пошук  
версія для друку
15.04.2004
джерело:
(“Севастопольская газета”, №11, 11 марта 2004 г.)

Гражданская война или курортный сезон

   

Янина ВАСЬКОВСКАЯ:

Суровые восточные люди с лопатами наперевес. Дергающаяся телекамера. Оператор падает, но кто его ударил, непонятно. Возглас: «Аллах акбар!» Это не Чечня, а Крым. О нападении крымских татар, самовольно захвативших земельный участок в Симеизе, на оператора ОРТ сообщили на прошлой неделе сразу несколько телеканалов России и Украины.

В Меджлисе крымскотатарского народа рассказали иную версию событий. Утром 5 марта к самовольно захваченному репатриантами участку возле аквапарка стали стягиваться сначала спецподразделения милиции и съемочные группы. Затем пришла группа людей, назвавших себя казаками. Они начали швырять в крымских татар камнями. Те отвечали. Оператор ОРТ попал в «зону огня» то ли специально, то ли по неосторожности.

Истина, скорее всего, где-то посередине. Важнее другое: тележурналисты подали информацию вне контекста крымских событий минувшего года. Агрессия крымских татар выглядит непонятной. Стоит вспомнить, когда и как все начиналось.

Степняки или рыбаки?

В 90-е годы, когда шла активная репатриация крымских татар, власти расселяли прибывших в основном в степных районах Крыма. Хотя депортированы они были из приморской зоны. До войны 80% населения Алушты и 60-70% населения Ялты составляли крымские татары.

За прошедшие 15 лет земля из «общенародного достояния» превратилась в товар: на черном рынке цена одной сотки на Южном берегу Крыма колеблется в пределах 5-10 тысяч долларов. Понятно, что местные власти предпочитали выделять участки бизнесменам, а не репатриантам. Видя, что самые лучшие земли полуострова распределяются без их участия, крымские татары начали серию самозахватов.

В январе 2003 года они заняли участок в селе Морском, выделенный российской фирме. Тогда же произошло первое столкновение с казаками. Были жертвы. Сегодня эта земля никем не занята. Весной в Большой Ялте сразу несколько участков были захвачены под так называемые «поляны протеста». Крымские татары жили там в палатках, вынуждая власти выделить им землю. Городской голова Ялты Сергей Брайко и председатель Меджлиса Мустафа Джемилев заключили соглашение, по которому репатрианты сворачивают свои «поляны», а городские власти выделяют им участки. Сегодня подписанты обвиняют друг друга в несоблюдении этих условий.

Следствием акций протеста была проверка Генеральной прокуратуры Украины. Выявленные нарушения земельного законодательства повлекли за собой нашумевшие аресты городских и поселковых голов. Однако репатриантов результаты проверки не устроили, поскольку выделения им земли за нею не последовало.

Минувшей зимой случилось еще несколько самозахватов: в поселке Партенит и в районе мыса Меганом. Власти АРК заняли в отношении крымских татар жесткую позицию. Премьер Сергей Куницын обвинил репатриантов в неблагодарности. На их обустройство бюджет Украины затратил в общей сложности 750 миллионов гривен, выделялись земли, строились школы, создавались СМИ. Премьер предлагает внести изменения в существующее законодательство и давать за самозахваты от 3 до 5 лет.

Гражданская война или курортный сезон

На заседании Милли-меджлиса 7 марта обсуждалась подготовка к 60-летию депортации. Руководитель политико-правового управления Надир Бекиров предложил провести накануне печального юбилея пеший марш нескольких тысяч крымских татар на Южный берег Крыма. Участники марша должны захватить участки и начать там строительство домов. Зал отреагировал на это заявление аплодисментами, что вызвало явное недовольство председателя Меджлиса М. Джемилева.

— Вы не услышали самой главной составляющей речи Надира, — говорит активный участник «поляны протеста» в Ялте Шамиль Военный. — Главное — дать мировую огласку. Обратиться в ООН и другие общественные организации. Самозахват — это форма протеста против социальной несправедливости. Есть деревни, где до войны стояло до 500 домов крымских татар, а сейчас и десяти нет. Мы же не требуем: верните эти дома. Мы вокруг этой деревни просим по 6 соток. Не дают. Мы хотим устыдить власти.

— Легче всего устыдить, если прольется кровь?

— Все время существования крымских татар в Крыму они были гарантом стабильности, сторонниками ненасильственных форм протеста, так и должно остаться. Метод Чечни здесь неприемлем.

— Больше всего пугает возможность вашего столкновения с казаками. Как этого избежать?

— Не будет агрессии с нашей стороны.

— Вы уйдете?

— Нет, не уйдем. Если какой-то дурак полезет с лопатой, он получит. Важно выяснить, кто за ним стоит. Народ? Нет. Чиновники и бизнесмены. Я просто поражен русскими. Их так психологически обрабатывают. Говорят, что мы будем русской кровью крыши красить. Простой люд это выдерживает. И не идет на нас. Они вместо русских натравливают казаков. Я считаю, что выделение нам земли в интересах русских. В мире так не бывает, что украли и не вернули. Нужно решить эту проблему сейчас, чтобы ее не пришлось решать нашим внукам.

— Если акции протеста состоятся, вас наверняка обвинят в срыве курортного сезона?

— Уже обвиняют. Но мы начали акции год назад. Что мешало решить эту проблему до лета? Кто срывает курортный сезон? Кто пугает нами россиян? Нас бояться не надо, с нами всегда можно договориться. Мы организуем ЖСК на 15-20 семей и предлагаем россиянам: посылайте детей к нам. Будут в наших домах жить, питаться экологически чистой и калорийной пищей. За это помогите построить дома. Мы на «поляне протеста» предлагали кофепитие устроить для отдыхающих россиян. Чтобы не делали из нас страшилки. Придите, пообщайтесь, поддержите нас. Чем мы ближе будем общаться, тем мы будем понятней друг другу.

Юристы где?

Очевидно, что вопрос о выделении крымским татарам земли — это вопрос реституции. То есть возвращения незаконно отнятой в 1944 году собственности. Однако ни власти, ни сами репатрианты этого слова не употребляют, предпочитая говорить об абстрактной справедливости. Первые — потому что, признав факт экспроприации, будут вынуждены отдать часть ценной земли. Вторые — потому что придется разбираться, чьи предки реально жили на Южном берегу. В этом случае претендовать на участки сможет лишь часть участников самозахватов. Остальные пойдут в общую очередь.

Справка:

Согласно Всеукраинской переписи населения, на 1 декабря 2001 года в Крыму проживало 243,4 тыс. крымских татар. По разным данным, за пределами Крыма проживают не менее 100 тыс. крымских татар, в том числе 80 тыс. — в Узбекистане.

По данным переписи на 5 декабря 2001 года в Севастополе проживало 1858 крымских татар. Из них 1421 — в сельской местности.

Справка:

Нетерпимость растет

Ежегодно Институт социологии НАН Украины издает сборник «Украинское общество. Социологический мониторинг», из которого можно почерпнуть немало интересного. В частности, в нем на основании социологических исследований выведен так называемый индекс национальной нетолерантности. Что касается крымских татар, динамика уменьшения количества тех украинцев, которые согласны были жить с ними в одном государстве, выглядит следующим образом.  

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори