пошук  
версія для друку
16.05.2004 | Анджей Жеплинский, Томаш Сенев, Роберт Дзеньвульский

Специальные службы в условиях конституционной демократии и общественные интересы N2-3.

   

ДОСТУП К ИНФОРМАЦИИ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ
Введение

1.Конституционные положения
2. Свобода доступа к информации и ее ограничения в интересах национальной безопасности
2.1. Законодательство, регулирующее свободу информации
2.2. Обязанность правительства публиковать или другим способом раскрывать информацию
2.3. Обязанность государства предоставлять определенную информацию по запросу
2.4. Роль Омбудсмена в делах, касающихся свободы доступа к информации и рассекречивания информации
2.5. Другие характеристики законодательства, регулирующие доступ к информации
3. Засекречивание информации. Государственная тайна
4. Файлы бывших служб безопасности
5. Ответственность за публичное разглашение информации, связанной с национальной безопасностью
Заключительные заметки
Анджей Жеплинский. ПРАВО НА ЗНАНИЕ АРХИВНЫХ ДАННЫХ О СЕБЕ
ПРИКАЗ № 550 (1999). Контроль над внутренними службами безопасности в странах-членах Совета Европы

ДОСТУП К ИНФОРМАЦИИ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

Анджей Жеплинский, Томаш Сенев, Роберт Дзеньвульский Введение

I. Свободный доступ каждого к информации – основной принцип свободных обществ, гарантируемый их конституциями и международными законами. Это указано в статье 19 Всеобщей декларации прав человека, которая гласит: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений, свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Указанные свободы могут быть ограничены в случаях, когда «это установлено законом, исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе» (статья 29). Каждая свобода, гарантированная во Всеобщей декларации, была «провозглашена как наивысшее стремление народа» (Введение). В ст. 10 Конвенции защиты прав человека и основных свобод, а также в документах, разработанных органами Конвенции, включая прецеденты, рассматриваемые Европейским судом по правам человека, ясно указано, что в странах-членах Совета Европы свобода доступа каждого к официальным (административным) документам рассматривается как средство надзора над действиями властей и как показатель состояния демократии. Эта свобода является одним из основных методов участия граждан в местной общественной жизни и общественной жизни всей нации. Доступ к информации – средство достижения открытости в общественной жизни.

II. Несмотря на то, что право доступа к информации появилось еще в 18 веке, оно традиционно ассоциируется с Соединенными Штатами Америки. Однако, первыми странами, в которых граждане получили право на информацию, были Скандинавские страны: Швеция (где конституционный Закон о свободе прессы был принят Риикстагом в 1766 г.), а затем, на два века позже, Финляндия (Закон от 1951 г.). В 1966 г. был принят Американский Закон о Свободе Информации, в котором были представлены новая интерпретация и новые законные формы защиты свободы информации. В 1970 г. аналогичные законы были приняты в Дании и Норвегии, в 1973 г. – в Австрии, в 1978 г. – во Франции и Нидерландах, в 1982 г. – в Австралии, Новой Зеландии и Канаде, в 1990 г. – в Италии, в 1992 г. – в Венгрии, в 1993 г. – в Португалии, в 1994 г. – в Бельгии, в 1997 г. – в Ирландии и Таиланде, в 1998 г. – в Корее и Израиле, а в 1999 г. – в Чешской Республике и Японии. В этих странах открытость стала законным принципом, а секретность – исключением. Характерно, что в конце 90-х в новых европейских демократических странах такие термины, как «право на информацию» или «открытость» отсутствовали в юридическом языке, в том числе и в судебных решениях. Там, где раньше не было ни одного подобного понятия, появились сразу несколько. Первые законные положения и судебные решения в области права на информацию напоминали первые частные автомашины на улицах Тираны в 1990 г. В то же время, эти термины уже давно и надежно укоренились в старых демократических странах. В предыдущее десятилетие на всем континенте право на информацию – довольно неопределенный до последнего времени термин – стало восприниматься как одна из основ независимости личности. Сильное влияние на этот процесс оказали следующие факторы:

1. Полная гарантия свободы слова в демократических странах. Установленные властями ограничения доступа к информации все более воспринимались обществом как неприемлемые.

2. Окончание холодной войны. Власти лишились множества поводов для сохранения большого количества секретных данных. Конечно, в демократических странах доступ к информации был несравненно шире, чем в коммунистических, что, среди прочего, и привело к заслуженному краху последних. Этот крах принес пользу и гражданам старых демократических стран. Были преодолены последние препятствия для доступа ко многим ранее секретным данным. Проверка доступности информации стала более эффективной: сегодня государство обязано доказать, что рассматриваемая информация имеет значение для безопасности государства. Лицо, желающее получить доступ к информации, не должно, как прежде, доказывать свое право на получение этой информации.

3. Компьютерная революция. Благодаря появлению миллионов компьютеров в государственных и частных учреждениях, в учебных заведениях всех уровней и в частных квартирах, благодаря стремительному расширению доступа в Интернет, через который можно получить любую информацию из любой части света, не контролируемую «полицией мыслей», лица, желающие получить информацию, стали гораздо сильнее, чем власти. Никакое правительство, даже правительство Китайской Народной Республики, не может эффективно этому препятствовать. Даже если я не могу получить точную информацию о работе какого-либо учреждения, например, полиции, в своем городе, то я смогу легко получить такую информацию с WWW-сайта другого города. Зная, какую информацию о различных (в том числе негативных) аспектах деятельности полиции моей страны можно получить без особых трудностей, я могу проверить, как информированы жители других государств. А обладая такими сведениями, я, вместе с другими, могу разрушить барьеры, преграждающие доступ к тому, что должно быть доступным.

III. Совершенно очевидно, что в обстановке секретности и при преобладании убеждения, что информация влияет на безопасность государства, эта безопасность хуже защищается. Будучи плохо информированным, общество не может заставить правительство исправлять ошибки. В таком случае государство может быть сильным благодаря своим силовым структурам, но не творческой активности своих граждан. Характерно, что все бедные общества являются закрытыми, а все открытые общества богаты. Поиск информации – извечный элемент человеческого существования. Он всегда был условием выживания и, в то же время, власти человека. В древнем Египте только некоторые жрецы понимали механизм солнечных затмений. В Румынии и Советском Союзе очень немногие имели доступ к содержанию решений местных комитетов Коммунистической партии, не говоря уже о тексте Всеобщей декларации прав человека. Вместо того, чтобы сделать информацию доступной, власти обнародовали ее настолько, насколько они считали это выгодным для себя. Вместо информации мы имели дело с пропагандой достижений. Открытость ассоциировалась с нестабиль-ностью, с религиозным или политическим грехом.

Сегодня, в соответствии с правилами, которые должны соблюдаться в демократическом обществе, открытость побеждает.

IV. Среди целей Проекта «Службы безопасности в странах конституционной демократии» – формирование национального законодательства в соответствии с принципом открытости. Одним из важнейших достижений Проекта является составление документа «Принципы контроля и ответственности», касающегося этих служб и других правоохранительных органов, борющихся с организованной преступностью и терроризмом.

В Принципах подчеркивается, что право граждан знать, что делает их правительство, является краеугольным камнем конституционной демократии, и что любые исключения должны соответствовать требованиям, описанным в этом документе.

Раскрытие государственных секретов лицами, не являющимися государственными служащими, не может считаться преступлением (Принцип 20). Государство, разумеется, вправе наказывать за шпионаж, умышленную непосредственную передачу сведений, составляющих государственную тайну, иным государствам.

Учитывая множество примеров сильно ограниченного или вовсе запрещенного доступа в регионы, где применяется насилие, Принцип 22 гласит: «Государство не должно препятствовать журналистам или представителям общественных организаций посещать территории, в отношении которых есть основания полагать, что там нарушаются права человека или гуманитарное право. Государство не должно высылать журналистов или представителей общественных организаций из мест, где происходят вооруженные конфликты или насилие, если только присутствие этих лиц не причиняет очевидной угрозы для безопасности других». В этом контексте не менее важна защита журналистских источников. В Принципе 23 говорится, что «национальная безопасность не может использоваться как основание для принуждения журналиста к раскрытию своих конфиденциальных источников», хотя «этот принцип не касается других причин раскрытия журналистских источников, например, с целью предотвращения совершения преступления».

V. Открытость – основа права на информацию. Каково академическое определение этого понятия? Исчерпывающее, по нашему мнению, определение было недавно предложено Терезой Гожинской:

«Открытость – относительное отсутствие препятствий в получении информации и возможности информировать других, то есть возможность искать, запрашивать, получать, а также передавать и распространять информацию. Это – возможность человека получать информацию не только касательно себя самого (если такая информация имеется у каких либо организаций и учреждений), но также и по социальным, политическим, государственным и региональным вопросам. Открытость означает относительно неограниченный доступ ко всем видам информации, документов, деятельности и мотивов. Это означает отсутствие запрета на обнародование информации, хотя отсутствие обязательного доступа не означает невозможности раскрытия информации (или доступа к ней). Это – правило, которое устраняет барьер между потребностью в информации и реальным доступом к ней. Кроме того, открытость – средство уменьшения или увеличения беспокойства, вызванного недоступностью информации. Следовательно, она имеет огромное психологическое и социальное значение» (Teresa Gorzynska, Prawo do informacji i zasada jawnosci administracyjnej [Право на информацию и принцип административной открытости]. – Cracow, Zakamycze, 1999 – С. 27-28).

VI. Данный отчет представляет собой сравнительное рассмотрение законодательных положений, относящихся к государственным секретам и свободе доступа к информации в странах Центральной и Восточной Европы. В Части I содержится описание конституционных положений и наиболее важных решений Конституционных Судов различных стран. В Части II рассматриваются законы, регулирующие свободу доступа к информации в отдель-ных странах региона. Часть III касается государственных секретов и секретности информации. Часть IV посвящена архивам бывших служб безопасности коммунистических стран. В Части V обсуждаются положения уголовного права относительно ответственности за раскрытие информации, которое может угрожать безопасности государства.

* * *

Представленный анализ основан на отчетах и избранных законах касательно свободы доступа к информации, представленных национальными партнерами Проекта, представителями негосударственных организаций из девяти европейских стран: Албании, Беларуси, Венгрии, Молдовы, Польши, России, Румынии, Словении, Украины и Эстонии. В Части I, однако, представлены соответствующие конституционные положения всех стран Центральной и Восточной Европы. Хотя все они придерживаются одной и той же схемы, анализы ситуации в различных странах отличаются лишь мелкими деталями. В некоторых национальных отчетах отдельные вопросы пропущены в связи с отсутствием соответствующих законов. В таких случаях в данном отчете рассматриваются только существующие положения в остальных странах.

Конечно, достижения описанных в этом документе стран в области свободы доступа к информации значительно различаются между собой. Кроме того, различно практическое применение действующих положений государственными органами. Поэтому в настоящем отчете также описаны ситуации, когда, несмотря на формальную обоснованность определенных норм, государственные органы либо не применяют эти нормы на практике, либо открыто их игнорируют.

1. Конституционные положения

Албания

Конституция Албании была принята 21октября 1998 года. Статья 22 Конституции гарантирует свободу слова, прессы, радио и телевидения в Албании, она также запрещает предварительную цензуру масс-медиа. Кроме того, согласно п.1 ст. 23, «право на информацию гарантируется», а в п. 2 предусмотрено, что «каждый имеет право, согласно законодательству, получать информацию о деятельности государственных органов, а также должностных лиц». Каждый имеет право следить за действиями выборных органов (пункт 3).

Статья 17 Проекта Конституции Албании содержит основной принцип ограничения прав и свобод. Данные ограничения могут устанавливаться только на основании закона с целью защиты общественных интересов или прав других людей. Ограничения должны соответствовать ситуации, к которой они относятся; они не могут нарушить сути прав и свобод, а также ни при каких обстоятельствах не могут преступать рамки, закрепленные в Европейской конвенции защиты прав человека и основных свобод.

Согласно ст. 56 «каждый имеет право быть информированным о состоянии окружающей среды и ее защите».

Необходимо также упомянуть положение о праве задержанного быть незамедлительно информированным о причине задержания. Положения, гарантирующие данное право, закреплены в Конституциях Албании, Македонии, Польши, Румынии, Словакии, Словении, Украины, Хорватии, Чешской республики и Эстонии. Они отсутствуют в Конституциях Беларуси, Болгарии, Венгрии, Латвии, Литвы и России.

Беларусь

Право белорусских граждан на информацию впервые было гарантировано Конституционными положениями 1994 года. Ст. 34 Конституции гарантирует гражданам Беларуси право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и новой информации о деятельности правительственных и общественных учреждений, а также информации о политической, экономической и международной жизни.

В результате проведенного в ноябре 1996 года Конституционного референдума вышеуказанные положения Конституции были изменены. В поправке к Конституции говорится: «распространение информации может быть ограничено законодательством, если это необходимо для защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан, а также для обеспечения надлежащих им прав в полной мере». Следует отметить, что статья 23 Конституции, и статья 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ратифицированного Беларусью в 1973 году, позволяют ограничить право на информацию только в случаях, четко обозначенных законом. Измененная же статья 34 позволяет ограничивать эти права подзаконными актами (такими, как президентские указы или постановления правительства), которые официальная доктрина интерпретирует как «законодательство».

Конституционный Суд рассмотрел вопрос о свободе информации в 1995 году. По требованию депутатов Верховного Совета Республики Беларусь, которые опротестовали монополизацию СМИ, Конституционный Суд проверил на соответствие Конституции три Указа Президента (№ 19 от 4 августа 1994, № 27 от 5 августа 1994, и № 128 от 28 сентября 1994 года), касающиеся издательства «Беларусь», а также Общественного телевидения и радио.

Суд констатировал, что издательство «Беларусь» монополизировало рынок печатных СМИ. Это привело к цензуре напечатанных в декабре 1994 года изданий, якобы из-за оскорблений в адрес отдельных государственных деятелей. По мнению суда, происшедшее является нарушением конституционных прав граждан на получение полной, исчерпывающей и новой информации. Суд также констатировал, что Общественное радио и телевидение не только превалирует на медиа-рынке, но и приобрело атрибуты центрального государственного административного органа. В итоге оно стало абсолютным монополистом на белорусском рынке электронных СМИ. На основании изложенных фактов Суд выявил, что многочисленные положения об Общественном телевидении и радио, содержащиеся в Президентском Указе № 128 от 28 сентября 1994 года нарушали конституционные положения, запрещающие монополизацию СМИ государственными органами, общественными организациями и частными лицами.

Венгрия

Конституция Венгрии 1949 года, измененная 31 декабря 1990 года, гарантирует право доступа к данным, вызывающим общественный интерес. Согласно ст. 61.1 Конституции, «в Венгерской Республике каждый имеет право свободно выражать свое мнение, а также получать и распространять информацию, вызывающую общественный интерес». В пункте 2 этой статьи говорится: «Венгерская Республика признает и охраняет свободу прессы». Особенно важным для защиты данных является положение третьего пункта статьи, констатирующее, что «принятие закона, регулирующего огласку данных, которые вызывают общественный интерес, и закона, касающегося свободы печати, требует не менее 23 голосов присутствующих членов Национального Собрания.

Литва

Литовская Конституция, принятая 25 октября 1992 года, подробно описывает содержание свободы выражения своего мнения (ст. 25). Параграф 1 предусматривает, что «каждый человек имеет право на личные убеждения и их свободное выражение», параграф 2 – что «никто не должен сталкиваться с препятствиями при поиске, получении и распространении информации или идей». Подобно Чешской Хартии, Конституция Литвы трактует защиту «здоровья, чести и достоинства, личной жизни и морали личности» как более важную причину для ограничений вышеупомянутых свобод, чем «защита конституционного порядка» (параграф 3). Свобода выражения в этой стране также «несовместима с криминальной деятельностью – разжиганием межнациональной, расовой, религиозной и социальной ненависти, насилия или дискриминации, распространение клеветы или дезинформации» (параграф 4).

Статья 25.5 гарантирует гражданам «право на получение любой имеющейся информации, которая их касается, от государственных органов». Это положение несамоисполняемое. Право может быть реализовано «способом, установленным законом», и имеет слабые стороны.

Оно не касается лиц без литовского гражданства. Непонятно, включает ли в себя термин «государственные органы» органы местного самоуправления. Это также несамоисполняемое конституционное положение.

Латвия

Латвийская Конституция была принята 15 февраля 1922 года и серьезно изменена в 1998 году. Она защищает право каждого «на свободу выражения своего мнения, которая включает в себя право свободно получать, хранить и распространять информацию, а также выражать свои взгля-ды» (ст. 100). Как мы видим, Конституция непосредственно не упоминает, что каждый может свободно искать информацию. Понятие «свободно получать» кажется слиш-ком «мягким». На практике, тем не менее, оно интерпретируется также как обязательное право. Это же положение запрещает цензуру.

Государственные власти обязаны обеспечивать каждого «информацией о состоянии окружающей среды» (ст. 115).

Македония

Конституция Македонии была принята 17 ноября 1991 года. Данный основной закон защищает «свободу доступа к информации» (ст. 16). В том же положении говорится, что гарантируется «свобода получения и передачи информации». Гарантируется также «свобода слова, публичных высказываний, общественной информации и учреждения институтов общественной информации». Цензура запрещена. Это единственная Конституция в новых европейских демократиях, прямо охраняющая «право защищать источники информации в масс-медиа».

Молдова

В Конституции Республики Молдовы, принятой 29 июля 1994 года, право на информацию имеет конституционную силу. Положение ст. 34 Конституции, озаглавленной «Право доступа к информации», предусматривает, что право граждан на получение доступа к любой информации о деятельности, важной для общества не может быть ограничено. Власти, соответственно своей компетенции, обязаны обеспечивать граждан правдивой информацией, важной для общества, также, как и относящейся к частным лицам. Однако, свобода доступа граждан к информации не должна противоречить мерам, применяемым для защиты граждан и национальной безопасности.

Конституция обязывает масс-медиа обеспечивать достоверное информирование общественности. Согласно положению, информация публикующаяся СМИ, не может быть объектом цензуры.

До сих пор не было никаких решений Конституционного суда относительно свободы информации.

Польша

Польская Конституция, принятая 2 апреля 1997 года изобилует торжественными словами о фундаментальных свободах. Польша имеет наиболее длинный конституционный текст в Европе. Остановимся на доступе к информации. В первой главе о регулировании государственных институтов содержатся два интересующих нас положения. Первое из них (ст. 13) ограничивает эти свободы, оно предусматривает, что «запрещается существование политических партий и других организаций, программы которых базируются на тоталитарных методах и практике действий нацизма, фашизма и коммунизма, а также тех, программы или деятельность которых предполагают или допускают расовую и национальную ненависть, применение насильственных методов с целью захвата власти или оказания влияния на политику государства, либо предусматривают засекречивание структур и членства». Другое положение гарантирует свободу прессы и других средств общественной коммуникации (ст. 14).

Право каждого на доступ к касающимся его официальным документам и собраниям данных гарантирует ст. 51.3, а «право требовать исправить, а также устранить неверную, неполную или собранную противозаконным способом информацию» – ст. 51.4. Довольно неопределенным представляется положение, согласно которому «принцип и порядок накопления, а также предоставления информации определяются законом» (ст. 51.5). Пока что не приняты соответствующие парламентские акты и пока нет реальных правительственных законопроектов, несмотря на то, что одна из последних статей Конституции (ст. 236) обязывает Правительство подать на рассмотрение Сейма законопроекты, необходимые для выполнения Конституции.

Ст. 54 Конституции гарантирует каждому «свободу выражения своих взглядов, а также приобретения и распространения информации» (п. 1), цензура запрещена (п. 2). Право на приобретение информации о деятельности органов государственной власти, а также лиц, занимающих должности в органах государственной власти или управления непосредственно регулируется ст. 61 Конституции. Данное право «заключает в себе также получение информации о деятельности органов хозяйственного и профессионального самоуправления, а также других лиц и организационных единиц в тех пределах, в каких они выполняют задачи органов государственной власти и заведуют коммунальным имуществом или имуществом Государственной казны». Это право «заключает в себе доступ к документам, а также вход на заседания коллегиальных органов государственной власти, избираемых на всеобщих выборах, с предоставлением возможности записи звука или изображения» (ст. 61.2). Также, «каждый имеет право получать информацию о состоянии и охране окружающей среды» (ст. 74.3). Несмотря на то, что есть парламентские акты, накладывающие ограничения на данное право, не существует закона, регулирующего процедуру для вышеуказанных положений об информации, хотя такой закон требует ст. 61.4 Конституции.

Также следует упомянуть об особом праве задержанного. Статья 41.3 предусматривает, что задержанный «должен быть безотлагательно и понятным для него образом осведомлен о причинах задержания».

Любые ограничения на применение этих свобод «могут устанавливаться только законом и только тогда, когда они необходимы в демократическом государстве для его безопасности или общественного порядка, либо для охраны окружающей среды, общественного здоровья и морали, или же свобод и прав других лиц. Эти ограничения не могут нарушать существо свобод и прав» (ст. 31.3). Необходимо обратить внимание на то, что в этом положении используется понятие «демократическое государство», а не «демократическое общество», которое использовалось в Конвенции защиты прав человека и основных свобод.

Резюмируя вышесказанное, необходимо сказать, что Конституция Польши гарантирует в области доступа к информации следующее:

право лица на доступ к касающимся его официальным документам и собраниям данных;

право распространять информацию;

право получать информацию о деятельности органов государственной власти, а также лиц, занимающих должности в органах государственной власти или управления;

право быть информированным о состоянии окружающей среды и ее защите;

право задержанного безотлагательно и понятным для него образом быть информированным о причинах задержания.

Институтом защиты свободы слова, права на информацию, а также общественных интересов в области телевидения и радиовещания является Общепольский совет по телевидению и радиовещанию (ст. 213.1). На практике это скорее фикция. Совет крайне политизирован и его члены защищают исключительно интересы своих политических спонсоров. Другим защитником прав и свобод, и единственно настоящим на сегодняшний день, является Специальный уполномоченный по правам человека (ст. 208).

Россия

Статья 29 Конституции Российской Федерации, ратифицированной 12 декабря 1993 года, защищает право каждого лица «свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию, любым законным способом». Это означает, что лицо, которое ищет ин-формацию, по крайней мере, должно доказать что его/ее способ является законным.

Согласно ст. 42, каждый имеет право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды. Это право, без сомнения, нарушается властями в свете многочисленных уголовных расследований. Уголовные дела возбуждались против журналистов и экологов, которые пытались информировать общественность о ядерных отходах.

Румыния

Конституция Румынии, принятая 8 декабря 1991 года, гарантирует защиту прав человека и основных свобод, включая свободу слова. Согласно ст. 30 Конституции, «свобода выражения мыслей, мнений и убеждений, а также творчества, выраженного устно, письменно, изображением, звуком или любым другим способом общественной коммуникации, не могут быть объектом ограничений».

Другие положения ст. 30 запрещают цензуру, подтверждают свободу прессы и запрещают приостанавливать публикации. Источники финансирования СМИ не должны быть гласными и явными.

Конституция предполагает также возможность ограничения свободы слова. Согласно ст. 30.6 свобода выражения своего мнения может быть ограничена в целях защиты чести и достоинства личности, частной жизни и личного образа. Положение ст. 30.7 предусматривает, что «любые высказывания, порочащие государство и народ, направленные на разжигание войны, национальной, расовой, классовой или религиозной ненависти, территориальной сепарации, публичные акты насилия, а также какое-либо неприличное и аморальное поведение, запрещены законом». Кроме того, данное положение вводит признаки ответственности за нарушения личных интересов других людей.

Ст. 31.1 Конституции гарантирует людям «право доступа к информации важной с точки зрения общественных интересов»; это право не может быть ограниченным. Пункт 2 этой же статьи обязывает государственные власти, соответственно своей компетенции, обеспечивать достоверной информацией как общественные, так и личные запросы. Тем не менее, право на информацию не может подвергать риску благополучие детей и юношества, а также безопасность государства.

Согласно ст. 31.4, государственные и частные СМИ обязаны обеспечивать общественность достоверной информацией. Ст. 31.5 предусматривает нижеследующее: «Общественное телевидение и радио являются автономными. Всем важным социальным и политическим группам гарантируется право пользования их эфиром. Организация этих СМИ, так же, как и парламентский контроль их деятельности, регулируется соответствующим законом».

Словакия

Словацкая Конституция была принята 1 сентября 1992 года. Она основывается на Чехословацкой Хартии 1991 года. Ст. 26 гарантирует «свободу слова и право на информацию» (п. 1), таким образом, каждый имеет «право на выражение своих убеждений устно, письменно, в печатной или образной форме и любым другим способом, а также на поиск, получение и распространение идей и информации как в государстве, так и за границей. Для публикации в прессе разрешение не нужно» (п. 2). Кроме того, подобно статье 10 Европейской конвенции, в том же параграфе говорится, что «радио и телекомпаниям предлагается получить разрешение от государственных властей для начала деятельности. Детальнее данные положения предусматриваются законом». Цензура запрещена (ст. 26.3).

Подобно Чешской Хартии, Конституция Словакии, мотивируя законные ограничения свободы выражения своего мнения, упоминает в первую очередь защиту прав и свобод других лиц. На втором месте ставится «защита государственной безопасности, порядка и закона, здоровья и морали» (ст. 26.4).

Также очень много общего в словацких и чешских положениях в области права на получение информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. В ст. 26.5 указывается, что власти должны «предоставлять достаточную информацию о своей деятельности, изложенную на государственном языке. Условия и способ такого информирования определяются законом». Ст. 45 предусматривает, что «каждый имеет право на полную и своевременную информацию о состоянии окружающей среды, о причинах такого положения и их последствиях».

Словения

В Словении свобода доступа к информации регулируется статьей 39 Конституции, принятой 23 декабря 1991 года.

Ст. 39 гарантирует «свободу мысли, свободу слова, свободу собраний, а также свободу прессы и других средств массовой информации». Каждый имеет право свободно собирать получать и распространять информацию и идеи. За исключением случаев, предусмотренных законом, каждый имеет право доступа к официальной информации, при достаточном обосновании законности своего интереса.

Украина

Ст. 34 Конституции Украины, принятой 28 июня 1996 г., гарантирует «право на свободу мысли и слова, на свободу выражения своих взглядов и убеждений». Каждому предоставляется «право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно или другим способом по своему выбору. Осуществление этих прав может быть ограничено законом в интересах национальной безопасности, территориальной целостности либо общественного порядка с целью предупреждения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья населения, для защиты репутации или прав других людей, для предупреждения разглашения информации, полученной конфиденциально, либо для поддержания авторитета и непредвзятости правосудия.».

Как видно, круг ограничений достаточно широк, однако каждое из них должно быть определено законом.

Как и в других странах региона, декларируется «право каждого на безопасную для жизни и здоровья окружающую среду и компенсацию ущерба, причиненного нарушением этого права». Конституция гарантирует каждому также «право свободного доступа к информации о состоянии окружающей среды, качестве продуктов и предметов быта, а также право на ее распространение» (статья 45). Нет сомнений, что Чернобыльская авария была причиной появления таких конституционных положений, но также нет сомнений, что это просто пропаганда, если учесть падение уровня жизни украинцев и уменьшение численности населения с 52 до 50 миллионов.

Конституционный Суд Украины пока что он рассмотрел только одно дело, связанное с доступом к информации о себе (см. раздел 2.6.).

Хорватия

Конституция Хорватии была принята 22 декабря 1990 года. Она не гарантирует каждому непосредственно доступ к информации или свободу поиска информации. Говорится только (ст. 38.2), что «свобода самовыражения включает в себя свободу прессы и других средств коммуникации, свободу слова и публичного выражения своего мнения, а также свободу учреждения всех институтов общественной коммуникации». Только журналисты «имеют право свободного распространения и доступа к информации». Цензура запрещена (ст. 38.3).

Чешская Республика

Регулирование прав человека в Чехии осуществляется конституционным законом, именуемым «Хартия основных прав и свобод» (далее Хартия). Она была принята 9 января 1991 года, как Федеральный Закон Чехословакии, а 16 декабря 1992 года была утверждена как часть конституционного порядка Чешской Республики. Пункт 1 статьи 17 Хартии гарантирует свободу выражения своего мнения и право на информацию. В параграфе 17.2 говорится, что «каждый имеет право выражать свое мнение устно, письменно, средствами печати, в образных формах, или в любой другой форме, а также свободно искать, получать, распространять идеи и информацию независимо от государственных границ». Цензура запрещена (ст. 17.3). Интересна статья 17.4, рассматривающая пределы свободы выражения своего мнения. Законные ограничения ее возможны, в первую очередь, в связи с защитой прав и свобод других людей, а также по мотивам защиты общественной и государственной безопасности, и должны быть установлены законом.

Статья 17.5 Хартии Чехии обязывает государственные органы и органы местного самоуправления предоставлять информацию о своей деятельности. Процедура реализации права на доступ к информации представляется довольно неопределенной: власти должны «соответствующим способом предоставлять информацию», «условия исполнения определяются законом».

Более строгим представляется право на «информацию о состоянии окружающей среды и природных ресурсах». Такая информация должна быть «своевременной и полной».

Кроме того, Хартия защищает интересы граждан, принадлежащих к национальным или этническим меньшинствам. Такие граждане имеют право получать и распространять информацию на своем родном языке (ст. 25.1).

Эстония

Принятая 28 июня 1992 года Конституция Эстонской Республики гарантирует свободный доступ к информации. Согласно ст. 44 Конституции, каждый имеет право свободно получать открыто распространяемую информацию. Все государственные органы, органы местного самоуправления и их официальные представители обязаны предоста3влять гражданам Эстонии по их требованию полную информацию, о своей деятельности согласно процедуре, предусмотренной законом. Исключение составляет информация, раскрытие которой запрещено законом, или если она предназначена только для служебного пользования.

Каждый гражданин Эстонии имеет «право ознакомиться с информацией о самом себе, находящейся в распоряжении государства, органов местного самоуправления, а также в государственных и местных правительственных архивах, в соответствии с процедурой, предусмотренной законом. Это право может быть ограничено законом в целях обеспечения защиты прав и свобод других лиц, неразглашения тайны рождения ребенка, а также в целях предотвращения преступлений, задержания преступника или выявления истины в судебном процессе» (ст. 44.3).

Эстонская Конституция предполагает также, что иностранные граждане и лица без гражданства, проживающие в Эстонии, имеют право на получение открыто распространяемой информации наравне с гражданами Эстонской Республики.

До сих пор Верховный Суд Эстонской Республики не занимался вопросами свободы информации и не выносил никаких решений по этому поводу.



2. Свобода доступа к информации и ее ограничения в интересах национальной безопасности

2.1. Законодательство, регулирующее свободу информации

Беларусь

Законодательная система Республики Беларусь не содержит единого законодательного акта, который бы полностью регулировал вопросы, касающиеся прав граждан на получение и распространение информации. Данные вопросы регулируются несколькими законодательными актами.

Согласно ст. 3 Закона «О прессе и других средствах массовой информации» от 13 января 1995 года, «граждане Республики Беларусь имеют право на свободный поиск, получение, использование и распространение информации при помощи СМИ, а также на свободное выражение своих мыслей и взглядов. Белорусское государство признает сеть СМИ как основу исполнения конституционных прав граждан Беларуси, включая свободу слова, информации, а также – как важный компонент национальной культуры. С этой целью государство принимает необходимые меры по экономической поддержке СМИ».

Статья 32 вышеупомянутого закона предусматривает нижеследующее: «Граждане Республики Беларусь имеют право на получение через СМИ новой и достоверной информации в сфере политики, экономики и экологии, а также информации, касающейся деятельности государственных органов и общественных организаций».

Согласно статье 19 Закона «Об информации» от 6 сентября 1995 года, «государственные органы, юридические и физические лица пользуются равными правами в сфере доступа к источникам информации. Единственное исключение составляют данные являющиеся секретными».

Венгрия

В Венгрии вопросы свободы доступа к информации и его ограничения в интересах государственной безопасности, регулирует Закон LXIII от 1992 года о защите персональных данных и свободе информации, важной с точки зрения общественных интересов.

Принятию вышеуказанного Закона, предшествовал ряд важных шагов – изменение Гражданского Кодекса Венгрии в 1979 году, согласно которому компьютерная обработка данных не может нарушать персональные интересы, и принятие в 1989 году поправки к Конституции, включающей защиту персональных данных и свободу доступа к информации, а также несколько важных решений Конституционного суда.

Раздел IV Закона вводит институт Уполномоченного по защите данных и Реестр защиты данных. Однако Уполномоченный был назначен только через два года после принятия закона (30 июня 1995 года).

Согласно ст. 1.1 Закона, его целью является «гарантия права каждого на доступ к информации, важной с точки зрения общественных интересов, за исключением случаев, предусмотренных законом». Информация, важная с точки зрения общественных интересов, – это «информация о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, а также информация об обществе, за исключением персональных данных».

Молдова

Конституция и Законы Молдовы гарантируют свободу слова и прессы, но кроме того определяют ее границы. Правительство не ограничивает свободу электронных СМИ и прессы. СМИ имеют право представлять политические взгляды, основываясь на принципе плюрализма, а также свободно комментировать факты. Правительство Республики, а также муниципалитет некоторых городов являются владельцами газет, свою периодику публикуют также политические партии, общественные организации (включая профсоюзы). Общественность получает от СМИ полную информацию о работе правительства и государственных органов.

Право свободного доступа к информации предусмотрено в Законе «О печати» от 26 октября 1994 года. Закон трактует свободу прессы в Республике Молдова как фундаментальное право, защищаемое Конституцией; государство должно обеспечить гражданам право на свободное выражение своих взглядов и мнений, а также право на получение правдивой информации о внутренних процессах и о международном развитии. Данное право должно быть реализовано при помощи регулярных публикаций в периодике, через печатные органы, работающие в условиях политического плюрализма, при соблюдении действующих положений закона об авторских правах. Закон также запрещает любое вмешательство в деятельность издательств и печатных органов в сфере накопления и распространения информации. В то же время закон предусматривает возможность цензуры относительно информации, выпускаемой издательствами и печатными органами. В отношении свободного доступа к информации, Закон «О печати» обязывает работников органов власти незамедлительно предоставлять материалы и информацию, требуемую издательствами и печатными органами, за исключением данных, содержащих государственную тайну. Согласно ст. 4 Закона «О печати», такое исключение составляют следующие виды информации, включающие:

материалы, дискредитирующие государство и лич-ность, призывающие к агрессивной войне, национальной розни, провокации, а также национальной, расовой или религиозной дискриминации, пропагандирующие сепаратистские тенденции на данной территории, призывающие к насилию и любым другим нарушениям конституционного порядка;

недостоверные материалы, посягающие на человеческую честь и достоинство, а также материалы, не посягающие на человеческую честь и достоинство, но являющиеся недостоверными, противозаконные материалы и материалы, не соответствующие принципам защиты прав человека, содержащимся в международных договорах;

порнографию;

информацию, касающуюся усыновления детей, без согласия усыновителей, а в случае их смерти – без согласия усыновленного, его/ее законного опекуна или опекунского совета.

С целью защиты профессиональной деятельности институций, обеспечивающих граждан информацией, закон гарантирует журналистам следующие права: свободный доступ и распространение информации, свободу аудио- и видеозаписи, право присутствовать на судебных процессах в качестве наблюдателя, право доступа на территорию, пострадавшую от стихийного бедствия, право присутствовать на массовых митингах, демонстрациях и других собраниях, право обращаться в различные органы с целью проверки достоверности материалов, подготовленных и распространенных ими.

Исходя из того, что Закон «О печати» предусматривает равные права журналистов, заграничные корреспонденты, аккредитованные в Республике Молдова, имеют те же самые права и обязанности, что и молдавские журналисты.

Кроме Закона о Печати, вопросы свободы информации регулируются Законом «О радио и телевидении», принятым парламентом 3 октября 1995 года. Согласно данному Закону, право на свободное выражение своего мнения и взглядов, на распространение информации по радио и телевидению, а также на получение достоверной информации является конституционным гражданским правом, охраняемым законом. Закон предоставляет многочисленные права электронным масс-медиа, а также налагает на них обязанности. В комплексе права и обязанности устанавливают границы выполнения данными СМИ своей основной общественной функции, которой является обеспечение граждан информацией.

Согласно этому Закону, лица, ответственные за программы частных теле- и радиостанций, обладают следующими правами: свободный выбор и свободный доступ к информации, необходимой для создания информационных и развлекательных программ, право производить аудио- и видеозапись, облегченный доступ к органам местного самоуправления, представителям предприятий и к государственным должностным лицам, а также право ознакомления со всеми необходимыми материалами и документами и обзора судебных процессов в судах всех инстанций.

В Молдове действуют несколько радиокомпаний, включая религиозную радиостанцию. Западноевропейские и американские издания недоступны обществу из-за относительно высоких цен. Некоторые российские газеты приобретаются довольно ограниченным кругом лиц по причине больших расходов на распространение. Румынские и российские станции транслируют свои передачи в Молдове. Абоненты «Общественного телевидения» могут смотреть Cable News Network, NBC Super-Channel, Euro News и некоторые другие информационные и развлекательные программы.

Россия

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право свободного поиска, приобретения, передачи, перевода и распространения информации любым способом, предусмотренным законом (ст. 29).

Создание и распространение информации, а также приобретение информации журналистами (редакциями СМИ), регулируется следующими Законами: «О средствах массовой информации», «О порядке освещания деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации», «О некоммерческих организациях», «Об общественных организациях», «Об акционерных обществах» и некоторыми другими законами.

Вместе с тем, российское законодательство не включает нормативные акты, регулирующие механизм реализации прав личности на свободный поиск, приобретение и передачу информации (далее – «право на информацию»).

Некоторые аспекты использования информационных ресурсов отражены в Федеральном Законе «Об информации, информировании и защите информации». Этот Закон основательно регулирует отношения, которые возникают в результате накопления и использования информационных ресурсов, созданных при помощи информационных технологий, а также порядок защиты информации. Однако, в этом Законе отсутствует положение, которое должно было бы гарантировать гражданам право на информацию и содержало бы механизмы реализации данного права.

Румыния

Закон 16/1996 «О государственных архивах» упоминает в ст. 3, что государственные архивы принадлежат Министерству Внутренних Дел Румынии. Граждане Румынии и иностранные граждане имеют право доступа к документам, в течение 30 лет после их поступления в архив. Если заявление поступит на документ, включенный в архив ранее указанного срока, необходимо получить специальное разрешение. Приложение к Закону устанавливает временные лимиты рассекречивания документов, касающихся государственной безопасности, а также гражданских прав и свобод. Таким образом, медицинские документы доступны только по истечении 100 лет, персональные данные – после 75 лет, документы, касающиеся личной жизни человека – через 40 лет после ее смерти, документы, касающиеся национальной безопасности и независимости государства – после 100 лет, протоколы уголовных дел – после 90 лет, документы, касающиеся внешней политики государства – после 50 лет, документы, касающиеся частных предприятий – после 50 лет и т. д.

Словения

Свобода информации регулируется в Законе о СМИ (Официальные ведомости Республики Словения № 18-728/94). Закон регулирует различные направления развития общественной коммуникации, а также права и обязанности журналистов. Закон согласован с международными правовыми актами, которые обязалась соблюдать Словения (Всеобщая декларация прав человека, Европейская конвенция защиты прав человека и основных свобод, а также рекомендации Совета Европы). Закон определяет основную ответственность государства в сфере защиты безопасности, включая адекватные меры, а также благоприятствование развитию тех СМИ, которые совершенно необходимы для обеспечения граждан Словении нужной информацией, защиты и оберегания национальной идентичности. Учитывая тот факт, что вышеупомянутые СМИ не занимаются деятельностью, направленной на извлечение прибыли, государство оказывает им необходимую помощь, в том числе финансовую. Деятельность таких СМИ основывается на следующих принципах: свобода информации, неприкосновенность и защита человеческого достоинства, свобода информационных потоков и открытость для разных точек зрения. Вопросы свободы информации регулируются статьями 24 и 8 Закона.

Согласно ст. 24 Закона о СМИ, государственные органы, органы местного самоуправления, общественные организации и учреждения, предприятия и другие лица, исполняющие общественные функции (далее – источники информации) обязаны выполнять свою работу открыто, и, особенно, – обеспечивать общество достоверной, исчерпывающей и детальной информацией о своей деятельности.

Вышеуказанные органы и учреждения обязаны разрабатывать методы открытой работы, т.е. выбирают способы раскрытия информации и назначают лицо, ответственное за обеспечение открытости учреждения.

Закон гарантирует свободный доступ к информации для журналистов, но на определенных условиях. Так, доступ к информации может быть ограничен или запрещен, если интересующая информация, согласно соответствующим законам, содержит государственную, военную, должностную или торговую тайну, и если ее раскрытие и распространение может стать причиной нарушения privacy, раскрытия персональных данных или осложнит ведение судебного процесса. В таких ситуациях источник информации обязан, в ответ на каждый запрос журналиста, в письменной форме обосновать причины, по которым доступ к данной информации нежелателен.

Источник информации обязан обеспечить правдивые и исчерпывающие сведения. Журналисты не могут быть привлечены к уголовной и дисциплинарной ответственности за публикацию информации, отвечающей по содержанию той, которая была ими получена из источника информации.

Статья 8 регулирует доступ к информации, которая должна быть обнародована без промедления. Согласно этой статье общественные СМИ обязаны по каждому требованию уполномоченного государственного органа или учреждения без промедления и бескорыстно объявить чрезвычайное сообщение, целью которого является противодействие и предупреждение угрозы жизни и здоровья граждан, потенциального ущерба их материальному состоянию, угрозы безопасности государства, а также охрана национального и культурного наследия.

Украина

Основными законодательными актами в области свободы информации являются Закон Украины «Об информации», принятый в 1992 г., Закон Украины «О государственной тайне», принятый в 1994 г. и «Перечень сведений, составляющих государственную тайну», утвержденный в 1995 г. Государственным комитетом Украины по вопросам государственных секретов и технической защите информации.

Принятие Закона «Об информации» – безусловное достижение Украины. Этот Закон еще до принятия новой Конституции гарантировал право на информацию, определяя систему отношений и обязательств в этой области, принятую в демократическом государстве.

Ст. 10 Закона о гарантиях прав на информацию обязывает органы государственной власти всех уровней информировать о своей деятельности и принятых решениях, а ст. 21 определяет способы обнародования официальной информации, в том числе путем ее непосредственного предоставления заинтересованным лицам (устно, письменно или другим способом).

Следует отметить также распоряжение Президента Украины от 28 марта 1996 г. «Про меры по повышению информированности населения Украины об основных направлениях государственной политики». Согласно этому распоряжению, все структуры исполнительной власти (Кабинет Министров, Администрация Президента, министерства и иные центральные органы, областные, городские и районные государственные администрации) должны наладить систему постоянного информирования населения об актуальных вопросах внутренней и внешней политики государства. Для этого в распоряжении предлагается ввести ежемесячные Дни информирования, предусмотрев в них участие руководителей и иных ответственных работников органов исполнительной власти. Большая часть министерств и ведомств, местных администраций действительно устраивают регулярно брифинги через созданные в их структуре пресс-службы.

23 ноября 1995 г. Президентом было подписано еще одно важное для данной темы распоряжение – «О координации пресс-служб и информационно-аналитических подразделений органов государственной исполнительной власти», в котором фактически выстраивается вертикаль пресс-служб всех органов исполнительной власти. Обязанность координировать работу всех пресс-служб возложена на Пресс-службу Президента Украины, которой поручено обеспечить проведение ежемесячных брифингов для руководителей пресс-служб Кабмина, министерств и других центральных органов исполнительной власти. Все пресс-службы обязаны координировать с Пресс-службой Президента подготовку материалов, которые передаются в СМИ и «содержат оценки внешней и внутренней политики государства, которые могут иметь важный общественный резонанс», а также еженедельно информировать Пресс-службу Президента о мероприятиях, которые проводятся органами исполнительной власти и их должностными лицами совместно со СМИ.

Эти распоряжения, призванные, казалось бы, сделать официальную информацию более доступной, приводят на самом деле к ограничению свободы информации, к жесткому государственному регулированию ее получения.

Ст. 29 Закона запрещает ограничение на допуск к открытой информации, хотя предусматривает преимущественное право на получение информации лицами, которым информация нужна для выполнения своих профессиональных обязанностей, что с точки зрения ст. 45 о равных правах всех участников информационных отношений, пред-ставляется несколько сомнительным.

Перечень документов и информации, не подлежащей передаче для ознакомления, содержится в статье 37, это:

информация, признанная в установленном порядке государственной тайной;

конфиденциальная информация;

информация об оперативной и следственной работе органов прокуратуры, МВД, СБУ, работе органов дознания и суда в тех случаях, когда ее разглашение может нанести ущерб оперативным действиям, расследованию или дознанию, нарушить право на справедливое и объективное рассмотрение дела судом, создать угрозу жизни или здоровью какого-либо лица;

информация, касающаяся частной жизни граждан;

внутриведомственная служебная корреспонденция, связанная с процессом принятия решений, которые еще не приняты;

информация финансовых структур, подготовленная для контрольных служб;

информация, которая не подлежит разглашению в соответствии с иными законодательными и нормативными актами.

Эстония

В Эстонии вопросы свободы доступа к правительственной информации регулирует Закон «О государственной тайне», принятый 8 июня 1994 года. В Эстонии действуют только опубликованные законы и законодательные акты; они вступают в силу с момента их публикации.

Специфические ограничения касаются информации, классифицированной, как государственная тайна. Не могут составлять государственную тайну следующие виды информации:

информация, касающаяся аварий, стихийных бедствий, катастроф, а также их последствий;

информация, о состоянии окружающей среды, защиты здоровья, просвещения, культуры и демографических вопросов;

информация о нарушениях прав человека;

информация о случаях коррупции и статистики серьезных преступлений;

информация о заработной плате, привилегиях и гарантиях, установленных для государственных органов, органов местного самоуправления, и их служащих.

Условия доступа и использования информации, содержащей государственную тайну, должны регулироваться правительством через внутриведомственный экспертный комитет.

Прием на работу, предполагающую доступ и использование информации, которая содержит государственную тайну, требует специального разрешения. Такое разрешение выдается эстонской полицией безопасности.

2.2. Обязанность правительства публиковать или другим способом раскрывать информацию

Беларусь

Согласно ст. 7.4 Конституции «распоряжения государственных органов публикуются или доносятся до общественности другим способом, предусмотренным Законом». Законы обнародуются сразу же после принятия, а вступают в силу по истечении 10 дней после публикации, если в самом Законе не было предусмотрено иной нормы. Президентские указы обнародуются и вступают в силу согласно той же процедуре» (ст. 104 Конституции).

Указы президента подлежат обязательной публикации в некоторых газетах, («Белорусская Нива», «Звязда», «Республика»), и могут быть также обнародованы через другие печатные органы, радио, телевидение, а также через другие средства связи. Такие Указы вступают в силу с момента официальной публикации, если сам Указ не предусматривает другую дату. Президентские указы или их части, составляющие государственную тайну, не могут быть обнародованы.

Согласно ст. 34 Закона «О Совете Министров Республики Беларусь», а также пункту 24 документа «О порядке работы Совета Министров», принятого 21 января 1997 года, резолюции и распоряжения Совета Министров, вступают в силу с момента их подписания, если резолюция или распоряжение не предусматривают другую дату.

Параграф 23 вышеупомянутых принципов действия Совета Министров предусматривает, что резолюции, признанные «тайными» или «не подлежащими разглашению» не могут публиковаться. В Резолюции Совета Министров номер 316 от 1 июня 1993 года приведена процедура государственной регистрации для распоряжений министерств, государственных комитетов в департаментов, регистрация распоряжений министерств, государственных комитетов и департаментов, которые касаются прав, свобод и обязанностей граждан, или имеют межведомственный характер. Вышеупомянутые распоряжение вступают в силу со дня регистрации, если в них не предусмотрено иначе. Однако в этом случае, те распоряжения, которые касаются прав и свобод граждан, получают законную силу после соответствующей регистрации и официальной публикации, согласно параграфу 9 Резолюции о действиях в вопросе государственной регистрации, распоряжений министерств, государственных комитетов и департаментов и регистрации распоряжений, публикуемых в Бюллетене Юридической Информации.

Венгрия

Раздел III Закона «О защите персональных данных» касается раскрытия информации, важной с точки зрения общественных интересов.

Статья 19.1 предусматривает, что «лица или агентства, исполняющие функции государственных и местных органов власти, в пределах их специальной компетенции, обязаны без задержки обеспечивать детальной информацией всех тех, кто в ней заинтересован».

Согласно пункту 2, эти агентства «обязаны публиковать или в ином случае обеспечить, на регулярной основе, основные данные об их деятельности, в особенности те, которые связаны с их компетенцией и организационной структурой, так же, как и категории данных, которыми они владеют, и юридические положения, регулирующие процедуру их функционирования. Имя и должность лица, действующего от имени органа власти, должно быть публичной и общедоступной информацией, если иное не обусловлено законом».

Согласно пункту 3, «агентства, упоминающиеся выше в пункте 1, обязаны предоставлять каждому лицу доступ к общественной информации, находящейся в их распоряжении, за исключением информации, важной для общественных интересов, но признанной компетентными органами в качестве государственного или служебного секрета. В частности, право на доступ к информации, представляющей важность для общественных интересов, может ограничиваться в интересах:

государственной обороны;

национальной безопасности

уголовного расследования или предотвращения преступлений;

государственной финансовой политики или конвертируемости валюты;

международных отношений или отношений с меж-дународными организациями;

судопроизводства».

Согласно пункту 4, «доступ к общественной информации не может быть ограничен с целью защиты данных о лице, действующем от имени органов власти, если такие данные связаны с исполнением этим лицом своих обязанностей».

Пункт 5 предусматривает, что «рабочие документы и другие данные, подготовленные для внутреннего употребления или для обеспечения процесса принятия решения, не должны публиковаться на протяжении 30 лет от даты их подготовки, если иное не обусловлено законом. Доступ к таким документам ранее окончания этого срока должен быть возможным с согласия компетентного ведомства, связанного с ними».

Нормативно-правовые акты (законы, декреты Совета Министров и отдельных министерств, акты местных правительственных агентств) должны публиковаться в официальном издании – «Венгерской газете» – с тем, чтобы вступить в силу. Кроме вышеупомянутых нормативно-правовых актов, «Венгерская газета» содержит также международные договоры, парламентские и правительственные решения, главные судебные решения Верховного Суда, так же как и информацию о присуждении степени профессора и о назначении и отставке судей. Газета издается секретариатом премьер-министра.

Молдова

По общему правилу, для обеспечения большей открытости официальных документов, изданных парламентом, правительством или Президентом, такие документы публикуются в прессе. Закон «О создании, публикации и силе официальных документов» от 6 июля 1994 года предусматривает обязательную процедуру их публикации. Закон предусматривает, что законы и другие акты парламента, президентские указы, международные договоры, правительственные решения и циркуляры, так же, как и нормативные акты, изданные министрами, департаментами и Национальным банком Молдовы должны появиться в «Официальном Советнике», издаваемом «Молдпрес» – Государственным информационным департаментом – на официальном языке вместе с переводом на русский и другие языки.

За исключением международных договоров, нормативно-правовые акты вступают в силу после их публикации в «Официальной газете». Тем не менее, закон предусматривает исключения в доступе к документам, разработанным для внутреннего использования или отнесенным к государственной тайне. Такие документы вступают в силу или после их принятия или в день, указанный в самом документе; они не подлежат опубликованию, если направляются только организациям, указанным в документах.

Закон предусматривает, что официальные документы могут быть обнародованы радио или телевидением, а также опубликованы в «Официальной газете», распространяющейся по подписке и в обычной продаже.

Ситуация в области свободы прессы и свободы доступа к информации в самопровозглашенной Приднестровской Республике обстоит по-другому. Из двух наибольших газет, издаваемых здесь, одна – контролируется региональными, а другая – тираспольскими городскими органами власти. Последняя изредка имела смелость критиковать органы власти. Иные периодические издания появ-ляются в Приднестровской республике время от времени и имеют ограниченный круг читателей. Некоторые из них, однако, также критикуют местные органы власти. Единственный независимый кабельный телеканал в регионе действует под непрерывным давлением правительства. Он был вынужден ограничить свою деятельность в результате проигрыша дела о клевете, возбужденного против него региональными органами власти весной 1997 года. Большинство молдавской периодики не может достичь Приднестровской Республики, что, вероятно, является результатом более серьезного экономического кризиса по сравнению с другими регионами Молдовы.

Россия

Согласно российскому законопроекту об информации, гарантируется право на информацию, включающее:

обязанность государства и местной власти публиковать законодательные акты, принятые ими в соответствии с порядком, предусмотренным законом;

обязанность организаций и ведомств публиковать информацию о своей деятельности, а также о событиях, при которых публикация такой информации может предотвратить угрозу жизни и здоровью граждан;

обязанность предоставлять информацию, если разглашение такой информации может предотвратить угрозу жизни и здоровью граждан.

Органы должны предоставить информацию, необходимые пояснения, а также копии документов по запросу.

Проект закона об информации включает детальную процедуру составления информационного запроса и ответа на него, временные рамки и процедуру рассмотрения запросов, потребности, связанные с ответом, основания и процедуру отказа в предоставлении информации.

Законопроект включает детальный перечень случаев, когда информация не подлежит разглашению.

Таким образом, ведомства и организации отказывают в доступе к информации, если такая информация содержит данные:

составляющие государственную тайну;

относящиеся к оперативно-розыскной деятельности;

относящиеся к судебному (гражданскому либо уголовному) разбирательству, если разглашение такой информации запрещено законом, либо если оно может нарушить право личности на справедливое судопроизводство или если оно может создать угрозу для жизни и здоровья граждан;

составляющие коммерческую или служебную тайну;

относящиеся к частной жизни третьих лиц, если данное лицо не дало разрешение на разглашение такой информации. Если информация, не подлежащая разглашению, содержится только в части документа, законопроект предусматривает право ознакомиться и получить копию остальной части документа. Данный перечень не исчерпывающий. Законопроект предусматривает возможность ограничения доступа к информации другими федеральными законами.

Одним из главных гарантированных прав на информацию является право, при котором информация, собранная с нарушением прав и свобод лица, предоставляется данному лицу бесплатно. Цена предоставления других видов информации не должна превышать реальной стоимости такого предоставления. Организации, основная деятельность которых состоит в предоставлении информации на коммерческой основе, устанавливают цены самостоятельно.

Согласно данному законопроекту, в случаях, когда разглашение информации содержат неточные или неполные данные, органы и организации, предоставляющие такую информацию, обязаны внести необходимые корректировки бесплатно. Корректировки вносятся на основании письменного заявления интересующегося лица.

Румыния

Конституция Румынии предусматривает обязательную публикацию правительственных актов. Согласно статье 107.4, «решения и постановления, принятые правительством, должны быть опубликованы в Официальном журнале Румынии. Военные решения сообщаются только институтам которых касаются такие решения». В Румынии? кроме решений Румынских служб безопасности, решения, принятые Министерством внутренних дел (полицией и военной полицией) и Тюремным департаментом министерства юстиции, тоже квалифицируются как военные и не подлежат публикации.

В начале 1997 года был сделан небольшой шаг вперед к расширению доступа к информации: Министр, отвечающий за правительственно-парламентские связи, распространил среди всех министров циркуляр, согласно которому законопроекты, подготовленные на министерском уровне должны быть обсуждены с неправительственными организациями (НПО) перед передачей на рассмотрение парламента. Следует упомянуть, что, хотя законопроекты не составляют государственную тайну, доступ к ним наиболее затруднителен вследствие ограничения доступа к работе парламента, касающегося открытости сессий, дебатов, документов и т.д.

Внутренние инструкции министерств и других государственных органов обычно засекречены. Например, положения, регулирующие предварительное задержание и заключение, трактуются как секретные, и доступ к ним в принципе отсутствует, в том числе для НПО и журналистов. Журналисты обычно имеют некоторый доступ к правительственной информации, но это, однако, не является результатом обязанности правительства предоставлять такую информацию. Если в предоставлении информации отказано, то отказ не пересматривается.

Словения

Согласно внутренним инструкциям правительства Республики Словения (Официальный журнал № 13/93), открытость деятельности правительства является фундаментальным принципом его функционирования. Статьи 83-87 предусматривают открытость всех правительственных действий и процедур. Открытость основывается на устоявшейся практике многочисленных пресс-конфе-рен-ций и официальных заявлений.

Этот метод информирования общественности о деятельности правительства очень важен ввиду отказа журналистам и другим представителям общества в доступе к заседаниям Совета Министров. В соответствии со структурой Правительства Республики Словения, существует специальный Правительственный информационный офис, который предоставляет информацию и обеспечивает открытость работы отдельных департаментов.

Офис оказывает специфическое влияние на информирование граждан. Он отвечает в этой сфере за информацию о постановлениях правительства, подготовку пресс-конференций для обсуждения текущих вопросов, подготовку официальных заявлений, корректирующих ошибочную информацию СМИ о деятельности правительства, подготовку компаний в СМИ, и другую деятельность, относящуюся к обеспечению информацией граждан и учреждений.

Согласно постановлению Национальной Ассамблеи Республики Словения (Официальный журнал № 40/93), общественность должна быть информирована о деятельности Ассамблеи.

Ассамблея обязана информировать граждан о ходе заседаний, принятых решениях и мнениях, касающихся текущих вопросов. Парламентские законодательные акты, а также другие документы, принимаемые Ассамблеей, публикуются полностью в Официальном журнале или в виде резюме в газете Национальной Ассамблеи, а также общественных СМИ. Доступ к определенным документам бывает ограничен или исключен в случае, если информация, содержащаяся в них, составляет служебную тайну. Степень и вид их секретности регулируется специальными законами.

Граждане имеют право посещать заседания Национальной Ассамблеи, в рамках положений Национальной Ассамблеи, касающихся порядка проведения заседаний. Однако Ассамблея может решить, что некоторые сессии или фрагменты сессий должны проводиться без присутствия посторонних лиц. Право присутствовать на заседаниях Национальной Ассамблеи имеют также представители общественных СМИ. Ассамблея может разрешить им присутствовать даже на тех заседаниях, которые являются закрытыми для посторонних лиц, предусматривая при этом, что будут обнародованы только сообщения, на публикацию которых согласилась Ассамблея. Национальная Ассамблея может решить, что на определенных заседаниях присутствие какой-либо группы лиц является нежелательным, тогда доступ к парламентской информации, остается закрытым для всех. Парламент имеет специальный офис, занимающийся предоставлением информации о его работе, обеспечивает необходимые условия для работы СМИ по освещению деятельности Парламента.

2.3. Обязанность государства предоставлять определенную информацию по запросу

Беларусь

Согласно ст. 32 Закона «О прессе и других СМИ» от 13 января 1995 года, СМИ имеют право запросить информацию о деятельности государственных органов, государственных организаций и общественных объединений, а также об их сотрудниках и членах. Заявление может быть подано в письменной или устной форме. Руководители этих органов и организаций, их заместители, работники отделов public-relations, и другие уполномоченные лица, обязаны предоставить требуемую информацию в течение 10 дней с момента получения заявления.

Ст. 33 Закона регулирует случаи отказа или промедления в предоставлении информации. В предоставлении информации может быть отказано в случае, если эта информация содержит государственную, коммерческую или другую тайну, предусмотренную законом. Заявитель должен быть уведомлен об отказе и получить обоснование причин отказа в течение 10 дней после подачи заявления.

Промедление в предоставлении требуемой информации возможно, если информация не может быть предоставлена в течение 10 дней. Заявитель должен быть проинформирован о задержке в течение 7 дней после подачи заявления. Сообщение должно содержать следующие элементы:

обоснование отказа в своевременном предоставлении информации;

дата, когда информация будет предоставлена;

персональные данные служащего, который принял решение о задержке предоставления информации;

дата вышеупомянутого решения.

Заявитель может обжаловать в суде отказ или отсрочку. Однако до сих пор не зарегистрировано ни одного случая обращения в суд стороны, которой отказано в предоставлении информации.

Венгрия

Закон о защите данных предусматривает в статьях 20 и 21 право требовать доступ к информации, вызывающей общественный интерес. Ст. 21 предполагает судебное рассмотрение отказов в предоставлении информации.

Процедура реализации права доступа к информации состоит в следующем.

Запрос о предоставлении данных, вызывающих общественный интерес, должен быть рассмотрен властями в наиболее короткий срок, но не превышающий 15 дней от даты получения запроса. Информацию следует предоставить в доступной для заявителя форме. Заявитель может требовать копирования всего документа или его части, независимо от способа его хранения. Заявитель должен оплатить копирование документа. На основании решения органа, занимающегося обработкой данных, с него можно также потребовать оплату за предоставление данных, вызывающих общественный интерес. По просьбе, заявитель должен быть предварительно предупрежден о размере этих оплат. Государственные власти и органы местного самоуправления обязаны представить Уполномоченному по защите данных ежегодные отчеты об отказах в предоставлении информации, включающих обоснования причин таких решений.

В случае отказа органы обязаны известить об этом заявителя в течение 8 дней. Решение об отказе должно быть обоснованным. Заявитель может в течение 30 дней после получения отрицательного ответа обжаловать решение в суде. Обязанность доказать причины отказа возлагается на ведомство. Оно должно продемонстрировать, что отказ был обоснованным, и был исполнен в соответствии с законом. Суд старается провести процесс как можно быстрее. В случае принятия решения в пользу заявителя, суд обязывает раскрыть данные.

Словения

В Словении данные вопросы регулируются Конституцией (ст. 39), а также Законом «О СМИ» (Официальный журнал Словенской Республики № 18728/94). Закон определяет основные принципы ответственности государства принимать соответствующие меры, обеспечивающие надлежащее развитие тех СМИ, которые гарантируют гражданам реализацию их конституционного права на доступ к информации, а также защиту и сохранение национальной идентичности (для более широкого обсуждения см. пункт 2.1).

Украина

Ст. 32 Закона «Об информации» о запросе на официальную информацию обязывает государственные органы «предоставлять информацию, относящуюся к их деятельности, письменно, устно, по телефону или используя публичные выступления должностных лиц». Такая формулировка, вообще говоря, позволяет чиновникам не давать письменные ответы на конкретные запросы, ссылаясь на публичные выступления должностных лиц своего ведомства.

Для реализации права на свободу информацию очень существенны вопросы ответственности. Этому посвящены ст. ст. 35, 48 о порядке обжалования противоправных действий государственных органов в области информации: такие действия вначале обжалуются в государственном органе более высокого уровня, а если жалоба не разрешена им удовлетворительно, то в суде.

Кроме того, ст. 47 Закона об ответственности за нарушение законодательства об информации предусматривает дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законами Украины, в том числе и за необоснованный отказ от предоставления информации и необоснованное отнесение информации к категориям с ограниченным допуском.

О судебных процессах в Украине в связи с отказом в предоставлении информации ничего не известно, хотя о таких отказах неоднократно писали в СМИ.

2.4. Роль Омбудсмена в делах, касающихся свободы доступа к информации и рассекречивания информации

В Албании, Беларуси, Эстонии и Молдавии до сих пор отсутствует институт Омбудсмена.

Венгрия

Полномочия и обязанности Комиссара по защите данных (такой институт был создан в Венгрии наряду с институтом Омбудсмена), регулируются статьями 24 и 25 Закона «О защите данных». Таким образом, Комиссар:

контролирует исполнение закона о защите данных и других законодательных актов, касающихся данной темы;

рассматривает направленные ему жалобы;

ведет Реестр защиты данных;

контролирует состояние защиты персональных данных и разглашение данных, вызывающих общественный интерес;

выступает с законодательной инициативой в делах, касающихся обработки и разглашения данных, вызывающих общественный интерес, а также выражает свое мнение по поводу проектов таких законов.

В рамках исполнения своих обязанностей Комиссар может потребовать от администратора данных предоставления определенной информации, может инспектировать все обрабатываемые данные, а также документы, относящиеся к персональным данным или данным, вызывающим общественный интерес. Он также имеет право входить в любое помещение, где обрабатываются данные.

В случае, если Комиссар получает информацию о незаконной обработке данных, он призывает администратора данных к прекращению их обработки. Если, несмотря ни на что, администратор не прекращает незаконную обработку данных, Комиссар информирует об этом общественность, называя при этом администратора и вид данных. Комиссар обязан публиковать ежегодный отчет.

Румыния

Согласно Закону 35/1997 «Об Омбудсмене», в марте 1997 года был назначен первый Омбудсмен Румынии. Однако до конца 1997 года он не имел собственного офиса, кадров и возможности контролировать законы. Несмотря на то, что на основании Закона ему принадлежит право доступа к тайной информации, сберегаемой государственными органами, он не имеет право их разглашать. Омбудсмен не может требовать разглашения информации. Если в случае проверки он сталкивается с пробелами, серьезными случаями коррупции или грубыми нарушениями закона, он должен дать отчет Спикерам обеих Палат парламента или Премьер-министру.

Словения

Омбудсмен исполняет основную роль в процессе обеспечения доступа к информации, относящейся к работе государственных органов, органов местного самоуправления, представительных органов, общественных институтов, а также других лиц, исполняющих общественные функции. Омбудсмен обращается в суд на основании жалоб граждан, обращается в государственные органы, а также другие вышеупомянутые инстанции за необходимой документацией, которая должна быть предоставлена в ограниченный срок (не более, чем 8 дней). Деятельность этих органов является открытой, поэтому они обязаны представлять полную, точную и достоверную информацию, касающуюся их работы. В случае, если требуемая информация не предоставлена, Омбудсмен может сообщить о препятствиях в получении соответствующих данных компетентным контролирующим органам, Национальной Ассамблее и общественности.

Полномочия Омбудсмена очень широки. Он имеет право проверять все файлы и документы, сберегающиеся государственными органами, независимо от того, содержат ли они государственную или служебную тайну. В то же время, Омбудсмен, его заместитель и сотрудники его офиса обязаны хранить секретные данные и информацию, содержащуюся в документах, переданных правительством, в особенности, если она составляет государственную, военную или служебную тайну. Как правило, дела, основанные на таких документах, рассматриваются Омбудсменом лично.

К очень важным полномочиям Омбудсмена относится право приглашать должностных лиц для объяснений, касающихся рассматриваемых дел. Должностные лица, которые не захотят дать объяснений, могут быть привлечены к суду и оштрафованы.

2.5. Другие характеристики законодательства, регулирующие доступ к информации

Венгрия

Реестр защиты данных является «сводом реестров», который не содержит персональных данных, а только информацию о видах данных об отдельных лицах.

Все администраторы данных в начале своей деятельности должны уведомить Омбудсмена о:

цели обработки данных;

виде данных и законной основе их накопления;

актуальности данных;

источниках получения данных;

виде данных, передаваемых через третьих лиц, о получателях данных и законной основе передачи данных;

сроках хранения данных;

имя и адрес администратора данных, а также место их хранения.

Служба государственной безопасности обязана информировать Омбудсмена о целях и законном основании производимой ими обработки данных.

Виды баз данных, не подлежащих обязательной регистрации:

базы данных работников, студентов, членов организаций;

базы данных, содержащие информацию о состоянии здоровья лиц, находящихся на лечении в медицинских учреждениях, собираемые с целью лечения или социального страхования;

данные, важные для судопроизводства;

данные, обрабатываемые предприятиями или органами на основании закона о прессе, для их собственной информационной деятельности, или собираемые физическим лицом для личного пользования.

2.6. Право лица на доступ к данным о себе

Беларусь

Согласно пункту 2 ст. 34 Конституции Республики Беларусь, государственные органы, общественные организации и должностные лица, обязаны обеспечить гражданам возможность ознакомления с документами, касающихся их прав и законных интересов. Право гарантируется также в ст. 21 Закона «Об информации», которая предусматривает, что физические и юридические лица, имею-щие документированную информацию, касающуюся других физических или юридических лиц, должны обеспечить последним возможность ознакомления с информацией, касающейся их непосредственно или их законных интересов. В этом случае физические и юридические лица имеют следующие права:

право доступа к документированной информации, касающейся их самих;

право получения всех деталей, гарантирующих полноту и достоверность информации;

право получения данных о лице, собравшем и использовавшем информацию, а также ознакомления с целями этих действий.

Отказ в предоставлении доступа к информации для физических и юридических лиц может быть обжалован в суде. Также может быть запрошена информация, содержащая факты, касающиеся лица, которые были основанием для возбуждения расследования против этого лица. Требуемая в этом случае информация не может быть конфиденциальной или составлять государственную тайну (ст. 7 Закона «О специальных следственных действиях» от 1992 года).

Венгрия

Ст. 1.1 Закона «О защите данных» «гарантирует каждому право контролировать свои персональные данные кроме случаев, предусмотренных законом».

Персональные данные поделены в статье 2.1 на «какие-либо данные, касающиеся определенного физического лица (субъекта)» и какие-либо выводы, сделанные на основании таких данных по отношению к этому лицу.

Данные являются персональными до тех пор, пока на их основании можно идентифицировать субъект.

Специальные категории данных определены в статье 2.2, как «какие-либо личные данные, касающиеся:

расы, гражданства, национальности или этнического происхождения, политических взглядов или партийной принадлежности, религиозных убеждений и другого;

здоровья, патологической зависимости, сексуальной жизни и судимости.»

Закон «О защите данных» предусматривает строгие правила обработки персональных данных и специальных категорий данных с целью обеспечения защиты таких данных.

Согласно ст. 3.1 Закона, персональные данные могут обрабатываться исключительно с согласия субъекта данных или в случаях, когда такая обязанность вытекает из закона, или подзаконных актов органов самоуправления, при условии, что последние имеют право принимать такие подзаконные акты.

Согласно ст. 3.2, специальные категории данных не могут обрабатываться за исключением:

данных, на обработку которых дал согласие в письменной форме субъект данных;

данных, определенных в ст. 2.2.а, их обработка осуществляется на основании международных соглашений при реализации основных прав, гарантированных Конституцией, или, как предусмотрено законом, в интересах государственной безопасности;

данных, обязательность обработки которых предусмотрена законом.

Раскрытие строго определенных категорий данных в интересах общества может быть предусмотрено Законом (ст. 3.3).

Во всех других случаях рассекречивание персональных данных требует согласия лица, которого эти данные касаются, а в случае специальных категорий данных это согласие должно быть дано в письменной форме. В случае сомнений человек может не согласиться с рассекречиванием своих персональных данных.

Украина

Статья 23 содержит также запрет на сбор сведений о лице без его (ее) предварительного согласия за исключением случаев, предусмотренных законом. Каждый имеет право на ознакомление с информацией, собранной о нем (о ней). Информация о лице охраняется законом.

Доступ граждан к информации о них гарантируется статьей 31 Закона. Граждане имеют право знать в период сбора информации о них, какие сведения собираются и с какой целью, кем и с какой целью эти сведения будут использованы, а также получить доступ к собранной информации, проверить ее правильность, полноту и т.д. Государственные органы и организации, органы местного и регионального самоуправления, информационные системы которых содержат информацию о гражданах,

обязаны предоставить ее беспрепятственно и бесплатно по требованию лиц, которых она касается, кроме случаев, предусмотренных законом, а также принять меры по предупреждению несанкционированного доступа к ней, такой доступ сторонним лицам запрещается. В случае нарушения этих требований Закон гарантирует защиту граждан от причиненного им использованием этой информации вреда.

6 ноября 1997 г. Конституционный Суд Украины дал толкование статье 23 Закона в связи с заявлением жителя Днепропетровска Константина Устименко. Заявитель в 1988-1990 г.г. находился на психиатрическом учете, что ограничивало его права при трудоустройстве. При неоднократном обращении в суд и прокуратуру ему было отказано в предоставлении полной информации о причине постановки его на учет и истории болезни. Согласно толкованию КС, «запрещается не только сбор, но и хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о лице без его предварительного согласия, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния, прав и свобод человека» и что «каждое лицо имеет право знать, какие сведения и с какой целью о нем собираются, как, с кем и с какой целью используются... а также право ознакомиться с собранной о нем информацией в органах государственной власти, местного самоуправления, учреждениях и организациях, если эти сведения не являются государственной или иной защищенной законом тайной».

3. Засекречивание информации. Государственная тайна

Албания

В албанском законодательстве не определено ни понятие государственной тайны, ни какие-либо другие критерии для классификации информации, как секретной.

Беларусь

Закон «О государственной тайне» был принят 29 ноября 1994 года. Понятие государственной тайны определяет ст. 1 Закона: государственная тайна это информация, охраняемая государством, разглашение которой может нанести вред национальной безопасности, обороноспособности государства, а также другим важным государственным интересам.

Основными принципами управления секретными видами информации, являются: законные основания, общественная и личная безопасность, умеренность и оперативность.

Государственная тайна включает следующие виды информации (ст. 6 Закона):

Информация о внешних отношениях, касающаяся международной политической и экономической деятельности Республики Беларусь, если ее публикация может угрожать важным интересам государства.

Экономическая информация, касающаяся:

планов Республики Беларусь в области обороны против вооруженного нападения, мобилизации промышленных ресурсов для производства вооружений и боевой техники, объема резервов, хранения стратегического сырья, распределения государственных резервов;

обороноспособности, планов государственной обо-ро-ны, вооружения, боевой техники и снабжения армии, наличия и развития военной индустрии;

государственных резервов (включая места хранения драгоценных металлов и камней), финансовой и бюджетной политики государства (за исключением общих данных);

использование существующей инфраструктуры в военных целях.

Научная и техническая информация, связанная с научными проектами, исследованиями, экспериментами, имеющими экономическое и военное значение.

Информация в военной сфере, касающаяся:

стратегических и оперативных планов и документов, связанных с военным контролем за подготовкой и проведением военных операций, мобилизации, а также стратегического и оперативного размещения армии и ее мобилизационной готовности для исполнения поставленных задач;

направления исследований в области вооружений и военной техники, результатов научных исследований и экспериментов с новыми видами вооружения, а также возможности их тактического и оперативного использования;

размещения, подготовки и обороноспособности наиболее важных специальных объектов, перечень которых будет утвержден Советом Министров Республики Беларусь, а также их планов и конструкций таких объектов;

обороноспособности объектов, подлежащих административному контролю и предназначенных для обеспечения безопасности гражданам в течение войны.

Информация о планировании специальной следственной деятельности, используемых при этом сил, методов, техники, средств, а также результатов такой деятельности.

Информация о правительственных и других специальных системах связи, государственных шифрах и иных подобных технологиях.

Информация о государственных программах и средствах защиты государственных секретов.

Таким образом, пункт 2, касающийся экономической информации, а также пункт 4 (военная информация) говорят практически об одном и том же. При сравнении пунктов можно заключить, что экономика Беларуси очень крепко связана с военной промышленностью и концентрируется на военном производстве. Из этого следует, что вся экономическая информация, может считаться секретной, потому что имеет большое значение с точки зрения государственной обороны.

Венгрия

В Венгрии вопросы государственной и служебной тайны регулируются Законом «О государственной и служебной тайне» № LXV, принятым в 1995 году (вступил в силу с 1 июля 1995 года).

Согласно статье 3.1 этого закона, государственной тайной признаются «данные, подпадающие под категории, определенные в дополнении к нему, относительно которых лицо, ответственное за засекречивание, убеждено в том, что их публикация до завершения срока секретности, неразрешенное приобретение или использование, сбор лицами, не имеющими на то разрешения, или невозможность доступа к таким данным лицами, имеющими соответствующее разрешение, безусловно причинила бы вред или создала бы угрозу интересам Республики Венгрия в сфере обороны, национальной безопасности, уголовного преследования, предотвращения преступлений, государственной финансовой политики или оборота валюты, международных связей и судопроизводства».

Согласно статье 4.1, к служебной тайне относятся «данные, засекреченные лицами, которым разрешено выполнять такое засекречивание, согласно ст.6.1 этого закона, такие, чье опубликование до окончания срока секретности, неразрешенное приобретение или использование или передача лицу без соответствующего разрешения может разрушить деятельность организации, исполняющей государственные или общественные обязанности и препятствует достижению данной организацией своих целей и применению власти способом, свободным от неразрешенного влияния».

В статье 19.2 приведены конкретные типы данных, которые не могут быть признаны государственной тайной, например, такие данные, как имена и должности лиц, представляющих органы власти.

Информация может признаваться государственной тайной на срок до 90 лет. Служебная тайна может устанавливаться на срок до 20 лет с момента засекречивания. Ст. 6.1 Закона «О государственной и служебной тайне» определяет лиц, которым разрешено в пределах их компетенции отнести данные к государственной или служебной тайне. Это – Президент Республики Венгрия, Спикер Парламента, главы парламентских комитетов; первые председатели Конституционного, Верховного и общих судов; Государственный Генеральный Прокурор и начальники отдельных управлений прокуратуры; председатели Расчетной палаты, Национального банка Венгрии, Управления защиты конкуренции и Венгерской Академии наук; члены Совета министров, руководители центральных государственных управлений, подчиненных правительству, руководитель и государственный политический секретарь управления Премьер-министра и руководители агентств, действующих согласно подзаконным актам Совета Министров; начальники пограничной охраны и организаций, защищающих общественный порядок; главы иностранных представительств Венгерской республики; руководители организаций, на которые возложена обязанность обеспечения государственной обороны; председатель Национального страхового фонда здоровья и Генеральный директор социальной страхового учреждения.

Ходатайство о признании данных секретными, представляется лицами, первично собиравшими или создавшими эти данные; ходатайство должно устанавливать категорию государственной тайны, будучи обеспеченным как обоснованием, так и мотивацией. Решение принимается компетентным лицом. На протяжении 30 суток рассмотрения ходатайства, данные, о которых идет речь, трактуются в качестве тайны; этот срок может быть продолжен еще на 30 суток.

Секретные данные пересматриваются лицом, первично признавшим их секретными, или другим уполномоченным лицом, работающим на постоянной основе, которое вправе изменять статус данных, по меньшей мере, каждые три года. Гриф секретности должен быть снят, если отсутствуют юридические основания для дальнейшего пребывания данных в качестве государственной тайны.

Лица, налагающие или снимающие гриф секретности, несут полную ответственность за любую небрежность в исполнении своих обязанностей.

Без специального разрешения право доступа к секретным данным имеют: лица, уполномоченные признавать данные секретными; лица, во владении которых находится тайна; и лица, контролирующие сохранность тайны.

Все другие лица, лично заинтересованные в доступе к секретным данным, могут ознакомиться с ними, если им будет предоставлено разрешение на изучение или проверку таких данных.

Лица, имеющие отношение к информации, признанной служебной тайной, могут иметь неограниченный доступ к ней.

Данные, созданные физическими лицами или негосударственными юридическими лицами или находящиеся в их владении, не могут признаваться государственной или служебной тайной.

Ст.26 Закона «О защите данных» гарантирует Комиссару по защите данных право исполнять свои обязанности также и в отношении данных, признанных государственной или служебной тайной. Это право, однако, не освобождает Комиссара от обязанности хранить такие тайны. По отношению к документам, признанным государственной или служебной тайной и связанных с национальными службами безопасности, полицией и вооруженными силами, Комиссар может исполнять свои функции только в личном качестве. Доступ Комиссара к досье служб безопасности ограничен, однако только к данным, определенным в отдельных законах.

Закон «О государственной тайне» изменил Закон 1993 года «Об Омбудсмене парламента по гражданским правам» № LIX, который применяется также к Комиссару по защите данных в отраслях, неурегулированных Законом «О защите данных». Он ограничивает доступ к документам, признанных государственной или служебной тайной в отрасли национальной обороны и деятельности пограничной охраны, полиции и национальной службы безопасности.

Комиссар может высказывать свою точку зрения по поводу видов служебных секретов. Из опыта Венгрии вытекает, что органы власти стараются сформулировать эти категории исключительно в общей и неопределенной форме.

Основная ошибка состоит в попытках включить в разряд тайной информацию, важную с точки зрения общественных интересов, усложнить доступ граждан к своим собственным досье, и разработать категории государственной и служебной тайны, перекрывающие друг друга. Также органы власти избегают сотрудничества с Комиссаром и не реагируют на его заключения.

Согласно статье 25.1 Комиссар по защите данных может обратиться к органу, засекретившему данные, с предложением изменить категорию секретности этих данных или рассекретить их, если их дальнейшая защита в качестве государственной тайны больше не оправдана.

Молдова

В Республике Молдова классификация информации, составляющей служебную тайну, использование и публикация такой информации, а также ее защита в целях безопасности государства регулируется Законом «О служебной тайне» от 17 мая 1994 года.

Согласно Закону, полномочия разных ветвей и уровней власти в области засекречивания и защиты информации выглядят следующим образом.

Парламент осуществляет законодательную власть в области охраны государственной тайны, утверждает бюджет государственных программ по охране государственной тайны, а также осуществляет парламентский контроль за применением законов регулирующих защиту государственной тайны.

Президент Республики Молдова утверждает государственные программы по охране государственной тайны, а также структуру и кадровый состав Межведомственного комитета по охране государственной тайны. Президент утверждает предложенный правительством список официальных лиц, уполномоченных классифицировать информацию как секретную, а также перечень видов информации, подлежащей засекречиванию. Президент, кроме этого, уполномочен заключать международные договоры, регулирующие совместное использование и защиту информации, составляющей государственную тайну.

Правительство, в соответствии со своей компетенцией, обеспечивает исполнение закона о государственной тайне, передает Президенту на утверждение структуру и состав Межведомственного комитета по охране государственной тайны, а также список должностных лиц, уполномоченных квалифицировать информацию, как государственную тайну. Правительство также передает Президенту на утверждение перечень видов информации, классифицированной как секретная.

Общественная администрация и органы местного самоуправления обеспечивают защиту государственной тайны на рабочих местах и в других ведомствах, учреждениях и организациях, им принадлежащих, согласно требованию закона.

Суды, в рамках, предусмотренных законом, обеспечивают юридическую защиту граждан, представителей общественных администраций, предприятий, а также других ведомств и организаций в сфере их деятельности, касающейся охраны государственной тайны.

Согласно Закону «О служебной тайне», классификация информации, составляющей государственную тайну, базируется на принципах законности, юридической силы, своевременности. Согласно Закону, следующие виды информации содержит государственную тайну:

1. Вопросы войны и обороны:

информация, содержащаяся в стратегических и оперативных планах, целью которых является обеспечение безопасности республики;

информация, способствующая развитию армии, касающаяся военной техники и ее разновидности, а также военных резервов и мест их хранения;

информация, касающаяся тактики, а также технической спецификации и возможностей использования вооружений и военных технологий, а также технологий производства новых взрывных устройств, предназначенных для военных потребностей;

информация, касающиеся размещения, организационной структуры, вооружения и личного состава вооруженных сил;

информация, касающаяся размещения, целей и уровня охраны военных объектов, а также объектов специального назначения, в особенности, включающая проекты и схематические планы таких объектов;

2. Вопросы экономики, науки и техники.

информация, касающаяся плана приготовления проведения Молдовой потенциальных военных операций, а также информация, связанная с доставкой и запасами стратегического сырья, переработанных материалов, и информация о государственных материальных резервах;

информация, касающаяся стандартов вооружения, военных технологий и других продуктов из области государственной обороны, а также планы производства в этой области, информация о текущем и потенциальном объеме производства, связи между предприятиями, проектировщиками и производителями оружия, военной техники и других продуктов, относящихся к национальной обороне;

информация, касающаяся научных исследований, экспериментальных конструкций и проектов, а также технологий, которые имеют потенциальное значение с точки зрения экономики или государственной обороны, и могут влиять на безопасность государства.

Очевидно, что, как и в случае с республикой Беларуссь, здесь информация в военной сфере тесно связана с экономической, научной и технологической информацией. Это может привести к подобным проблемам с классификацией информации, составляющей государственную тайну.

Также Закон «О государственной тайне» содержит перечень видов информации, которая не может квалифицироваться как государственная тайна. Это информация о:

нарушениях гражданских прав и свобод;

авариях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях, а также стихийных бедствиях, их последствиях и предупреждениях о стихийных бедствиях;

действительном состоянии просвещения, здравоохранения, окружающей среды, сельского хозяйства, торговли и правопорядка;

нарушении права на подачу жалобы;

нелегальных действиях власти и ее представителей, при условии, что раскрытие таких фактов не нанесет вреда безопасности Республике Молдова.

Запрещается засекречивание информации, если это может негативно повлиять на исполнение государственных программ общественно-экономического и культурного развития, или приведет к ограничению свободной конкуренции между субъектами экономической деятельности. Закон «О государственной тайне» содержит процедуру отнесения информации к государственной тайне. Согласно данному закону полномочия по засекречиванию информации принадлежат высшим государственным чиновникам, фамилии которых указаны в специальном перечне. Эти должностные лица несут личную ответственность за свои решения об отнесении информации к государственной тайне.

Обязанность выяснения необходимости засекречивания информации, согласно общим правилам, лежит на административных органах, предприятиях, а также ведомствах и организациях, которые получили или произвели такую информацию.

В отношении формы молдавской государственной политики в области засекречивания информации правительство создало Межведомственный комитет охраны государственной тайны, задачей которого является сбор всей информации, отнесенной к государственной тайне.

Вышеупомянутый перечень должностных лиц, уполномоченных классифицировать информацию как секретную, утверждается Президентом Молдавской Республики и публикуется. Назначенные таким образом чиновники, уполномочены хранить перечень категорий информации, относящихся к государственной тайне, а также определять степень секретности информации в индивидуальных случаях.

Румыния

Закон № 51/1991 «О национальной безопасности» предусматривает, что информация, касающаяся государственной безопасности, составляет государственную тайну и может быть раскрыта только при условиях, определенных данным законом. Согласно ст. 23, «документы, принадлежащие разведывательным службам и другим ведомствам, обязанности которых связаны с безопасностью государства, должны содержатся в соответствующих архивах, доступ к таким документам возможен только при условиях, предусмотренных законом». Однако, Закон не содержит никаких положений, предусматривающих такие условия, при которых лицо может получить доступ к засекреченным документам. Закон содержит основы защиты персональных данных, однако согласно ст. 21 «информация, касающаяся частной жизни, чести и доброго имени личности, случайно обнаруженная при сборе данных, необходимых для обеспечения государственной безопасности, не может быть разглашена». Раскрытие таких данных работниками спецслужб является преступлением, за совершение которого грозит тюремное заключение сроком от 2 до 7 лет лишения свободы.

Согласно ст. 45 Закона № 14/1992 «О Румынских службах безопасности», доступ к архивам этих служб возможен только с разрешения начальника службы безопасности. При этом документ может быть раскрыт только по истечении 40 лет с момента его поступления в архив.

Закон № 16/1996 «О государственных архивах» определяет случаи, при которых доступ к документам невозможен даже после 40 лет после их архивирования. Это положение применяется к документам, которые:

имеют связь с национальной безопасностью, территориальной целостностью и суверенностью румынского государства;

могут угрожать гражданским правам и фундаментальным свободам граждан;

находятся в плохом состоянии, определенном специальной комиссией;

собирались не в соответствии со стандартной процедурой архивирования.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что не существует принципов отнесения информации к категории секретной, ограничения доступа к информации очень широкие и неопределенные, что делает их очень сложными для обжалования в суде.

Проект закона о государственной служебной тайне переданный Сенатом на рассмотрение еще в 1996 году, но до сих пор не принятый Палатой Представителей, содержит очень длинный список положений, которые могут быть классифицированы как государственная тайна. Разделение информации под грифами «совершенно секретно» и «секретно» невозможно, ибо критериев разделения информации по этим грифам в законе нет. Охрану государственной тайны должны обеспечивать весьма ограниченные положения. Спецслужбы (RSI) должны контролировать каждый документ, каждую информацию, важную для обеспечения безопасности государства. Широкое понятие «служебная тайна» – естественное наследство коммунистической системы – ограничивает до минимума доступ личности к информации, даже не имеющей отношение к безопасности государства. К счастью, благодаря достижению договоренности в Парламенте есть шанс, что проект Сената может быть принят.

Словения

Согласно статье 6 Закона «Об администрации» (Официальный Дневник Республики Словения № 67/94), «административные органы обязаны хранить в тайне любую информацию, относящуюся к военной, служебной или коммерческой тайне, согласно закону или подзаконным актам. Министр внутренних дел может отнести информацию к государственной, служебной или коммерческой тайне, может также регулировать степень секретности данной информации, а также средства защиты секретной информации».

Согласно ст. 6 Закона «О классификации информации как конфиденциальной, о защите конфиденциальной информации и защите персональных данных» (Официальный Дневник Республики Словения № 8/93), «государственной тайной является информация, принадлежащая Министерству внутренних дел, которая была определена как тайная, и раскрытие которой может нанести серьезный вред безопасности государства и угрожать его политическим и экономическим интересам».

Уголовный Кодекс (Официальный Дневник Республики Словения № 63/94, 70/94), в разделе «Преступления против служебной тайны» в ст. 266 определяют служебную тайну как информацию, которая согласно законам, постановлениям, подзаконным актам и указам уполномоченных органов, является настолько важной, что ее раскрытие может нанести серьезный вред обществу.

Украина

Ст. 30 Закона «Об информации» вводит определение информации с ограниченным допуском, которая по своему правовому режиму делится на конфиденциальную и тайную.

Поскольку конфиденциальная информация – это сведения, которые находятся во владении, пользовании или распоряжении отдельных физических или юридических лиц, полученные ими на собственные средства, то режим предоставления и распространения такой информации определяется ее владельцами самостоятельно, за исключением информации по вопросам статистики, охраны окружающей среды, банковских операций, налогов и т.д., а также информации, сокрытие которой представляет угрозу жизни и здоровью людей.

К тайной информации относится информация, которая составляет «государственную и другую предусмотренную законом тайну, разглашение которой наносит ущерб личности, обществу и государству».

Определение государственной тайны и режим допуска информации, представляющей собой государственную тайну устанавливается Законом Украины «О государственной тайне» и «Перечнем сведений, составляющих государственную тайну». Определения служебной тайны украинское законодательство не содержит.

Закон «О государственной тайне» определяет в ст. 1 государственную тайну как вид тайной информации в области обороны, экономики, внешних сношений, государственной безопасности и охраны порядка, разглашение которой может нанести ущерб жизненно важным интересам Украины и которые поэтому подлежат государственной охране. Степень секретности информации определяется возможным ущербом вследствие ее разглашения и вводит различные ограничения в соответствии со степенью секретности.

Критерии определения степени секретности возложены на Государственный комитет Украины по вопросам государственных секретов. Этот же комитет является специально уполномоченным центральным органом власти в области обеспечения государственной тайны (ст.3).

Ст. 7 закона устанавливает, что отнесение информации к государственной тайне осуществляется мотивированным решением Государственного эксперта по вопросам тайн. Государственным экспертом в соответствии со ст. 8 являются Президент Украины, Председатель Верховной Рады, премьер-министр и другие должностные лица, на которых эти функции в соответствующих областях государственной деятельности возложены Президентом Украины.

В ст.6 Закона запрещается засекречивание любых сведений, если этим будут нарушаться конституционные права и свободы человека и гражданина, наноситься ущерб здоровью или безопасности населения. Не может быть засекречена информация о стихийных бедствиях, катастрофах и т.д., создающих угрозу безопасности населения, которые или уже произошли, или могут произойти; об экологическом состоянии среды и здоровье населения, его жизненном уровне, включая питание, одежду, жилье, медицинское обслуживание и социальное обеспечение, а также социально-демографические показатели, состояние правопорядка, просвещения и культуры населения; о неправомерных действиях государственных органов любого уровня.

Перечень сведений, которые классифицируются как государственные секреты весьма широк, но особое недоумение вызывает включение в него информации об исполнении смертных приговоров. Представляется явной нелепостью то, что родственники казненного не могут узнать, когда он был казнен, и захоронить его.

Эстония

Согласно Закону «О государственной тайне» информация классифицируется как сведения, составляющие государственную тайну, если она относится к национальной безопасности. Доступ к такой информации в значительной мере затруднен. Законом ограничен доступ к следующим видам информации:

стратегия и тактика национальной безопасности, военного потенциала государства;

сети связи национальной обороны;

планы и структура в сфере национальной обороны и безопасности;

производственная способность, типы и объемы продукции в военной индустрии;

размещение, вооружение и оснащение Вооруженных Сил;

военная техника, размещение, организация сетей связи и личного состава пограничной службы;

криптографические системы и соответствующее оборудование;

деятельность разведки и контрразведки;

организация и тактика оперативно-розыскных мероприятий и персональная информация о лицах, являющихся объектом этих действий;

контроль организаций, ответственных за разработку тактики;

структура, кадры и вооружение служб безопасности;

планы действия гражданской обороны в случаях угрозы государству и чрезвычайных ситуациях;

планы эвакуации населения и безопасность промышленных объектов.

Общественность не имеет доступа к вышеуказанным видам информации. Эстонское государство является собственником всей информации, составляющей государственную тайну. Исходя из исполняемых функций, право использования секретной информации принадлежит: Президенту Республики, парламентариям, членам правительства, Первому Президенту Верховного Суда, Канцлеру права, Президенту Национального Банка Эстонии, Главнокомандующему вооруженными силами Эстонии.

4. Файлы бывших служб безопасности

Албания

Начиная с 1993 года, вопросы доступа к файлам бывшей службы безопасности обсуждаются на всех уровнях общественной жизни. До сих пор отсутствует законодательное урегулирование этой проблемы. В данном контексте в Албании не обсуждается возможность контроля лиц за данными, касающимися их самих.

Закон № 8001 от 22 сентября 1995 года содержит перечень лиц, которые были лишены права занимать высокие должности во всех органах государственной власти и местного самоуправления. Он касается высокопоставленных функционеров бывшей коммунистической партии, государственного аппарата, а также сотрудников бывшей службы безопасности (Сигурими).

Для проведения этого закона в жизнь, была создана специальная комиссия (согласно Закону № 8043 от 30 декабря 1995 года), которая должна проверять файлы бывшей службы безопасности, касающиеся кандидатов в депутаты парламента и в органы местного самоуправления. К сожалению, деятельность Комиссии вряд ли можно назвать открытой и прозрачной. Если Комиссия в результате проверки приняла отрицательное решение, кандидат в депутаты парламента или в местные органы, имеет право обжаловать его в кассационном суде, но даже в таком случае данное лицо не может получить доступ к файлам, содержащим информацию о нем. Эта ситуация подтверждает опасения, что файлы бывшей службы безопасности становятся средством манипуляций. Следует отметить, что только ограниченная группа лиц, была подвергнута проверке Комиссии перед местными (20 октября 1996 года) и парламентскими (29 июня 1997 года) выборами.

Беларусь

В случае Беларуси трудно говорить о бывших службах безопасности, так как Комитет государственной безопасности (КГБ) сохранил и название и структуру. Согласно ст. 7 переходного постановления о КГБ, утвержденного Указом Президента от 8 августа 1994 года, органы КГБ обязаны охранять файлы, содержащие следственные протоколы, а также другие материалы, связанные с деятельностью КГБ, включая процедуру регистрации, хранения и использования таких файлов.

Это постановление согласуется со ст. 18 Закона «О Национальном архивном фонде и об архивах». Согласно этому Закону, архивы управлений могут содержать материалы из Национального архивного фонда до тех пор, пока они не будут переданы в Государственный архив на постоянное хранение. Максимальный срок хранения материалов КГБ в его ведомственных архивах – 30 лет.

Следует отдавать себе отчет в том, что, согласно ст. 6 Закона «О государственной тайне», информация о бывших и настоящих секретных сотрудниках органов, связана с определенной следственной деятельностью, составляющей государственную тайну. Данный вид информации может быть опубликован только с разрешения лиц, которых она касается, при условии, что такая публикация очевидным образом предусмотрена законом.

На практике доступ к архивам КГБ запрещен. Чем дальше, тем больше увеличивается количество ограничений в этой области. Тот факт, что нескольким историкам был разрешен доступ к архивам КГБ для проведения исследований в области политических репрессий коммунистического режима, является абсолютным исключением из правил.

Венгрия

Получение допуска к делам бывших служб безопасности регулируется Законом №XXIII, принятом в 1994 году для проверки лиц, выполняющих важные функции и для Управления Истории (ниже упоминается как Закон «О люстрации»). Закон вступил в силу 1 июля 1994 года и действует только до 30 июня 2000 года. Это ограничение во времени не применяется к материалам, необходимым для обеспечения нужд Управления Истории и доступа граждан к собственным досье.

Пока что наибольшее влияние на толкование Закона «О люстрации» оказало решение Конституционного суда № 60/94 от 24 декабря 1994 года. Суд признал люстрацию соответствующей Конституции на основе того, что в государстве, основанном на принципе верховенства права, данные о лицах, которые исполняют публичные функции, свидетельствующие об их прошлой деятельности в нарушение принципа верховенства права, могут быть отнесены к информации, представляющей значительный общественный интерес, согласно статье 61 Конституции Венгрии. Кроме того, причины для раскрытия таких данных превалируют над правом рассматриваемых лиц на сохранение тайны их личных данных (относительно, например, их прошлой деятельности в качестве агентов бывших служб безопасности).

Суд, однако, признал некоторые положения Закона «О люстрации» неконституционными. Во-первых, использование различных стандартов в отношении различных категорий лиц, подпадающих под действие данного закона, приводит к неконституционной дискриминации. Также неконституционной была признана люстрация лиц, не являющихся руководителями государственных учреждений, например, руководителей банков и членов университетского совета директоров. В своем толковании Конституционный Суд также постановил, что право граждан на доступ к собственным досье не «относится к праву жертвы знать, кто за ней следил».

Данный венгерский закон регулирует две различные области. Во-первых, он определяет данные о связях публичных должностных лицах с бывшими службами безопасности в качестве общественной информации. Во-вторых, он регулирует выдачу допусков к хранилищам и порядок хранения документов, принадлежащих ранее бывшим службам безопасности. Как подчеркивается в его преамбуле, закон был принят «для того, чтобы в дальнейшем достичь чистоты демократической государственной жизни в демократическом государстве.»

Данный закон гарантирует право на доступ к документам, созданным бывшими внутренними разведывательными службами (Управление III/III). Члены бывшей подпольной армии, венгры, оставившие свою страну и выехавшие за границу, лица венгерской национальности, проживающие за границей, наряду с иностранцами, имевшими связи с венгерской демократической оппозицией, и по этой причине высланные секретными службами, не имеют права на доступ к своим собственным досье в соответствии с поправкой к закону, несмотря на тот факт, что Конституция Венгрии определяет это право как право человека, а не как право принадлежащее только гражданам.

Молдова

В Республике Молдова право на информацию гарантировано только Конституцией. Статья 34 Конституции предусматривает, что «право граждан на доступ к любой информации относительно деятельности, важной для общества, не может быть ограничено; в пределах их специфической компетенции органы власти обязаны обеспечить гражданам правдивую информацию, как общественной важности, так и имеющие отношение к отдельным лицам» Кроме вышеперечисленного в законодательстве Молдовы не существует иных юридических актов, регулирующих выдачу допусков к делам бывших служб безопасности.

Польша

9 апреля 1999 года Сейм (Парламент Польши) окончательно принял закон об Институте национальной памяти (ИНП) – Комиссии по расследованию преступлений против польской нации, чтобы обеспечить доступ к делам коммунистических служб безопасности. Данный закон первоначально был принят 18 декабря 1998 года, однако Президент наложил на него вето. Для того, чтобы преодолеть вето, правящая коалиция заручилась поддержкой посткоммунистической Крестьянской партии, согласившись с положением о том, что Президент Института национальной памяти, должность которого устанавливается согласно этому закону, назначается большинством в 3/5 делегатов Сейма. Это самое значительное большинство, которое требуется в публичном праве Польши, для назначения публичного должностного лица, и данный институт может начать свою деятельность только после того, как его Президент будет избран. Это может произойти самое позднее в конце 1999 года (оптимистический прогноз) или в июне 2001 года (пессимистический прогноз). Преемники коммунистов из SLD, которые очень сильно выступали против данного закона, без сомнения, попробуют отсрочить это назначение до следующих парламентских выборов, которые они надеются выиграть, с тем, чтобы назначить собственного кандидата. Президент ИНП будет избираться сроком на 5 лет.

Парадоксально, но граждане страны, которая первой начала демонтаж тоталитарных институтов, все еще не имеют доступа к документам, созданным против них по политическим причинам коммунистическими агентствами безопасности – в отличие от граждан Венгрии, Чешской республики, Болгарии и Германии. В этом отношении закон об ИНП обеспечивает выполнение статьи 51 Конституции Польши и гарантирует каждому право на доступ к публичным документам. Он, таким образом, заполнил пробел, который можно было обнаружить в законе о защите персональных данных, принятом 27 августа 1997 года.

Закон об ИНП имеет три цели: (1) предложить свободный и полный доступ к персональным делам любым жертвам коммунистических служб безопасности и открыть досье, созданные после 1 сентября 1939 года, любому интересующемуся лицу за исключением имен жертв и сотрудников; (2) расследовать, преследовать в судебном порядке и наказать все преступления против человечности, совершенные нацистскими и коммунистическими преступниками между 1 сентября 1939 года и 31 декабря 1989 года; (3) способствовать общественному образованию о преступлениях тоталитарных режимов.

Закон об ИНП заключает в себе следующие принципы: (1) неправовые политические действия государства против его граждан не могут быть тайной; (2) индивиды, чье право на свободу распоряжаться собственной жизнью было нарушено тайными и явными действиями государственных институтов, имеют право на полное знание о этих действиях, а также на компенсацию и извинение за причиненный им вред. ИНП, как закреплено в законе, будет мемориалом, хранящим общественную память («не может быть будущего без воспоминаний о прошлом»), и будет служить для искупления государством вреда, причиненного всем жертвам, безотносительно к их этническому происхождению, национальности, политическим или религиозным взглядам.

Данный закон принуждает государственные агентства безопасности руководствоваться законом для того, чтобы обрезать пуповину, которая все еще связывает их с агентствами безопасности государства беззакония. То, что названо здесь пуповиной, есть ни что иное, как документы, созданные и собранные службами безопасности Польской Народной Республики. Защитники существующего статус-кво доказывают крайне эмоционально, что значительная часть или почти все такие документы были уничтожены в 1989-1990 годах. Следовательно, по их мнению, нет необходимости проводить люстрацию или открывать дела жертв. В то же время, они так же эмоционально возражают против передачи таких, якобы почти не существующих материалов, особенно против отделения архивов от служб безопасности. Фактически, хотя некоторые из них и были уничтожены, очевидно, копии этих материалов находятся в других делах и некоторые должностные лица все еще имеют другие копии.

Данный закон дает Институту национальной памяти юридические средства собирать немедленно все документы, базы данных, записи и дела, созданные и собранные службами безопасности Народной Польши, Третьего Рейха или СССР, где бы они ни хранились и кто бы ни контролировал их. Лица, которые могут иметь такие дела, обязаны вернуть их.

Данный закон возлагает особую роль и ответственность на Президента ИНП, который ежегодно отчитывается перед Советом института и перед Парламентом. Полномочия Президента ИНП, процедура назначения и относительно длинный срок пребывания на посту предназначены для того, чтобы оградить этот институт от политического давления.

Как и в деле о люстрации, оппозиционная посткоммунистическая Левица и Президент Республики Польша препятствуют исполнению закона по той же причине: закон обеспечивает доступ не только к данным о жертвах внутренней службы безопасности (политической полиции), но также и к делам жертв гражданской и военной разведки и контрразведки.

Данный закон определяет жертву как лицо, о котором государственные службы безопасности умышленно собирали информацию, включая данные, собранные секретно. Лицо, впоследствии занявшее должность, ставшее служащим или сотрудником таких агентств безопасности, в том числе и в иностранных службах, не может считаться жертвой (статья 6.1.) Если жертва подозревалась в «обычном» преступлении, то он или она не имеют права узнать имена информаторов в деле (статья 32.2). Права скончавшейся жертвы наследуются его ближайшими родственниками.

Права жертв

Закон повторно подчеркивает необходимость защиты интересов жертв, включая, в особенности:

· право получать копию любого документа, помещенного в ее дело (статья 31.2); иностранцам может быть предоставлен доступ на взаимной основе (статья 30.4);

· право знать имена должностных лиц, имена и псевдонимы сотрудников служб безопасности, информировавших или другим способом работавших против них и имена лиц, управляющих такими сотрудниками; закон предусматривает, что их личности могут быть подтверждены документами, созданными службами безопасности (статья 32.1);

· право сделать в своих делах собственные добавления, исправления, дать новые редакции материалов, объяснения (статья 33.1.);

· право требовать в течение 7 лет после вступления закона в силу, чтобы имя жертвы было удалено, т.е., чтобы все файлы стали анонимными (с некоторыми исключениями, оговоренными в статье 34);

· право ограничивать доступ с исследовательскими целями к своим делам не более, чем на 90 лет, начиная с момента создания документов (статья 37.1).

· запрет против любого использования против интересов жертвы, даже существующими службами безопасности, данных, собранных против них коммунистическими службами безопасности (статьи 37.5, 38.2). Не допускаются исключения из этого правила, хотя в обычных обстоятельствах существующие службы могут иметь ограниченный доступ к информации в делах. О любом таком доступе необходимо отчитаться перед Президентом ИНП, а он, в свою очередь, должен сообщить об этом Парламенту. Бывшие должностные лица и сотрудники будут иметь доступ к своим собственным делам только в том случае, если они сделают заявление, допускающее их службу или сотрудничество (статья 35).

Публичный доступ к делам

Закон об ИНП также устанавливает общий принцип о том, что все документы бывших служб безопасности будут рассекречены и составят часть национальных архивов (статья 58). Это положение гарантирует публичный доступ к документам, в состав которых входит много дел, отличающихся от дел отдельных лиц: например, дела, содержащие внутренние распоряжения служб, досье на учреждения, анализ, обычные приказы и т.д. Ожидается, что все эти документы, которые насчитывают около 16 миллиардов страниц, будут включены в компьютерную базу данных, доступную для общественности.

Общественный доступ не будет разрешен к делам, содержащим персональные данные о жертвах, третьих лицах или офицерах и сотрудниках этих служб. В дополнение, начальник Управления государственной защиты или Министр национальной обороны могут заявить Президенту ИНП, что, по их мнению, доступ к специфическим документам должен быть ограничен чиновниками Управления государственной защиты (и Люстрационного Суда) по причинам национальной безопасности. Президент ИНП может принять или отбросить это ограничение; если же он примет последнее решение, только Совет ИНП может пересмотреть его. Такие документы будут помещать-ся в архивы, где хранятся секретные материалы (статья 39). Президент ИНП должен делать отчет о любых таких исключениях из общественного доступа и доступа жертв к досье перед парламентским комитетом по делам служб безопасности (статья 24.4).

Данный закон обеспечивает выполнение принципа, согласно которому ныне действующие службы не могут, ссылаясь на национальную безопасность, использовать файлы и информацию, созданную коммунистическими службами, поскольку, как указано в законе, национальная безопасность демократического государства – это не то же самое, что национальная безопасность коммунистического государства.

Румыния

Сенатский проект закона 1997 года, относящийся к досье бывших служб безопасности, содержит нормы, регулирующие возможность получения информации о том, кто из общественных лиц некогда работал или сотрудничал с бывшей «Секьюритатэ», то есть, кто был агентом или информатором коммунистической службы безопасности. Данный проект также содержит нормы, регулирующие право лиц на доступ к своим собственным досье, собранным «Секьюритатэ».

Согласно данному проекту рассекреченными должны быть досье относительно :

· избираемых должностных лиц и кандидатов на определенные должности (Президент, парламентарии, меры, заместители мера, председатель и вице-председатель местных органов власти). Работа или сотрудничество с службами безопасности не приведет к дисквалификации: будучи знакомым с фактами, избиратель должен решить, будет ли избранным кандидат на эту должность или нет;

· лиц, назначаемых на должности от премьер-минис-тра до руководителей управлений;

· судей.

Только в отношении агентов и сотрудников «Секьюритатэ» такое разрешение будет приемлемым. В законе не упоминается ни о лицах, которые в прошлом были раскрыты, ни о тех, чей доступ к своим собственным досье был запрещен. Проект предусматривает такой институт как Национальную Комиссию для того, чтобы изучать досье бывшего «Секьюритатэ». Данная Комиссия была бы специально созданным учреждением, независимым от законодательной и исполнительной власти. Комиссия должна получить все архивы, принадлежащие некогда «Секьюритатэ»; она должна будет управляться Советом, ответственным за все досье. Лица, желающие проверить свои собственные файлы, должны будут обратиться с заявлением; Совет должен рассмотреть его в течение 180 дней. Если проситель не удовлетворен решением, он имеет право подать апелляцию на протяжении 30 дней. Апелляция должна быть подана начальнику должностного лица, первоначально принявшего решение. Совет должен рассмотреть ее в 60-дневный срок.

Как следует из вышесказанного, в проекте применяются только моральные санкции. Это не люстрация; цель закона – морально дискредитировать лиц занимающих публичные должности или кандидатов на них, которые в прошлом были вовлечены в деятельность служб безопасности. Досье должны быть зарегистрированы в архивах, однако в проекте ничего не сказано об их будущем. Как часто подчеркивалось в публичных официальных заявлениях, сейчас слишком поздно говорить о моральном осуждении, поскольку досье неполны и многие из них были исправлены. Другие утверждают, что принятие проекта может быть недостаточным оправданием спустя восемь лет после падения коммунизма. Третьи потеряли надежду на любой успех из-за нескольких предыдущих провалившихся попыток в принятии такого рода законов.

Настоящее состояние досье «Секьюритатэ» пробуждает огромный общественный интерес, поскольку люди не могут чувствовать себя надежно, пока пресловутые правительственные службы все еще владеют пресловутыми архивами. После 1989 года досье служб безопасности перешли к Министерству национальной обороны Румынии. Затем, в марте 1990 года, после официального формирования Службы Безопасности Румынии, было объявлено о том, что архивы передаются в штаб-квартиру нового агентства. Кроме того, принимая во внимание тот факт, что министерства и агентства, вовлеченные в деятельность по защите национальной безопасности, имеют свои собственные архивы, можно в общем считать, что досье бывшего «Секьюритатэ» хранятся теперь во многих различных местах.

Украина

Судя по всему, Служба безопасности Украины практически полностью закрыта от общества: почти вся информация об СБУ и бывшем КГБ является государственной тайной. А согласно ст.27 Закона «О Национальном архивном фонде и архивных учреждениях» доступ к материалам, хранящим государственную тайну, ограничен до их рассекречивания. Таким образом, архивы КГБ недоступны для людей, не имеющих права работать с секретными материалами.

Из этого правила было сделано одно исключение: в соответствии с Законом «О реабилитации жертв политических репрессий» реабилитированный или его наследники имеют право ознакомиться с его персональным делом. Ранее эти дела хранились в архиве КГБ, а затем дела реабилитированных передали в областные государственные архивы. Однако это правило не распространяется на тех, кто не подлежит реабилитации.

Эстония

В Эстонии существует Закон «О процедуре накопления, записи, хранения и использования материалов служб безопасности и внешней разведки, которые вели оперативную деятельность в Эстонии», принятый Парламентом 10 марта 1994 года.

Целью Закона является сохранение всех вышеупомянутых материалов и дальнейшее использование их в научных целях. Лицам, фамилии которых присутствуют в материалах, гарантируется право на ознакомление с их содержанием, а также право на избежание незаконного использования персональной информации, касающейся частных лиц. Каждый человек имеет право на ознакомление с файлами советских служб безопасности, касающимися его самого. Однако данный закон не может считаться люстрационным.

Закон предусматривает, что каждое лицо имеет право быть ознакомленным лично или через уполномоченного представителя с архивными данными, касающимися этого лица, и содержащимися в вышеупомянутых материалах. Если лицо не является полностью дееспособным, или в случае его болезни, право доступа к этим материалам имеют: родители, супруги, братья, сестры и потомки. Закон не дифференцирует материалы, произведенные отдельными управлениями бывших служб безопасности. При этом следует упомянуть, что перед тем, как Эстония получила независимость, КГБ забрал с ее территории все файлы, касающиеся работы правительства (внешней разведки), его органов и кадров. Россия отказалась передать эти материалы Эстонии.

Согласно Закону, материалы КГБ хранятся в соответствующем отделе Национального архива и не подлежат уничтожению. Каждый человек имеет свободный доступ ко всем материалам, но их использование строго ограничивается положением, что такие материалы касаются частной жизни людей. Компетентным органом, имеющим право ограничивать доступ к материалам, является Государственная канцелярия. Лицо, информация о котором содержится в материалах, а также его полномочные представители или родственники не должны получать специальное разрешение для ознакомления с этими материалами. Все остальные лица, которое хотели бы иметь доступ к архивным материалам с целью проведения научных исследований, должны получить разрешение от директора архива. Доступ к материалам, касающимся текущего гражданского, административного или уголовного процесса, должен быть предоставлен органом, проводящим расследование.

Закон о процедуре накопления, записи, хранения и использования материалов служб безопасности и внешней разведки, которые действовали в Эстонии, не содержит специальных люстрационных положений относительно информаторов, агентов и низших чинов личного состава КГБ. Эти вопросы регулируются Законом «О регистрации и рассекречивании лиц, которые работали или сотрудничали со службами безопасности, разведкой, контрразведкой вооруженных сил государств, которые оккупировали Эстонию», а также правительственным постановлением, принятым в соответствии с Законом. Оно содержит процессуальные положения, регулирующие процедуру снятия показаний с этих лиц.

Согласно вышеупомянутым нормативным актам, эстонская полиция безопасности обязана регистрировать всех граждан Эстонии, иностранных граждан и лиц без гражданства, которые проживали в Эстонии и работали или сотрудничали с немецкими или советскими службами безопасности, военной разведкой и контрразведкой.

Под службой подразумевается работа в штате служб безопасности или разведки. Под сотрудничеством подразумевается деятельность агентов, резидентов, организаторов митингов, секретных сотрудников указанных ведомств, или любых других учреждений, сознательно сотрудничавших со спецслужбой или разведкой.

Перечисленные лица – это те, кто сотрудничал или согласился сотрудничать со спецслужбами без вступления на должность. Согласно закону, такие лица должны быть зарегистрированы как бывшие сотрудники спецслужб на основании их личных показаний, письменных заявлений других лиц, подкрепленных доказательствами или другими материалами, демонстрирующими, что данное лицо сотрудничало со службой безопасности или разведкой.

Если человек, работавший либо сотрудничавший со службами безопасности или разведки, был завербован до 1 апреля 1996 года, и открыл все подробности своей деятельности, то, согласно требованиям закона, служба безопасности может отказать в предоставлении такой информации о нем. В предоставлении информации не может быть отказано, если такое лицо регулярно нарушало действующие в то время законы, совершило преступление против человечества или военное преступление, и эти преступления были осуждены приговором независимого суда.

Перед 1 апреля 1996 года в сотрудничестве призналось 1153 человека. Согласно положениям Закона, информация о сотрудничестве этих лиц, хранится в архиве службы безопасности и является государственной тайной. Перечень лиц, в отношении которых доказано, что они работали или сотрудничали со спецслужбами, но не признавшихся в этом, подлежит публикации в Официальной газете. На данный момент было опубликовано два списка, содержащих в сумме 32 фамилии.

В случае, если доказано сотрудничество Президента Республики, члена парламента, правительства, или Верховного Суда со службами безопасности или разведкой оккупационных режимов, эти данные не могут составлять государственную тайну. Перед объявлением фамилии такого лица общественности, служба безопасности обязана проинформировать его о своих намерениях. Лицо имеет право ознакомиться с материалами, касающимися его самого, и опротестовать решение об огласке путем подачи ходатайства в службу безопасности или обжа-лования решение в суде. Служба безопасности обязана представить доказательства. На данный момент не было ни одного судебного процесса по такому делу.

Если частное лицо (не являвшееся работником службы безопасности) найдет в файлах, касающихся его самого, доказательства сотрудничества со спецслужбами другого лица, оно может раскрыть такую информацию, так как оно не обязано знать, призналось ли другое лицо ранее в своем сотрудничестве. В этом случае, лицо не обязано хранить государственную тайну. То же самое касается историков, проводящих исследования.

В Эстонии не было случаев направления жалоб в Европейскую Комиссию по правам человека в связи с нарушением вышеупомянутых законодательных актов, регулирующих государственную тайну, а также работу или сотрудничество со службами безопасности и разведки.

5. Ответственность за публичное разглашение информации, связанной с национальной безопасностью

Венгрия

Уголовный кодекс устанавливает ответственность за разглашение государственной и служебной тайны. Это положение применяется к следующим трем типам нарушений:

— разглашение государственной тайны (статья 221);

— разглашение служебной тайны (статья 222);

— неисполнение обязанности сообщить властям о случае разглашения государственной тайны (статья 223).

Эти положения применяются не только к государственным должностным лицам, но также к журналистам и любым другим лицам. Разглашение государственной тайны считается правонарушением независимо от того, было ли оно совершено умышленно или неумышленно. В случае же со служебной тайной только умышленное разглашение считается правонарушением. Подготовка к разглашению наказуема только в случае с государственной тайной. Кроме того, шпионаж является отдельным типом правонарушений (статья 147), по этой статье предусмотрено наказание от 2 до 8 лет тюремного заключения.

Молдова

Уголовно-процессуальный кодекс, принятый 24 марта 1961 года, и неоднократно изменявшийся, предусматривает уголовную ответственность за разглашение государственной тайны. Согласно статье 72 кодекса, лицо, разгласившее информацию, содержащую государственную тайну, доверенную ему или приобретенную им в ходе выполнения своих обязанностей, подлежит тюремному заключению сроком от 2 до 5 лет, если правонарушение не являлось частью шпионажа или государственной измены. В случае, если разглашения государственной тайны привело к серьезным последствиям, срок тюремного заключения составляет от 5 до 8 лет.

Румыния

Закон № 51/1991 «о национальной безопасности» в статье 12 предусматривает, что «разглашение тайны деятельности, относящейся к национальной безопасности, на основе права свободного доступа к информации и свободы слова должно быть запрещено». Это – радикальное ограничение доступа ко всей информации, а не только к имеющейся у служб безопасности.

Уголовный кодекс Румынии в статье 169 (1) предусматривает, что государственные должностные лица, которые (за пределами своих официальных обязанностей) приобретают и разглашают «содержимое документов или информацию, содержащие государственную тайну, также как и иные документы и информацию…» подлежат наказанию в виде тюремного заключения сроком до 15 лет, если их действия могут угрожать безопасности государства. Статья 169(4) предусматривает тюремное заключение сроком до 7 лет за те же действия, совершенные любым другим лицом, включая журналистов. В таких случаях проводится должностное расследование. Это положение было установлено, чтобы предотвратить публикацию любой информации или документа, принадлежащих службам безопасности, что может создать угрозу национальной безопасности. Суду не предоставляется право знать, к чему относится содержимое секретных документов, и суд не должен показывать, что национальная безопасность действительно находилась под угрозой в результате разглашения такой информации или документа. Данная юридическая процедура предоставляет чрезмерную власть службам безопасности, которые – базируясь на простом утверждении – могут таким образом эффективно налагать суровые наказания за разглашение каких бы то ни было документов.

Статья 39с Закона о радио и телевидении предусматривает наказание в виде тюремного заключения сроком до 10 лет для любого лица, которое «разглашает секретную информацию или иной тип информации, что причиняет вред безопасности государства». Национальный совет радио и телевидения уведомляет прокуратуру и приостанавливает лицензию теле- или радиокомпании, разгласившей такую информацию, до тех пор, пока дело не будет разрешено в суде должным образом. До сих пор никто еще не был задержан по этой статье. В общем, законодательство не запрещает публикацию мнений, политическую поддержку или несекретную информацию. Однако очень широкое и неточное определение государственной тайны, соединяясь с опасностью быть обвиненным в «клевете на государство и нацию» (правонарушение, за которое предусмотрено наказание в виде тюремного заключения сроком до 3 лет), «клевете на государство или официальные символы» (то же наказание), или, еще интереснее, – «оскорбление», «опорочивание репутации» или «надругательство над публичной властью», составляют вместе очень серьезные ограничения как свободы слова, так и права на доступ к государственной информации.

Украина

Ответственность за разглашение государственной тайны предусмотрена статьей 67 Уголовного кодекса и предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от двух до пяти лет, а если разглашение повлекло тяжелые последствия – то на срок от пяти до восьми лет. Эта статья может быть применена только к лицам, которым сведения, составляющие государственную тайну, были доверены или стали известны по службе или по работе. Законов, которые могут быть применены к лицам, не являющимся государственными служащими, нет.

Следует также отметить, что формулировка «разглашение сведений, наносящих ущерб государственной безопасности» включена в статьи 56 «Государственная измена» и 57 «Шпионаж».

Эстония

Эстонский уголовный кодекс предусматривает ответственность государственных должностных и иных лиц, которым были доверены данные, содержащие государственные секреты или имевшие доступ к таким данным в связи с их обязанностями, и которые разгласили эти данные. Если разглашение не связано со шпионажем, но имело серьезные последствия, кодекс предусматривает наказание в виде штрафа и тюремное заключение сроком до 3 лет. Точное значение «серьезных последствий» в кодексе не указано. Суд решает было ли конкретное разглашение данных, содержащих государственную тайну, имеющим такие последствия.

Шпионаж определен как собирание информации содержащей государственную или военную тайну для передачи ее иностранному государству или организации. Наказанием за шпионаж является тюремное заключение сроком до 10 лет.

Государственные должностные лица несут уголовную ответственность за разглашение информации, не содержащей государственную тайну, если такое разглашение является запрещенным благодаря возможности причинения значительного материального ущерба кому-либо или иных серьезных последствий. В этом случае санкция – штраф и тюремное заключение (в том числе с отсрочкой исполнения) до 2 лет, наряду с лишением права заниматься определенного рода деятельностью.

Также в Эстонии действует закон о защите персональных данных, который разделяет такие данные на чувствительные и нечувствительные и регулирует сбор, обработку и разглашение персональных данных. Публичные должностные лица, нарушающие ограничения, предусмотренные законом, подлежат административному наказанию.

В Эстонии нет запретов на публикацию, выражение мысли, пропаганду политических взглядов и разглашение информации, относящейся к национальной безопасности и обороне. Никто не может быть привлечен к ответственности исключительно за разглашение такой информации. Эстонское законодательство не предусматривает наказания за публикацию секретной информации ни для кого, кроме государственных должностных лиц.

Заключительные заметки

Вообще говоря, весьма трудно оценить стандарты законодательства, регулирующего свободу доступа к информации, вопросы, связанные с государственной и служебной тайной и доступом к досье бывших служб безопасности в рассматриваемых странах Центральной и Восточной Европы. Нормативные акты различных стран значительно различаются.

Положение становится еще сложнее в силу того факта, что органы власти некоторых стран не считаются с действующими нормативными положениями и делают попытки заменить те из них, которые устанавливают высокие стандарты защиты прав человека нормами, на самом деле ограничивающими эти права.

Существуют сравнительно небольшие различия между рассматриваемыми странами в области конституционного регулирования в вышеуказанной области; эти нормы, к тому же, могут быть оценены как сравнительно хорошие.

В отличие от конституционных норм не все страны урегулировали обсуждаемые пункты в деталях на уровне законов или правоприменительных положений. Совершенно исключительной является ситуация в Албании, где кроме общих положений, содержащихся в Конституции и гарантирующих свободу доступа к информации, не существует каких-либо детальных положений, которые дали бы возможность использовать такие конституционные права на практике.

Необоснованные ограничения на доступ к информации можно найти в украинском, румынском и белорусском законодательстве. Однако, если в первых двух странах ограничения кажутся результатом скорее слишком медленного темпа изменения законодательства в направлении соответствия принципам демократического государства, то в Беларуси прослеживается явная тенденция подчинения СМИ Администрации Президента, что на практике равносильно нарушениям международных норм и конституционных положений Республики Беларусь в сфере свободного доступа граждан к информации.

Наиболее высокие стандарты доступа к информации были установлены в законодательстве Чехии, Венгрии, Польши и Словении. Большое значение имело установление в Венгрии института Комиссара по защите данных, к компетенции которого отнесены к тому же и дела по доступу к информации; заслуживают внимания современные и комплексные нормативные положения, принятые в Словении, обеспечивающие ясность и прозрачность работы высших органов власти. В Польше важную роль в обсуждаемой области играет Омбудсмен и Верховный административный суд. Значительный взнос в обеспечение свободного доступа к информации, как Комиссара по защите данных в Венгрии, так и Омбудсмена в Словении, демонстрирует необходимость инициировать установление подобных институтов во всех странах Центральной и Восточной Европы, включая в особенности Албанию, Беларусь, Эстонию и Молдову, в которых все еще нет института Омбудсмена.

ПРАВО НА ЗНАНИЕ АРХИВНЫХ ДАННЫХ О СЕБЕ

Архивы бывших спецслужб

Анджей Жеплинский, профессор права Варшавского университета

Архивы являются бесценным источником для изучения и осмысления прошлого любого народа. Это особенно важно в случае тоталитарных режимов с левым уклоном или крайне консервативных режимов, поскольку при этих режимах спецслужбы были для правительства единственным достоверным источником информации об общественном мнении и положении в государстве. Другие источники менее полны, поскольку такие режимы преследовали любые проявления открытого и плюралистического мышления и научного анализа. Теперь, после свержения таких режимов, состояние и содержимое архивов вызывает, естественно, большой интерес, архивов со стороны историков, социологов и журналистов. Кроме того, политики пытаются использовать их в политических целях. Архивы должны удовлетворить всем этим потребностям, однако, закон обязательно должен гарантировать неразглашение конфиденциальной информации, особенно о жертвах режима.

Помимо политиков, историков, юристов и организаций, объединяющих жертв репрессий, влияние в этом вопросе должны иметь также профессиональные архивисты. На конференции 1993 года в Мехико Международный Совет по архивам (ICA – International Council for Archives) постановил создать группу экспертов для подготовки отчета по архивам репрессивных режимов и разработки рекомендаций по работе с этими архивами.

Понятие «репрессивные режимы» вызывает острую дискуссию между специалистами. Это понятие должно включать все режимы, которым не хватает законных демократических оснований и которые вынуждены прибегать к различным полицейским ограничениям для сохранения власти. Такое определение, однако, неприемлемо для архивистов, историков и правозащитников, например, из прибалтийских государств, утверждающих, что правление в их странах германских нацистов и советских коммунистов в 1940-1991 годах было, в сущности, оккупацией. То есть, режимы были не только преступными, но и иностранными. Это также относится к режимам Восточного Тимора (индонезийская оккупация) и Тибета (китайская оккупация). С другой стороны, понятие «репрессивный режим» хорошо отражает ситуацию в странах третьего мира, особенно в Латинской Америке, где крайне консервативные режимы существуют десятилетиями.

Финансируемый ЮНЕСКО проект ICA имеет своей целью снабжать архивистов в странах, сбросивших иго диктатуры, информацией о наилучших способах сбора и обнаружения документов, созданных при репрессивном режиме.

В феврале 1994 г. ICA были назначены семь экспертов – архивистов из Чили, Испании, Германии, Южно-Африканской Республики, России и США. Председателем был назначен Антонио Гонзалес Квинтана, глава Мадридского Военного Архива (и начальник Отдела Гражданской Войны Национального Исторического Архива Саламанки в 1984-1994 г.г.). Эксперты хорошо осознавали особую деликатность документов, с которыми работают архивисты. Вследствие этого при работе с такими документами, архивисты должны руководствоваться специальным кодексом, проект которого был в свое время подготовлен.

Чтобы сосредоточиться на последних событиях, вопрос об архивизации и обнаружении документов, созданных фашистскими режимами первой половины этого века, не рассматривался.

Специалисты, работающие над проектом ICA, решили, что термин «репрессивные институты» следует использовать применительно к:

службам разведки и контрразведки;

военизированным организациям;

специальным судам;

концентрационным лагерям;

специальным тюрьмам;

центрам психиатрического перевоспитания.

Кроме того, репрессивные структуры могут входить в состав таких традиционных общественных институтов, как:

армия;

полиция, в том числе тайная полиция;

обычные суды;

другие административные органы.

В этот список, вопреки возражениям двух архивистов из бывших коммунистических стран, не включен самый главный, на мой взгляд, репрессивный институт в нашем регионе – Коммунистическая партия и партийный аппарат. Кроме того, специального внимания заслуживают архивы иностранного отдела. В таких странах, как Польша большинство действий дипломатической и консульской службы были направлены против групп политических эмигрантов, которые играли важную роль в оппозиции и антикоммунистическом сопротивлении. Архивы таких «дипломатических» служб также следует рассматривать как архивы спецслужб.

Первой организацией, практиковавшей массовые репрессии для сохранения власти и для борьбы с противниками, была испанская инквизиция. Архивы, касающиеся этой организации, являются моделью, которую можно использовать при работе с документами, оставшимися от тоталитарных и автократических режимов второй половины нашего века. Документы Верховного и Универсального советов инквизиции, а также большая часть документов ее районных трибуналов, хранящиеся в Национальном Историческом Музее в Мадриде, являются бесценными источниками не только для изучения способов поддержания королевской власти в то время, но и для понимания менталитета и культуры Ренессанса в Европе. Это доказывает необходимость бережного сохранения такого рода документов для будущих поколений историков архивистами из посттоталитарных стран Центральной и Восточной Европы конца 80-х.

* * *

Как показывает опыт, архивы спецслужб очень много значат для таких организаций. Это ясно видно из архивов восточногерманской Штази (двенадцатое управление). Какими бы секретными не были их действия и как бы они не хотели скрыть свои преступления, разросшиеся и сильно бюрократизированные институты этих служб не могли противостоять соблазну регистрировать и записывать каждый шаг.

Все идет хорошо, пока беззаконное государство, жертвы которого увлеченно перемалываются спецслужбами, находится в полном расцвете. Ситуация может драматически измениться еще до реального падения режима, когда должностные лица спецслужб пытаются не только избежать ответственности, но и найти удобную финансовую позицию в новой обстановке.

Мы слишком редко осознаем, что в решающие моменты нашей жизни данные архивов (особенно официальных архивов) могут играть большую роль в судьбе каждого из нас. Это становится особенно ясным в те моменты истории нации, когда беззаконное государство рушится, и люди получают возможность ознакомиться хотя бы с частью документов, собранных спецслужбами павшего режима. Важность архивов состоит не только в их полезности для изучения и понимания современной истории, а также в их роли в защите прав человека. Например, в упомянутом выше Архиве Гражданской Войны, хранящемся в Саламанке, содержатся десятки тысяч досье на республиканцев, которые преследовались режимом Франко. Другим примером могут служить 65.000 судебных решений о реабилитации жертв коммунистических репрессий в Польше, принятых после 1988 г. Такая реабилитация была бы невозможна, если бы документы о репрессиях не сохранились. Все заинтересованные лица хорошо знают, какое значение может иметь удостоверение статуса жертвы сталинских репрессий при получении пособия: эти удостоверения выдаются на основании документов, сохранившихся в российских архивах.

Эксперты ICA провели в десятке стран, в том числе в Польше, социологическое исследование. Архив Польского Министерства Внутренних дел вопросник не вернул. В конечном счете, отчет был составлен на основании ответов, полученных из Бразилии, Чили, Испании, Литвы, Латвии, Германии, Парагвая, Португалии, Южно-Африканской Республики, России, Венгрии и Зимбабве. Собранные материалы были использованы в документе «Обзор архивов бывших репрессивных режимов в новых демократических странах (1974-1994)». Первая из упомянутых дат (апрель 1974 г.) – время падения режима Салазара в Португалии; вторая дата (апрель 1994 г.) – время, когда чернокожее большинство победило в общенародных выборах в Южно-Африканской Республике. Отчет был завершен в декабре 1995 года.

* * *

Будущее архивов в большинстве случаев зависит от того, как репрессивный режим заменяется правовым государством. Даже в случае «мягкой революции» или при стремлении к «национальному примирению», аргументы о компенсации ущерба жертвам должны иметь приоритет при решении судьбы архивов. В некоторых случаях это имеет большее значение, чем выяснение имен лиц, виновных в политических репрессиях, и лиц, передавших власть в переходный период. В такой ситуации обращение с архивами будет зависеть от того, сохранили ли представители бывшего режима политическое влияние.

Первый вопрос, который должен возникнуть относительно архивов бывших спецслужб после падения диктатуры, таков: что делать с этими архивами? Это, конечно, относится только к тем режимам, документы о деятельности спецслужб которых сохранились. Может случиться и обратное: так, DINA и заменившая ее CNI – чилийские спецслужбы периода диктатуры Пиночета – утверждают, что они уничтожили все свои архивы еще до того, как в стране было организовано гражданское правительство. Комиссия по Справедливости и Примирению, созданная здесь в 1990 году, столкнулась с проблемой восстановления 15 лет национальной истории, включающей несколько тысяч политических убийств, по сообщениям и воспоминаниям отдельных лиц. По мере осознания масштабов репрессий DINA, выявление виновных в этих зверствах кажется почти невозможным. Дополнительные трудности вызывает тот факт, что Чили пробивает путь к демократии через принудительное национальное примирение, гарантированное законом, созданным Пиночетом и его окружением, которые также обеспечили для себя амнистирующие законы. Это сильно затрудняет всякую идентификацию лиц, виновных в преступлениях. Ситуация в Южно-Африканской Республике аналогична. До сих пор неизвестна судьба архивов испанской SD, одной из местных спецслужб. В Родезии, в 1979-1980, перед переходом власти к чернокожим, местные спецслужбы уничтожили все свои архивы.

Подобные попытки уничтожить документы, свидетельствующие о беззакониях и репрессиях, были предприняты спецслужбами коммунистических стран в период перехода к демократии. Многим из них удалось уничтожить часть данных, относящихся к наиболее постыдным случаям.

Однако, возможно только частичное уничтожение документов. Архивы были слишком велики, чтобы можно было организовать их быстрое уничтожение, не привлекая внимания общественности. Общественность Восточного Берлина организовала активную защиту местных архивов; однако, несмотря на это, многие архивы Штази, хранящиеся в столицах земель Восточной Германии, были уничтожены. Эти действия восточных немцев были вызваны осознанием важности архивов в деле преследования нацистских преступников и реабилитации их жертв. В Польше сведения о сожжении документов работниками коммунистических спецслужб, в то время еще функционирующих, стали известны зимой 1989/90 г., что позволило остановить уничтожение этих документов.

9

Падение репрессивной системы происходит не моментально. Обычно ему предшествует множество сИНПтомов. И, конечно, лучше всего об этих сИНПтомах бывают осведомлены работники спецслужб. Кроме того, между переходом власти к политикам-демократам и установлением контроля над спецслужбами проходит несколько месяцев. В течение этого довольно длительного периода официальные лица могут попытаться удалить из архивов некоторые документы. Будучи похищенными, такие документы могут в будущем защитить этих лиц от судебного преследования, а также могут быть использованы для шантажа бывших сотрудников с целью получения экономической или политической выгоды. Это произошло в Польше, Чехии и Венгрии.

Совсем другая ситуация наблюдается в Прибалтике и Украине. Уже в конце восьмидесятых центральные органы коммунистической власти начали изымать документы из местных архивов КГБ и КПСС и перевозить их в Москву. Таким образом, эти нации были лишены возможности сохранить документы о наиболее трагическом периоде своей истории, а жертвы преступлений коммунистов – надежды получить хотя бы частичную компенсацию. Поэтому среди первых законов, созданных правительствами независимых Балтийских стран, были постановления о защите сохранившихся остатков местных архивов партии и КГБ.

Ситуация в Москве напоминает ситуацию, например, в Аргентине. КГБ был органом независимого государства. Перед переходом власти его работники позаботились о собственной безопасности. Их положение было гораздо более выгодным по сравнению с положением работников тайной полиции при других латиноамериканских репрессивных режимах. Падение коммунистического режима открыло широкие возможности для безнаказанного разграбления огромной государственной собственности. В этой своеобразной приватизации участвовали работники КГБ, партийные и комсомольские деятели и лидеры организованных преступных групп. Это сильно увеличило шансы КГБ на сохранение прежних привилегий. Таким образом, действуют два фактора: в прошлом работники КГБ имели привилегии, поскольку они работали на государство, а в настоящем они стали руководящим классом. Поэтому не было необходимости уничтожать или изымать документы.

* * *

Что касается обращения с архивами бывших спецслужб, то двух одинаковых или хотя бы похожих решений не существует.

Чаще всего архивы, оставшиеся от бывших спецслужб, сохраняются. В ином случае, такие документы уничтожаются после их использования в административных целях (идентификации, реабилитации и возмещения ущерба жертвам).

Это последнее решение было принято в Греции, где законодатели пренебрегли исторической ценностью архивов, мотивируя свое решение уничтожить эти архивы необходимостью защиты жертв режима черных полковников. Возможность такого решения обсуждалась также в Испании. После одного инцидента (в Мадридском аэропорту был арестован депутат-коммунист, досье на которого содержалось в старых архивах и было использовано полицией), кортесами обсуждалось предложение уничтожить все архивы режима Франко. В конечном счете, испанские депутаты постановили изъять из полицейских архивов все упоминания о социально-политических активистах, действовавших против режима Франко, а также передать все документы политической полиции, относящиеся к этому периоду, в Национальный Исторический Музей. Это было предпринято по взаимному согласию министров внутренних дел и культуры.

Необходимо понимать, что, в случае свержения правя-щего режима, данные архивов спецслужб могут быть использованы для репрессий. Кроме того, поскольку неизвестно наверняка, какие документы были уничтожены (и уничтожались ли они вообще), а также кто владеет оставшимися документами, такие документы в любое время могут стать инструментом беззакония. Поэтому не следует уничтожать или рассредоточивать архивы бывших спецслужб: их хранение в архивах, отдельно от текущих архивов спецслужб, должно определяться законом и контролироваться профессиональными архивистами. Это – единственный способ гарантировать при новом политическом строе права жертв репрессивных режимов, включая индивидуальную амнистию, законную реабилитацию, восстановление собственности и компенсацию ущерба. Честное соблюдение этого правила доказывает постепенное сближение власти закона и плюралистической демократии.

Опыт показывает, и Испания является только одним примером, что наиболее эффективным способом защиты прав жертв является законная изоляция архивов спецслужб и их передача независимым от этих служб профессиональным архивистам. В свете отчета ICA, профессионалам должны передаваться документы, созданные спецслужбами, разведкой и контрразведкой, а также досье относительно политических дел, которые велись тайной полицией. Перечисленные выше службы должны как можно скорее передать документы в национальные архивы или в специальные архивы, занимающиеся реабилитацией.

Закон о передаче документов бывших спецслужб должен гарантировать сохранность этих архивов как части культурного наследия нации.

* * *

По мнению международных обществ архивистов, историков и защитников прав человека, основные принципы законов, относящихся к архивам, в которых хранятся документы, созданные спецслужбами репрессивных режимов, таковы:

Каждая нация имеет право помнить свою историю в таком виде, как она записана в документах. Документы, в сущности, являются историческим наследием.

Каждая нация имеет право на правду. Граждане имеют право на максимум информации (насколько это возможно) о деятельности свергнутого режима.

Каждая нация имеет право на идентификацию лиц, виновных в нарушениях прав человека. Это право не зависит ни от каких политических решений, касающихся этих лиц, в том числе возможности их дальнейшего участия в общественной жизни. Политика помилования и амнистирования лиц, виновных в 9нарушениях прав человека, проводилась в некоторых молодых демократических странах с целью содействия национальному примирению. Однако в демократическом правовом государстве право знать имена лиц, ответственных за нарушения прав человека, должно быть сохранено, чтобы эти лица не могли использовать свое прошлое для извлечения политической выгоды. Это решение было принято в Германии, где архивы Штази используются общественными и частными организациями для выяснения степени ответственности различных органов и лиц за их связи с бывшим режимом ГДР. Это делается, чтобы не допустить ситуации, когда работники и сотрудники коммунистической тайной полиции по-прежнему будут занимать руководящие должности. С другой стороны, германское законодательство ограничивает срок такого использования архивов Штази пятнадцатилетним периодом (до 2006 г.).

Каждое лицо имеет право знать, какая относящаяся к нему информация (если таковая имеется), содержится в архивах спецслужб. Это право называется «правом на знание личностью архивных данных о себе». Это право позволяет жертве спецслужб узнать, до какой степени политические, идеологические, этнические или расовые предубеждения повлияли на ее личную, семейную и профессиональную жизнь. Такое же право доступа к своим досье имеют работники бывших спецслужб.

Каждое лицо имеет право на проведение научных изысканий в архивах бывших спецслужб. В этом случае право доступа к архивам обязательно должно рассматриваться с учетом права на неприкосновенность приватной жизни жертв репрессий. Кроме того, права третьих лиц, упоминаемых в документах, также должны быть защищены. Пострадавшие лица должны сохранять право доступа к касающимся их документам в течение времени, определенного законом. Такие лица также должны иметь право вносить исправления в эти документы, однако, изменять их основное содержание должно быть запрещено.

Каждая жертва имеет право на законную реабилитацию, а также на возмещение ущерба, понесенного в результате действий работников бывших спецслужб, а также на восстановление конфискованной собственности. Свидетельства, необходимые для таких компенсаций, содержатся в документах, созданных спецслужбами.

Каждое лицо имеет право наводить справки о судьбе своих родственников, пропавших в результате деятельности спецслужб.

Каждая жертва имеет право знать имена лиц, участвовавших в ее преследованиях.

* * *

Моральный кодекс архивистов, работающих с документами бывших спецслужб:

документы о репрессиях являются частью национального наследия. Все эти документы должны быть сохранены как напоминание о нетерпимости, расизме, а также политическом и идеологическом тоталитаризме;

архивист является исполнителем воли нации в период перехода к демократии;

права жертв политических репрессий превалируют над историческими исследованиями;

архивы бывших спецслужб не должны отбираться ни по какому критерию, кроме критерия исторического исследования;

архивист – не цензор; понятие архивных данных и процедура их раскрытия определены законом;

если указания закона недостаточно точны, архивист может интерпретировать их в свете официальных мнений специалистов по общественным законам. В случае возникновения конфликта между правом лица на неприкосновенность приватной жизни и правом на проведение исторических исследований, рекомендуется создание копий документов с удаленными из них именами жертв или третьих лиц;

архивист обязан удовлетворять все запросы жертв репрессий или других лиц на создание копий документов или подтверждение подлинности документов;

архивист обязан организовать систему контроля, обеспечивающую защиту документов, содержащих конфиденциальные данные. Документы о репрессиях должны храниться в специальных, изолированных, отделах национальных архивов, их безопасность должна тщательно соблюдаться. Доступ к таким документам могут иметь только работники архивов.



ПРИКАЗ № 550 (1999)

Контроль над внутренними службами безопасности в странах-членах Совета Европы

(Выдержка из Официальной Газеты Совета Европы – Апрель 1999)

Ассамблея рекомендует своему Комитету по контролю выполнения обязательств странами-членами Совета Европы (Комитету по Мониторингу) включить в список тем, подлежащих мониторингу, раздел о совместимости действий внутренних служб безопасности в странах-членах с европейскими нормами и стандартами в области прав и основных свобод человека.

Рекомендация 1402 (1999)

Контроль над внутренними службами безопасности в странах-членах Совета Европы

1. Ассамблея признает, что внутренние службы безопасности имеют большое значение для демократических стран в деле защиты национальной безопасности и государственного демократического порядка.

2. Однако, Ассамблея озабочена тем, что внутренние службы безопасности стран-членов часто ставят интересы национальной безопасности и государства выше прав личности. Кроме того, поскольку контроль над внутренними службами безопасности часто не производится должным образом, существует большая опасность нанесения вреда государству и нарушения прав человека, если не будут созданы соответствующие законодательные и конституционные средства предосторожности.

3. Ассамблея находит ситуацию потенциально опасной. В то время, как внутренние службы безопасности должны обладать достаточной властью для выполнения своих законных обязанностей по защите национальной безопасности и государственного демократического порядка от очевидных и существующих угроз, нельзя допустить, чтобы они могли свободно нарушать основные права и свободы человека.

4. Должно быть установлено строгое соотношение между правом демократического общества на национальную безопасность и правами человека. Некоторые права человека (такие, как право защиты от пыток и жестокого обращения) являются абсолютными и не могут быть нарушены никакими органами государственной власти, включая внутренние службы безопасности. Однако, в других случаях решение о том, какие права имеют приоритет – права личности или право демократического общества на национальную безопасность – должно приниматься в соответствии с принципами пропорциональности и законности, как они изложены в Конвенции защиты прав человека и основных свобод (далее – Конвенция).

5. Риск злоупотребления властью со стороны внутренних служб безопасности, и, следовательно, риск серьезного нарушения прав человека увеличивается, когда внутренние службы безопасности организованы особым образом, так, что они наделены определенными полномочиями, такими как методы предупреждения и принуждения с использованием силовых средств (например, право обыска частной собственности, проведения уголовных расследований, арестов и задержания), не контролируемыми должным образом (исполнительными, законодательными и судебными органами), а также если внутренних служб безопасности слишком много.

6. Ассамблея предлагает, чтобы внутренние службы безопасности не имели права проводить уголовные расследования, аресты и задержания, а также участвовать в борьбе с организованной преступностью, за исключением случаев, когда организованная преступность явно угрожает порядку в демократическом обществе. Любые оперативные действия внутренних служб безопасности, затрагивающие права и основные свободы человека, предусмотренные Конвенцией, должны быть разрешены в законном порядке, желательно, судьей, до начала проведения этих действий. В этом смысле наиболее важным является осуществляемый всеми тремя ветвями власти эффективный демократический контроль над внутренними службами безопасности, как предварительный, так и постфактум.

7. Ассамблея считает необходимым, чтобы каждая страна достаточным образом финансировала нужды своих внутренних служб безопасности, одновременно обеспечивая достаточные возможности контроля над тем, чтобы их деятельность соответствовала единым демократическим стандартам. Эти общие стандарты должны обеспечить такую деятельность внутренних служб безопасности, чтобы они действовали только в национальных интересах, с безоговорочным соблюдением фундаментальных свобод, и не могли быть использованы как средство угнетения или давления.

8. Таким образом, Ассамблея рекомендует Комитету Министров разработать рамочное соглашение по конвенции о внутренних службах безопасности, включающее в себя приведенные ниже указания, основанные на этой рекомендации.

Указания

А. Об организации внутренних служб безопасности

i. Все внутренние службы безопасности должны организовываться и действовать на уставной основе, то есть на основании национальных законов, прошедших нормальную процедуру законотворчества в парламенте и полностью представленных общественности.

ii. Единственной задачей внутренних служб безопасности является защита национальной безопасности. Защита национальной безопасности определяется как борьба с явными и существующими угрозами государству и обществу. Экономические вопросы или борьба с организованной преступностью не входят в задачи внутренних служб безопасности. Экономическими вопросами или борьбой с организованной преступностью эти службы могут заниматься только тогда, когда это представляет явную и существующую угрозу национальной безопасности.

iii. Исполнительная власть не имеют права расширять полномочия внутренних служб безопасности. Эти полномочия должны определяться законом и, в спорных случаях, должны истолковываться судебной властью (а не сменяющими друг друга правительствами). Внутренние службы безопасности не могут использоваться как средство подавления политических партий, национальных меньшинств, религиозных групп, а также иных групп населения.

iv. Желательно не организовывать внутренние службы безопасности в военных структурах. Гражданские службы безопасности также не должны организовываться военным или полувоенным образом.

v. Страны-члены Совета Европы не должны использовать негосударственные источники финансирования для поддержки своих внутренних служб безопасности, а финансировать их исключительно из государственного бюджета. Представляемые для утверждения в парламент бюджеты должны быть подробными и определенными.

Б. Об оперативной деятельности внутренних служб безопасности

i. Внутренние службы безопасности обязаны соблюдать Конвенцию.

ii. На любые оперативные действия внутренних служб безопасности, вступающие в противоречие с Конвенцией, должно быть получено разрешение в законном порядке. Прослушивание телефонных разговоров с помощью технических средств, подслушивание, визуальное наблюдение и другие оперативные меры, использование которых может быть связано с нарушением прав человека, должны быть заранее разрешены судебными властями. В законодательстве должны быть явно предусмотрены условия, которые обязаны принимать во внимание судьи и суды, которые должны работать над предварительными разрешениями круглосуточно, так, чтобы запрос на разрешение обрабатывался максимум за несколько часов до получения разрешения на оперативные действия, например, такие, как негласный обыск жилища. Для получения разрешения должны соблюдаться как минимум такие условия:

а. есть определенные основания считать, что лицо совершает, совершило или собирается совершить преступление;

б. есть определенные основания считать, что, благодаря предлагаемому прослушиванию или обыску жилища, можно получить конкретную информацию или специальные доказательства, касающиеся этого преступления, или что (в случае ареста) преступление может быть предотвращено;

в. были попытки проведения обычных следственных процедур, но они не удались, или вероятность того, что они могут оказаться удачными слишком мала, или они оказались слишком опасными.

Время действия разрешения на проведение таких оперативных действий должно быть ограничено (максимум три месяца). После окончания наблюдения или прослушивания телефонных разговоров лицо, к которому применялись эти меры, должно быть о них уведомлено.

iii. Внутренним службам безопасности не может быть дано разрешение на проведение правоохранительных мероприятий, таких, как уголовные расследования, аресты или задержания. В связи с высокой вероятностью превышения власти в таких случаях, а также во избежание дублирования традиционных полицейских полномочий, такое право дается исключительно правоохранительным органам.

В. Об эффективном демократическом контроле за внутренними службами безопасности

i. Органы исполнительной власти должны производить последующий контроль над действиями внутренних служб безопасности, например, обязывая внутренние службы безопасности предоставлять подробные годовые отчеты о своей деятельности. Должен быть назначен министр, несущий политическую ответственность за надзор над внутренними службами безопасности, и его ведомство должно иметь возможности для эффективного регулярного контроля. Министр обязан предоставлять в парламент годовые отчеты о деятельности внутренних служб безопасности.

ii. Органы законодательной власти должны создать четкие и адекватные законы, переводящие внутренние службы безопасности на уставную основу, устанавливающие, какие виды оперативной деятельности, угрожающие нарушением прав личности, и в каких ситуациях могут применяться, а также обеспечивающие должные меры предосторожности против злоупотреблений. Эти органы должны также строго контролировать бюджет служб, в частности, обязывая эти службы предоставлять подробные годовые отчеты об использовании своих бюджетных средств, и создать специальные комитеты для выборочного контроля.

iii. Органы судебной власти должны иметь право на проведение активного предварительного и последующего контроля, в том числе право на выдачу разрешений на осуществление определенных действий, которые могут привести к нарушению прав человека. Основным принципом последующего контроля должно быть то, что лица, которые считают, что их права были нарушены действиями (или бездействием) органов безопасности, могут обратится в суд или другие органы судебной власти. Такие суды должны иметь право определять, не выходили ли действия, в отношении которых подана жалоба, за установленные законом рамки сферы деятельности и полномочий внутренних служб безопасности. Таким образом, суд должен иметь право определять имело ли место чрезмерное вмешательство в частную жизнь индивидуума.

iv. Другие органы (например, омбудсмен и уполномоченный по защите данных) должны иметь право осуществлять последующий контроль над внутренними службами безопасности по любым делам.

v. Частные лица должны иметь право доступа к информации, собранной внутренними службами безопасности; исключения, связанные с интересами национальной безопасности, должны быть четко определены законом. Также желательно, чтобы обсуждение всех вопросов касательно права внутренних служб безопасности на запрет доступа к информации производились в порядке судебного рассмотрения. НАЦИОНАЛЬНЫЕ УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА

АЛБАНИЯ

Kozara Kati Albanian Human Rights Documentation Center Rr. Kont Urani 17, Tirana tel: (355-42) 30630 tel/fax: (355-42) 39363, 33491 kozi@ahrdc.tirana.al

БЕЛАРУСЬ

Александр Вашкевич Белорусский Хельсинкский Комитет, а/я 90, 220141, Минск тел.: (375-172) 60 67 47 (дом.) тел/факс: (375-172) 200 488 bcccls@un.minsk.by

БОЛГАРИЯ

Yonko Grozev Bulgarian Helsinki Committee 86 Vitosha Blud Apt. 13, 1463 Sofia tel/fax: (359-2) 9516289, 9516295 bhc@omega.bg

ВЕНГРИЯ

Marta Pardavi Hungarian Helsinki Committee Jozsef krt. 34.I.5 H-1085 Budapest tel/fax: (361-3) 140 885, 3 032 168, 3 344 575 helsinki@c3.hu

МАКЕДОНИЯ

Meto Jovanovski Macedonian Helsinki Committee ul. Milo Hadzzivasilev-Jasmin 18/1/16, 91 000 Skopje tel/fax: (389-91) 118 553, 206 244, fax: 119 073

МОЛДОВА

Marin Guzun Bar Association of the Republic of Moldova International Bureau Legal Assistance «GMV» 98 St. 31 August 1989, Office 409, 408 2012 Kishinev tel/fax: (373-2) 248 944, 246 989 mguz-gmv@cni.md

ПОЛЬША

Andrzej Rzeplinski The Helsinki Fundation for Human Rights ul. Bracka 18 m. 62 00 028 Warsaw tel/fax: (48-22) 8281008, 8286996, 826 9650, 826 9875 rzepa@nov.iem.pw.edu.pl rzepa@hfhrpol.waw.pl

РОССИЯ

Борис Пустынцев Гражданский Контроль Малая Конюшенная, 5 191186, С.-Петербург тел: (7-812) 325 8915, 272 3876, тел/факс: (7-812) 325 8915 citwatch@infopro.spb.suu

РУМЫНИЯ

Manuela Stefanescu Romanian Helsinki Committee Calea Victoriei nr 120 Bucharest — Sector 1 tel/fax: (40-1) 3124 528, 3124 443 apadorch@apador.sfos.ro manuela@apador.sfos.ro

СЛОВАКИЯ

Martin Buzinger Milan Simecka Fundation, Law Faculty, Comenius University Bratislava tel: (42-7) 323 628, 326 579, 326 015 fax: (42-7) 326 002 buzinger@flaw.uniba.sk

СЛОВЕНИЯ

Primoz Sporar Legal & Informational Center for NGOs Metelkova 6 1000 Ljubljana tel: (386-61) 132 3358, 132 3364 fax: (386-61) 134 3181 primoz@soros.si primoz@usa.net

США

Kate Martin Center for National Security Studies 2130 H St., NW, Suite 701 Washington DC 20037 tel: (1-202) 994 7060 fax: (1-202) 994 7005 cnss@gwu.edu cnss@nicom.com

УКРАИНА

Евгений Захаров Харьковская правозащитная группа а/я 10430 61002, Харьков тел: (380 572) 437 477 тел/факс: (380 572) 436 455 root@khghr.kharkov.ua

ЧЕХИЯ

Pavel Bilek Czech Helsinki Committee P.O. Box 4 119 00 Prague 1 — Hrad Jeleni 5/199 tel: (420-2) 2437 2336, 2051 5188 tel/fax: (420-2) 2437 2335 helsincz@helsincz.anet.cz

ШВЕЦИЯ

Gerald Nagler Swedish Helsinki Committee Kommakargatan 9B IH 11140 Stockholm tel: (46-8) 7918 445 fax: (46-8) 7918 448 Info@shc.se

ЭСТОНИЯ

Aadu Oll Estonian Institute for Human Rights Tonismagi 2, Tallinn EE 0001 tel: (37-2) 249 6923 fax: (37-2) 631 1239, 249 6815 ininst@venus.nlib.ee

ЭКСПЕРТЫ

PETER KLERKS,
P.O. Box 11178
NL- 1001 GD Amsterdam,
The Netherlands

Prof. IAN LEIGH,
Department of Law, University of Durham, 50 North Bailey Durham DH1 3ET, United Kingdom, fax: +44 191 374 2044, ian@leigh63.freeserve.co.uk

Prof. LAURENCE LUSTGARTEN,
Faculty of Law, University of Southampton, Hight Field,
Southampton SO17 1Bt, United Kingdom, fax: (00 44) 1865 513935,
L.Lustgarten@soton.ac.uk

Prof. DENNIS TOELLBORG,
Dept. of Law, School of Economics and Law, Gеteborg University, Vasagatan 1,
S-41180 Gеteborg, Sweden,
tel. (31-7) 7331287,
fax. 734454,
Dennis.Toellborg@handels.gu.se
 
СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ КОНСТИТУЦИОННОЙ ДЕМОКРАТИИ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ИНТЕРЕСЫ
 
Ежеквартальный бюллетень финансируется институтом «ОТКРЫТОЕ ОБЩЕСТВО», программами PHARE и TACIS и фондом Форда

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори