пошук  
версія для друку
16.05.2004

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В УКРАИНЕ И 50-ЛЕТИЕ ВСЕОБЩЕЙ ДЕКЛАРАЦИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

   

Пресс-релиз Харьковской правозащитной группы
8 декабря 1998 г.


Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ) была принята и провозглашена Организацией Объединенных Наций (ООН) в ответ на ужасы Второй мировой войны 10 декабря 1948 г. Этот документ, содержащий основные права и свободы человека, лег в основу международной системы защиты прав человека. 50-летие ВДПЧ широко отмечают во всем мире, в том числе и в нашей стране.

За пышными юбилейными торжествами как-то призабыли о том, что Украина не голосовала за принятие ВДПЧ, как другие 48 государств (она воздержалась вместе с Польшей, Чехословакией, СССР, Белоруссией, Саудовской Аравией, Южной Африкой и Югославией), что вплоть до конца 80-х годов ВДПЧ скрывалась властями СССР от своих граждан, а машинописные копии ВДПЧ отбирались при обысках как антисоветские материалы, что сами права человека советскими юристами объявлялись "буржуазными выдумками" и что, наконец, ВДПЧ во многом носит характер компромисса между либеральной концепцией прав человека, в основе которой идея свободы (права человека - зоны, свободные от государственного регулирования), и патерналистской моделью обеспечения государством хорошей жизни своим поданным, базирующейся на коллективных правах. В Декларацию были включены некоторые социальные гарантии типа "права на оплачиваемый периодический отпуск", которые, вообще говоря, к правам человека имеют весьма косвенное отношение.

Приняв ВДПЧ и ратифицировав затем международные пакты ООН 1966 г. о гражданских и политических правах и о социальных, экономических и культурных правах, имеющие уже юридическую силу для ратифицировавших их стран, правительства взяли на себя обязательство соблюдать права человека, гарантированные этими пактами. Однако они оказались не в состоянии выполнить эти обязательства, прежде всего потому, что источник нарушений прав человека - само правительство. И если государство не встречает отпора со стороны гражданского общества, защищающего права человека, нарушения становятся все более массовыми и масштабными.

Даже беглый анализ изменения ситуации с правами человека в Украине за десять лет убедительно, на наш взгляд, показывает справедливость такой оценки для нашей страны. Молодое, вначале еще вполне лабильное государство затем стало закостеневать во все более неприятном для основной массы людей варианте: оно все больше занято обслуживанием власть имущих при все более растущем безразличии к судьбе всех остальных и все большей агрессии по отношению к тем, кто высказывает недовольство складывающейся системой отношений. Украинское общество становится все более жестоким: наша страна - один из мировых рекордсменов по количеству смертных приговоров, по относительному количеству заключенных, пытки во время предварительного следствия - распространенное явление, говорить о независимости и справедливости нашего суда трудно, наоборот, независимые эксперты считают, что половина судебных решений - несправедливы. Я уже не говорю о социальных и экономических правах, провозглашенных в ВДПЧ и зафиксированных в нашей Конституции: право на достаточный уровень жизни, на социальную защищенность выглядят просто издевательством...

В целом положение с правами человека в последние два года существенно ухудшилось. Можно наблюдать, как постепенно усиливаются очень опасные для прав человека тенденции. Во-первых, усилилось административное давление государства, его агентов, желание детально регламентировать жизнь в какой-либо сфере, что существенно ограничивает свободу личности. А желание избавиться от этого регламентирования вызывает к жизни все более изощренные административные процедуры и методы наказания. Во-вторых, обострилась политическая борьба, в которой противоборствующие силы применяют, мягко говоря, нецивилизованные методы, используют силовые структуры для победы над оппонентами. Это приводит к увеличению произвола и безнаказанности правоприменительных органов с одной стороны и к усилению чувства незащищенности всех - с другой. В третьих, все шире становится засекречивание, замалчивание, ограничение доступа к официальной информации. Недавний нормативный акт, позволяющий руководителям органов исполнительной власти ставить гриф "ДСП" на свои документы, - вопиющее нарушение свободы информации. Он фактически узаконивает постепенно сложившееся положение, когда государственные органы действуют как собственники официальной информации, ставя гриф "тайно", "целиком тайно", "для служебного пользования" на документы со сведениями, которые никак нельзя засекречивать. Это создает большую опасность для прав человека, ибо только информированное общество может выполнить одну из своих главных функций - контроль над дейсвтиями органов государственной власти. К сожалению, гражданское общество в Украине слабое, пассивное и не выполняет надлежащим образом эти функции. В-четвертых, налицо желание прибрать к рукам средства массовой информации, сделать их ручными и послушными. Возбуждение Киевской городской прокуратурой уголовного дела за клевету против Сергея Рахманина за недавнюю публикацию в газете "Зеркало недели" - вопиющее, из ряда вон выходящее давление на прессу. Хотя бы относительная свобода прессы - одно из главных завоеваний последнего десятилетия находится - сейчас под находится сейчас под угрозой.

Вот еще примеры, свидетельствующие об угрозе превращения Украины в полицейское государство. Бывший министр юстиции Сергей Головатый заявил летои в интервью радио "свобода", что в Украине существуют государственные киллеры. Через несколько недель было покушение на жизнь известного оппозиционного политика и журналиста Сергея Одарича, заявившего, что он не имеет никаких связей с бизнесом, и что у него есть только один оппонент, кому это было бы выгодно - Президент Кучма. По нашим наблюдениям, эти заявления не вызвали никакой реакции властных структур и общества, не последовало никаких комментариев и опровержения. Как же это можно расценивать?

Второй пример. Газета "Политика" (номер 19 от 20.05.98) напечатала письмо (с грифом "тайно") Генеральной прокуратуры в некоторые районные прокуратуры Киева с указанием привлечь к ответственности по определенным статьям Уголовного кодекса против газет "Правда Украины", "Всеукраинские ведомости", "Киевские ведомости", "Политика", "Сiльськi вiстi", "Товариш", "Комунiст","МЫ" за разглашение сведений, которые дискредитируют, компрометируют и позорят Президента Украины как главу государства и гражданина, по результатам проверки материалов, которые поступили из Администрации Президента. И хотя тон многих статей из оппозиционных изданий не выдерживает критики, такие действия Администрации Президента и Генеральной прокуратуры нельзя квалифицировать иначе, как удушение свободы слова.

Нельзя не видеть, что у нас существует политика двойных стандартов в отношении прав человека: одни - для международного сообщества, другие - для своих граждан. Об этом свидетельствует, например, история с отменой смертной казни. Вопрос о лишении полномочий делегации Украины в Парламенской Ассамблее Совета Европы (ПА СЕ) рассматривался не потому, что у нас выполнялись смертные приговоры, а потому, что это делалось в нарушение обязательств нашей власти: первые лица государства дали обещание ввести мораторий на смертные казни и не сделали этого. Недавно выпущенный Комитетом по правовым вопросам и правам человека СЕ документ о выполнении Украиной обязательств, данных при вступлении в СЕ, констатирует, что выполнено только одно: принята новая Конституция. О наличии двойных стандартов свидетельствует также отсутствие публикаций текстов международных договоров по правам человека, участником которых является Украина, в офифиальных источниках права, таких, как например, "Ведомости Верховной Рады". Это и является одной из главных причин отсутствия прецедентов использования судами международных соглашений в области прав человека. Ранее мы возражали коллегам, которые полагали, что это делается нарочно, думали, что просто не хватает свободных средств, денег и т.д. Теперь мы видим, что мы ошибались.

И вообще, честно говоря, вновь появляется хорошо знакомое ощущение враждебности государства к человеку, забытого уже противопоставления "мы" - "они". Не хочется снова ощущать себя диссидентами, однако именно так постепенно начинаешь думать.

Что же делать? По нашему мнению, все-таки иного пути для общественных организаций, кроме диалога с органами власти сейчас не существует. Главная обязанность государства по Конституции - реализация прав человека, они декларированы как одна из высших ценностей, и это является основой для объединения усилий государственных и негосударственных институций. Тем более, что бывшей монолитности сейчас нет. В любом государственном учреждении можно найти людей, которые искренне хотят выполнить эту обязанность. Нельзя также утверждать, что у нас в стране с правами человека во всем плохо. Украина - одна из наиболее толерантных стран в Европе по отношению к национальным меньшинствам и беженцам, есть определенные признаки позитивных изменений в судебной системе, можно наблюдать, что руководство МВД всерьез обеспокоено распространением пыток и жестокого обращения и хочет исправить ситуацию, можно привести и другие позитивные примеры. Но в целом положение с правами человека существенно ухудшилось.

Права человека - это имунная система организма общественной жизни. Если пренебрегать имунной системой, давить ее, то организм начинает постепенно болеть и умирать. Политический режим, который нарушает права человека все больше и больше, рано или поздно обречен на поражение. Нам всем необходимо понять, что или Украина будет постепенно превращаться в демиократическую страну, в которой права человека реально выполняются, или ее вообще не будет, ибо внутренние противоречия будут накапливаться и в конце концов разорвут страну, как это случилось с СССР.

И в этой борьбе за демократию и соблюдение прав человека Всеобщая декларация по-прежнему является путеводителем, "заданием, к выполнению которого должны стремиться все народы и все государства".

В течение октября 1998 г. - марта 1999 г. положение с правами человека в Украине существенно ухудшилось. Усиливались опасные для прав человека тенденции в государственной политике, наблюдавшиеся и ранее:

усилилось административное давление государства на личность во всех сферах и прежде всего экономической;

политическая борьба перешла в стадию уничтожения части оппозиционных к Президенту и правительству политических сил, при этом использовались спецслужбы;

засекречивание, ограничение доступа к информации, ранее вводившееся тихой сапой, получило закрепление на уровне нормативных актов;

контроль за масс-медиа стал еще более жестким и беспардонным.

Рассмотрим события, связанные с темами проекта.

A. Security services. Parliamentary oversight

Политические процессы в Украине в конце 1998 - начале 1999 года проходили под знаком будущих президентских выборов в октябре 1999 г.: в целом их можно охарактеризовать как политику мер по обеспечению вторичной победы Президента Л.Д.Кучмы. Было развито беспрецедентное давление на парламент и оппозиционную партию "Громада" с целью лишить лидера фракции этой партии и бывшего премьер-министра Украины Павла Лазаренко депутатской неприкосновенности. В СМИ была развязана мощная пропагандистская кампания, где он до суда назывался преступником, вором и т.д. Генеральная прокуратура, ведшая следствие, не смогла представить Верховному Совету убедительных доказательств виновности Лазаренко, тем не менее он был лишен депутатского иммунитета и спасся от ареста бегством в Грецию и затем в США, где попросил политического убежища.

Органы внутренних дел были активно задействованы в Крыму, где под лозунгом борьбы с коррупцией и недопущением криминалитета к валсти были репрессированы несколько депутатов Верховного Совета Крыма, мэры нескольких городов и ряд других руководящих работников. В целом можно сказать, что в Крыму обладатедем реальной власти становится милиция. Министр внутренних дел Юрий Кравченко заявил, что фронтальные проверки подобные крымским будут проведены во всех крупных регионах страны и в Киеве. Следует отметить, что нарушения сегодня можно найти у любого чиновника и что обвинить в нарушении законодательства можно любого предпринимателя, а вот меры принимаются далеко не к каждому. Вообще, провести грань между политикой и криминалом уже давно стало невозможно, они взаимно дополняют друг друга.

Органы СБУ используются в делах об организованой преступности, где суммы хищений особенно велики. Показательна история с приватизацией одного из гигантов украинской промышленности - Николаевского глиноземного завода, где столкнулись интересы различных финансово-промышленных групп, пытающихся как можно дешевле приобрести пакет акций. СБУ несколько раз открывала и закрывала уголовное дело по факту незаконной приватизации.

Совет по национальной безопасности и обороне Украины подготовил законопроект, предполагающий обязательное декларирование источников уставного фонда учредителями СМИ при их регистрации. Министерство информации дополнило его распоряжением, которое запрещает в нарушение Закона "О печатных органах массовой информацию (прессу) в Украине" регистрацию СМИ физическими лицами.

Спецслужбы использовались также для разгрома оппозиционных изданий. Закрытие газеты "Полiтика" описано ниже в разделе D. Главный редактор оппозиционной газеты "Правда Украины" Александр Горобец был арестован и помещен в Киевское СИЗО за попытку изнасилования сотрудницы редакции газеты. Дело это более, чем сомнительно, Горобец полностью отрицает свою вину, он и его близкие считают дело сфабрикованным. Следствие закончено, и в середине марта дело передано в суд. В Днепропетровске областной прокуратурой было открыто уголовное дело против главного редактора областной газеты "Собор" и директора 11 телеканала Владимира Ефремова, обвиненного в финансовых махинациях по совершенно надуманным причинам, а сам журналист был помещен в СИЗО, но под давлением общественности мера пресечения была азменена на подписку о невыезде. Все эти СМИ финансировались партией "Громада".

В течение октября 1998 г. - марта 1999 г. реализовывался Указ Президента Украины номер 1033 от 16.09.98 о создании Государственных акционерных компаний (ГАК) "Украинское телевидение и радиовещание" и "Украинское издательско-полиграфическое объединение". ГАК "Укртелерадио" было образовано на базе Национальной телекомпании Украины, Национальной радиокомпании Украины, концерна радиовещания, радиосвязи и телевидения. В ГАК "Укрполиграфиздат" силком загнали все государственные издательства (за исключением двух) и все государственные полиграфические предприятия (всего 56 учрждений), лишив многие из них статуса юридического лица. При этом областные комитеты по информации (бывшие органы цензуры) проверили адреса немногочисленных негосударственных типографий и уточнили место размещения полиграфического оборудования, находящегося в собственности тех совсем немногих негосудаственных структур, которые занимаются издательской деятельностью. В Харькове чиновник, позвонивший в нашу организацию по этому вопросу, откровенно сказал, что дано задание Министерства информации о такой проверке. А после уточнения адреса последовала проверка налоговой инспекции, ставящая целью установить, для чего используется полиграфическое оборудование. Президентский Указ и эту акцию невозможно расценить иначе, как установление контроля исполнительной власти над электронными СМИ и полиграфическими предприятиями перед президентскими выборами.

Верховна Рада приняла в штыки Указ номер 1033, усмотрев в нем перетягивание одеяла власти Президентом и Кабинетом министров на себя. 23 декабря 1998 г. она приняла Постановление об Указе Президента, подготовленное Комитетом по свободе слова и информации, в котором справедливо, на наш взгляд, утверждалось, что Указ нарушает ряд статей Конституции и многие нормы нескольких законов. Верховная Рада предложила Президенту отменить Указ, однако Указ отменен не был. Тогда Верховна Рада потребовала от Кабмина информацию о состоянии дел в информационной сфере и, заслушав ее, приняла 16 февраля новое Постановление (номер 430) "О деятельности Кабинета Министров Украины, других органов государственной власти по обеспечению свободы слова, удовлетворению информационных потребностей общества и развитию информационной сферы в Украине". В Постановлении отмечалось, что "при участии органов исполнительной власти, Генеральной прокуратуры и некоторых судов распространяется практика преследования оппозиционных и других критически настроенных относительно органов исполнительной власти СМИ и их руководителей", что "разными способами фактически осуществляется политическая цензура" и что "структурная перестройка государственного телевидения и радиовещания, издательско-полиграфической отрасли на принципах монополистической корпоратизации разрушительна". В Постановлении признана также "недостаточность собственных усилий и настойчивости в деле законодательного обеспечения информационной сферы, формирования государственной информационной политики и осуществления парламентского контроля за деятельностью Кабмина и других органов исполнительной власти по реализации этой политики". В то же время в Постановлении содержались нападки на хакеров, распространителей вирусов и порнопродукции в электронных сетях (в качестве примера приводилась сеть FidoNet) и требования к органам исполнительной власти обеспечить контроль в информационной сфере. Постановлением предусмотрено создание временной специальной следственной комиссии Верховной Рады "для проведения расследования вопросов о состоянии дел, характере и направленности мер Кабмина, центральных органов исполнительной власти, прокуратуры и судебной практики, соблюдения законности в информационной сфере Украины, разработки предложений и рекомендаций по выводу ее из кризиса". Этой комиссии и СБУ поручено, кроме того, дать заключение "о наличии и возможном использовании информационных технологий, пригодных для создания вредного психологического воздействия на подсознание человека". В Постановлении содержится также положение об ускорении разработки проектов основ государственной информационной политики, законов об информационном суверенитете и информационной безопасности и других законов.

Продолжается тенденция централизации руководства различными спецслужбами. Как сообщил автору отчета эксперт парламентского Комитета по национальной безопасности и обороне, подготовлен законопроект о внесении изменений и дополнений в Закон Украины "О государственной тайне", предполагающий расформирование Госкомитета по охране государственных секретов и технической защите информации и передачу этих вопросов в ведение СБУ. Текст законопроекта раздобыть пока не удалось.

B. Wiretapping

14 декабря 1998 г. был подписан Указ Президента Украины "О мерах по усилению контроля за разработкой, изготовлением и реализацией технических средств негласного получения информации", в котором устанавливается, что разработка, изготовление и реализация специальных технических средств (в том числе иностранного производства) для снятия информации с каналов связи, других средств негласного получения информации возможны только при наличии лицензии, выданной в порядке, предусмотренном 4 статьей Закона Украины "О предпринимательстве". А в середине января 1999 г. Верховная Рада приняла дополнение к этому Закону, устанавливающее, что лицензии выдает СБУ. В интервью, данном зам. начальника СБУ генералом-лейтенантом Владимиром Пристайко по этому вопросу, он сказал, что такие предложения СБУ давало еще в 1991 году, однако они не были учтены. В 1994 году дополнения, аналогичные нынешним, были приняты и до декабря 1997 г. СБУ выдавало такие лицензии, однако потом лицензирование было отменено и СБУ вновь добилось права выдавать лицензии, поскольку масштабы использования тайной слежки негосударственными структурами становятся все больше, и притом эти деяния практически остаются безнаказанными. Еще в 1996 г. СБУ был подан законопроект об административной и уголовной ответствености за незаконное использование технических средств негласного получения информации, однако до сих пор он Верховной Радой не рассмотрен. Лицензирование также необходимо для проведения СБУ экспертизы разрабатываемых средств, потому что могут быть придуманы такие волны, которые будут угнетать волю человека и вредить его здоровью.

C. Access to information

Доступ к информации о деятельности органов власти существенно ограничивается из-за жесткого контроля СМИ, прежде всего оппозиционных. В качестве инструментов для давления используются судебные иски о защите чести и достоинства с несуразно огромными суммами возмещения морального ущерба и уголовные дела о клевете. По данным бывшего министра юстиции Сергея Головатого, в 1998 году за клевету было осуждено 123 человека, семь из них было лишено свободы. Исков к журналистам о защите чести и достоинства еще больше. К сожалению, суды чаще всего удовлетворяют иски, разоряя газету и журналиста. Как заявил председатель Верховного Суда (ВС) Украины Виталий Бойко, нельзя допускать, чтобы издания закрывались в результате проигранных дел. Необходимо законодателю принять закон о граничных размерах возмещения морального ущерба и более четко высказатьcя по этому вопросу Пленуму ВС. Следует отметить, что председатель коллегии ВС по гражданским делам Петр Шевчук опротестовал решение о возмещении ущерба газетой "Киевские ведомости" министру внутренних дел Юрию Кравченко из-за несоразмерно большой суммы ущерба - четыре миллиона гривень (примерно один миллион долларов).

27 ноября 1998 г. Кабинет Министров Украины утвердил Постановлением номер 1893 "Инструкцию о порядке учета, хранения, сберегания и использования документов, дел, изданий и других материальных носителей информации, содержащит конфиденциальную информацию, которая является собственностью государства". Эта Инструкция нарушает ст.34 Конституции, в которой сказано, что ограничения свободы информации устанавливаются законом. Понятие конфиденциальной информации, являющейся собственностью государства, нигде в законодательстве не определено, в статье 30 Закона "Об информации" органы государственной власти и местного самоуправления не упоминаются в качестве владельцев, распорядителей или пользователей конфиденциальной информации.

В соответствии с п.2 Постановления центральные и местные органы исполнительной власти и органы местного самоуправления должны разработать в шестимесячный срок и ввести в действие перечни конфиденциальной информации, являющейся собственностью государства, этой информации присваивается гриф "Для служебного пользования" (ДСП). Кто конкретно, исходя из каких критериев, решает, какие сведения являются конфиденциальными, а какие - нет, Инструкция не определяет. Будут ли доступны сами перечни, из Инструкции также неясно, тем более, что каждое ведомство может иметь свой перечень. Однако ясно, что, согласно п.3 Постановления, выполнять Инструкции должны не только органы власти, но и предприятия, учреждения и организации независимо от форм собственности. Теперь опять в полную силу заработают режимно-секретные подразделения (РСП) - печально известные первые отделы.

В перечни может войти не только информация, которая создается самим органом власти, но и информация, которая находится в его распоряжении и пользовании (п.1 Инструкции). Таким образом, любая информация, попавшая в государственный орган, может быть по желанию его руководителя объявлена конфиденциальной, о чем создатель этой информации может даже и не догадываться.

Согласно п.5 Инструкции, документы органов законодательной власти, высших органов исполнительной власти и судебной власти, вышедшие в свет в 1991 году и позже без грифа ограничения доступа, но не опубликованные в официальной печати, рассматриваются как материалы, содержащие сведения ограниченного распространения с грифом "ДСП".

Условия хранения, размножения и рассылки документов с грифом ДСП не менее жесткие, чем для документов, содержащих сведения, составляющие государственную тайну: регистрация и уничтожение всех черновиков и варинатов документов, запрет на обозначение фамилий и даже должностей руководителей организации и т.д. (п.п. 17-28 Инструкции).

Ознакомление представителей СМИ с документами с грифом ДСП разрешается только по письменному разрешению руководителя организации в каждом конкретном случае и только после рассмотрения этого вопроса экспертной комиссией, которая принимает письменное решение о целесообразности передачи документа журналисту. Только по письменному разрешению руководителя, подготовленного после письменного решения комиссии, сотрудники канцелярии, РСП и других структурных подроазделений выдадут нужный документ. Представляется, что вероятность получения журналистом информации с грифом ДСП очень мала, тем более, что отвественность за разглашение конфиденциальной информации несет руководитель органа, ее выдавшего, а не журналист.

Что такое экспертная комиссия, кто в нее входит, каков регламент ее работы - из текста Инструкции неясно. Из текста Инструкции видно только, что в ее состав входят "сотрудники канцедярии, РСО и других структурных подразделений".

П.32 Инструкции предписывает дела с несекретными документами относить к категории с грифом ДСП, если среди документов, входящих в дело, хотя бы один документ имеет гриф ДСП. Таким образом, может быть ограничен доступ фактически к любой информации.

О страхе органов власти перед свободным распространением информации ярко свидетельствуют пункты 51 и 52 Инструкции, которыми предписывается документы, дела и издания с грифом ДСП, которые не имеют научную и историко-культурную ценность и утратили практическое значение, уничтожать, но перед этим в обязательном порядке измельчить так, чтобы их было невозможно прочесть.

К сожалению, критических выступлений в адрес создателей Инструкции практически не было.

Ограничен теперь и доступ к информации, находящейся в распоряжении ВС. В конце февраля постановлением президиума Верховного Суда было утверждено Положение об информационной деятельности ВС Украины. Согласно этому Положению публикация постановлений пленума ВС в негосударственных СМИ, а также данных об анализе судебной статистики, обобщений судебной практики, судебных решений в печатных СМИ и других печатных изданиях разрешается только с письменного согласия председателя ВС или его заместителей на условиях, определенных в соглашении между ВС Украины и СМИ или другим печатным изданием. ВС рассматривает информационные запросы о доступе к официальным документам и запросы относительно предоставления письменной или устной информации. Решение по этим запросам принимает председатель ВС или его заместители в соответствии сл си.32-34 Закона "Об информации". Однако податели запроса возмещают расходы, связанные с выполнением запросов относительно доступа к официальным документам и предоставлением письменной информации, а порядок и размеры оплаты устанавливается президиумом ВС.

D. Right to a Fair Trial when Official Secrets are Involved

6 октября решением Печерского районного суда г. Киева по иску заместителя Генерального прокурора был прекращен выпуск газеты "Полiтика" в связи с публикацией статьи главного редактора газеты Олега Ляшко "Шпионский роман-2", содержащей сведения, составляющие государственную тайну. Суд опирался при этом на экспертное заключение государственного эксперта по вопросам государственной тайны. Ввиду того, что ст.46 Закона Украины "Об информации" запрещает распространение таких сведений, а из ч.1 ст.3 Закона "О печатных средствах массовой информации (прессу) в Украине" следует, что СМИ не могут быть использованы для публикации такой информации, председатель Печерского районного суда Николай Замковенко удовлетворил иск.

Следует заметить, что п.5 ст.42 Закона о прессе освобождает редакцию газеты и журналиста от ответственности за разглашение тайн, охраняемых законом, если эти сведения не были получены незаконным путем. Еще в январе 1998 г. следственное управление СБУ уведомило Ляшко об отказе в возбуждении против него уголовного дела за разглашение государственной тайны ввиду отсутствия в его действиях состава преступления. Однако суд не принял во внимание это обстоятельство.

Решение о прекращении выпуска газеты принималось судом в отсутствие представителей газеты. Журналисты узнали, что их газета закрыта только 8 декабря, через два месяца после вынесения решения суда. О полном всестороннем, объективном учете всех обстоятельств дела в данном случае говорить не приходится, так же, как и о равенстве сторон в судебном процессе, о состязательности и вообще о реализации права на защиту.

В решении суда сказано, что представитель ответчика в судебное заседание повторно не явился, о дне слушания дела ответчик оповещался своевременно и, поскольку точное местонахождение ответчика на день рассмотрения дела неизвестно, суд счел возможным рассмотреть дело "за останнiм вiдомим мiсцем знаходження позивача". Судья Н.Замковенко направлял повестку по юридическому адресу газеты, а не ее фактическому адресу, указанному в выходных данных газеты, хотя, имея ряд номеров газеты, вполне мог обеспечить явку ответчика.

12 января 1999 г. председатель коллегии по гражданским делам Верховного Суда Украины Петр Шевчук вынес протест на решение Печерского районного суда, и дело должно рассматриваться вновь. 9 февраля Петр Шевчук приостановил действие решения о закрытии газеты, однако первый номер "Полiтики" в 1999 г. вышел только 12 марта, поскольку издательство "Пресса Украины, печатающее тиражи всех киевских газет, отказалось продолжить сотрудничество с оппозиционной газетой, и редакции с трудом удалось найти типографию, согласившуюся печатать тираж.

Дело о закрытии газеты по иску Генпрокуратуры будет заново рассматриваться в другом районном суде - Московском.

Параллельно тот же судья Николай Замковенко рассматривает дело по обвинению Олега Ляшко в клевете и злоупотреблении служебным положением за публикацию в "Полiтике" четырех статей, в которых он якобы оклеветал бывшего (в момент публикации) исполняющего обязанности премьер-министра Василия Дурдинца, ныне главы Национального бюро расследований, генерала милиции налачльника Одесского областного управления Ивана Григоренко и еще одного жителя Одессы.

E. Проект Кримiнального кодексу (КК) України

Принятие нового Уголовного кодекса (УК), соответствующего нормам международного права в области прав человека, было одним из обязательств, данных Украиной при вступлении в Совет Европы в ноябре 1995 года. Работа над проектом продолжается уже шесть лет, он принят Верховной Радой в первом чтении и подготовлен ко второму чтению. К сожалению, мы вынуждены констатировать, что проект ориентирован на дальнейшее ужесточение уголовно-правовой политики, сохраняющей со времен СССР выраженный репрессивный характер. Сравнение особенных частей проекта и действующего УК показывает, что проект более жесток, хотя представляется очевидным, что ужесточение наказания не влияет на рост преступности. Проект содержит большое количество статей, криминализирующих деяния, которые целиком могли бы охраняться мерами гражданско-правовой или дисциплинарной или административной ответственности. Приведем только один пример, такую себе мечту фискальных органов: статья 194 _ "ухилення вiд надання фiнансово-господарчих документiв". Проект содержит явные анахронизмы, заставляющие вспомнить о великом вожде и учителе всех народов, например, статью 108 "Вредительство" из раздела "Преступления против основ национальной безопасности Украины" с абсолютно сталинской формулировкой и санкцией от 6 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества. В дальнейшем ограничимся рассмотрением тех статей проекта УК, которые связаны с темами проекта "Security Services in a Constitutional Democracy".

На наш взгляд, статьи 104, 105, 109 раздела "Преступления против основ национальной безопасности Украины" необоснованно ограничивают freedom of expression.

Стаття 105 "Державна зрада" майже дослiвно повторює статтю 56 чинного КК (яка, в свою чергу багато в чому повторює склад зради Батькiвщини з КК радянських часiв): "Державна зрада, тобто дiяння, умисно вчинене громадянином України на шкоду суверенiтету, територiальнiй цiлiсностi та недоторканностi, обороноздатностi, державнiй, економiчнiй чи iнформацiйнiй безпецi України: перехiд на бiк ворога в умовах воєнного стану або в перiод збройного конфлiкту, шпигунство, надання iноземнiй державi, iноземнiй органiзацiї або їхнiм представникам допомоги в проведеннi пiдривної дiяльностi проти України". "Допомога в проведеннi пiдривної дiяльностi" є не що iнше, як необгрунтоване обмеження свободи слова i свободи iнформацiї: в умовах вiдкритого суспiльства громадяни мають природну можливiсть вiльно спiлкуватися iз зарубiжними органiзацiями та приватними особами у будь-якiй сферi. Кримiналiзувати такi дiї можна тiльки у випадку, коли йдеться про насильство або заклики до насильства. Ту ж саму ваду - порушення свободи слова i свободи iнформацiї _ має стаття 104 "Посягання на територiальну цiлiснiсть i недоторканнiсть України": говорити можна тiльки про насильницькi дiї, вчиненi з метою змiни територiї або державного кордону й публiчнi заклики чи розповсюдження матерiалiв iз закликами до вчинення таких дiй. Вiдсутнiсть слова "насильницькi" повинне одразу виводити такi дiї з-пiд сфери застосування кримiнального права. Тому в такому виглядi ст.104 стає безглуздою: з сепаратизмом не можна боротися кримiнально-правовими заходами. Не витримує критики i стаття 109, яка визначає шпигунство. Окрiм "передавання або збирання з метою передавання iноземнiй державi, iноземнiй органiзацiї або їхнiм представникам вiдомостей, що становлять державну чи вiйськову таємницю" шпигунством є ще й "передавання або збирання за завданням iноземної розвiдки iнших вiдомостей для використання їх на шкоду iнтересам України". З погляду мiжнародно-правових стандартiв про freedom of expression збирання та поширення будь-якої iнформацiї, котра не виголошена таїмною, мають бути визнанi правомiрними незалежно вiд мотивiв, якими керувалася особа, збираючи iнформацiю. I взагалi, хiба слiдчi i суддi мають визначати, в чому полягають iнтереси України?

За такою ж причиною некоректна i стаття 304 "Передавання iноземним органiзацiям вiдомостей, що становлять службову таємницю": "передавання або збирання з метою передавання iноземним органiзацiям або їх представникам економiчних, науково-технiчних або iнших вiдомостей, що становлять службову таємницю, особою, якiй цi вiдомостi були довiренi або стали вiдомi по службi чи роботi - карається обмеженням волi на строк до трьох рокiв або позбавленням волi на строк вiд двох до п’яти рокiв з позбавленням права займати певнi посади чи займатися певною дiяльнiстю на строк до трьох рокiв або без такого". Незрозумiло, про якi вiдомостi йдеться в цiй статтi, бо українське законодавство взагалi не визначає, що таке службова таємниця. Оскiльки в Українi сьогоднi будь-який керiвник органу виконавчої влади може поставити гриф ДСК фактично на будь-який документ, збiр будь-якої iнформацiї, яка знаходиться в розпорядженнi органiв державної влади i мiсцевого самоврядування може стати кримiнальним.

Наказание за деяния, предусмотренные в статье 304 ужесточено по сравнению с действующим УК, в котором предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет или исправительные работы на срок до двух лет или штраф до пяти с половиной официально установленных минимальных размеров заработной платы. Следует заметить, что по сравнению с действующим УК увеличены также санкции за разглашение государственной тайны ("от 2 до 7 лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без такого" вместо "от 2 до 5 лет лишения свободы"), за утрату документов, содержащих государственную тайну ("от двух до пяти лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такого" вместо "от 1 до 3 лет лишения свободы") и за нарушение тайны переписки, телефонных разговоров, телеграфных и иных сообщений, которые передаются способами связи (исправительные работы на срок до одного года или арестом на срок до одного года вместо исправительных работ на срок до одного года). В последней статье появилось также "совершение тех же действий должностным лицом" с мерой наказания - ограничение свободы на срок до трех лет, чего нет в действующем УК. Появилась также новая статья "Посягательство на честь и достоинство Президента Украины": "оскорбление Президента Украины при исполнении им своих полномочий или по поводу их исполнения, а также клевета на Президента Украины караются ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до семи лет". На наш взгляд, эта статья оставляет много возможностей для произвола и может привести к серьезным нарушениям свободы слова. Заметим, кстати, что в статье "Клевета" мера наказания в виде лишения свободы сроком до пяти лет в проекте УК сохранена, что представляется анахронизмом: в странах, считающих себя цивилизованными, журналисты не лишаются свободы даже за клеветнические статьи.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори