. Зафиксировав руки наручниками, под локти продели металлическую трубу и в таком состоянии подвесили на спинки двух стульев. Находящегося в таком состоянии, избивали.

Телесные повреждения были зафиксированы судебно-медицинским экспертом в заключении, которое имеется в материалах уголовного дела. Жалоба адвоката прокурору оставлена без удовлетворения. (адвокат Непомнящий А.К.)

В июле 2003 г. в г. Бахчисарае райотделом милиции задержаны несовершеннолетний Зенков, а также Сторожук (18 лет) и Корабельников, которые подозревались в изнасиловании и умышленном убийстве. Задержание произведено на основании протокола об административном правонарушении, по которому за, якобы, совершенное "мелкое хулиганство" указанные лица были арестованы на 15 суток. Семьям задержанных об этом сообщено не было.

При нахождении в ИВС Бахчисарайского РОВД, Зенков, Сторожук и Корабельников, будучи подвергнуты угрозам и физическому насилию, как они впоследствии утверждали в своих жалобах, написали "явки с повинной" о совершении указанных тяжких преступлений. После допуска в дело адвокатов, задержанные сообщили о самооговоре и от "явок с повинной" отказались. Доказательства их вины следствием так и не были установлены. Кроме того, экспертиза опровергла их причастность к изнасилованию. В последующем, мера пресечения им вообще не избиралась. По истечении 15-суточного административного ареста они освобождены, а убийство и изнасилование остались не раскрытыми.

Жалобы Зенкова и Сторожука в прокуратуру не были рассмотрены с июля до сентября 2003 г. Однако, судебное постановление об административном аресте на 15 суток оставлено апелляционным судом в силе. (адвокат Лесовой А.В.).

Житель Симферополя Гогулов Д.Д. 30 января 2003 года был приглашен по телефону на беседу в 14-й кабинет помещения ОБОП УВД г.Симферополя. После его прибытия туда, вместе с женой и адвокатом, было сказано, что ему будет задано всего лишь несколько вопросов, а поэтому в присутствии жены и адвоката никакой необходимости нет. Но после их ухода, Гогулову, ни слова не говоря, надели наручники и передали его сотрудникам ОБОПа г. Днепропетровска, которые немедленно и увезли его туда. В Днепропетровске его содержали несколько дней под стражей без всякого оформления, избивали и лишь потом, убедившись в непричастности, отпустили. На жалобы Гогулова прокуратура, как и в других случаях, не реагировала(адвокат Сафонов А.И.)

Жительница Евпатории Бажан Г.Г. 20.07.03 г. была задержана на железнодорожном вокзале станции Симферополь работниками ЛОМ МВД в связи с проведением ими оперативных мероприятий по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Без какого-либо процессуального оформления, без сообщения семье, ее в тот же день под стражей этапировали в Киев, где 21 июля объявили об административном аресте по постановлению начальника ЛОМ на основании ст.263 КоАП Украины. Лишь через трое суток следователь ЛОМ составил протокол задержания Бажан на основании ст.106 УПК Украины, но на следующий день судья Соломенского райсуда Киева отказал в даче санкции на арест, и Бажан была наконец освобождена.

Нередки случаи, когда доступ адвокатов к задержанным и возможность общения с ними умышленно затрудняются.

Характерным является следующий пример. При осуществлении защиты по нашумевшему делу редактора одной из евпаторийских газет Лутьева В. Г., подозреваемого в подготовке убийства депутата Котляревского, адвокату Гнездову А.В. неоднократно препятствовали в допуске к подзащитному.

Так, 14 ноября 2002 г., по окончании судебного заседания в местном суде Центрального р-на г. Симферополя, где был продлен срок задержания Лутьева до 9 суток, примерно в 16 часов начальником следственного отдела прокуратуры было дано разрешение на встречу с задержанным. Адвокат прибыл в ИВС в 17 часов, по телефону от дежурного по Симферопольскому ГУ МВД ему разрешили связаться с ИВС. Однако войти в ИВС ответивший по телефону работник ИВС запретил под тем предлогом, что в вечернее время по приказу начальника ИВС адвокаты в ИВС не допускаются - могут входить только работники правоохранительных органов, несмотря на официальное объявление о том, что время работы ИВС до 21-30.

Утром следующего дня адвокат вновь приехал в милицию. В ИВС его опять не пустили, ст. лейтенант Гнатко пояснил, что в ИВС отсутствует начальник, и до его приезда адвокат к клиенту допущен быть не может, так как это разрешает только лично начальник Тогда адвокат обратился к начальнику Симферопольского ГУ Проценко А.А., который лично наложил резолюцию на разрешении, выданном прокуратурой. Несмотря на это, адвоката отказались впустить в ИВС. Он снова обратился с жалобой в покуратуру. Из прокуратуры он опять вернулся в ИВС, начальник которого наконец появился, но пропустить адвоката в ИВС опять отказался под предлогом прибытия конвоя, и Гнездову посоветовали прийти после обеда.

В связи с необходимостью участия в рассмотрении в этот день другого дела в суде, адвокат не смог попасть в ИВС до вечера. Но после 17 часов доступ адвокатов вообще запрещен, также как и в последующие субботу и воскресенье. Таким образом, работники МВД грубейшим образом нарушили конституционные права задержанного и права адвоката, предусмотренные ст.48 УПК Украины.

Адвокат Лубина Л.Е. (Симферополь), приняв от родственников поручение о защите Ана Е.Н., задержанного в Чехии, в Праге, и подлежащего экстрадиции в Украину, ходатайствовала о разрешении на ознакомление с материалами его уголовного дела. Следователем прокуратуры АРК Балахоновым М.Б. в этом ей было отказано, со ссылкой на то, что следствие "….. не располагало данными о том, что Ан пригласил для участия в деле этого защитника., либо поручил это сделать другим лицам"

Адвокаты и их клиенты нередко подвергаются давлению, угрозам и шантажу.

В соответствии с заключенным соглашением, адвокат юрконсультации г.Ялты Музыченко В.П. осуществлял защиту Агибалова Л.И. и Шмигельской Л.П., обвинявшихся в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.222 ч.1, 366 ч.1 УК Украины. Предварительное следствие по этому делу проводил старший следователь по особо важным делам СУ ГУ МВД Украины в АРК Голицин Д.Г. Расследование осуществлялось на низком профессиональном уровне, с грубейшими нарушениями закона. Следователь не решил своевременно вопроса о продлении срока расследования, который истек 01.07.2002 года. На допущенные нарушения адвокат Музыченко неоднократно указывал в заявленных им ходатайствах.

В связи с тем, что адвокатом была занята принципиальная позиция по уголовному делу, следователь и оперативный работник Мамиев Л.Г. неоднократно угрожали ему привлечением к ответственности, угрожали также другим его подзащитным. В результате этого давления подзащитные Агибалов и Шмигельская даже отказывались от услуг адвоката, чем было грубо нарушено их право на защиту, предусмотренное Конституцией Украины. Адвокат всерьез опасался за свою безопасность.

Не удовлетворившись этим, начальник Ялтинского межрайонного ОБОП при УБОП ГУ МВД Украины в Крыму Ю.Н.Анисимов внезапно затребовал у заведующего юрконсультацией выдачи финансовых отчетов о работе адвоката Музыченко за все восемь месяцев года, сославшись на необходимость, якобы, проверки. Объяснить конкретную причину такой проверки и соотносимость ее с задачами ОБОП, определенными законом, а также дать гарантии соблюдения конфиденциальности, не захотел. Он так и не смог объяснить - какое отношение к организованной преступности могут иметь предполагаемые нарушения адвокатом правил отчетности? Почему именно этого адвоката и в ходе расследования именно этого дела? Почему, в конце концов, этим не могла заняться налоговая администрация?

Согласно ст.22 п.2 Закона Украины "Об организационно-правовых основах борьбы с организованной преступностью, "… запрещается использование специальных подразделений по борьбе с организованной преступностью, для выполнения задач, не отнесенных законами Украины к компетенции этих подразделений". Поэтому мы расценили попытки такой проверки как явную расправу с адвокатом за его принципиальную позицию по уголовному делу. Вполне естественно было ожидать от прокуратуры принятия соответствующих мер.

Но к нашему великому удивлению прокуратура АРК (исх. 04/3-618вх-02/10 от 17 октября 2002 года) сообщила, что никакого отношения к расследуемому делу проверка в отношении адвоката не имеет, сам он с жалобами, якобы, никуда не обращался и не собирается обращаться.

К нам обращался также с просьбой о защите адвокат Шеховцов А. И. (г.Симферополь)

Он утверждал, что на протяжении последних лет его периодически вызывают в следственное управление главка МВД, где объявляют о возбуждении против него уголовных дел по заявлениям гр.гр. Копанца, Долгова, Каратаева и др. о совершенных, якобы, адвокатом вымогательствах, предметом которых являлись домовладения этих граждан. В ходе этих бесед в милиции ему делались угрожающие намеки и высказывались предположения о возможном обнаружении у него патронов и наркотиков.

По мнению адвоката и нашему, эти действия были вызваны тем, что он регулярно оказывает юридическую помощь народному депутату Украины Л.Ю. Миримскому и представляет его интересы в ряде судебных дел по искам к видным должностным лицам АР Крым.

Следственное управление главка сообщило нам по этому поводу, что никакие уголовные дела в отношении адвоката не возбуждались. Но что же тогда происходило с адвокатом в действительности, сообщить отказалось.

Комиссия по защите прав и законных интересов членов Союза адвокатов Украины и Крымская коллегия адвокатов неоднократно ходатайствовали о возбуждении уголовного дела и привлечении к уголовной ответственности работников Керченского ГУ МВД, допустивших нападение на адвоката Шевчука М.И. при осуществлении им защиты клиента.

27 марта адвокат Шевчук находился в ИВС Керченского ГУВД, где с 14 до 16 часов работал со своими клиентами, привлекаемыми к уголовной ответственности и содержащимися под стражей.

Во время беседы наедине с одним из них, в кабинет к адвокату ворвались начальник ИВС Э.Алиев и работник ОБНОНа Маринин, которые, оскорбляя адвоката и угрожая применить насилие, потребовали выдачи им документов, связанных с уголовными делами и находящимися у адвоката в кейсе. Получив категорический отказ, они насильно удалили подзащитного из кабинета и заперли в нем адвоката на ключ. Лишь через некоторое время кабинет был открыт другим милиционером, и адвокат принудительно удален из ИВС.

Немедленно после этого адвокат Шевчук представил заявление о происшедшем в прокуратуру города и обратился за медицинской помощью. В нейрохирургическое отделение Керченского территориального медицинского объединения №1 адвокат был помещен с диагнозом "очаговое поражение головного мозга вследствие перенесенного стресса", где и находился на излечении.

Вполне естественно, что мы поставили вопрос перед прокурором АРК о возбуждении уголовного дела против виновных лиц по признакам ст.397 ч.2 УК Украины.

После некоторой волокиты прокуратура города отказала в возбуждении уголовного дела, прокуратура АРК вначале отменила это решение, но потом тоже согласилась с тем, что ничего противоправного в этом безобразном милицейском нападении на адвоката не было.

При осуществлении защиты Куликовой Е. С., привлекаемой прокуратурой Центрального р-на Симферополя к уголовной ответственности по обвинению ее по ч. 1 ст. 162 УК, по которому следствие осуществлялось следователем Алимовым Т.Э.,8 августа 2003 г. адвокат Гнездов А.В. был приглашен к следователю, который объявил ему и подозреваемой о том, что им вынесено постановление о привлечении Куликовой в качестве обвиняемой. Здесь же оно и было объявлено.

На основании п. 3 ст. 48 УПК адвокатом было заявлено ходатайство о предоставлении ему для ознакомления материалов дела, послуживших основанием для предъявления обвинения. Следователь, однако, незаконно отказал в удовлетворении ходатайства, заявив, что ознакомиться с этими материалами можно только после окончания расследования уголовного дела, не иначе, как в порядке выполнения ст. 218-219 УПК. То есть воспрепятствовал осуществлению правомерной деятельности защитника по предоставлению правовой помощи. 4.09.2003 г. адвокатом подано заявление о возбуждении против следователя уголовного дела по ч. 2 ст. 397 УК за создание препятствий в осуществлении правомерной деятельности защитника по предоставлению правовой помощи, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения. Решение было принято "как всегда".

По результатам документальной проверки в ОАО "Янтарный" Симферопольского района в декабре 2002 года было вынесено налоговое решение о взыскании более 224 тыс. гривень. Руководство ОАО с этим не согласилось и подало исковое заявление в хозяйственный суд АРК. После принятия дела к производству в отношении работников ОАО начался форменный террор со стороны налоговой милиции. Несмотря на удовлетворение иска хозяйственным судом, не признавая его решение, налоговая милиция продолжала расследование дела, производила допросы, но отказывала в выдаче копии постановления о возбуждении уголовного дела и т.п.

Без постановления суда и без предусмотренных судом оснований и даже без составления протокола 19, 21 и 23 мая этого года работники УБЭП ГУ МВД Украины в Крыму Корниенко, Вяткин и Булгаков вторгались в жилой дом гр. Фадеева П.Г., жителя Бахчисарайского района, где производили обыски, изъяли и уничтожили часть имущества. Действия нарушителей обжалованы в суде.

Многократно нарушались сроки и условия содержания граждан под стражей.

Еще в 2002 году начальник Крымского управления Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний обратился к нам с просьбой осудить неправильное поведение адвоката Протасовой Д.А., требовавшей исполнить постановление суда об освобождении ее клиента Смурыгиной В.А.

Было установлено, что это обращение основано на превратном толковании уголовно-процессуального закона, поскольку адвокат действовала в рамках этого закона. Вместе с тем, по вине администрации СИЗО и управления ГДУИНа допускались нередкие факты содержания под стражей лиц сверх сроков, установленных процессуальным законом.

Известно, что последняя часть ст.156 УПК Украины прямо предписывает начальнику места предварительного заключения: "… негайно звільнити з-під варти обвинуваченого, щодо якого постанова судді про продовження строку тримання під вартою на день закінчення строків тримання під вартою, передбачених частинами першою, другою і шостою цієї статті, не надійшла." Это четкое и недвусмысленное указание закона нередко не соблюдалось.

Так, в частности, обвиняемый по ст.86-1 УК Украины (в редакции 1961 года) Лялечкин О.Н., числившийся за следственным управлением ГУ МВД, несмотря на истечение срока содержания его под стражей, не был освобожден из СИЗО, не взирая на ходатайство адвоката Рожкова Н.С. и обращение его в прокуратуру АРК.

Обвиняемый по ст.94 УК (в редакции 1961 года) Рыбченко В.Н., числящийся за Красноперекопским РО МВД, также не был своевременно освобожден, несмотря на окончание установленного срока содержания под стражей и ходатайство об освобождении, направленное адвокатом Яценко А.А.

Аналогичное нарушение закона было допущено в отношении Ракша В.А., обвиняемого по ч.2 ст.142 УК Украины и других.

Ссылки администрации СИЗО и работников ГДУИНа на то, что преимущественным правом действия в данной ситуации пользуется не УПК Украины, а ранее изданный Приказ ГДУИНа Украины №38-дск от 23.03.2000 года "Об утверждении Инструкции о работе отделов (отделений, групп, частей) специального учета следственных изоляторов (тюрем) и Инструкции о работе отделов (отделений, групп, частей) специального учета исправительно-трудовых учреждений" несостоятельны. Исполнение положений этого приказа, так и не отмененного подзаконного акта, не может противоречить требованиям Закона, и в том числе ст.156 УПК, поскольку именно закон обладает высшей юридической силой. О роли прокуратуры мы уже и не говорим.

В апреле 2002 г. в Симферополе арестован Шакун В. А. 1956 г.р., инвалид 1 группы, имевший постоянное место жительства, семью, 3-их детей, одного из них несовершеннолетнего. Шакун страдает заболеванием головного мозга, как результатом неоднократных черепно-мозговых травм, болезнь характеризуется частыми приступами, потерей сознания, что подтверждено документально. В течение более полутора лет этот инвалид 1 группы содержится под стражей. В августе 2003 г. уголовное дело возвращено судом на дополнительное расследование в связи с существенными недостатками, но мера пресечения не изменена.

По утверждениям Шакуна, в Симферопольском СИЗО отсутствуют медицинская помощь, медикаменты, оборудование, специалисты, необходимые для надлежащей помощи и наблюдения больного. Более 30 раз он обращался к врачам, 2 раза лечился в стационаре СИЗО, в мае-июне консультирован врачами Республиканской клинической больницы им. Семашко, по заключению которых нуждается в стационарном лечении в условиях специализированного отделения. В июле прокуратурой АРК дано администрации СИЗО предписание о проведении ему стационарного обследования и комиссии МСЭК. Предписание это не исполнено. В июле с.г. постановлением Киевского райсуда назначена судмедэкспертиза для определения состояния здоровья Шакуна и возможности его содержания под стражей, а также соответствия медсанчасти учреждения возможностям медицинской помощи арестованному. Экспертиза проведена 04.09.2003 г. - но с результатами ее защита не ознакомлена.

Шакун и адвокат многократно обращались с ходатай-ствами об изменении меры пресечения на подписку о невыезде. В ходатайствах отказано (адвокат Лесовой А.В.)

От лиц, содержащихся в ИВС Симферопольского ГУВД, адвокатам поступали систематические жалобы на отказ в приеме продуктовых передач при скудном одноразовом питании, оказании различных услуг за деньги, на антисанитарные условия, скученность, недостаток воздуха, отказ в предоставлении бумаги для заявлений и пр.

Топтун М.В., больной туберкулезом, обвиняемый по ст.185 ч.5 УК Украины почти три месяца, содержится вместо СИЗО в ИВС, где на 20 квадратных метрах находится до 20 человек.

Подзащитному адвоката Володиной А.В. Петрову А.А., обвиняемому по ст.149 ч.2 УК Украины, при задержании на срок до 10 суток (с 29.08 по 8.09.03 г.) в порядке ст.165-2 ч.9 УПК Украины, было отказано в ИВС в приеме передачи продуктов. Отказ мотивирован тем, что Петров, якобы, вовсе не задержан в порядке ст.106 УПК и еще не арестован, и непонятно - почему там находится, а потому питание получал раз в сутки с нарушением всех установленных норм.

Нарушались права граждан на своевременное рассмотрение судами дел по их обвинению.

С 1997 г. не рассматривалось уголовное дело по обвинению Калиниченко Г.М. по ст.ст. 135, 165 УК Украины. Дело с 1998 г. находилось в производстве Центрального райсуда гор. Симферополя, неоднократно возвращалось на дополнительное расследование.

С 1998 г. не рассматривалось уголовное дело по обвинению Лугового Э., жителя г.Черновцы, по ст. 101 ч. 1 УК Украины. Дело с 2000 г. находилось в производстве Раздольненского райсуда.

Со стороны адвокатов поступают также сообщения, свидетельствующие о еще не изжитом в судах обвинительном уклоне.

Необоснованно и предвзято отклонялись, например, ходатайства адвокатов апелляционным судом Крыма в процессе по "резонансному" уголовному делу по обвинению учредителей компании "Союз-Виктан" в убийстве, что привело к серьезной судебной ошибке. Но ошибке этой способствовало то, что судья систематически отклоняла в ходе процесса чуть ли не все подряд ходатайства адвокатов, и подсудимые были приговорены к длительным срокам лишения свободы, несмотря на возражения не только адвокатов-защитников, но даже и прокурора. Верховный суд Украины, согласившись с жалобами адвокатов, отменил необъективный приговор, вернул дело на доследование, а прокуратура его вообще прекратила за отсутствием состава преступления в действиях осужденных. Под стражей оба они находились более 8 месяцев.

После прекращения против них дела владельцы перевели офис компании из Крыма в Киев, в результате чего автономия потеряла в доходной части бюджета миллионы гривень.

Жалобы на нарушения прав человека поступают к адвокатам не только в связи с уголовными делами.

Долгое время, например, адвокатура вместе с журналистами занимается судьбой Тамары Минасян, молодой поэтессы, о судьбе и творчестве которой рассказывали ТРК Крым, местные и общеукраинские газеты. (Четыре публикации были только в "Киевских ведомостях") Родившаяся в Симферополе, выросшая практически на улице, бродяжничая и попрошайничая, получающая в настоящее время приют и средства к существованию за счет добрых людей, Минасян остается человеком без гражданства.

Не отрицая ее права на приобретение гражданства Украины по праву рождения, Киевский РОВД, тем не менее, отказывает в этом, направляя ее в консульство РФ, за получением документа, удостоверяющего ее личность, к великому удивлению этого консульства. В результате талантливый человек остается вне общества, лишенный возможности себя содержать.

К сожалению, отсутствует противодействие местных органов власти, прокуратуры, суда и милиции в связи с фактами незаконной деятельности лиц, выдающих себя за адвокатов и навязывающих свою помощь. Свидетельств о праве на занятие адвокатской деятельностью у таких лиц нет, их отношения с гражданами, судами и другими организациями из-за неудовлетворительного качества работы сопровождаются скандалами и взаимными обвинениями. Причем с жалобами граждане обращаются к нам. Наши же обращения остаются без последствий.

Элементарных представлений об адвокатской этике, конфиденциальности, методике и тактике ведения дел в судах эти лица не имеют, а зачастую не имеют и достаточных юридических знаний. Многие из них не зарегистрированы даже в качестве предпринимателей и не платят налогов. Отдельные их действия имеют мошеннический характер.

Так, в частности, в Симферополе, длительное время существует, образованное группой юристов, самозванное "адвокатское объединение Фемида", не зарегистрированное в Минюсте Украины в соответствии с законом. Именующие себя адвокатами работники этой Фемиды Журавков А.Л., Клименко А.В., Никулин И.В., Зарубин А.Б. и Ушаков А.В. адвокатских свидетельств не получали и в Едином реестре адвокатов Украины не значатся.

Доставая каким-то образом, но весьма оперативно, весьма конфиденциальные сведения о дорожно-транспортных происшествиях по Крыму, эти самозванцы направляют на фальшивых "адвокатских" бланках письма потерпевшим с обещанием взыскать в их пользу в суде материальный и моральный ущерб в сумме не менее чем 50-60 тысяч гривень, чем вводят их в обман из корыстных побуждений.

Более того, не ограничиваясь мошенническим навязыванием своих услуг, эта же "Фемида" распространяла в средствах массовой информации сообщения о приеме новых "адвокатов" и выдаче им "самопальных" адвокатских удостоверений.

Прокуратура и в этом не нашла ничего противоправного, отказав в возбуждении уголовного дела против мошенников. Это постановление было обжаловано нами в суде.

За адвокатов незаконно выдавали себя юристы из Керчи Мироненко В.А., Кононюк Н.Ф. и другие.

Некто Белялов Л.К. из Симферополя давал в газете объявление, приглашая к себе в юридическую консультацию, на конкурсной основе, помощников адвоката. Но Белялов сам не имеет адвокатского свидетельства, а, следовательно, не имеет права и на помощника.

Подобные обманные, мошеннические действия вышеуказанных юристов причиняют обществу существенный не только моральный, но и материальный вред.

Помимо нарушений в деятельности правоприменительных органов государства, несоблюдению прав человека способствуют и недостатки действующего законодательства. Закон Украины "Об адвокатуре", принятый еще в 1992 году, давно подлежит изменениям, в Верховной Раде находятся на рассмотрении 6 проектов, в разработке одного из них мы принимали участие, но заметного движения в этой законопроектной деятельности нет.

Серьезный удар по правам адвокатов - защитников будет нанесен в случае принятия предлагаемого проекта нового Уголовно-процессуального кодекса. Содержащиеся там нормы о почти бесконтрольной возможности для следователей прокуратуры и МВД отстранять адвокатов от участия в деле и другие ограничения, в случае их принятия, отбросят нас к тридцатым годам прошлого столетия.

Предлагается следующее:

Верховной Раде и Совету Министров АРК обратиться к Верховной Раде Украины с просьбой ускорить принятие нового законодательства об адвокатуре;

Образовать в АРК на общественных началах при Верховной Раде комиссию по контролю за соблюдением законодательства о правах человека.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори