пошук  
версія для друку
15.06.2004 | Наталья Кружилина, Виктор Темник
джерело:
(«Вечерние вести», 2 июня 2004 г.)

Не так давно группа заключенных исправительной колонии №91, что в поселке Макошино Черниговской области, дружно и гневно пожаловалась на беспредел, который творят... СМИ. Оказывается, с некоторых пор содержащемуся там спецконтингенту мешают трудиться и идти путем исправления не какие-нибудь там сторожевые собаки или надзиратели, а... представители средств массовой информации

   

По странному совпадению сие заявление зеков было сделано аккурат после того, как редакция «ВВ» решила проверить жалобу вдовы одного из осужденных, который умер, по ее мнению, из-за недосмотра администрации.

В прошлом году 51-летний одессит Кондратенко скончался от рака 4-й степени, развившегося во время отсидки вследствие воспаления легких. Его вдова утверждает, что если бы администрация ИК вовремя приняла меры, то сегодня он был бы жив. До того, как попасть за решетку, ее муж был совершенно здоров. Словом, как принято выражаться, письмо звало в дорогу...

Прежде чем отправиться в колонию, корреспонденты «ВВ» заручились поддержкой главы департамента по вопросам исполнения наказаний генерала Левочкина, который на «горячей линии» в Кабмине лично пообещал представителям газеты беспрепятственное посещение любого исправучреждения на выбор. Однако, когда мы обратились к нему с соответствующим официальным письмом, то получили, как говорится, от ворот поворот: заместитель начальника департамента Украины Михаил Вербенский написал, что, дескать, лично он бы и рад поспособствовать общению его подопечных с журналистами, да вот беда — администрация обязана считаться в первую очередь с мнением самих заключенных. А те, дескать, прессу... недолюбливают.

За последние месяцы, растолковал нам г-н начальник, единственную в стране колонию усиленного режима для инвалидов и бывших сотрудников правоохранительных органов посетили представители многих местных и зарубежных масс-медиа. И вот после этого, тщательно проанализировав все газетные и телерепортажи, 34 зека дружно осудили их за необъективность. А узнав о планирующемся очередном журналистском рейде, выразили свой резкий протест (цитируем выдержки):

«...В усіх матеріалах преси і телебачення про нашу колонію виходила лише необгрунтована, неправдива та однобока інформація про умови відбування покарання та про самих засуджених. Ця інформація надходила й до наших рідних і знайомих, що негативно впливає на взаємовідносини з ними... Складається враження, що це необхідно лише редакціям, аби так званою «чорнухою» привернути читачів і глядачів... Просимо журналістів не турбувати наші душі... Наразі відмовляємося від спілкування з пресою...»

Конечно, самое первое, что можно было бы сказать по этому поводу — за что боролись, на то и напоролись. Ведь не секрет, что, кроме инвалидов, в Макошино отбывают наказание бывшие судьи, сотрудники правоохранительных органов, СБУ и прокуратуры. Именно по этой причине данное учреждение и получило в народе название «ментовской зоны». В свое время подавляющее большинство ее спецконтингента, прикрываясь погонами и мантиями, вместо защиты граждан сами совершали различные злодеяния. Так что в какой-то степени можно объяснить нежелание именно этой категории преступников общаться с прессой. С другой стороны, у журналистов есть и весьма серьезные мотивы более пристально интересоваться тем, что происходит в закрытой зоне. Ведь порой именно закрытость и отсутствие гласности помогают преступникам и продажным надзирателям творить свои черные дела.

На днях газета «Уголовное дело» (выпускается при поддержке ГУ МВД в г.Киеве) поведала читателям такой вот вопиющий факт: в столичном СИЗО №13 подследственный Федосеев полтора месяца спокойно переговаривался с корешами по мобильному телефону. Всего, по данным следствия, в период с 7.10 по 18.11.2002 г. рецидивист осуществил 12689 телефонных звонков, и кто знает, сколько свидетелей после этих бесед замолчало навсегда? А этой весной в том же учреждении двое осужденных к высшей мере наказания при попытке к бегству ранили конвоира. При этом пистолет попал к ним в руки от одного из сотрудников изолятора.

Так что беспредела за решеткой еще хватает, но пресс-конференции департамент устраивает почему-то крайне редко. Немало, кстати, в редакционной почте «ВВ» и жалоб на условия содержания именно из инвалидно-ментовской колонии. И несмотря на наши просьбы проверить их на месте, тюремное начальство отписалось таким вот образом: сами заключенные, дескать, против. Хотя у нас, честно говоря, накопилось больше вопросов к надзирателям, чем к неизвестным нам 34 зекам-подписантам, которые, оказывается, нынче уже решают, кому можно, а кому нельзя писать о проблемах пенитенциарной системы.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори