пошук  
версія для друку
15.06.2004 | Евгений Косячков, www.obkom.net.ua
джерело:
(«Вечерние вести», 13 мая 2004 г.)

Новобранцев калечат на строительстве министерской «хатынки»

   

Мы отправились в Центральной госпиталь МВД, что на Лукьяновке, проведать вчерашних призывников, которые за несколько дней курса молодого бойца массово угодили на больничные койки.

Информация о том, что военнослужащих части внутренних войск МВД №3027 (Ирпень) и новобранцев учебного центра МВД, что в селе Новые Петровцы (за Вышгородом), в последние дни косит какая-то уникальная зараза, подтвердилась лишь отчасти.

Обойдя несколько отделений госпиталя (компанию нам составила председатель Организации солдатских матерей Украины Валентина Артамонова), мы действительно обнаружили в отделении пульмонологии сразу несколько «бойцов» с характерными симптомами, которые они сами, повторяя мрачные шутки своих лечащих врачей, характеризуют как «атипичную пневмонию». Нетипично в этом виде заболевания (в отличие и от легендарной азиатской хворобы, и от обычной пневмонии), пожалуй, лишь то, что болезнь — со всеми признаками воспаления легких — прогрессирует с необычайной быстротой. За час-два у здорового человека резко повышается температура, падает давление, и клиент созревает для госпитализации.

Но гораздо больше, чем медицинские подробности, нас интересовало другое: где же так усердно «отмечали» Международный день солидарности трудящихся (который для украинцев растянулся на четверо суток) новобранцы? Ведь они всего несколько дней назад попали в «учебку» из сборных пунктов облвоенкоматов, и им только 22 мая предстоит принять присягу. Из монотонных диалогов с ребятами, которые еще не поклялись хранить «военную тайну», но зато успели жестко усвоить, что от откровений со штатскими им может стать «еще хуже» (то, что служба в украинской армии не сахар, и отношение к «священному долгу» имеет весьма относительное, они уже успели понять), выяснилось следующее. Новобранцы из Новых Петровцев (впрочем, как и некоторые старослужащие из Ирпеня) усердно работали, в том числе и в майские праздники, на строительстве некоего объекта, который все именуют «дачей министра Билоконя». Одни рыли котлован под «бассейн изогнутой формы», другие таскали тяжеленные конструкции, а кое-кто запрягался в хомут и бетонными плитами разравнивал почву под будущее газоны… В один из дней разгоряченные и усталые ребята попали под дождь. Пока доехали в часть, набившись в грузовик, как сельди в бочке, продрогли. Теперь лечатся. В Центральный госпиталь МВД попали потому, что болезнь прихватила их на выходных, а иначе бы лежали в родной санчасти.

Оставим в стороне вопрос о том, чем вообще должны заниматься юноши во время прохождения срочной службы, если они, конечно, не служат в инженерных или железнодорожных войсках.

Не будем, наверное, особо останавливаться и на том, как должны проводить новобранцы время, отпущенное им от призыва до принятия присяги, которое они коротают в карантине. По идее, эти дни и недели вчерашние школьники должны максимально посвятить тому, чтобы после принятия присяги (сакрального акта — опять же, по идее) стать полноценными защитниками Отечества. То есть изучать устав, овладевать навыками несения службы и прочими премудростями, которые пригодятся, когда в руках у них окажется боевое оружие. А до принятия присяги они мало чем отличаются в правовом отношении от своих сверстников и прочих граждан, которые остались по ту сторону КПП. Например, даже покинувшие «учебку» до присяги новобранцы не считаются дезертирами, а всего лишь уклонившимися от призыва, и это различие весьма существенно сказывается на мере наказания за проступок. И в этой связи совершенно непонятно, какими же нормами права или устава руководствуются наши военачальники, когда посылают пацанов на тяжелые работы по сооружению объекта не совсем отчетливого назначения. Вот и остановимся на этом самом объекте. (Сразу же отметим, что даже если новобранцы строили бы не дачу министру, а, допустим, православный храм, синагогу или роддом, то и это ничего не меняет в сути событий).

Пожалуй, впервые относительно широкая общественность узнала о существовании «министерской резиденции» под видом (или на территории) реабилитационного центра МВД более полутора лет назад — 24 сентября 2002 года, когда перед парламентариями отчитывались (после нашумевших акций оппозиции) бывший министр внутренних дел Юрий Смирнов и бывший генпрокурор Святослав Пискун. Этот день вошел в историю благодаря тому, что Юлия Тимошенко буквально за руку (точнее, за запястье) поймала бывшего генпрокурора, заявив, что тот позволяет себе щеголять в часах, стоимость которых никак не меньше 10 тысяч долларов. Но в этот день ярко проявил себя и лидер КПУ Петр Симоненко, тогда еще представляющий объединенную оппозицию. Петр Николаевич обратился к Пискуну с такой речью (цитируем по стенограмме):

«Я вас сейчас прошу возбудить уголовное дело против министра внутренних дел, который обустраивает на Вышгородской, 85 в собственной резиденции себе особняк, и 1 миллион 700 тысяч гривен, которые должна получить милиция, на мебель получает. Разберитесь, пожалуйста…»

На что Святослав Михайлович отреагировал в несколько придурковатом стиле:

«Я вам объясню. То, что я понял, касается министра иностранных дел? (Шум в зале). Внутренних дел? Ну, думаю, вы не будете против, если мы проверим еще и министра иностранных дел.

Что касается министра внутренних дел, то я об этом впервые слышу, и если это официальное заявление, я прошу десять дней, и будет сообщение о проверке этого заявления».

Через три дня на сайте «Украина криминальная» была опубликована справка, предоставленная по просьбе редакции г-ном Симоненко:

«МВД Украины (резиденция министра г. Киев, ул. Вышгородская, 85), 2002 год.

ЧП Торговый дом «Каштан», в соответствии с договором от 17 ноября 2000 года и дополнительным соглашением от 05.09.2001 года, поставило Главному управлению военного и материально-технического обеспечения МВД Украины мебель общей стоимостью 1 855 986 грн., из которой мебель стоимостью 1 715 986 грн. передана «реабилитационному центру» МВД Украины, по адресу г. Киев, ул. Вышгородская, 85.

Приобретение мебели осуществлялось в нарушение требований постановления Кабинета Министров Украины от 04.04.2001 №332 «О предельных суммах расходов на приобретение автомобилей, мебели, иного оборудования и установок, мобильных телефонов, компьютеров госорганами, а также учреждениями и организациями, которые содержатся за счет государственного и местного бюджетов» со значительным превышением установленных этим постановлением предельных сумм».

Прошел месяц, и главный редактор «УК» Олег Ельцов не поленился узнать, чем же закончилась «через 10 дней» вся эта история про мебель на 1,7 млн грн. Оказалось, ничем. Просим прощения за обширную цитату, но она того стоит:

«(Пискун в интервью радио «Свобода»):

Конечно, сразу после того, как я вышел из Верховной Рады, я не забыл о запросе. Хотя он и не был оформлен как запрос, но если это прозвучало в Верховной Раде, для меня это уже сигнал для проверки. Я послал работников Генеральной прокуратуры и прокуратуры города по этому адресу. Они выехали в тот же день, проверили. Действительно, там стоит почему-то небольшой домик, в нем живут двое пенсионеров, домик построен он в 1988 году, согласно смете инвентарбюро, стоит около 12 тысяч гривен. Я не уверен, что об этом домике говорил Петр Николаевич. Я думаю, что он о чем-то другом говорил, он называл цену совсем другую...»

«УК» повторно поинтересовалась мнением Петра Симоненко, недостоверную информацию которого мы опубликовали. Он неоднократно обещал уточнить адрес «особняка Смирнова» и предоставить нам эти сведения. Но после многократных встреч, Симоненко так и не дал нам шанса его реабилитировать. В конце концов, он просто начал выключать телефон, когда ему звонил представитель «УК». Единственное, чем он удостоил наше издание, это следующим комментарием:

— Пискун попросту нашел повод спустить дело на тормозах. Неточность в адресе — это формальная причина. Если бы его подчиненные действительно искали «реабилитационный центр МВД», они без труда бы его нашли. Но речь в моем запросе шла о различных злоупотреблениях в системе МВД. В конце концов, я требовал проверить законность расходования средств. Прокуратуре следовало привлечь к работе ГлавКРУ, затребовать информацию от МВД, и тогда бы все стало очевидно. Фактически Пискун, как минимум, допустил преступную халатность, как максимум, он является соучастником преступления, покрывая противозаконные действия министра внутренних дел и его окружения».

Вот так и завершилась полтора года назад эта история. Остается лишь гадать, почему г-н Симоненко за это время сам «без труда» не нашел этот «реабилитационный центр МВД», коль скоро все дело уперлось в неточный адрес. Много воды утекло с тех пор, Пискуна с позором изгнали из прокуроров, и ныне он заседает в СНБОУ. Смирнова тоже попросили из министерского кресла. Петр Симоненко, успокоившись, видимо, указанной ошибкой в адресе, вовсю поддерживает «реформы», инициируемые действующим режимом.

Но поскольку 9 мая лежащие в Центральном госпитале солдаты однозначно указывали, что «дача министра» (или «резиденция», если использовать лексику Симоненко) строится на территории «реабилитационного центра МВД», то, выйдя из госпиталя и попрощавшись с Валентиной Артамоновой, мы решили отыскать этот объект. Непродолжительные беседы с таксистами и водителем «скорой помощи» вывели нас на цель. Честно говоря, у нас даже закрались сомнения, а существует ли по адресу Вышгородская, 85 тот самый домишко ценой в 12 тысяч гривен, где проживают двое пенсионеров, о чем рассказывал Святослав Пискун. Потому что, во-первых, на карте Киева отчетливо видно, что уже дом по Вышгородской, 69 упирается в площадь Тараса Шевченко, за которой начинается лес (а дом №85 «поисковик» найти не может). А, во-вторых, солдаты достаточно точно указывали, где искать стройку: не доезжая до площади Шевченко со стороны Вышгорода, около остановки «Фонтан»…

Итак, двигаясь в направлении дома №85 мы попали на шоссе, практически вышли за пределы админграницы Киева, углубились в лес и, прошагав по обочине примерно километр, обнаружили искомое. Слева, напротив знака, указывающего, что перед нами Центральная областная больница МВД, находится нечто. Монументальный забор, будки для охраны, автоматические ворота, камеры слежения вдоль всего забора, милицейская охрана, короче, «реабилитируемых» охраняют покрепче, чем иной банк, не говоря уже об областных больницах МВД в регионах. Но даже издалека нетрудно было разглядеть, что за забором строится нешуточное здание — не менее трех «хороших» этажей (дальше территория плохо просматривается). Уйдя еще глубже в лес, где так гармонично сочетаются хвойные и лиственные деревья, щебетанье птиц и еще какие-то фундаментальные заборы, обойдя «центр» со стороны, мы так и не увидели следов какой-либо иной стройки. Разговоры с местным населением лишь подтвердили наши предположения: стройка идет на территории «центра», солдатиков туда возят с Вышгорода, но нас предупредили: «Вас туда охрана не пустит». Да мы, собственно, и не рвались. Уточнять, кому предназначаются апартаменты — то ли Смирнову (как утверждал Симоненко) за былые заслуги, то ли нынешнему министру Билоконю (как считают солдаты) за нынешние достижения, — которые строят ценой своего ребячьего здоровья новобранцы со всей Украины, мы не стали. Не у охраны же уточнять! Телефоны самого «реабилитационного центра» молчали, как контуженные, и 9, и 10 мая. Видимо, небольшой перерывчик «реабилитируемым» только на пользу пойдет. Наконец, пусть даже секретный бункер самого военного назначения (пусть даже с бассейном) возводится там или все же чуть глубже в лесу, почему этим должны заниматься вчерашние школьники, призванные под знамена войск МВД, пригнанные по этапу несколько дней назад и еще не присягавшие на верность строительному ремеслу?

Первый замминистра МВД Михаил Корниенко, комментируя эту информацию, ответил буквально следующее:

— Мне об этом ничего неизвестно. Это, наверное, какие-то сплетни.

— Вы хотите сказать, что солдаты сплетничают? — уточнил наш корреспондент.

— А что, солдаты не могут сплетничать? И вообще, их можно привлекать к хозяйственным и строительным работам. В этом нет ничего удивительного и чрезвычайного.

Линию поведения замминистра избрал правильную, с учетом того, что ему про это «ничего неизвестно»: журналисты все врут, родители и новобранцы сплетничают, в общем, какой-то заговор штатских против доблестной армии и ее овеянных славой героических строительных традиций. Но хотя бы одно признал г-н Корниенко: на строительных работах у нас используют всех, кто под руку подвернулся. Кроме самих начальников, которые, очевидно, берегут себя для каких-то героических свершений. Но раз такая традиция, то почему сразу сплетни, товарищ генерал?

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори