пошук  
версія для друку
06.06.2004

Огляд публікацій української преси (1 - 30 травня 2004 р.)

   

Проблеми правозахисту

События 2003 года свидетельствуют, что Украина отдаляется от настоящей демократии, утверждается в отчете американской правозащитной организации «Freedom House» («Дом свободы»), обнародованном на минувшей неделе

Новый отчет назван «Страны на перекрестке», и цель его, как сказала исполнительный директор «Freedom House» Дженифер Винсдор — привлечь внимание международного сообщества к тому, что определенные страны нуждаются в помощи.

В перечне таких стран их 30, есть и одна-единственная европейская — это Украина. Ее нынешний путь к демократии еще не является необратимым, говорится в отчете. Страна приближается к утверждению политической системы, обслуживающей узкие интересы небольшой группки олигархов, которых объединяют похожие авторитарные политические идеи и общие экономические интересы.

Отчет «Дома свободы» анализирует деятельность власти в области гражданских свобод, верховенства закона, прозрачности и борьбы с коррупцией, подотчетности власти. В Украине во всех этих сферах словесные и юридические обязательства страны не воплощены на практике, говорится в украинском разделе отчета.

В конце 2003 года, сказано в документе, возникла серьезная обеспокоенность относительно возможности изменения власти в Украине. Она была вызвана предложениями президента Леонида Кучмы о конституционных изменениях. Эти предложения, по мнению некоторых аналитиков, являются попыткой Кучмы сохранить власть.

Так же беспокоит правозащитников и проблема свободы средств массовой информации в Украине. Власть и ее союзники имеют почти тотальный контроль над общегосударственными радио и телеканалами. И без того гнетущий климат для объективной и независимой журналистики еще усилили темники из президентской администрации, отмечено в отчете.

Результатом стал замкнутый круг: без настоящей свободы прессы и верховенства закона Украине недостает государственных и частных механизмов, которые позволили бы справиться с хронической коррупцией. Слабое же уважение к верховенству закона подрывает способность Украины следовать гражданским и политическим правам и принципу свободы прессы.

Пока Украина не воплотит демократическую практику и верховенство закона, будет откладываться ее членство в сообществе демократических государств, как и ее интеграция в европейские и международные структуры и связанные с нею выгоды, предупреждает в своем отчете Freedom House.

Нынешнее положение еще не является необратимым, но недавние попытки президента Кучмы изменить конституционную и политическую систему в свою пользу могут иметь самые глубокие последствия для будущего Украины, подчеркивают правозащитники.

Украина стоит на краю потери самых элементарных признаков демократии, ей угрожает опасность превратиться в авторитарную политическую систему, которая будет обслуживать небольшой привилегированный класс, делается вывод в отчете «Дома свободы».

(“Зеркало недели”, №14, 10-16 апреля 2004 г.)

 

 

На прошлой неделе активисты 82-х общественных организаций со всей Украины съехались в Киев на Форум правозащитников «Права человека на выборах»

Мероприятие проводилось с целью выработки стратегии дальнейшего сотрудничества между различными правозащитными организациями, координации их действий в преддверии президентских и парламентских выборов.

На Форуме обсуждали проблемы, связанные с защитой избирательных прав граждан, не только наши соотечественники, но и правозащитники из России, Белоруссии, Молдавии. Своим присутствием Форум почтили уполномоченный Верховного Совета Украины по правам человека Нина Карпачева, председатель Института открытого общества Джордж Сорос, представители государственных органов, посольств, донорских организаций.

Лейтмотивом всех выступлений стала констатация необходимости общественного контроля за соблюдением прав и свобод человека на Украине. Отмечалось, что следует не только искоренять пагубные явления, ущемляющие права человека, но и предупреждать их, не допуская принятия проектов нормативных актов, ограничивающих свободы граждан.

На сегодня уже действуют около 100 гражданских приемных, где оказывается юридическая помощь малоимущим, проводится образовательная работа по правам человека среди школьников и студентов. Но перед выборами разрозненные усилия правозащитников должны быть объединены и удвоены.

(«Юридическая практика», №14, 6 апреля 2004 г.)

 

 

Однією з проблем України Геннадій Удовенко назвав тортури

На зустрічі з начальником управління з прав людини британського МЗС Джоном Бенджаміном голова парламентського комітету з питань прав людини і національних меншин Геннадій Удовенко заявив, що Україна прагне налагодити контакти з Великобританією для подальшої співпраці в галузі дотримання прав людини.

Удовенко нагадав, що Україна підтримала Європейську конвенцію прав людини і ухвалила рішення про скасування смертної кари. При цьому важливим досягненням для України є ухвалення закону про громадянство, що дозволило вирішити питання надання громадянства кримським татарам. Водночас однією з проблем України Удовенко назвав тортури. За його словами, українські правоохоронні органи знущаються над затриманими для того, щоб забезпечити високі показники розкриття злочинів. Удовенко також зазначив, що новий глава МВС підтримав позицію комітету з прав людини і знизив показник необхідного розкриття злочинів

(“Поступ”, м. Львів, 6 травня 2004 р.)

 

 

Права и свободы в проекте УПК

Светлана ИВАЩЕНКО, «Юридическая практика»:

12 мая с.г. в Региональном центре Академии правовых наук Украины прошли общественные слушания «Права человека и основные свободы в проекте Уголовно-процессуального кодекса Украины», организаторами которых выступили Совет украинских правозащитных организаций и Харьковская правозащитная группа при поддержке Международного фонда «Відродження». В мероприятии приняли участие представители правозащитных организаций, юристы, работавшие над проектом, а также те, кого не оставляет равнодушными проблема прав и свобод человека в уголовном процессе. Кроме того на рассмотрение общественности были представлены работы юристов, не принявших участие в слушаниях.

Основное внимание участники уделили доктринальным подходам к проекту Уголовно-процессуального кодекса, редакция которого утверждена Комитетом по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности для второго чтения. В частности, адвокат Аркадий Бущенко, эксперт Харьковской правозащитной группы, высказал мнение, с которым согласилось большинство: «Проект — шаг на два века назад. В нем заложена идеология преследования прав и свобод человека, превалирует инквизиционное начало». А на Украине уголовный процесс должен быть не обвинительным, а состязательным.

Прежде всего протест у правозащитников вызвали предполагаемые проектом длительность и формализация процесса, отсутствие максимальных сроков проведения досудебного следствия и содержания под стражей, сужение прав защитника в уголовном процессе, недостаточность регламентации аспектов ограничения прав и свобод человека, введение чрезмерно сложной системы государственного контроля. Все это приведет к усложнению уголовного процесса. Поставлен также вопрос о необходимости отмены института доследования как позволяющего продолжать расследование при недостаточности доказательств вины.

По итогам этих общественных слушаний будут разработаны предложения к народным депутатам по поводу изменения редакции проекта.

(«Юридическая практика», №20, 18 мая 2004 г.)

 

 

Уповноважений з прав людини Ніна Карпачова офіційно звернулася до Леоніда Кучми

Уповноважений із прав людини звернулася з офіційним листом до Президента України про порушення в Мукачеві права на працю працівників бюджетних установ за політичною ознакою. 28 чоловік було звільнено тимчасовою адміністрацією Мукачева після видання президентського указу у грудні минулого року. Ці люди звернулися за захистом своїх прав до Карпачової й під час особистого прийому повідомили, що управлінням освіти і науки Закарпатської ОДА та управлінням освіти, сім’ї, молоді та спорту Мукачівського міськвиконкому на керівників навчальних закладів, які були звільнені, чинився відвертий тиск із метою примусити їх написати заяви про звільнення за власним бажанням. При цьому представниками місцевої влади не було висловлено жодної конкретної претензії до роботи цих керівників. Такі дії місцевої влади, на думку представників трудових колективів і батьків учнів, є продовженням кадрової «чистки» в бюджетних установах Мукачева управлінням освіти облдержадміністрації. Усі, хто був звільнений, були причетні до виборів міського голови Мукачева 29 червня 2003 року, працюючи у складі дільничних виборчих комісій. Накази про звільнення працівників бюджетних установ свідчили про упереджений та протизаконний їхній характер. Відповідь, яка надійшла за підписом міністра освіти і науки України В. Кременя, носила формальний характер із відсилкою на матеріали, надані управлінням освіти і науки Закарпатської ОДА, яке й є причетним до звільнення цих працівників. На підставі ст. 101 Конституції України з метою поновлення трудових прав працівників бюджетних установ Ніна Карпачова звернулася до Кучми з проханням взяти під особистий контроль це питання, надати відповідні доручення, щодо поновлення порушених прав працівників і вжити заходи, щодо унеможливлення у майбутньому таких протиправних дій.

(“Старий Замок”, м. Мукачеве, № 39-40, 20-26 травня 2004 р.)

 

СУДОВІ СПРАВИ

Содержание под стражей — нарушение прав человека или пробелы в законодательстве?

Константин Шестопалов, «Юридическая практика»:

В редакцию нашей газеты поступила информация, что в одном из райцентров Одесской области более года незаконно содержатся под стражей два человека, против которых возбуждено уголовное дело по статье 121 Уголовного кодекса Украины. В конце 2002 года местный суд вынес постановление об избрании меры пресечения обвиняемым в виде содержания под стражей сроком на 2 месяца. По истечении данного срока суд его не продлил. Тем не менее подсудимые продолжали содержаться под стражей. Дело поступило в суд только в марте 2003 года, но судья, опять-таки, не продлил срок, а оставил в силе меру пресечения. Защитник не раз обращался в различные инстанции с прошением об освобождении из-под стражи своих подзащитных, но ситуация не изменилась. Хотя согласно статье 156 Уголовно-процессуального кодекса Украины (УПК) орган дознания, следователь, прокурор и начальник места досудебного заключения в день окончания срока содержания под стражей обязаны освободить из-под стражи обвиняемого, срок содержания под стражей которого не продлен постановлением судьи. Но действительно ли это нарушение закона?

Комментируя данную ситуацию, партнер адвокатской компании «Агеев, Бережной и партнеры» Виктор Агеев отметил, что в районных центрах Украины наблюдается «сращивание» различных органов государственной власти: милиции, прокуратуры и суда. Поэтому, когда защитник подает судье жалобу на бездействие прокурора либо начальника места досудебного заключения, судья не рассматривает ее, мотивируя свой отказ тем, что подобные жалобы должны рассматриваться при слушании дела. А слушание дела в суде иногда откладывается в течение длительного периода. В подобных случаях Виктор Агеев порекомендовал обращаться в суд в гражданском порядке с иском на бездействие начальника места досудебного заключения. Юрисконсульт адвокатской компании «Правис» (г. Киев) Роман Дрожанский посоветовал обращаться к Уполномоченному по правам человека в Верховном Совете Украины, а также обратил внимание на возможность изменения подсудности через ВСУ.

Адвокат Андрей Федур (АК «Федур»), которого, по его словам, тоже незаконно содержали под стражей, считает, что за свои права нужно бороться, а на их нарушение нужно обращать внимание различных парламентских комитетов и прессы.

По мнению адвоката Ярослава Зейкана, закон не содержит четкой нормы относительно данной ситуации. Так, в статье 156 УПК речь идет о сроках содержания под стражей во время досудебного расследования, но сроки приостанавливаются, если дело передается в суд. УПК не предусматривает сроков содержания под стражей, если человек «числится за судом». Таким образом, «числясь за судом», человек может содержаться под стражей вплоть до вынесения приговора, а ожидание такового может растянуться на годы. Защитнику остается лишь обращаться к судье с ходатайством об изменении меры пресечения.

Итак, в уголовном процессе существует реальная проблема. Предусматривая сроки содержания под стражей во время досудебного расследования, УПК не предусматривает таковых во время рассмотрения дела в суде. К сожалению, в проекте УПК эта проблема не разрешена. И пока данный пробел будет иметь место в законодательстве, будут нарушаться права человека.

(«Юридическая практика», №7, 17 февраля 2004 г.)

 

 

Наприкінці жовтня 1998 року львів’янці Ользі Стахів стало погано. Жінка здала аналізи – й у неї виявили якусь хворобу

Богдан Мазур:

Лікарі порадили детальне обстеження. Пані Ольга з чоловіком Ярославом поїхали у Львівський обласний онкологічний центр на вул. Броньовій. Результат – наче грім з ясного неба – рак шийки матки першого ступеня.

Медики запропонували негайну операцію та запевняли прибите горем подружжя в її високій ефективності. Лікар провела чоловіка та жінку палатами й показувала недужих, яким уже тричі робили схожі операції. За її словами, безпеку пацієнтці гарантують.

Ольга Стахів до останнього дня була вдома та ходила на роботу. Лише ввечері напередодні операції прибула в лікарню на необхідні уколи. Настав ранок...

Її чоловік довго чекав у лікарняному коридорі, години здавалися йому вічністю. Раптом з операційної вибігла лікар із криком: “Зупинка серця!!!” Туди подалися троє її колег.

Пан Ярослав кинувся до начмеда та головного лікаря. Однак останній не пішов поглянути, що ж трапилося з хворою. Це зробив начмед, який запевнив, що роботу серця відновлено. Він звелів панові Ярославу терміново поїхати в аптеку № 22 (пл. Ринок), щоб придбати необхідні ліки. Пан Стахів не їхав до площі Ринок у своєму авто – він мчав. Коли повернувся з ліками, то побачив велику метушню. Запитав, що трапилося. Ескулапи відповіли, що все добре. Але насправді було зовсім не так. Хворій погіршало. Медики вирішили, що трапився внутрішній крововилив – і зробили повторну операцію. Але це нічим не зарадило. О 23.00 панові Стахіву сказали, що його дружині не жити... Можна собі лише уявити горе чоловіка та його трьох доньок, коли вони дізналися про смерть дружини та матері. І де ж та “гарантія”, що її давали шановні лікарі?!

Львів’янин вирішив вивести медиків на чисту воду. Впродовж шести років колишній підполковник міліції та заступник начальника Франківського райвідділу Ярослав Стахів наполегливо намагається через представників Феміди домогтися відшкодування моральних збитків від медиків на суму 100 тисяч гривень. За цей час провели три медичні експертизи, відбулося понад 20 (!) судових засідань. “Свого часу я звернувся у прокуратуру Франківського району з проханням порушити кримінальну справу, – каже він. – Її тричі порушували та тричі закривали. Але наполягатиму й далі. Шість років марно вимагаю у прокуратурах і судах пред’явити нормативний документ, який підтверджує правильність проведення цієї операції”.

Які помилки вбачає пан Стахів у діях лікарів? Передовсім ідеться про моральний бік справи. Адже чоловікові, який довірив скальпелю хірурга життя коханої жінки, ніхто не висловив навіть співчуття з приводу її втрати. А по-друге, самі дії хірургів. “Моїй дружині поставили неправильний діагноз зі самого початку! – Емоційно розповідає пан Ярослав. – За життя в неї нібито був рак шийки матки першого ступеня. А при розтині тіла виявили низку хвороб. Чому їх не діагностували при житті дружини?! Ще одне: жінка втратила літр крові. Їй не ввели жодного грама кровозамінника, хоча мали б – згідно з правилами! Це зробили лише близько п’ятої години вечора. 4-5 годин лікарі нічого не робили для того, щоб поновити об’єм циркулюючої крові в організмі”.

Колишній полковник міліції всерйоз узявся за вивчення медичної літератури. І з подивом виявив, що при важких операціях на годину в організм хворого слід вливати літр фізрозчину. За його словами, жінці влили цього розчину вдвічі менше. “Моя дружина потрапила на операційний стіл із нестачею крові в організмі, – продовжує чоловік. – Спочатку слід було провести повну діагностику, але цього не зробили. Також не поповнили недостатнього обсягу крові, їй не ввели необхідної кількості фізрозчину. Але найгірше те, що дружину взяли на операцію через годину після інтенсивного опромінення. Але в медичних книгах написано, що оперувати можна через декілька днів після цього”.

Минулого понеділка у Франківському районному суді під головуванням Тараса Онишкевича відбулося чергове слухання цієї справи. Позивач – Ярослав Стахів, відповідачі – двоє старших лікарів Львівського обласного онкологічного центру (з етичних міркувань не називатимемо їхніх прізвищ – “Газета”). Однак у залі суду вони однозначно відмовилися надати “Газеті” коментар. Мовчав і представник відповідача. Лише дав зрозуміти, що всі питання не до нього....

Ярослав Стахів у своїй палкій промові наголосив на помилках медиків, які перелічено вище. Він домагається проведення чергової судмедекспертизи. Однак суд відхилив це клопотання. На думку судді п. Онишкевича, немає підстав сумніватися в достовірності попередніх експертиз.

“Це рішення незаконне”, – заявив пан Стахів. І почав вимагати від медиків довести, наскільки правомірними були їхні дії щодо пацієнтки. “Покажіть мені нормативний документ, який підтвердить ваше право саме так провести операцію!” – звернувся він до жінок-онкологів. Однак вони цього документа не пред’явили. Потім ще довго тривали гарячі дебати, врешті, все закінчилося тим, що львів’янинові відмовили у відшкодуванні моральних збитків.

Однак він не має наміру здаватися, планує подати на апеляцію й домогтися порушення вже не цивільної, а кримінальної справи. “На місці моєї дружини може опинитися будь-хто, – переконаний Ярослав Стахів. – Тому непрофесійні дії медиків, для яких закони не писані, треба припинити, і покарати винуватих! Я втомився від цієї тяганини. Настільки довів нормативну базу суду, що суд міг ухвалити рішення про порушення кримінальної справи, щоб медики відповіли згідно із законом”.

(«Львівська газета», 21 квітня 2004 р.)

 

 

До редакції «Юридичної газети» надійшов лист від громадянина Росії Олексія Симонова, який із 25 січня 2002 р. утримується під вартою в м. Севастополі

За три роки перебування під вартою Олексій Симонов написав кілька сотень скарг, звернень та клопотань до органів прокуратури, внутрішніх справ та суду, органів виконавчої влади, парламенту, Адміністрації Президента України, міжнародних правозахисних організацій, вказуючи на численні порушення процесуального законодавства, допущені під час розслідування та судового слідства. Проте дотепер вони не дали жодних результатів.

Олексія Симонова було затримано 25 січня 2002 р. співробітниками Гагарінського РВ УМВС України. У листі Симонов вказує на численні факти знущань та побоїв, вчинених співробітниками міліції під час дізнання. До того ж стосовно Симонова були порушені терміни утримання під вартою – постанову про притягнення його як обвинуваченого було винесено лише 31 січня 2002 р.

У результаті «вибитого» зізнання Олексія Симонова притягнули як обвинуваченого за ст.94 КК УРСР 1960 р., хоча до винесення постанови йому інкримінували злочин, передбачений ч.1 ст.93 КК УРСР. Зміна обвинувачення пояснювалася легко: розслідуванням справ за обвинуваченнями у вчиненні злочинів, передбачених ч.1 ст.93 КК УРСР, згідно із ст.112 КПК УРСР, має займатися прокуратура. Насправді ж розслідування від початку вів один і той самий слідчий Гагарінського РВ УМВС України. Таким чином, була порушена підслідність.

Пан Симонов наголошує й на інших суттєвих порушеннях: проведення слідчим слідчих дій без участі обвинуваченого, порушення строків ознайомлення з матеріалами справи, фабрикація матеріалів кримінальної справи. Одним із яскравих прикладів останньої є вага знаряддя вбивства, яка в протоколі огляду місця події зазначалася як «близько 40 кг», а по закінченні розслідування становила лише 12 кг. Зі справи також зникла значна частина документів, зокрема, заява Симонова про бажання змінити свідчення.

Врешті-решт 17 березня 2003 р. матеріали справи потрапили до прокуратури і 20 березня суд прийняв справу до розгляду. Залишається загадкою, яким чином порушення, допущені слідством, залишилися непоміченими прокуратурою Гагарінського району та міським Гагарінським судом м. Севастополя.

У ході судового слідства, за словами Олексія Симонова, також допущено значну кількість процесуальних порушень: порушено його право на захист, ознайомлення з матеріалами справи, подання заяв та клопотань. Терміни розгляди справи важко назвати розумними: у період з 4 лютого до 22 грудня 2002 р. у справі відбулося лише 11 судових засідань. Перерви між деякими з них становили від 2 до 3 місяців.

Під час судового розгляду справи Олексій Симонов звернувся до прокуратури м. Севастополя зі скаргою на дії слідчого Гагарінського РВ УМВС України. Відповідь прокуратури приголомшила: «На момент надходження скарги Б. звільнено з органів міліції та в його діях відсутній склад злочину, передбачений ч.1 ст.367 КК України, позаяк Б. не є посадовою особою».

Нині розгляд кримінальної справи в місцевому Гагарінському суді м. Севастополя триває, сподівання на справедливий судовий розгляд якої в Олексія Симонова все ж таки залишаються. «Юридична газета» планує продовжувати висвітлення перебігу подій у цій справі

(“Юридична газета”, №9, 14 травня 2004 р.)

 

 

РЕЛІГІЙНЕ ЖИТТЯ

Частка віруючих громадян в Україні відповідає середньоєвропейським показникам і становить 45-50%

При цьому кількість релігійних організацій та віруючих в Україні щорічно стабільно зростає на 3-5%, що також відповідає середньоєвропейським показникам. Про це заявив міністр юстиції Олександр Лавринович, за підсумками діяльності минулого року Державного комітету у справах релігій, що діє у підпорядкуванні Мінюсту.

Як повідомила прес-служба Мінюсту, впродовж минулого року кількість релігійних організацій, зареєстрованих в Україні, збільшилася на 1,2 тисячі. На 1 січня 2004 р. в країні було представлено 55 віросповідань, у межах яких діяли 29785 релігійних організацій.

За словами Олександра Лавриновича, як і раніше, домінантою релігійного життя в Україні є православ’я. Релігійні громади Української Православної Церкви, Української Православної Церкви Київського патріархату та Української Автокефальної Церкви становлять 52,2% від загальної кількості релігійних організацій. Водночас існує тенденція до зменшення їх питомої ваги.

Найвищі показники приросту кількості релігійних громад минулого року зафіксували у Вінницькій, Дніпропетровській, Житомирській, Київській, Кіровоградській, Полтавській, Хмельницькій, Черкаській, Чернігівській областях і в місті Києві.

Як повідомив міністр юстиції, торік спостерігалося стійке зростання осередків Свідків Єгови, Новоапостольської церкви та Церкви Ісуса Христа святих останніх днів (мормонів). На рівні 2002 р. залишилася чисельність громад Товариства свідомості Крішни та ще 18 релігійних напрямків. Як і в попередні роки, 50% прихильників цих релігійних організацій зосереджено в південно-східному регіоні країни.

Упродовж 2003 р. до 900 одиниць зросла кількість релігійних громад, створених національними меншинами. Майже половину з них становлять мусульманські громади – 467. Іудейські організації нараховують 240 одиниць, Закарпатська (угорська) Реформатська Церква – 112, Німецька Євангелічно-лютеранська Церква – 40, Вірменська Апостольська та Католицька Церкви – 24 громади. Функціонують також поодинокі етноконфесійні громади чехів, готів, корейців, шведів, в Автономній Республіці Крим – караїмів і кримчаків, а в Херсонській і Запорізькій областях – менонітів.

(«Львівська газета», 8 квітня 2004 р.)

 

 

ЕТНІЧНІ ПРОБЛЕМИ

Двоє арабів у Львові стали жертвами нападу з расистським підґрунтям. 36-річному лікареві-кардіологу з Ірану Аміру Кабіні переламали ногу в трьох місцях. Міліція розшукує нападників, однак без особливого успіху – такі злочини рідко розкривають. Ці випадки уже звично відносять до категорії “побутових”

Богдан Мазур:

Погожого квітневого вечора іранець Амір Кабіні разом зі своїм земляком Асхіном прогулювався поблизу гуртожитків медуніверситету на вулиці Пекарській. Обидва іноземці є фаховими лікарями. Амірові – 36 років, він – лікар-кардіолог. Три місяці тому приїхав до Львова і вступив до аспірантури. Тепер запитує себе: “Навіщо я сюди приїхав?!”

– Це трапилося ввечері, близько 19.00, – розповів “Газеті” Амір Кабіні. – До нас підійшли четверо “накачаних” хлопців. Запитали, звідки я. Я, на жаль, ще не дуже добре розмовляю українською, тому спочатку не зрозумів, про що йдеться. Але ті хлопці відразу ж напали на нас.

Амір і Асхін спробували втекти, але їх швидко наздогнали. Обох дуже побили, Амірові зламали ногу в трьох місцях. Арабів пограбували: в Аміра забрали куртку, мобільний телефон і гаманець, в якому було 200 грн. У 32-річного Асхіна – 500 грн.

Нині Амір Кабіні лежить у своїй кімнаті у третьому гуртожитку медуніверситету.

– Я приїхав сюди вчитися, – каже він. – Натомість лежу в ліжку. Просто жах, що тут відбувається! Я звертався в міліцію. І що? Вони прийшли, щось довго писали – і більше я їх не бачив.

– За короткий час навчання в нашому вузі він себе зарекомендував надзвичайно порядною, пунктуальною й обов’язковою людиною, – так охарактеризував Аміра Кабіні в розмові з кореспондентом “Газети” професор Орест Абрагамович, завідувач кафедри шпитальної терапії Державного медичного університету ім. Данила Галицького. – Він має великі плани щодо подальшої наукової роботи.

У Львові напади на арабів не поодинокі. “Газета” неодноразово писала про схожі випадки. Це, очевидно, стає звичним для нашого міста.

Товариш Аміра Кабіні, 26-річний гастроентеролог з Лівану Мухаммед Нажмеддін, став жертвою расистського нападу в лютому 2004 року.

– Поблизу клубу “Лялька” на мене накинулися одночасно декілька підлітків, які, схоже, уявили себе войовничими скінхедами, – розповів Мухаммед “Газеті”. Вони кричали “Чорні, їдьте звідси!”.

Внаслідок нападу арабський лікар отримав струс мозку.

У телефонній розмові з репортером “Газети” начальник ЛМУ УМВСУ Михайло Курочка повідомив, що з приводу побиття Аміра Кабіні вже порушили кримінальну справу. Однак детально коментувати пан Курочка відмовився, посилаючись на свою недостатню обізнаність у цій справі.

(«Львівська газета», 16 квітня 2004 р.)

 

 

Импровизированная похоронная процессия из 40 иностранных студентов прошла в Донецке по проспекту Ильича от медуниверситета до площади Ленина. Это было не только ритуальное шествие, но и протест против убийства индийского студента Мохаммеда Ахмеда Сартаджи

25-летнего пятикурсника Донецкого национального технического университета жестоко убили в минувший четверг в селе Коммунаровка Старобешевского района. Студенты несли плакаты и лозунги, на которых на хинди, арабском, английском и русском языках написали: "Мы хотим правосудия!", "Почему дискриминация?", "У вас есть право убивать меня?" и другие.

По информации пресс-секретаря прокуратуры Донецкой области Ирины Анкудиновой, тело студента было обнаружено в Коммунаровке в четверг вечером, в колодце у одного из частных домов — молодому человеку нанесли черепно-мозговую травму и ампутировали половые органы. Индус проживал в этом селе с 20-летней местной жительницей. По предварительным данным, в роковой день они сидели в гостях, что-то праздновали. В разгар веселья между Мохаммедом и 26-летним местным парнем возникла перепалка, они подрались. А спустя час тело индуса нашли в колодце. Подозреваемый в "умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью" задержан. Основные версии следствия — ревность или месть, но никак не расизм.

Представители землячеств иностранных студентов встретились с городскими властями Донецка, с которыми договорились "после праздников" провести совместное совещание по "этому и другим подобным фактам".

За последние несколько лет это третье убийство мусульманина. Все жертвы были женаты на украинках. Убийства пока не раскрыты.

(“Сегодня”, №95, 28 апреля 2004 г.)

 

 

Сразу после сообщения о зверском убийстве студента-иностранца в Донецке в СМИ появилась информация об аналогичном случае в Одессе

"Бритоголовые" якобы не только убили студента-суданца, но, как и в донецком преступлении, отрезали ему половые органы. Журналисты, поведавшие эту историю, ссылались на рассказы его товарищей — студентов-арабов, обучающихся в вузах портового города. На днях студенты провели акцию протеста с требованием принять меры по отношению к распоясавшимся "скинхедам".

В милицейском ЦОС Одесской области "Сегодня" сообщили, что информации об убийстве студента-суданца у них нет. Точно так же ответили в посольстве Судана, которое находится в Москве. Правда, наш собеседник сказал, что к ним время от времени обращаются студенты из Украины с жалобами на неонацистов. Проректор по международным связям Одесского медуниверситета Николай Аряев пояснил "Сегодня", что для проверки слухов об убийстве суданца они специально обращались в несколько правоохранительных инстанций. Но нигде эту информацию не подтвердили. По его словам, со студентами, проводившими акцию протеста, говорили правоохранители — они выслушали претензии и обещали разобраться с каждым упомянутым эпизодом.

Учитывая резонанс, сложившийся вокруг проблем одесских студентов, Президент Украины поручил МВД, Минобразования и Одесской обладминистрации провести проверку фактов хулиганства в отношении студентов, имевших место в Одессе. Кроме того, Леонид Кучма поручил принять неотложные меры, направленные на предотвращение подобных явлений, сообщила пресс-служба главы державы. Для изучения ситуации на месте в Одессу отбыл первый замминистра внутренних дел Михаил Корниенко.

(“Сегодня”, №96, 29 апреля 2004 г.)

 

 

25 березня з нагоди міжнародного дня боротьби з расизмом в бібліотеці ім. Кропивницького відбувся "круглий стіл", присвячений міжнаціональним і міжконфесійним стосункам в регіоні, у роботі якого взяли участь 4 голови національно-культурних товариств та члени ради національностей, науковці, журналісти, студенти та інші

О. Малицький:

Тема ця багато років обходилася і тому зацікавила багатьох. Але вона й досить делікатна з огляду на століття культивованої в Російській імперії і в Радянському Союзі національної неприязні до так званих "інородців" - неросіян.

Засідання розпочалося з вшанування хвилиною мовчання пам’яті загиблого рівно 5 років тому у спланованій владою автокатастрофі Героя України і лідера Народного Руху України В’ячеслава Чорновола. Адже саме Рух визначав ще з кінця 80-х національну політику України, завдяки чому єдина Україна з-поміж усіх пострадянських країн уникла міжнаціональних конфліктів.

Шкода, що необережний випад одного з журналістів викликав несподівано різку, як на зазвичай дуже толерантних українців, реакцію. Тема від загальної перейшла на специфічні українсько-єврейські стосунки в світлі тривалого зневажання української культури, історії, церкви, українських героїв, упослідження українців як таких. Навіть виступи представників меншин були не державною і навіть не рідною мовою, а виключно іноземною - російською.

Це спонукало представника Народного Руху і Ради національностей запропонувати одне з найближчих засідань Ради національностей присвятити обговоренню войовничого антиукраїнства в економіці й політиці, культурі й освіті, церкві і ЗМІ.

Незважаючи на дражливість теми, учасники "круглого столу" дійшли висновку, що проблема міжетнічних, зокрема українсько-єврейських відносин, є надуманою і базується на досі ще остаточно не подоланому радянському побутовому шовінізмові. Але в нинішньому неспокійному суспільстві всім, особливо ЗМІ, слід бути дуже обачними в цих питаннях.

Представники "Українського Півдня" ще раз закликали Раду національностей друкувати свої матеріали на її шпальтах. А науковець з університету закликав представників національних меншин дослухатися рекомендації міжнародної хартії про повагу етнічних меншин до титульної нації і інтегрування їх у суспільство через мову корінної нації.

(“Український південь”, м. Миколаїв, №13, 2004 р.)

***

На останній зустрічі з представниками національних меншин голова Миколаївської облдержадміністрації Олексій Гаркуша звинуватив "Український Південь" у порушенні Конституції за публікацію, на його думку, антисемітського матеріалу статті професора Василя Яременка "Євреї в Україні." Обласна влада, заборонивши друк газети "Український Південь" в області, намагається шукати кішку в темній кімнаті, знаючи, що її там нема, таким чином перекладаючи відповідальність за свої дії на інших.

(“Український південь”, м. Миколаїв, №13, 2004 р.)

 

 

Утром в воскресенье сторож Куреневского кладбища Киева обнаружил, что разрушены надгробия и плиты нескольких десятков еврейских могил

Однако, как рассказал "ФАКТАМ" начальник Центра общественных связей ГУ МВД Украины в Киеве Дмитрий Андреев, выехавшая по вызову сторожа группа сотрудников Подольского РУВД факта вандализма... не установила. По словам Д. Андреева, Куреневское кладбище активно использовалось в 30-50-х годах прошлого столетия, и более полувека на нем уже не проводятся захоронения. В основном здесь похоронены родители выехавших за границу людей, и за могилами давно никто не ухаживает. Постепенно кладбище приходило в упадок, разрушились не только надгробия, обелиски и памятники (в частности, от ударов упавших деревьев), но и кладбищенский забор. По словам Д. Андреева, предварительная экспертиза не выявила следов силового воздействия человека на завалившиеся памятники, а рубцы на разбитых камнях старые, покрыты мхом... По мнению правоохранителей, внезапно появившаяся информация о вандализме на Куреневском кладбище "направлена" на то, чтобы привлечь внимание городских властей к этой проблеме.

Между тем главный раввин Киева и Киевской области Асман Моше-Реувен уверен, что могилы на Куреневском кладбище были разрушены умышленно. "В воскресенье утром мне звонили многие прихожане синагоги и сообщали о погроме на кладбище, — рассказал "ФАКТАМ" раввин. — На кладбище я увидел поверженными несколько десятков памятников — в основном вдоль дорожки. Указатели и таблички согнуты и отбиты, трава вокруг разрушенных памятников свежепримятая... На кладбище есть не только еврейские могилы, но и православные захоронения. Однако разрушению подверглись только еврейские памятники. По моему мнению, ночью на Куреневском кладбище орудовала целая банда. Сегодня состоится собрание еврейских общин Киева и области, и я думаю, что в конце этой недели мы соберемся вместе, чтобы восстановить памятники на могилах".

(Факты и комментарии», 25 мая 2004 г.)

 

 

Микола Сенченко. Хто і навіщо розпалює вогонь антисемітизму? (“Український південь”, м. Миколаїв, №13-15, 2004 р.)

Антисемитизм в Украине (2000-2004 гг.)

Вячеслав Лихачев:

Общая характеристика этнополитической ситуации

Антисемитизм в Украине в постсоветское время всегда был менее значительным фактором политической и общественной жизни, чем во многих соседних странах, например, в России, Польше или Румынии. Хотя всплеск национальных чувств в первые годы независимости и сделал «еврейский вопрос» одним из актуальных, скорее он был поставлен в плоскости исторических дискуссий, нежели актуальной политики. Различные мнения о масштабе и степени спровоцированности антиеврейских акций украинского национального героя Богдана Хмельницкого, или споры об оценке деятельности греко-католического митрополита Андрея Шептицкого (который во время Второй мировой войны, с одной стороны, сделал все для спасения сотен евреев, а с другой – благословлял украинскую дивизию СС «Галичина»), конечно, могут в конечном счете включать и антисемитские заявления. Однако для Украины, как и для других европейских республик бывшего СССР (за исключением Белоруссии), «независимость» и «интеграция в Европу» означают «цивилизованность», «толерантность» и «демократию».

При этом, насколько можно судить, речь идет не о лицемерном «двойном стандарте» с целью формирования позитивного имиджа на Западе, а об искреннем желании политической элиты и национальной интеллигенции создать в стране общество, соответствующее европейским стандартам если не по уровню жизни (что с учетом актуальной ситуации в экономике вряд ли реально), то хотя бы по степени цивилизованности общественных отношений. Конечно, этот процесс идет сложно, и в ажиотаже борьбы за власть и собственность, различные круги политического и экономического истеблишмента без сомнений выбирают любые методы достижения цели, в том числе – угрожающие межнациональному миру в республике.

Но рискнем утверждать, что в целом – за исключением тех случаев, когда это противоречит текущей политической конъюнктуре – стратегический курс страны на европейские ценности остается неизменным. Этот тезис можно проиллюстрировать формально-юридическими шагами (например, принятие и ратификация парламентом Европейской хартии региональных языков и языков национальных меньшинств), но скорее речь идет об общей атмосфере в стране.

Нам кажется важным подчеркнуть отличие ситуации в Украине от положения в соседних постсоветских странах – Молдове, Беларуси и России. В последних за тринадцать лет после развала Союза произошел определенный «откат» назад по сравнению с прозападным (и, стало быть, либеральным) «постперестроечным» энтузиазмом первых лет независимости.

В Беларуси к власти пришел изоляционист и тяготеющий к антизападной риторике популист Александр Лукашенко; в Молдове – стране с самым низким уровнем жизни в Европе – к власти пришли силы, именующиеся (хотя, пожалуй, без должных на то оснований) коммунистическими; в России очевидна разница между идеологией и политикой Владимира Путина и его предшественника Бориса Ельцина. По мнению многих аналитиков, в указанных странах можно говорить об определенных элементах «реставрации» после демократической «революции» первых лет после развала СССР. Для Украины же этот тезис не столь актуален. Хотя противники нынешнего президента республики Леонида Кучмы и утверждают, что при нем произошел «откат» от многих завоеваний времен первого президента Леонида Кравчука, справедливости ради следует признать, что на практике политический курс страны не изменился – или, если выражаться осторожнее, не изменился столь заметно, как это произошло в указанных странах.

На наш субъективный взгляд, в украинском воздухе странным образом еще сохранился какой-то аромат перестроечного энтузиазма, полностью развеявшийся в других странах. Поэтому общество в Украине столь политизировано (в России политика все меньше и меньше волнует население; аналитики говорят о возвращении климата эпохи «застоя»), поэтому население готово прислушиваться к голосам национальной интеллигенции, которая во многом все еще – как и в первые постперестроечные годы – определяет общественный дискурс.

Конечно, коррупция и авторитарные тенденции власти сильны и в Украине. Но в целом этноконфессиональная ситуация спокойнее, чем в России или в Молдове, а авторитаризм, безусловно, не достиг такого уровня, как в Белоруссии. В стране провозглашена модель гражданской нации: Украина – родина всех ее граждан, вне зависимости от этнического происхождения. Хотя элементы этнонационализма встречаются, ситуация куда более цивилизованная, нежели в Молдове первых лет независимости или в Латвии.

Проблемы, конечно, есть и у Украины: это и острые конфликты между христианскими конфессиями, и крымско-татарский вопрос, и проблема значительной части населения, которая хотела бы, чтобы русский язык имел статус второго государственного.

Языковая проблема в Украине запутана. Подавляющее большинство граждан республики при переписи называют себя «украинцами»; при этом, украинский называют «родным языком» немногим более половины населения, а согласно результатам социологических опросов, в быту большинство пользуется русским языком. Таким образом, сам термин «русскоязычное меньшинство» не вполне корректен. Обещание сделать русский вторым государственным, – которое с тех пор, естественно, выполнено не было – обеспечило Леониду Кучме победу на выборах над своим предшественником.

Сегодня, правда, этот вопрос не стоит столь остро – русскоязычное население осознало, что никакой дискриминации не наблюдается, большинство газет выходит на русском языке, на нем транслируется значительная часть телевизионного эфира, а при приложении некоторого количества усилий и образование детям можно обеспечить на их родном языке. С другой стороны, многие украиноязычные жители полагают, что в условиях распространения вала информации – книг, музыки, фильмов – из соседней России сам по себе статус государственного не может защитить украинский язык. В случае же введения официального двуязычия язык «титульной» нации может за исключением западных регионов страны вообще выйти из употребления – соседняя Беларусь, в которой этот шаг был сделан, тому пример.

Несмотря на существующие проблемы, для украинской политической элиты в значительной степени свойственно осознанное желание соответствовать западным образцам, по крайней мере, в тех областях, где это не требует приложения серьезных усилий.

Например, рекомендовать изучение темы Холокоста в высших учебных заведениях по всей стране значительно проще, чем бороться с коррупцией и отмыванием денег, при этом еще непонятно, какая из этих мер может успешнее способствовать в формировании имиджа цивилизованного государства.

Это вовсе не означает, что в украинском Министерстве образования и науки, которое рекомендовало изучение Холокоста, нет искренних энтузиастов, которые уверены, что этот шаг поможет в воспитании установок толерантного сознания и, в конечном счете, строительстве гражданского общества. Речь просто идет, как бы цинично это ни звучало, о благоприятной для формирования толерантности по отношению к этническим меньшинствам (чем незначительнее количественно меньшинство, тем лучше) политической конъюнктуре. Для формирования ощущения, что в стране поддерживаются национальные меньшинства, государству проще и выгоднее создать условия максимальной благоприятности для еврейской общины, нежели решать более острые, но, одновременно, и куда более рискованные проблемы, например, языковую.

Однако симпатия к еврейству со стороны украинской элиты не исчерпывается циничным расчетом. Существует значительная, весьма авторитетная и довольно влиятельная (в том числе, и на государственных чиновников) группа украинских интеллигентов (знаковой фигурой этого круга является академик Иван Дзюба), которые прикладывают максимум сил для налаживании продуктивного межнационального диалога в обществе. Тема эта значима. Украинско-еврейским отношениям посвящаются популярные телевизионные ток-шоу, причем конструктивный и благожелательный подход преобладает (вернее сказать, голос нетерпимости практически не слышен).

Прилагают усилия к налаживанию диалога и представители украинских «национальных» христианских церквей, в первую очередь – греко-католическая во главе с кардиналом Любомиром Гузаром.

В силу этого можно говорить об относительно благоприятной ситуации с антисемитизмом, к тому же, вектор ее развития однозначно направлен к вполне достойным образцам. Однако, несмотря на отмеченные выше позитивные моменты, национальная тема, причем порой в обостренной и не всегда здоровой форме, имеет в Украине довольно высокую значимость.

Эта ситуация вполне естественна в контексте свежеобретенной государственности, мучительного поиска исторической легитимности и выработки модели коллективной идентичности. То же Министерство образования и науки, которое призывает вводить в университетах преподавание темы Холокоста, рекомендует начинать изучение истории Украины с данных, представленных в «Велесовой книге» – льстящей национальному самолюбию фантасмагорической фальшивке, начинающей историю древнерусской (т.е., протоукраинской) государственности задолго до новой эры.

В стране имеется ряд серьезных неразрешенных проблем национального, языкового и религиозного характера, которые не имеют особого накала в настоящий момент, но могут обостриться при осложнении общей ситуации в стране.

Положение в стране остается нестабильным, власть – непопулярной, политический спектр – резко поляризованным, уровень жизни – низким. Кроме того, в нынешнем году в Украине пройдут президентские выборы, которые определят судьбу страны. Различные политические силы готовы инициировать, в том числе довольно рискованные и потенциально угрожающие кампании, лишь бы достигнуть цели в ближайшей перспективе (см. ниже). В совокупности эти факторы создают благоприятную почву для развития ксенофобии, но на настоящий момент не определяют политическую ситуацию.

В конце этого года в стране состоятся президентские выборы. Хотя до официального начала избирательной кампании еще далеко, реально она идет уже давно. Общество и политикум резко поляризованы. Основная борьба ведется между пропрезидентским лагерем и оппозицией, в которую входят с одной стороны, социалисты и коммунисты, а с другой – национал-демократы. Лидер национал-демократической оппозиции – Виктор Ющенко – самый популярный политик в стране. Политическая борьба с обеих сторон ведется на пределе сил и без правил, в том числе самыми грязными способами.

Антисемитизм в обществе

В социологии приняты различные методы для оценки степени распространенности этнической и религиозной ксенофобии в обществе. Одним из них является т.н. «шкала Богардуса», которая позволяет судить о «социальной дистанции» между группами населения. С ее помощью измеряется установка человека по отношению к представителям других национальностей, определенную психологическую готовность к сближению или, наоборот, к отторжению людей другой национальности, независимо от их личностных качеств и особенностей. Ответ респондента на вопрос о том, в каком качестве он согласен допустить представителей другой национальности, позволяет определить социальную дистанцию, которую он хотел бы сохранить между собой и данной этнической группой. Сумма различных ответов образует некоторую оценку по десятибалльной шкале, среднестатистическую в обществе по отношению к той или иной группе.

В Украине подобное исследование проводится более 5 лет доктором Натальей Паниной и иными исследователями. Согласно ее выводам, полученные цифры характеризуют этно-социальные отношения на Украине как «настороженные». Ни к одной национальности, включая коренную (что свидетельствует о напряженной социальной обстановке в целом и об отсутствии общей для всего населения модели коллективной идентичности), нет стопроцентного проявления максимальной толерантности. Даже украинцев в качестве членов семьи предпочитают допускать 79%.

Евреев готовы допустить в качестве членов семьи 10% опрошенных, близких друзей – 24%, соседей – 39%, коллег по работе – 50%, жителей Украины – 73%, посещающих Украину – 90%. Вообще не допускали бы евреев на Украину 10% опрошенных. Если рассматривать данные по Украине в целом, то евреи попадают в группу национальностей, выталкиваемых массовым сознанием за пределы тесных контактов. Однако это происходит в основном за счет жителей сел и малых городов, для которых евреи, как и большинство других национальностей, являются достаточно «чужими». Например, в Киеве индекс нетерпимости к евреям ниже 4 баллов (3.44 балла), в других больших городах (с населением свыше 250 тысяч) – 3.67 балла, тогда как в малых городах – 4.25 балла, в селах – 4.56 балла (определенной «красной линией», определяющей по-настоящему напряженные межнациональные отношения, является отметка в 7 баллов).

Динамика же изменений социальной дистанции между различными этническими группами за несколько лет показывает, что евреи после русских и белорусов стали для украинцев самой «желаемой» группой, опередив поляков, венгров, румын, молдаван и даже украинцев в диаспоре.

Согласно показателям по «шкале Богардуса», ксенофобия вообще и антисемитизм в частности свойственны украинцам примерно в той же степени (или даже в слегка меньшей), что и жителям соседних стран региона.

Анализ социально-демографических факторов национальной нетолерантности позволяет на эмпирическом материале подтвердить представление о том, что уровень образования, возраст, тип поселения в достаточной степени сказываются на проявлении национальной терпимости. Если различия по полу не являются значимыми, то, чем выше уровень образования человека, чем он моложе, тем меньше он проявляет общую нетерпимость по отношению к другим национальностям.

Наталья Панина отмечает, что население Украины по своим социально-психологическим установкам в сфере межнациональных отношений представляет достаточно неоднородный этнический контингент, что, видимо, необходимо учитывать не только в дальнейших научных исследованиях, но и при принятии политических решений в проведении социальной политики.

Антисемитские акции

В свете вышесказанного понятно, что проблема насилия на почве ксенофобии в Украине стоит значительно менее остро, чем, например, в России. В начале 1990-х годов Украина пережила ряд острых конфликтов между различными христианскими конфессиями, в том числе, сопровождавшихся насильственными действиями, однако уже к концу 1990-х годов ситуация стабилизировалась. Национал-радикальные организации слабы, а молодежное субкультурное расистское движение скинхедов не получило широкого размаха в силу более спокойной по сравнению с Россией этнодемографической ситуации.

Насилие по отношению к евреям на идеологической почве – явление весьма редкое. За последние годы можно упомянуть попытку нападения на киевскую синагогу Бродского в 2002 году. Тогда группа молодежи, возвращаясь со стадиона после футбольного матча, атаковала здание, побила в нем стекла и избила несколько человек, вышедших в это время из синагоги. Резонанс от инцидента был чрезвычайно широким, и власти приложили все усилия для поиска виновных. Поначалу, как это обычно бывает, власти отрицали расистский характер выходки, утверждая, что молодые люди, находясь в нетрезвом состоянии и дурном расположении духа вследствие проигрыша любимой команды, выместили свою досаду на первом попавшемся здании.

Видимо, именно такое видение было продиктовано желанием не акцентировать, без особой нужды, проблему. Однако в ходе следствия, увенчавшегося успехом, правоохранительные органы четко установили, что нападение было заранее спланированной акцией (кстати, не имеющей национальной русской или украинской окрашенности), а не спонтанной хулиганской выходкой.

Свою позицию скорректировали и чиновники, комментировавшие ход следствия. В итоге рядовые погромщики получили довольно суровое наказание, а дело организатора погрома было выделено в отдельное делопроизводство.

В 2003 г. было зафиксировано два случая насилия на антисемитской почве, оба в Киеве. 30 июля на улице был избит из-за футболки с надписью на иврите молодой человек Антон Мироманов, а 28 августа вблизи Центральной синагоги был жестоко избит один из раввинов синагоги Ури Файнштейн.

Основная же масса антисемитских акций, совершаемых в Украине, это, как и везде на постсоветском пространстве, акты вандализма, в первую очередь, осквернение кладбищ, неонацистские и просто оскорбительные графитти на фасадах синагог и иных еврейских зданий, и т.п. Ранее бывали случаи адресных действий – например, персональные угрозы или даже поджоги дверей квартир еврейских активистов (в Западной Украине, где сильны позиции националистов) или поджог Израильского информационного центра в Харькове. В отличие от западно-украинских «коллег», харьковский поджигатель был найден. Он принадлежал к пророссийскому националистическому движению. По результатам следствия и суда, выявившим его причастность к двум другим поджогам с политической подоплекой, он был приговорен к длительному сроку лишения свободы, каковой он ныне и отбывает.

В целом можно сказать, что ситуация с антисемитскими акциями в Украине относительно спокойная, по сравнению как с Россией, так и со многими западными странами, хотя потенциальная угроза роста агрессивного антисемитизма сохраняется.

Антисемитская пропаганда

Антисемитизм в целом – по крайней мере, до недавнего времени – не был характерен для украинских средств массовой информации. По подсчетам Владимира Миндлина, сотрудника киевского Института иудаики, осуществляющего мониторинг антисемитской деятельности в стране, за 2003 год было зафиксировано 258 антисемитских публикаций, в основном – в трех изданиях. (Отметим для сравнения, что в России подобный подсчет невозможен – десятками исчисляются издания, для которых антисемитизм является важной частью пропаганды.)

Хотя методика мониторинга может быть несовершенной, и многие издания могут ускользать от внимания исследователей, в целом можно ориентироваться на приводимые цифры. В 2002 году было зафиксировано 179 антисемитских публикаций в основном в двух изданиях, в 2001 году подобных материалов было чуть больше ста, в 2000 – сто пятьдесят, в 1999 – более двухсот, в 1998 – двести шестьдесят, в 1997 – сто пятьдесят. Эти данные позволяют отметить некоторую динамику антисемитской пропаганды.

В конце 90-х в целом мы наблюдали спад количества антисемитских публикаций, небольшой всплеск 1998 г. объясняется тем, что в тот год проводились выборы в парламент, что вызывало обострение политического противостояния, увеличение числа изданий, и т.п. Однако с 2002 г. начинается новый этап, характеризующийся вплоть до настоящего момента (а уже можно утверждать, что только за начало 2004 г. в прессе появилось не меньше антисемитских публикаций, чем за весь предыдущий год в целом) резким увеличением масштабов антисемитской пропаганды. Фактически, до недавнего времени в Украине была только одна выходящая мизерным тиражом радикально-антисемитская газета – львовский «Идеалист».

В начале 2002 г. агрессивную пропаганду против сионизма и государства Израиль, продолжающуюся по настоящее время и превратившуюся в самую громкую антисемитскую кампанию за историю независимой Украины, развернула Межрегиональная академия управления персоналом (МАУП) и лично ее ректор Георгий Щекин.

Межрегиональная академия управления персоналом, крупнейший частный вуз страны, является довольно заметным участником социально-политических процессов. Во-первых, чисто количественно речь идет о десятках филиалов и структурных подразделений и десятках тысяч студентов. Во-вторых, МАУП заметен на рынке печатной продукции – как со своими книгами, так и с газетно-журнальной продукцией (журнал «Персонал» и газета «Персонал+»).

И, наконец, с Академией ассоциируются многие влиятельные лица – начиная от тех, чьи фамилии фигурируют или фигурировали в формальных списках типа попечительского совета или редакционного совета журнала «Персонал», и, заканчивая теми, кто – по слухам – покровительствует вузу в неформальном порядке. Относительно политических пристрастий ректора тоже существуют разные версии – хотя в последнее время он однозначно высказывается в пользу лидера оппозиции Виктора Ющенко, говорят, что у него хорошие отношения и с представителями пропрезидентского парламентского большинства.

Авторы «Персонала» взывают к борьбе против сионизма, который они отождествляют с нацизмом и представляют в виде угрозы всему человечеству.

При этом аргументы, «разоблачающие» сионизм, они черпают из арсенала самых оголтелых антисемитов. Поводом и темой этих публикаций становится палестино-израильский конфликт.

Антисемитская пропаганда МАУПа не ограничивается рамками журнала «Персонал» (с февраля 2002) и газеты «Персонал+» (начала выходить в декабре 2002). Академия налаживает связи с зарубежными антисемитами (и российскими, и ближневосточными, и западными, например, с одним из лидеров американских расистов Дэвидом Дюком), организует мероприятия, издает книги, разоблачающие «мировое зло» сионизма и обвиняющие евреев в Украине и во всем мире в различных преступлениях. В самой Академии и вокруг нее сформировался круг пропагандистов, специализирующихся на антисемитской тематике. Одним из ведущих «антисионистов» является Василий Яременко, директор Института культурологических и этнополитических исследований при МАУПе, автор изданной Академией книжки «Евреи в Украине сегодня: реальность без мифов».

Попытки юридически пресечь антисемитскую пропаганду МАУПа провалились. Киевская прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела против Г. Щекина. Более того, Академия выигрывала дела по защите чести и достоинства против газеты «Столичные новости» и журнала «Корреспондент», которые в своих публикациях указывали на нацистский характер мауповской пропаганды.

Причины щекинской антисемитской кампании, скорее всего, лежат в финансовой области. Наблюдатели отмечали совпадение между первыми появлениями «антисионистской» агитации на страницах «Персонала» и установлением тесных контактов между руководством МАУПа и некоторыми арабскими организациями и государствами. В Академии быстро был построен Арабский центр, резко выросло численность студентов из ближневосточных мусульманских стран. Среди спонсоров-партнеров МАУПа называют посольство Ливии, представительство Палестинской автономии и некоторые шиитские круги.

Остающаяся безнаказанной антисемитская пропаганда МАУП является серьезным фактором общественной жизни. Фактически, благодаря МАУП Украина становится участником всемирной антиизраильской кампании последних нескольких лет, в рамках которой антисионистская риторика легитимизирует антисемитизм, делает его «нормальной», допустимой частью общественного дискурса. Опасность этого явления нельзя недооценивать.

МАУП не ограничивается публикациями в собственных изданиях. В близкой к Социалистической партии Украины газете «Сельские вести» 15 ноября 2002 г. и 30 сентября 2003 г. были опубликованы (за деньги МАУПа, но без обязательной в случае рекламы пометки о коммерческом характере материала) две статьи В. Яременко, представляющие реферат его книги «Евреи в Украине сегодня». Материалы беззастенчиво эксплуатировали идею еврейского заговора. Автор утверждал: «это так называемое национальное меньшинство характеризуется чрезвычайной агрессивностью и представляет собой значительную угрозу национальной безопасности Украины».

Небольшая общественная организация с громким названием «Международный антифашистский комитет» подала иск на редакцию газеты «Сельские вести» в связи с публикацией статей В. Яременко. 28 января 2004 г. Шевченковский районный суд г. Киева принял решение о закрытии газеты.

Решение суда трудно оценить однозначно. Конечно, антисемитские публикации должны наказываться.

Но, во-первых, «Сельские вести» – самое многотиражное в стране общественно-политическое издание, и самая многотиражная украиноязычная газета.

Число ее подписчиков доходит до полумиллиона, они теперь лишаются своей газеты из-за нескольких статей в год, опубликованных, к тому же, за деньги.

Во-вторых, напомним, что в стране беспрепятственно выходят издания, в каждом номере которых по десятку статей носят антисемитский характер – и еще более радикальный, нежели материалы Яременко.

В-третьих, никакого наказания не понесли ни МАУП, издавший книгу Яременко, и, по всей видимости, проплативший публикацию его статей, ни сам автор. Пострадала только газета. Многие политические обозреватели утверждают, что власти воспользовались предоставленным поводом для ликвидации оппозиционного издания.

Пока газета продолжает выходить – редакция воспользовалась своим правом и подала апелляцию в суд высшей инстанции. На страницах «Сельских вестей» и дружественных изданий началась беспрецедентная кампания в защиту газеты, временами переходящая в антисемитскую, поскольку по мнению некоторых журналистов и просто читателей, присылающих свои письма, ситуация вызвана тем, что «евреи пытаются закрыть народную газету». К сожалению, пока вал антисемитских материалов в информационном просторе страны не спадает, а продолжает увеличиваться. Рискнем предположить, что так продолжится до президентских выборов, которые должны состояться в конце этого года, а потом ситуация нормализуется. На наш взгляд, антисемитизм сегодня используется в политической борьбе для дискредитации оппонентов, что не может не вызывать осуждение.

Антисемитизм в политике

Как ясно из вышесказанного, положение в политической жизни страны сегодня нельзя рассматривать без учета предвыборной борьбы. Однако в начале все же следует кратко описать, как выглядела ситуация до начала текущей кампании.

Как уже отмечалось выше, антисемитизм как элемент политической идеологии широкого распространения в Украине не получил. Напротив, для большинства основных политических сил характерно стремление продемонстрировать собственную толерантность. Определенные организации за годы независимости пытались эксплуатировать «еврейскую тему», но особого успеха не имеют.

В первую очередь, речь идет об украинских и пророссийских националистических группировках, имеющих скорее региональный (на западе и на востоке страны соответственно), нежели общенациональный характер. Среди украинских организаций можно упомянуть, более в прошлом, чем в настоящем времени «Державну самостийнисть Украины» (ДСУ), «ОУН в Украини» (ОУНвУ), Украинскую национальную ассамблею – Украинскую национальную самооборону (УНА – УНСО) и Украинскую социал-национальную партию (УСНП), среди русских – Партию славянского единства Украины (ПСЕУ) и местные филиалы некоторых российских партий. Ни одна из этих организаций не достигала успеха в преодолении электорального барьера на парламентских выборах (набрали менее 1% при электоральном барьере в Украине 4%, а по новому избирательному закону, по которому будут проводиться следующие выборы – 3%), хотя УНА-УНСО удавалось провести нескольких депутатов по региональным мажоритарным округам. И ДСУ, и ОУНвУ, и УСНП, и ПСЕУ на настоящий момент сходят с политической арены и прекратили активную деятельность. ПСЕУ в июне 2003 официально выбыла из реестра политических организаций, а УСНП в феврале 2004 была преобразована в Объединение «Свобода», формально старающееся исправить свой имидж снижением ксенофобского накала. УНА-УНСО при всем своем радикализме (порой скорее показном, нежели реальном) никогда не акцентировалась на «еврейском вопросе», а прежний лидер организации Дмитрий Корчинский (ныне – популярный телеведущий и политический обозреватель пропрезидентской ориентации, возглавляющий, при этом, радикальную карликовую группировку «Братство») неоднократно высказывался в поддержку Израиля.

Хотя взгляды экстремистов не находят поддержки в обществе, есть определенные настораживающие факторы. В умеренных национал-демократических кругах политической и государственной элиты есть определенная терпимость по отношению к «своим» радикалам. К примеру, при поддержке блока Виктора Ющенко (бывшего премьер-министра и одного из наиболее вероятных кандидатов в президенты страны) «Наша Украина», весьма разношерстного по составу, по мажоритарному округу в Львовской области в Верховную раду (украинский парламент) был избран нынешний лидер УНА-УНСО Андрей Шкиль.

В Верховной раде Шкиль вошел в фракцию «Блок Юлии Тимошенко» (в парламентской фракции Ющенко националисты тоже присутствуют; в «Нашу Украину», например, входят упоминавшиеся выше социал-националисты). Можно добавить, что на момент избрания, предоставившего Шкилю иммунитет от уголовного преследования, лидер националистов год находился в следственном изоляторе по обвинению в организации массовых антиправительственных беспорядков.

Таким образом, умеренные национал-демократы идут на союз с радикалами (отчасти из пиетета к их героическому вкладу в борьбу за независимость, отчасти от желания привлечь к себе их, пусть и мизерный, электорат), и тем самым легитимизируют присутствие последних в «большой политике». Между радикалами и солидными политиками нет разрыва, а их союз взаимовыгоден.

Такое положение вещей создает опасную ситуацию в ходе жесткой избирательной кампании. Пропрезидентские средства массовой информации формируют образ сторонников Ющенко и Тимошенко в целом как национал-радикалов (выдуман даже созвучный со словом «фашизм» термин «нашизм», от названия блока Ющенко «Наша Украина»). Подчеркнем – несмотря на наличие отдельных национал-радикалов и ксенофобов в лагере национал-демократической оппозиции (да и у Социалистической партии своих антисемитов хватает) совершенно неправомочно считать оппозицию в целом антисемитской и шовинистической и, тем более, «фашистской».

Именно в этом контексте следует воспринимать описанный выше случай с газетой «Сельские вести». Можно предположить, что ситуация с газетой социалистов была использована властями для дискредитации оппозиции в целом, ведь почти все антипрезидентские силы в итоге оказались в сложном положении. В том случае, если бы газета была закрыта тихо и без шума, оппозиционеры лишались бы самой мощной своей трибуны, продемонстрировали бы отсутствие воли к борьбе.

Если бы коллеги социалистов решительно отмежевались от издания, позволяющего себе антисемитские публикации, то блок оппозиционных сил оказался бы расколот. Оппозиция дружно начала защищать «Сельские вести», что еще лучше для пропрезидентских сил, ведь это дает повод представить все оппозиционные силы антисемитами и шовинистами. Ради справедливости необходимо отметить, что Виктор Ющенко, пусть и с небольшим опозданием, но все же осудил указанную публикацию в газете «Сельские вести» и призвал ее руководство извиниться перед людьми, чьи национальные чувства были оскорблены.

Стремление руководства «Нашей Украины» отмежеваться от радикальных ксенофобских проявлений в обществе и не реагировать на провокации политических противников проявляется во взаимодействии данного политического блока с Конгрессом национальных общин Украины (активная всеукраинская общественная организация, объединяющая 11 этнических общин Украины) и подписанием Договора о сотрудничестве между двумя указанными организациями в марте 2004 года.

В случае же с «Сельскими вестями» речь идет не столько о стремлении покарать антисемитскую пропаганду (напомним, что издания МАУП, являющие первоисточником материалов, давших повод закрыть газету, выходят и распространяются беспрепятственно), сколько об использовании национальных проблем в избирательных целях. Это позволяет достичь определенных целей в краткосрочной перспективе, однако джина антисемитизма сложно будет запихнуть обратно в бутылку.

Еврейская карта – не единственная, которая разыгрывается в связи с выборами. В начале 2004 г. обострилась ситуация в Крыму, дело дошло до столкновений на национальной почве между татарским и славянским населением. Очень осторожно можно утверждать, что если повод для столкновения и не был спровоцирован специально, то уж, по крайней мере, случившиеся драки были использованы в средствах массовой информации в политических целях.

В Верховной раде есть два депутата от крымских татар, в том числе – харизматический национальный лидер Мустафа Джемилев, оба были избраны от блока «Наша Украина». Крымские татары поддерживают Виктора Ющенко и являются основной его электоральной базой в русскоязычном Крыму, где национал-демократы всегда получали рекордно низкую поддержку населения. Ассоциация Ющенко с крымскими татарами, с одной стороны, и формирование негативного образа последних в контексте обострения (естественного или искусственно простимулированного) межнациональных отношений в Крыму способно сильно испортить имидж национал-демократов, по крайней мере – у населения южных и восточных регионов страны.

К сожалению, поскольку избирательная кампания еще официально даже не началась, в течение года можно прогнозировать обострение всех конфликтов в обществе, в том числе и национальных, отчасти к тому же искусственно подогреваемых в политических целях.

С одной стороны, можно предположить, что по окончании выборов ситуация нормализуется, а ведь до начала текущей политической кампании в Украине наблюдалась устойчивая тенденция по нормализации межнациональных отношений. Но с другой стороны, есть опасение, что текущая острая политическая дискуссия может легитимизировать антисемитский дискурс.

Выводы

Ситуация с антисемитизмом в постсоветской Украине в целом может быть охарактеризована как спокойная, а многочисленные позитивные тенденции в жизни общества позволяют смотреть в будущее с оптимизмом. Омрачающие ситуацию негативные проявления имеют весьма ограниченный характер, выражены значительно слабее, чем во многих других постсоветских странах, и обусловлены не в последнюю очередь естественными трудностями периода – правда, довольно затянувшегося – построения независимого государства.

Тем не менее, нельзя не отметить, что определенные факторы продолжают представлять потенциальную угрозу роста ксенофобских настроений в обществе. Для предотвращения этой угрозы недостаточно символических жестов, необходимо устранение причин нестабильности государства и радикализации общества, а это потребует от политической элиты большого гражданского мужества и готовности планомерно осуществлять широкий комплекс мер.

Если же говорить конкретнее о последних двух годах, то, к сожалению, можно констатировать резкое ухудшение ситуации с антисемитизмом в стране. Факторами, значительно ухудшившими климат в обществе, являются, во-первых, масштабная и не встречающая противодействия агрессивная пропаганда МАУПа, а во-вторых, циничное использование антисемитских мотивов в ходе острейшей политической кампании (“Ваад», Ассоциация Еврейских Организаций и общин Украины).

(«Хадашот», №17, апрель 2004 г.)

 

 

Этот материал пришел от Александра Бураковского, человека, в какой-то мере легендарного. Он был в том, самом первом составе Центрального провода Народного Руха Украины и ведал там, если можно так сказать, комиссариатом по делам национальностей

Он был настоящим боевым товарищем, другом Вячеслава Максимовича Чорновила. Судьба разбросала тех руховцев по миру — иных уж нет, а те далече… Александр Бураковский — писатель, публицист, журналист, — уже находясь на Западе, написал книгу о той эпохе, фрагменты которой в свое время публиковались Издательским домом «CN-Столичные новости». На какое-то время наши контакты прервались, но несколько дней назад пришел материал, который до этого был также опубликован в известной газете Forwards. К сожалению, ограниченные рамки газетной площади не позволяют нам опубликовать полный вариант этой статьи. Согласовав с автором ряд сокращений, мы предлагаем читателям наиболее интересные ее фрагменты…

Александр Бураковский. Миф ли антисемитизм в Украине?

28 января 2004 года районный суд г. Киева принял решение о приостановлении выхода газеты «Сільські вісті» (далее «СВ») с формулировкой «за разжигание межнациональной вражды». Поводом послужили две публикации В. Яременко. Первая называлась «Миф об украинском антисемитизме» («СВ», 15.11.02), вторая — «Евреи в Украине сегодня: реальность без мифов» («СВ», 30.9.03). После второй публикации Международный антифашистский комитет подал в суд, который и принял невероятное для Украины решение. Его никто не ожидал: ни евреи, ни украинцы. Ибо и ранее имели место подобные обращения по не менее гнусным и лживым антиеврейским публикациям. Но все они заканчивались фарсом, насмешкой над логикой и законом.

Вот несколько цитат из «СВ» в авторстве В. Яременко: «Евреи кастрировали славян и продавали в гаремы богатых мусульман для работы евнухами, а красивых девушек — в гаремы для растления»; «В 30-е годы все золото украинцев, доставшееся им от дедов-прадедов, очутилось в карманах ловких евреев, ибо спровоцированный ими Голодомор выворачивал все карманы»; «Как и в прежние годы, еврейство сегодня стремится властвовать, да уже и властвует над украинским народом, и обогащается за его счет»; «400-тысячная орда евреев-эсэсовцев пришла с фашистами в Украину» и так далее до бесконечности. Все эти «откровения» получили экспертную оценку специалистов из академических научных структур, на что и опирался суд при вынесении решения. Моя цель не доказывать или опровергать решение суда. А проанализировать сложившуюся ситуацию вокруг этого решения. Попытаться ответить на вопрос: миф ли сложившийся многовековой стереотип украинского антисемитизма по отношению к евреям, живущим на земле Украины более тысячи лет? Кто и как этот миф усиленно разогревает?

Сторонники «СВ» и В. Яременко оперируют следующими аргументами и призывами, которые регулярно публикуются и декларируются в «СВ», в изданиях Межрегиональной академии управления персоналом (МАУП), в десятках областных и районных изданий, выступлениях депутатов в парламенте: «Решение суда — политический заказ нынешней власти, факт политической репрессии по отношению к оппозиционным партиям»; «В статьях В. Яременко нет ничего антисемитского, никакого «разжигания межнациональной вражды», а лишь желание разобраться: кто есть кто в нашем доме»; «За позицией «СВ» — документы ООН и мировое общественное мнение»; «Прочь грязные руки от «СВ» и профессора В. Яременко!»; «Мы обращаемся ко всему украинскому народу с призывом защитить народную газету от режима. Не дайте «сжечь» «СВ». Помните: в огне горит все!»; «СВ» озвучили те мысли, которые живут в украинском обществе» и так далее.

Фактически вся эта демагогия взята сегодня на вооружение оппозицией в политической борьбе с командой Президента Л. Кучмы. Сегодня оппозиция задекларирована тремя партиями: Социалистической (лидер А. Мороз), Коммунистической (П. Симоненко), «Батьківщиной» (Ю. Тимошенко) и блоком «Наша Украина» (В. Ющенко). Во всех их воззваниях, обращениях, призывах нет ни слова осуждения антисемитских публикаций в «СВ», напротив — полная поддержка.

Так же ведут себя и многие депутаты, даже те, кто по долгу службы должен стоять на защите национального достоинства и чести своих граждан. В частности, это парламентские комитеты по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений» (председатель Г. Удовенко), по вопросам свободы слова и информации» (Н.Томенко) и др. Газета «СВ», которую многие умеренные ее критики призывают извиниться за антисемитскую публикацию, что позволит изменить решение суда, не только настаивает на своей правоте, но и еще более изощренно продолжает нагнетать антиеврейскую истерию.

Создан и Общественный комитет защиты народной газеты «СВ», в который входят 28 весьма известных и влиятельных депутатов. Их усилиями был внесен в парламент на голосование вопрос по поводу решения суда относительно «СВ». 209 депутатов проголосовали «за». Им не хватило 17 голосов, чтобы, по существу, санкционировать в стране погромы, прикрываясь призывами к «свободе слова» и тем, что решение суда спровоцировала власть, а не «СВ» и черносотенец В. Яременко.

Единственный на всю Украину нееврей, кто безоговорочно выступил в поддержку решения суда, был известный правозащитник В. Маленкович. Единственный!.. Последнюю ремарку в нагнетании предпогромной истерии сделал А. Мороз. 26 февраля он направил Президенту Л. Кучме письмо, где призывает отменить решение суда о закрытии «СВ», мотивируя это тем, что «последствия могут быть трагическими. Об этом свидетельствуют настроения среди населения. Сегодня более 1,5 миллиона граждан письменно высказались против этой провокации». В Украине сложилась почти безвыходная ситуация. Мороз сказал правду: таких подписей может быть и больше. Правда и то, что власть спала и видела, как бы закрыть газету, обливающую помоями власть и Президента. С другой стороны, А. Мороз лукавит, ибо антисемитские материалы появились в газете, как точно рассчитанная наживка для власти, которую невозможно было не заглотнуть, ибо что же это за власть, которая подобных публикаций не замечает. Весь расчет Мороза и оппозиции, избравшей недостойные цивилизованных людей методы борьбы за власть, был на «народ», на тот самый стереотип под названием «миф». И он сработал. Похоже, что оппозиция, безрезультатно перепробовав все другие доступные им методы захвата власти (дело Гонгадзе, пленки майора Мельниченко, дело о «Кольчугах» и т. д.) пришла к последнему «аргументу»: сыграть на «еврейских картах».

Обратимся к фактам.

Л. Кравчук в интервью по поводу решения суда («Столичные новости», 26 февраля 2004 г.) говорит, как бы защищая позицию «СВ»: «В Украине всегда раскручивался еврейский вопрос, но было бы неплохо, если бы «СВ» нашли в себе мужество извиниться». Но почему это «всегда» в Украине постоянно срабатывает? И разве извинения, о которых говорит Л. Кравчук, решат проблему?! Разве преступника не судят за злодеяние, если он даже извинился? К. Гудзик ( «День», 20 февраля 2004 г.) пишет: «Сегодня «СВ» окружает ореол мученика, а мученики, как известно, — всегда праведники в глазах народа». Извините, но нацистов, осужденных в Нюрнберге, часть населения Германии тоже считала «мучениками». Разве на этом основании их нужно было освободить? Отнести же «СВ» к числу «мучеников» можно, только опираясь на многовековые стереотипы толпы.

О. Дмитриева назвала свою статью («Зеркало недели», №4, 2004 г.) «Антигазетизм против антисемитизма». То есть автор предполагает, что первичным было желание закрыть газету, а не бороться с антисемитизмом. Если следовать этой логике, власть специально подослала «троянского коня» В. Яременко, вооружив его крамольной темой, чтобы затем использовать этот факт для расправы над «народной газетой». Полный абсурд! Впрочем, после истории с «каневской четверкой» чего не бывает.

И в подтверждение этой мысли автор задает вопрос судье, принявшей решение о закрытии «СВ»: «Не боитесь, что ваше решение послужит благодатной почвой для распространения антисемитизма»? Тут уж не до иронии. Выходит, не опубликованный черносотенный пасквиль может вызвать погромы, а решение судьи о закрытии источника распространения антисемитизма —нет! И далее О. Дмитриева сетует: как же закрывать-то «СВ», у нее «свой почерк и своя позиция, так нужная людям». Нужная каким людям? И для чего?

В том же духе выступает и интернет-издание «Украинская правда», основанное еще Гонгадзе. На ее страницах И. Гайванович (2 марта 2004 г.) назвал свой материал так: «СВ», как зеркало избирательности украинского правосудия». И с этим нельзя не согласиться.

Но почему автор, признавая гнусность «исследований» В. Яременко, причину закрытия газеты ищет не в антисемитизме публикации, а лишь в «руке Банковой»? Автор сокрушается: как могли лидеры оппозиции встать на защиту «СВ», не осудив одновременно сути публикаций в ней? И объясняет это тем, что из-за чрезвычайной занятости не читали не только статей В. Яременко, но и заявлений, ими подписанных в защиту газеты.

Наивно так рассуждать. Читали. И не один раз. И все сделали сознательно. Ибо единственно, чего они еще не использовали в борьбе за власть, это злополучные «мифы». И. Гайванович это сам подтверждает. Он пишет: «Понимают ли Яременко и «СВ», что своими публикациями только усиливают миф о едва не врожденном украинском антисемитизме?» Уверен, не только понимают, но именно на него и рассчитывают.

Недалеко ушел в выборе аргументов в полемике и М. Стриха («Украинская правда», 25 февраля 2004 г.). Он пишет сакраментальные слова: «Люди, которые надумали бороться с «разжиганием межнациональной вражды» путем закрытия «СВ», достигли полностью противоположного. В эти дни я слышал в киевских маршрутках множество разговоров о «жидах, которые закрыли нашу газету». Может быть, М. Стриха сгустил краски? Отнюдь! Почему же Украина, в первые годы независимости гордившаяся отсутствием межнациональных конфликтов, спустя 12 лет пришла к тому, что конфликты эти вот-вот выплеснутся на улицы? Почему многие обозреватели подчеркивают, а результаты статистических исследований подтверждают тот факт, что за последние годы межнациональные отношения в патерналистской (в соответствии с Конституцией 1996 года) Украине становятся все более напряженными? И это в то время, когда евреев стало в пять раз меньше, чем было накануне провозглашения независимости. Потому что нет «мифа», есть прискорбная реальность, которую стыдно признать в цивилизованном обществе. Есть цепь последовательных событий, которые руками не столько маргиналов, сколько молчаливой поддержкой украинской элиты свершаются ежедневно. И никакого отношения к свободе слова провокационные антисемитские статьи не имеют.

На какие деньги вырос в Украине МАУП со многими отделениями по всей Украине, а директорами проарабских и одновременно антиизраильских институтов при МАУП стали Яременко и экс-министр иностранных дел Украины Тарасюк, не считая массы почетных членов этой черносотенной организации из состава ныне действующих членов правительства и лидеров ведущих партий? И почему другой экс-министр иностранных дел Г. Удовенко, не боясь за свою политическую карьеру, позволил себе заявить на мауповской конференции «в защиту прав палестинского народа» (ничего подобного в защиту еврейского народа Израиля никогда не было), что шахиды — не террористы. Они боль палестинского народа, и, надо им отдать должное, они умирают за свободу.

Неужели не нашлось ни единого украинского интеллектуала, кто бы публично высказал иную точку зрения? Не нашлось! Такое впечатление, что не с евреями рядом жили украинцы тысячу лет! Неужели мы так насолили украинцам, что ничего хорошего вспомнить нельзя? Неужели палестинцы (со всех сторон — не этническое, а политическое образование), страдающие не из-за жестокости «евреев-эсэсовцев», а из-за патологической ненависти арабов к еврейскому государству, построенному на своей земле, ближе украинскому народу по духу? Ближе культурно?! Ближе, наконец, кровно? Ибо кто знает сколько миллионов украинцев и евреев породнились за тысячу лет? Кто из самых радикальных коренных украинцев может утверждать, что в его жилах нет примеси еврейской крови?..

Вопросы эти повисают в воздухе. Не в первые годы независимости, а сегодня, в мауповский период жизни Украины, стали все чаще появляться в печати не только маргинальные черносотенные публикации, но и вполне научные. Но общее у них одно: предвзятость и заданность на конечный результат, навешивание ярлыков, общая антиеврейская направленность.

Изощренность этой тенденции заключается и в том, что к «разоблачению» евреев привлекаются не только украинцы, но и самоненавистники-евреи. Таких было много и при советской власти. Конечно же, опускаться до уровня некоего еврея Ходоса, размышления которого К. Гудзик справедливо назвала «параноидальными нападками еврея на свой народ», может только газета уровня «СВ». Однако даже такие элитарные издания, как журнал «Сучасність», не против вымыть ноги в еврейской реке. Сперва учить евреев жить стал Л. Шульман, известный астроном и бывший руховец, назвавший свой скучный и неоригинальный материал (№9, 2003 г.) «Стандартная ошибка социально-политической ориентации еврейства». В ней чрезвычайно односторонне, не учитывая причин, мало того — обобщая, интерполируя на весь народ тысячи раз повторяющиеся обвинения евреев в услужении власти, в недружественном отношении к украинцам, что, по мнению автора, и стало причиной всех еврейских бед (сами виноваты), по ленинско-солженицынски («Что делать?») учит евреев, как обустроить свою жизнь. «Если собрались эмигрировать, не тратьте время на антиукраинскую деятельность. Уезжайте. Если остаетесь жить в Украине, вы должны отказаться от интернационализма и перейти на националистическую платформу. Предвзятость украинцев относительно вас заработали десятки прошлых генераций евреев. Измените свое поведение, станьте украинскими патриотами»...

Публикация историка С. Белоконя, называется «20 лет еврейской государственности в Украине (1918—1938)». Разве название не говорит о предубежденности автора, о подмене историко-политических акцентов этническими. Не говоря уже об исторически и политически некорректной постановке вопроса о тех годах.

Аналогичных однополярных исследований чрезвычайно много, полистайте «толстые» журналы, материалы научных конференций, круглых столов, рефераты диссертаций... и вы убедитесь. Евреи отвечают на это «ногами». Уезжают. Остаются старые люди, больные пенсионеры, «половинки-четвертинки» да бизнесмены, для которых национальная гордость — пустой звук. Что, от этого украинцы стали жить лучше?

Пройдет совсем немного времени, и останется в Украине евреев «по-паспорту» — на уровне сегодняшней Польши. Но это не значит, что евреи родом из Украины когда-либо забудут свою родину. Где бы они ни жили, они будут передавать из поколения в поколение память о «своей» Украине.

Никто не может найти причины своих неудач в горшках и белье соседей по многовековой коммунальной квартире, какой были Россия и СССР. Мифы директивно не меняются. Для этого нужно время. И осознанное желание не следовать бездумной воле толпы. Именно поэтому реакция на процесс вокруг «СВ» покажет, способна ли, наконец, украинская элита, интеллигенция перестать искать причины неудач в евреях, сотни поколений которых тяжело работали, любили, страдали и умирали на этой земле.

(«Столичные новости», №13, 6-13 апреля 2004 г.)

 

 

Ваад Украины (Ассоциация Еврейских Организаций и общин Украины) инициировал подписание Заявления еврейских лидеров Украины, конфликты и вражда которых в период 1997–2003 была вынесена в средства массовой информации

Заявление было подписано инициаторами его создания 9 марта 2004 года.

Затем для ознакомления и присоединения к нему этот документ был разослан руководителям ряда еврейских организаций, которые с 1997 года до сентября 2003 года обменивались в еврейской прессе различными обвинениями и оскорблениями.

Часть руководителей сочла для себя возможным присоединиться к Заявлению.

З А Я В Л Е Н И Е

Мы, руководители ряда еврейских организаций и общин Украины,

— осознавая свою ответственность перед еврейской общиной Украины;

— соглашаясь с тем, что конфликты между нами, прежде всего, идут во вред всей общине;

— понимая, что наше сотрудничество в различных вопросах еврейской общинной жизни ведет к укреплению общины и к ее большей независимости;

— признавая неоспоримость важности единства еврейской общины в различных испытаниях;

заявляем следующее:

1. Мы сожалеем обо всех конфликтах, которые происходили между нами прежде.

2. Мы отзываем свои подписи под всеми обращениями, заявлениями и прочими документами, направленными друг против друга и просим считать их недействительными.

3. Мы приносим свои извинения за моральный ущерб, который наносили когда-либо друг другу.

Главный раввин Всеукраинского еврейского Конгресса Раввин Моше Реувен Асман

Еврейский Совет Украины Владимир Абрамович

Руководитель Всеукраинской ассоциации организаций «Маккаби» Марк Белостоцкий

Президент объединения еврейских религиозных организаций Украины Раввин Яков Дов Блайх

Исполнительный директор Объединенной еврейской общины Украины Эдуард Долинский

Председатель Ассоциации еврейских СМИ Украины Михаил Френкель

Президент Всеукраинского еврейского Конгресса Вадим Рабинович

Председатель Ваада Украины Иосиф Зисельс

Президент Религиозного объединения общин прогрессивного иудаизма Украины Александр Злотник

Отказались присоединиться к Заявлению:

1. Директор студенческого культурного цента Украины, Молдовы и Белоруссии «Гилель» — Иосиф Аксельруд.

2. Председатель Всеукраинской ассоциации ветеранов войны —Григорий Гинзбург.

3. Президент Еврейского совета Украины — Илья Левитас.

4. Исполнительный директор Еврейского Фонда Украины — Аркадий Монастырский.

5. Заместитель председателя Общества еврейской культуры Украины — Александр Фельдман (Никополь).

(«Хадашот», №17, апрель 2004 г.)

 

 

Совет министров Крыма просит прокуратуру проверить достоверность соцопроса в "Крымской правде"

Главное юридическое управление Совета министров Крыма направило в прокуратуру опубликованные в газете "Крымская правда" данные социологического опроса "Молодежь о депортации крымских татар" (№87 от 13.05.2004). Правительство обратилось в органы прокурорского надзора с целью проведения юридической экспертизы и правового реагирования. Согласно данным опроса, 40% респондентов подержали решение Государственного комитета обороны СССР о депортации крымских татар. Осудили это решение 30% опрошенных, и 16% респондентов не имели собственного мнения. Еще 14% участвовавших в опросе высказали иные мнения.

Вслед за этим Совет молодых ученых Таврического национального университета, проведя оперативную проверку фактов, изложенных в "Крымской правде", опроверг эти данные, назвав их "грубой фальсификацией общественного мнения университетского социума". Об этом ЛІГАБізнесІнформ сообщили в пресс-службе Совета министров АР Крым.

Авторы исследования утверждают, что они опросили студентов выпускных курсов. Однако именно эта категория студентов в течение 2004 года находится в режиме самостоятельной работы над дипломами и крайне редко появляется в стенах вузов, а иногородние студенты — и в пределах Симферополя. Помимо этого, более 35% студентов Таврического национального университета являются потомками народов, ставших жертвами депортации, и "трудно представить, чтобы часть из них высказалась "за" депортацию, как это утверждается в "Крымской правде".

Совет министров Крыма обратился к прокуратуре республики с настоятельной просьбой дать правовую оценку и принять меры реагирования к "изданию, допускающему подобного рода высказывания и суждения". Он отмечает, что заявление ученых Таврического национального университета ставит под сомнение достоверность социологического опроса, объективность его исполнителей и заказчиков, а в совокупности с другими публикациями в "Крымской правде" дает основание говорить о политике этой газеты, направленной на разжигание межнациональной розни.

(ЛIГАБiзнесIнформ, 19.05.2004)

 

 

По мнению наблюдателей в традиционно стабильной Украине в последнее время несколько обострились межнациональные отношения. Это вызвано, в частности, провокационными антисемитскими публикациями некоторых СМИ и последовавшей за ними не совсем адекватной реакцией как власти, так и оппозиции. Не станет ли эта ситуация козырной картой для определенных сил накануне президентских выборов? Способна ли отечественная элита противостоять проявлениям эскалации межнациональной напряженности?

Автор : {sub_link_KEY} Записал Игорь КАРПОВ:

По мнению президента Евро-Азиатского еврейского конгресса Александра Машкевича, государства, активно участвующие в диалогах наций, наработали позитивный опыт решения этнических и конфессиональных проблем у себя дома.

«Украина за годы независимости добилась ощутимых успехов в этой сфере, — отметил глава ЕАЕК. — Достаточно вспомнить Автономию Крыма, широкие права регионов, расширение сферы применения украинского языка, возрождение религиозных традиций, одно из самых либеральных в СНГ законодательство о свободе совести. В своем приветствии в адрес Первой международной конференции мира и согласия в Алматы Президент Украины Леонид Кучма по сути предвосхитил подключение иерархов христианских конфессий к Диалогу между авторитетными последователями иудаизма и ислама.

Представители Украины регулярно участвуют в мероприятиях конгресса, направленных на преодоление стереотипов, вызывающих национальную и религиозную вражду. Нужно отметить программу ЕАЕК «Толерантность — уроки холокоста», реализуемую силами украинского отделения конгресса. Наши коллеги из Киева во главе с председателем Генерального совета ЕАЕК, лидером Ваада Украины, членом комитета «Бабий Яр» И. Зисельсом прилагают усилия для укрепления мира и согласия в вашем государстве. Недавно при организационной поддержке Зисельса национальные диаспоры Украины отметили заслуги своего единомышленника — лидера крымскотатарского народа, известного парламентария Мустафы Джемилева. Богатая история взаимодействия многочисленных конфессиональных и этнических групп Украины утвердили вашу страну в роли активного участника межнационального и межрелигиозного диалога.

Элита Украины действительно стремится не нарушить баланс бесконфликтного сосуществования наций в Украине. Так, в рамках поиска возможностей для диалога Общественный комитет «Бабий Яр» организовал «круглый стол» «Бабий Яр — от памяти жертв к единению памяти». Именно поиск решения проблемы Бабьего Яра показал украинскому обществу пример эффективного развязывания межнациональных гордиевых узлов. Напомним, речь идет об инициативе Общественного комитета предоставить территории в районе Бабьего Яра, где во времена оккупации Киева происходили расстрелы мирного населения и военнопленных, статус национального мемориала.

Что должны противопоставить лучшие умы страны политизации межнациональных отношений, как избежать использования национальных проблем в предвыборной гонке — ответы на эти непростые вопросы в ходе «круглого стола» искали сопредседатели комитета «Бабий Яр» Семен Глузман, Иван Дзюба, Мирослав Попович, ведущие историки и социологи. Их вывод единодушен: только сотрудничество в решении острых вопросов, взвешенный подход к дискуссионным моментам cмогут стать противовесом действиям безответственных сил».

(«Украина и мир сегодня», №11, 26 марта 2004 г.)

 

 

ПРАВА ДИТИНИ

Из Черкасской областной прокуратуры поступило сообщение о том, что 20 февраля по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 137 Уголовного кодекса Украины возбуждено уголовное дело по факту ненадлежащего исполнения служебными лицами Каневской школы-интерната обязанностей по охране жизни и здоровья детей, что повлекло тяжкие последствия.

Как рассказала "Сегодня" пресс-секретарь прокурора Черкасской области Жанна Чучман, 18 февраля с территории железнодорожного вокзала Черкасс сотрудники криминальной милиции по делам несовершеннолетних Сосновского района города доставили в областной детский приют четырех маленьких "путешественников": 11-летнего Владислава, его 13-летнюю сестричку Аллу, а также двух братьев — 14-летнего Сашу и 12-летнего Василия. Состояние детей было таково, что их немедленно госпитализировали в 1-ю горбольницу. У всех обморожены стопы, а у одного из мальчиков до такой степени, что врачам пришлось ампутировать пальцы на обеих ножках.

— В интернат на гособеспечение дети попали после того, как их родители были лишены родительских прав. Таким образом, ответственность за их жизнь и здоровье несет учебно-воспитательное учреждение. Причины, по которым ребята покинули стены интерната, выясняются. По делу опрошены 20 лиц, проведена выемка документов, — говорит Жанна Чучман. — Однако удалось установить такой факт: из интерната дети ушли 8 февраля, спустя два дня педагоги поставили об этом в известность городскую службу по делам несовершеннолетних, однако в милицию, которая занимается розыском пропавших детей, не обращались. Десять дней дети шли пешком, прося у людей покушать, и ночуя, где придется.

— Эти ребята из одного села, все находятся в родстве. Поступили к нам 4 февраля и сразу же заявили о намерении уйти, — говорит замдиректора интерната Лариса Зубченко. — Проводились беседы, работал психолог, но дети все равно строили план побега и осуществили его. Мы не ставили в известность милицию, потому что она не часто и не больно охотно помогает нам в подобных случаях. Мы организовали поиски своими силами.

Сейчас расследованием инцидента занимается Каневская межрайонная прокуратура, дело находится на особом контроле у прокурора области.

(“Сегодня”, №42, 24 февраля 2004 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори