пошук  
версія для друку
06.07.2004
джерело:
(«Киевские ведомости», №105, 21 мая 2004 г.)

О сотрудниках подразделений внутренней безопасности МВД Украины порой говорят, что они теперь без оглядки "работают против своих", что у них сегодня "развязаны руки". Откровения начальника Департамента внутренней безопасности

   

Леонид Фросевич, "Ведомости", Вера Валерко, журналист:

Впрочем, во многом это действительно так. Ведь скоро исполнится год, как министр внутренних дел Николай Билоконь, объявив о серьезном реформировании этой службы, своим приказом ввел "новые правила игры". Редакция пригласила к разговору начальника Департамента внутренней безопасности МВД полковника милиции Алексея Костенко.

— Хочу сразу расставить акценты, — говорит Алексей Александрович. — В департаменте нет деления на "своих" и "чужих". Наши задачи, прежде всего, — защита личного состава от преступных посягательств, выявление правонарушений, совершаемых работниками милиции. Мы также обязаны не допускать проникновения в систему МВД граждан с криминальным прошлым, проводить оперативно-разыскную, аналитическую работу.

Да, у нас развязаны руки, а посему гораздо легче стало работать. Ранее руководители наших подразделений подчинялись начальникам УВД, определенное влияние на них имели представители центрального аппарата. Сегодня мы напрямую подчиняемся министру.

— Проанализируйте статистику, касающуюся тех, кто замарал честь мундира.

— Если говорить только о работе нашей мобильной группы, то в первом квартале с ее помощью выявлено 225 фактов, связанных с нарушением прав граждан работниками милиции. Например, 24 случая нанесения телесных повреждений, 10 — незаконного проведения обысков, 10 — незаконного привлечения к админответственности и так далее. Больше всего провинились участковые инспектора, сотрудники уголовного розыска, ГАИ, дежурной части, патрульно-постовой службы. В течение первого квартала по нашим материалам к дисциплинарной ответственности привлечены 2285 человек, из них 254 уволены из органов. В прокуратуру направлено 516 материалов.

— Коснемся темы борьбы с коррупцией: попадают ли в поле зрения вашей службы люди, которые живут не по средствам?

— Разумеется. К примеру, в Черновцах бывший руководитель училища начальной профессиональной подготовки работников милиции при УМВД области полковник милиции Василий Кащук был оштрафован за коррупционные деяния, а затем и уволен из органов. Чем провинился? С сентября по ноябрь прошлого года на строительстве его дома работали пятеро курсантов. Кроме того, он безосновательно сдавал в аренду помещения училища под торговое заведение.

— Увеличивается ли процент дел о "крышевании" милицией предпринимателей на рынках?

— Да. Но мы, прежде всего, ищем доказательства такой противоправной деятельности. Если получаем информацию на сей счет, то проводим спецмероприятия (в этом году их уже было свыше 350), направляем материалы в прокуратуру. Мы закончили 30 служебных расследований, 92 человека привлечены к дисциплинарной ответственности, 36 милиционеров уволены. К вашему сведению, наибольшее количество таких дел мы выявляем в патрульно-постовой службе, уголовном розыске, грешат этим и участковые...

— Какую сумму в конверте нужно заплатить, чтобы поступить в престижный милицейский вуз?

— Вы, наверное, знаете, что подразделения внутренней безопасности созданы и в системе ведомственного образования. Их задача — поставить заслон на пути граждан с криминальным прошлым, пожелавшим учиться в наших институтах или академиях. В поле зрения попадают также курсанты, вынашивающие преступные замыслы. Безусловно, мы отслеживаем ситуацию с экзаменами (имеется в виду искоренение взяточничества при поступлении в вузы, в ходе экзаменационных сессий). Ряд сотрудников профессорско-преподавательского состава не без нашего влияния вынуждены были распрощаться со своими должностями, материалы об их "деятельности" переданы в прокуратуру.

— Но все же вы, Алексей Александрович, деликатно обошли финансовый аспект этого явления. Вопрос был о конвертах...

— К нам поступает информация о том, что в престижных вузах существует такса — три-четыре тысячи долларов за поступление. Мы всячески выкорчевываем это зло. Кстати, готовится коллегия МВД, на которой планируется рассмотреть проблемы вузовской науки.

— Заинтересует ли вас такая ситуация: человек, судя по оперативным данным, купается в роскоши, а доказать ничего нельзя?

— Мой ответ — положительный. Однако не буду рассказывать, с помощью каких методов и технологий мы доказываем, что объекту нашей заинтересованности не место в рядах служителей правопорядка.

— Иногда в прессе появляются разоблачительные статьи об участии правоохранителей в наркобизнесе. Откройте, пожалуйста, свое досье на эту тему.

— Мы не умалчиваем о таких фактах. Так, сегодня прокуратура Запорожской области по нашим материалам расследует уголовное дело в отношении бывшего начальника Мелитопольского отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, майора милиции М. Он подозревается в том, что с марта 2003-го по февраль 2004 года организовал сбыт наркотических средств. Делец был задержан во время получения денег (4600 грн.) за свой товар.

— Это единичный факт?

— Нет, к сожалению. Думаю, многие знают, что под следствие попал майор милиции Х., служивший в одном из экспертно-криминалистических центров. Причина — сбыт наркотиков. Во Львовской области за подобные делишки отвечает помощник начальника войскового наряда ВВ МВД, старший сержант С., контрактник. У него было изъято 10 г амфитамина. Дома у служивого обнаружили еще 80 г этого наркотика. На Днепропетровщине участковый инспектор милиции П. носил с собой два одноразовых шприца с наркотическими веществами. У него нашли 20 психотропных таблеток. "Прославились" и несколько офицеров милиции в Харьковской области — они употребляли наркотики.

— Интересует тема предателей в милиции. Актуальна ли она для вас?

— К сожалению, факты предательства были. Людей, запятнавших мундиры, мы немедленно увольняем, об этом информируем прокуратуру, которая возбуждает уголовные дела. Интересы службы в основном предавали некоторые сотрудники низшего звена милицейских структурных подразделений.

—Есть ли факты вербовки работников милиции бандитскими структурами?

— Мы отслеживаем ситуацию, владеем информацией об этом. И не буду скрывать: такие факты есть. В рамках расследования одного из уголовных дел, касающегося межрегиональной преступной группы автоугонщиков, проверяются сведения о причастности к этой шайке сотрудника милиции.

— Не было ли такого, что вашу информацию о неблаговидном поступке высокопоставленного милицейского начальника глава МВД клал в секретный сейф?

— Ну что вы! Наоборот. По распоряжению министра в системе Департамента внутренней безопасности создано мощное подразделение. В его поле зрения - сотрудники центрального аппарата МВД.

— Алексей Александрович, пожалуйста, ответьте откровенно: вас боятся в МВД?

— Я не хочу, чтобы меня и моих сотрудников боялись. Повторюсь: мы должны защищать личный состав, заниматься профилактической работой. Внутренняя безопасность — это, своего рода, милиция в милиции. И все же, думаю, некоторые люди в форме не хотят попадаться нам на глаза. Однако тем, кто честно выполняет свой долг, никакая "милиция в милиции" не страшна. Бояться нужно тем, кто злоупотребляет служебным положением, чья деятельность противоречит закону.

ПРОСЬБА ЗАПОМНИТЬ

Телефон доверия Департамента внутренней безопасности МВД Украины: 256-16-75. Работает круглосуточно.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори