пошук  
версія для друку
26.05.2004
джерело:
("Хадашот", г. Киев, № 15, февраль 2004 г.)

Укрощение строптивых: антисемитизм как PR-стратегия

   

Вячеслав Лихачев:

Казалось бы, выполнение юридических норм в тех случаях, когда они совпадают с морально-этическими, совершенно естественно и не требует комментариев. Например, самоочевидно наказание вора: все понимают, что воровать-то, в общем, нехорошо, о чем и сказано прямым текстом и в Декалоге, и в Уголовном кодексе. Однако несложно представить жизненную ситуацию, в которой вокруг жегловской максимы «вор должен сидеть в тюрьме» относительно какого-либо конкретного случая может развернуться целая полемика. Особенно легко это можно вообразить, если допустить, что речь в том случае идет о политике. Сколько копьев можно сломать, обсуждая проблему, не является ли то или иное «дело о воровстве» компроматом или попыткой устранить политического конкурента!..

Точно так же недопустимость разжигания межнациональной вражды и пропаганды ксенофобии понимают в современном мире все порядочные люди — по крайней мере, в той его части, что претендует на эпитет «цивилизованный». Однако последние недели средства массовой информации и политически активные граждане Украины бурно обсуждают, стоило ли в одном конкретном случае государству, наконец, выполнить свою обязанность и пресечь антисемитскую пропаганду или же делать этого не следовало.

Попробуем разобраться в этом непростом деле. А начать, как мне кажется, следует издалека...

Как все начиналось

И кто бы еще недавно мог подумать, что проблему: «что такое антисемитизм и как с ним бороться» в Украине» станут обсуждать не только евреи, и даже не только узкий круг украинских интеллигентов, искренне озабоченных межнациональным и межконфессиональным диалогом, но и ведущие масс-медиа страны, и случайные попутчики в транспорте!.. Однако после того, как 28 января было вынесено судебное решение о закрытии газеты «Сільські вісті», новости о борьбе с антисемитизмом и комментарии «по поводу» стали первополосными материалами. Что же произошло? Почему «еврейский вопрос» вдруг стал столь актуален? И чем это чревато для еврейской общины Украины?

Еще несколько лет назад казалось, что антисемитизм не только не играет сколько-нибудь заметной роли в политической жизни независимой Украины, но и вообще вытеснен из общественно-политического сознания. Отдельные его проявления не только не создавали ни для кого реальной угрозы, но и не были заметны вообще. Сравнение украинской ситуации с положением в соседних странах — скажем, в Польше или в России — отчетливо демонстрировало, что для Украины антисемитизм не является реальной проблемой. О стереотипе «украинцы — нация антисемитов» не забыли лишь потому, что слишком долго и старательно обращали внимание на новые способы его опровержения. Антисемитские публикации, конечно, были. Но что такое одинокий оголтелый львовский «Ідеаліст» по сравнению с десятками подобных российских изданий?..

Возможно, конечно, это из дня сегодняшнего картина недавнего прошлого видится столь идеальной, потому что ситуация постепенно изменилась. Примерно два или чуть больше года назад антисемитизм вновь стал предметом общественных дискуссий в Украине. Если не принимать в расчет единичные его проявления, типа нападения подростков на синагогу, (у нас нет данных, которые позволяли бы связывать подобные инциденты с конкретной пропагандой), то можно сказать, что изменения в сложившееся положение внесла вдруг прорезавшаяся «гражданская позиция» Межрегиональной академии управления персоналом и лично Георгия Щекина — президента данного вуза.

МАУП, крупнейший негосударственный вуз страны, является довольно заметным участником социально-политических процессов. Во-первых, чисто количественно речь идет о десятках филиалов и структурных подразделений и десятках тысяч студентов. Во-вторых, МАУП заметен на рынке печатной продукции — как своими книгами, так и газетно- журнальной продукцией (журнал «Персонал» и газета «Персонал+»). И, наконец, с МАУПом ассоциируются многие влиятельные лица — начиная от тех, чьи фамилии фигурируют (или, по крайней мере, фигурировали) в списках попечительского совета или перечне членов редсовета журнала «Персонал», и заканчивая теми, кто — по слухам — неформально покровительствует вузу. Относительно политических пристрастий ректора тоже ходят разные версии: хотя в последнее время он однозначно высказывается в пользу лидера оппозиции Виктора Ющенко. Говорят, что у г-на Щекина хорошие отношения и с представителями парламентского большинства. При этом издания МАУПа подхалимствуют перед самыми разными политическими силами (например, перед объединенными социал-демократами), а потому совершенно невозможно понять, с кем из политического бомонда у Академии действительно есть какие-то контакты, а кто на самом деле даже не подозревает, что является искренним другом МАУП.

Где-то с конца 2001 года г-н Щекин вдруг начал активную пропаганду против сионизма и государства Израиль, плавно перешедшую в самую громкую антисемитскую кампанию за всю историю независимой Украины.

МАУПовские регалии стали получать известные во всем мире антисемиты — например, американец Дэвид Дьюк. В самой Академии и вокруг нее сформировался круг пропагандистов, специализирующихся на антисемитской тематике. Среди них — Василий Яременко, директор Института культурологических и этнополитических исследований, созданного в МАУПе специально «под него», Николай Сенченко, Игорь Хижняк, Сергей Белоконь, Сергей Логвинов, Валерий Лапикура. Антисемитская агитация ведется со страниц МАУПовских изданий: упомянутых журнала (с февраля 2002 г.), газеты (с декабря 2002 г.) и книг, а также в ходе различных мероприятий, конференций и круглых столов, которые проводит Академия. Среди прочей макулатуры, изданной в серии «Библиотечка МАУП», — книга В.Яременко «Євреї в Україні сьогодні: реальність без міфів».

Шквал возмущения, охвативший еврейскую общественность, не имел для МАУПа никаких последствий. Попытки юридически пресечь антисемитскую пропаганду провалились: например, киевская прокуратура в возбуждении уголовного дела против Щекина отказала. Более того, Академия выиграла дела по защите чести и достоинства против газеты «Столичные новости» и журнала «Корреспондент», которые в своих публикациях указывали на расистский и антисемитский характер МАУПовской пропаганды.

Причины щекинской антисемитской кампании, скорее всего, лежат в финансовой области. Наблюдатели отмечали совпадение сроков появления «антисионистской» агитации на страницах «Персонала» и установления тесных контактов между руководством МАУПа и некоторыми арабскими организациями и государствами. В Академии быстро был построен Арабский центр, резко выросла численность студентов из ближневосточных мусульманских стран. Среди спонсоров-партнеров МАУПа называют посольство Ливии, представительство Палестинской автономии и несколько негосударственных арабских организаций.

Но это, на самом деле, неважно. Как не важно и то, являются ли Щекин и компания на самом деле антисемитами или просто честно отрабатывают арабские деньги. По-настоящему национальный масштаб скандал приобрел с распространением МАУПовской агитации на страницах газеты «Сільські вісті».

Не умеешь летать — не выпендривайся...

Итак, профессор МАУПа В.Яременко с годичным промежутком публикует в «Сільських вістях» две статьи, одна из которых представляла собой реферат его книги «Євреї в Україні сьогодні: реальність без міфів». Как выяснилось позже, профессор покупал газетные полосы под свои тексты, но при этом материалы почему-то не были помечены в качестве рекламных.

Первая статья называлась «Міф про український антисемітизм» и была опубликована 15 ноября 2002 г. Основная идея материала проста, как три копейки: украинцы хорошо относятся к евреям, и никакого антисемитизма в стране нет — зато есть сионисты, захватившие власть и угнетающие простой украинский народ. Прошу прощения перед читателями, но приведу несколько цитат из той публикации, дабы сомнений в ее характере не возникало. «З українського боку бачимо підлабузництво, загравання або схиляння перед фінансовими та ідеологічними розбійниками з єврейського табору»; «ця так звана національна меншина відзначається надзвичайною агресивністю, що становить величезну загрозу національній безпеці України»; «то це вже зобов’язує ставити питання, з ким і проти кого працюють в Україні лідери організованого єврейства як політичної організації, що домагається влади над багатомільйонним українським народом, нищить культуру, освіту, спорт, здійснює русифікацію в Україні у безпрецедентних масштабах». И так две полосы.

Реферат яременковской книжки «Євреї в Україні сьогодні: реальність без міфів» появился на страницах «Сільських вістей» 30 сентября 2003 года. Опять-таки: ничего нового или неожиданного, ранее г-ном Яременко невысказанного. Например, про средства массовой информации: «Пишуть про що завгодно, але не відповідають на питання, чи нормально, що всі засоби масової інформації в одних єврейських руках, фінанси, провідні галузі народного господарства — в єврейських руках і т.д... Українці повинні знати, що інформаційний простір України цілковито в єврейських руках і що всі ми споживаємо інформаційну продукцію із єврейської ідеологічної кухні... Українська преса б’є тривогу: сіоністські засоби масової інформації деморалізують український народ».

Дальше все выглядело просто. Международный антифашистский комитет подал иск на редакцию газеты «Сільські вісті» в связи с публикацией двух статей В.Яременко. И 28 января 2004 г. Шевченковский районный суд г. Киева на открытом судебном заседании под председательством судьи Ирины Сапрыкиной принял решение о закрытии газеты.

Что имеем в «сухом остатке»? Прорыв антисемитизма со страниц маргинальной прессы на полосы наиболее тиражного издания Украины ознаменовался беспрецедентным судебным решением о закрытии последнего. Стало быть, добродетель торжествует, порок наказан? Еврейская община (а в равной степени любое другое национальное меньшинство) отныне может рассчитывать на судебную защиту от распоясавшихся шовинистов? Да нет, все отнюдь не так просто... И на пользу ли евреям сложившаяся ситуация — тот еще вопрос, к которому я вернусь ниже.

Пока же задамся иным вопросом: почему «Сільські вісті» закрыли? Потому, что газета опубликовала две антисемитские статьи? Но ведь вызвавшие бурю возмущения тексты Яременко ранее уже публиковались без малейших последствий для автора, издания и выпускающей организации в равной мере! «Сільські вісті» публиковали только одну антисемитскую статью за год, а в «Персонале» подобной пакостью переполнен каждый номер...

Наконец, речь идет об относительно умеренных материалах: подумаешь, профессор Яременко утверждает, что государство должно контролировать, сколько в «еврейских руках» банков, газет и телеканалов!.. А вот есть в Украине газета «Ідеаліст», программной задачей которой является тотальная депортация евреев из страны, а в качестве отдельных «перехлестов» и прямые призывы к насилию встречаются... «Ідеаліст» неоднократно пытались закрыть... А закрыли, в итоге, почему-то «Сільські вісті»!

Но Б-г с ним, с «Ідеалістом»..., хотя вряд ли с ним — Б-г. А вот где логика, когда из двух изданий, публикующих один текст, закрывают именно то, которое раз в год делает перепечатку, к тому же за деньги?! Есть, правда, на этот вопрос официальный ответ. Мол, «Сільські вісті» читают на порядок больше людей, чем какой-то «Персонал» (про который, если б не шумиха вокруг антисемитских материалов, вообще бы никто не знал), а стало быть, ответственность на газете лежит на порядок большая. Ладно, допустим..., хотя можно и возразить: одно дело, если вы лишаете своего любимого чтива пару тысяч антисемитов (потому что в издании основная масса материалов посвящена «еврейскому вопросу»), но совсем другое — если без газеты остаются сотни тысяч селян, читавших и любивших свою газету отнюдь не из-за дважды мелькнувших сентенций профессора Яременко. Получается, что сходит с рук одним, зато «на полную катушку» ставится в вину другим. Отчего же одно издание оказалось в роли Юпитера, а другое — в роли быка?..

Руководство газеты категорично утверждает, что издание закрыто именно из-за своей оппозиционности и критики Президента. По их мнению, сторонники действующей исполнительной власти давно пытаются закрыть «Сільські вісті» и только искали подходящий повод: то через налоговые службы подкатывались, то еще как-то... Что ж, это в самом деле может объяснить вышеописанный парадокс Юпитера и быка.

Только как-то не хочется гневно клеймить двойной стандарт. На ум приходит анекдот о том, как во время нелицеприятного разговора боксер ломает челюсть собеседнику, потому что он «ка-ак откроется слева»... Вот и «Сільські вісті», очевидно, «открылись слева». Но кто ж вам виноват, господа оппозиционеры, кто ж заставлял-то вас публиковать антисемитскую бредятину, пусть даже за деньги? И зачем публиковать письма в поддержку антисемитской бредятины? А уж если публикуете, то после не жалуйтесь. И не прикрывайтесь полученными от Яременко деньгами: очевидно ведь, что если бы в глубине души не сочувствовали, то и не закрывали бы глаза на явно антисемитские пассажи. И хотя бы по тому, с каким жаром на суде доказывали, что все описанное в статье — правда, можно подумать, что не так уж глубоко в вашей душе запрятаны симпатии к юдофобам. Видимо, соблазн сорвать сомнительные дивиденды от ставки на низменные чувства самого темного, как выражались раньше, «незрелого, политически неграмотного» электората оказался сильнее здравого смысла. Так что нечего теперь на власть пенять, сами виноваты...

Вполне очевидно, что антисемитская кампания такого масштаба не должна была остаться незамеченной и ненаказанной. Может быть, проблему следовало бы решить по-иному, может, следовало бы обязать газету опубликовать опровержение, оштрафовать издание, вынести предупреждение, рекомендовать уволить главного редактора «за несоответствие»... Действительно, если речь идет о газете с полумиллионной аудиторией, не стоит рубить с плеча. С другой стороны, если это даже был явный или неявный «заказ сверху», значит, власти наконец-то отреагировали (хотя и неуклюже) на антисемитский эпизод, создав прецедент, после которого, глядишь, и с «Персоналом» воевать будет проще.

Итак, резюмировать ситуацию вроде бы можно следующим образом. Власть жестко и решительно подавила начатки антисемитской пропаганды — что, безусловно, хорошо. Сделано это было только в силу политической конъюнктуры и не самым лучшим образом — что, безусловно, плохо. Могут быть разные точки зрения насчет того, в какой мере «хорошо» перетягивает «плохо».

А если все-таки «заказ»?

Но если присмотреться к ситуации еще внимательнее, то оптимизм пропадает совсем. После закрытия «Сільських вістей» в информационном пространстве страны началось нечто фантасмагорическое. На защиту газеты встали все оппозиционные политические силы. В заявлении, распространенном социалистами, говорилось, что закрытие издания, фактически, самих же социалистов есть «продуманий хід Адміністрації президента, щоб створити сум’яття у суспільстві, розпалити міжетнічну ворожнечу, а потім сказати, що єдиним гарантом стабільності є Леонід Кучма». В том же ключе высказываются и другие участники антипрезидентского блока: ведь «Сільські вісті» были не просто крупнейшим общественно-политическим изданием, но изданием оппозиционным... Заявления и коллективные письма посыпались, как из рога изобилия. Комитет по свободе слова Верховной Рады, подконтрольный «Нашей Украине», воззвал к Парламентской ассамблее Совета Европы, умоляя обуздать «диктатуру», убивающую свободу слова под «надуманными предлогами».

Надо сказать, что сам способ защиты оппозиционерами пострадавшей газеты крайне неприятен. Да, Виктор Ющенко, конечно, сказал, что газете неплохо было бы извиниться, хотя ее закрытие — явно неадекватная мера. Но в совместном официальном заявлении фракций СПУ, БЮТ и «Наша Украина» в Верховной Раде говорится обратное: «Стаття, яка стала приводом для закриття популярного видання, може бути предметом наукового і громадського обговорення». Научно обсуждать, является ли этническое меньшинство значительной угрозой национальной безопасности?! Понятно, что оппозиции ничего не остается, кроме как отрицать юдофобский характер статьи, не может же она признаться в сочувствии антисемитизму! Но ведь это, ни много ни мало, ведет к легитимизации антисемитизма в глазах социума, раз наиболее авторитетные в стране политические силы не видят в яременковских статьях ничего зазорного...

Читатели «Сільських вістей» поняли все правильно: их любимую газету закрывают евреи! Например, в одном коллективном письме, опубликованном 29 января, утверждалось, что «обурливий факт використання суду для переслідування українського патріотичного вченого й опозиційного до влади видання ще раз підтверджує справедливість пересторог щодо підступів міжнародного сіонізму проти України, її історії, культури, духовності, державності в цілому». В таком объеме, такими тиражами антисемитизм еще не выплескивался на нашу читательскую публику, как после злополучного решения суда!!!

Так что же вся эта история может означать? Посмотрим на проблему в широком политическом контексте. Вспомним, что в стране идет предвыборная кампания... Выскажу свои — и только свои — личные соображения. Называйте это конспирологией, но я не исключаю того, что яременковские материалы изначально были подсунуты в «Сільські вісті» с провокационной целью. Редакция на провокацию поддалась (что, конечно, отнюдь не говорит в ее пользу) и за это поплатилась. Но на этом этапе провокация еще необязательна — «Сільські вісті» и сами могли «открыться слева». А вот дальше разыгрывается сценарий, при котором любой ход оппозиционеров ухудшает их положение. Позволят тихо «съесть» «Сільські вісті» — хорошо, потому что оппозиционеры лишатся трибуны, продемонстрируют отсутствие воли к борьбе. Начнут защищать — еще лучше: защищать-то им придется антисемитов, стало быть, и сами антисемитизмом запятнаются, а этого нынче ой как не любят на Западе! Это — классический прием качественного «черного» PR: не распространять компромат на оппонента, а при всех поставить его в такую ситуацию, что ему ничего не останется, кроме как скомпрометировать самого себя. Оппозиция начала вести себя по наихудшему сценарию. Маховик заработал.

Что же до еврейской общины, то в таком контексте вся история для нее ничего хорошего не сулит. Помимо того, что, по мнению многих, руками евреев ведется избирательная кампания (что само по себе вызывает гнев и раздражение, например, у тех же подписчиков «Сільських вістей», которые шлют в редакцию гневные письма), так еще и средством дискредитации оппозиции стала небывалая антисемитская кампания, последствия которой будут сказываться еще долго. Евреев как бы «подставили» под перекрестный огонь. Как политолог, я не могу не оценить изящества операции. Но до чего же все это гнусно!..

* * *

В итоге, еврейская община очутилась в тяжелейшем положении. Приветствовать решение суда — значит, в глазах значительной части общества ассоциировать себя с борьбой против оппозиции и свободы слова. Осудить закрытие газеты — значит, не признавать материалы типа яременковскихантисемитскими, т.е. легитимизировать подобную точку зрения. И это на фоне нарастающей антисемитской кампании, да еще в преддверии президентских выборов, которые, несомненно, дадут немало поводов для использования антисемитизма как PR-стратегии

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори