пошук  
версія для друку
06.07.2004
джерело:
(«Факты и комментарии», 19 июня 2004 г.)

"16 часов меня незаконно содержали в райотделе милиции, избивали, унижали, не пускали в туалет и не давали пить", — утверждает львовская журналистка Ирэна Тершак

   

Сергей Карнаухов, "ФАКТЫ" (Львов):

Во Львове разразился громкий скандал, связанный с задержанием сотрудниками правоохранительных органов известной в городе журналистки 32-летней Ирэны Тершак. Как проинформировало по этому поводу общественность управление МВД во Львовской области, 28 мая в 8 часов вечера в дежурную часть Зализнычного райотдела милиции обратилась семейная пара: неизвестная женщина побила окна в их квартире и угрожает расправой. Сотрудники патрульно-постовой службы доставили дебоширку в дежурную часть, где выяснилось, что она — журналист.

В протоколе отмечено, что "задержанная продолжала вести себя агрессивно, кричала на милиционеров, оскорбляла их, порвала рубашку одному из них и нанесла ему несколько ударов в лицо. А потом она демонстративно разделась в помещении дежурной части. Милиционерам пришлось обратиться за помощью к медикам, дабы те смогли утихомирить неуправляемую женщину и объективно оценить ее состояние. Проведя освидетельствование, врачи констатировали, что задержанная находится в состоянии алкогольного опьянения. Материалы проверки находятся в прокуратуре Зализнычного района".

"По номерам машины мы определили, что нас "пасет" милицейское управление"

Скорее всего, никто бы не обратил внимания на утверждения Ирэны Тершак, что ее задержали незаконно, избивали и унижали в райотделе милиции, если бы журналистка не привлекла свидетелей, не зафиксировала побои и не записала свое задержание и "общение" с правоохранителями на диктофон и мобильный телефон.

— За несколько дней до этого и утром в день задержания мы с Ирэной ездили в поселок Брюховичи, — рассказал "ФАКТАМ" один из свидетелей журналист Валерий Сагайдак. — Готовили материал о расположенных там крупных складах боеприпасов. Во время разговора с местными жителями они неожиданно для нас поменяли тему разговора — начали жаловаться на "некоторых высокопоставленных чиновников правоохранительных органов". Мол, вырубили реликтовые уникальные сосны, построили особняки, стоимостью в сотни тысяч долларов, оформив свои дворцы на подставных лиц. При этом ведут себя вызывающе: устраивают шумные оргии, салюты. Мы начали уточнять полученную информацию, но после этого заметили, что нас стала постоянно сопровождать какая-то машина. По номерам определили — "пасет" милицейское управление. В день задержания Ирэны местные жители передали нам адреса и фотографии особняков, фамилии чиновников, которым они принадлежат на самом деле. Около трех часов мы вернулись во Львов, в редакцию газеты. Около 17 часов Ирэна (совершенно трезвая!) отправилась на базар покупать продукты — в этот день у нее намечалось семейное торжество. В 17.50 я перезвонил ей на мобильный телефон — хотел кое-что уточнить. Ирэна сказала, что уже скупилась и направляется домой. А еще через несколько минут она позвонила мне сама и сообщила, что ее везут в милицейской машине на какую-то встречу с начальством. Все эти звонки зарегистрированы, и это можно подтвердить их распечаткой. Обратите внимание: в 18 часов Ирэна находилась в милицейской машине, а согласно официальному сообщению в 20 часов она якобы начала дебоширить и бить окна! В следующий раз она позвонила мне уже рано утром, из "клетки" райотдела милиции...

— Около шести часов вечера, буквально через пару минут после телефонного разговора с коллегой, возле меня остановился УАЗ патрульно-постовой службы, в котором сидели четверо милиционеров, — излагает свою версию произошедшего Ирэна Тершак. — Очень вежливо, но не представляясь, спросили: "Вы Тершак?". Я ответила утвердительно, и они пригласили меня проехать в райотдел — мол, с вами хочет поговорить начальство. Лицо одного из них показалось мне знакомым, и я подумала, что это те ребята, с которыми я ездила в свое время к рейд. Ну и решила, что меня опять куда-то хотят срочно пригласить. Поэтому без задней мысли села к ним в машину, правда, предварительно перезвонила Валере. По дороге я помогала милиционерам разгадывать кроссворд, а они интересовались, над чем и где я сейчас работаю. Я спросила, о чем со мной хотят говорить, или рассматривать это как задержание? Но они от ответа уклонились.

"Эта женщина сорвала с себя одежду и ударила майора"

— Меня привезли в Зализнычный райотдел милиции, завели в кабинет, предложили сесть, — вспоминает Ирэна. — В помещение зашел дежурный майор. Ничего не поясняя, он начал ощупывать карманы моего плаща. Меня возмутила такая бесцеремонность, я оттолкнула майора и спросила, на каком основании меня привезли в милицию и что вообще происходит. Он отступил и начал кого-то звать. Сообразив, что затевается что-то нехорошее, я успела включить диктофон, который лежал в моей сумке, и запись на мобильный телефон. В это время пришел еще один милиционер, схватил меня за руки, а майор продолжал "проводить досмотр". Когда его руки оказались в моем лифчике, я не выдержала, ударила его и вырвалась. После этого меня уже держали несколько милиционеров. С меня стащили плащ и принялись рвать на мне одежду. Я, естественно, оборонялась как могла. Во-первых, не понимала за что задержали, во-вторых, обыск женщины мужчинами грубейшее нарушение закона! А дальше началось... Послушайте кассету.

Ирэна включает свой диктофон и комментирует происходящее в милицейском кабинете. Слышно, как майор зовет из коридора "свидетеля": "Пани, зайдите сюда... Вы видите, как меня побили. Порвала мне рубашку". Начинает диктовать. "Пишите: во время осмотра эта женщина сорвала с себя одежду, тут пишите. Ударила майора". Зовет сотрудницу райотдела: "Мария, иди сюда, описывай". — "Я же ничего не видела, не буду писать!" — "Приказываю, иди сюда, пиши!" Снова зовет кого-то: "Семен, я сейчас иду в больницу освидетельствоваться (речь идет о побоях.— Авт.), мне очень плохо. А ты пиши: сорвала при тебе всю одежду. Вот тут пиши: пьяная, цеплялась к милиционерам, сорвала одежду. Семен, пояснения взять у других, что при осмотре вырывалась, била майора". Голос Ирэны: "Уважаемый, назовите свою фамилию". Майор: "Неважно". Потом: "Называй меня Василий Иванович". Обращается к милиционерам: "Держите крепче ее за руки!" Тершак: "Вы действуете противозаконно. Я — журналист, заместитель председателя Львовской первичной организации Свободного профсоюза солидарных трудящихся при Верховной Раде Украины. Требую вызвать адвоката!" Майор: "Миша, держи за руки". Судя по шуму, Тершак опять пытаются "осмотреть". Майор: "Да будь ты солидной женщиной, вроде порядочный человек. Милиционера ногами копать (пинать. — Авт.)..." Крик Марии: "Ира, успокойся! Я не выдержу!" Слышно, как майор приказывает надеть на Тершак наручники. Шум схватки. Крик: "Скручивайте ее, скручивайте!"

— Это несколько человек сбросили меня со стула, повалили на пол, заломили руки за спину и надели наручники, а "попутно" топтались по спине и били по печени и почкам, — комментирует запись Тершак. Я не выдержала, разделась до нижнего белья: "Смотрите — нет ни наркотиков, ни оружия". И быстро снова оделась. Свидетели тогда видели, что на мне тогда еще не было синяков. Майор при мне несколько раз звонил какому-то своему начальству, чтобы выяснить, что со мной делать дальше. Но, судя по всему, четких указаний не получил и принялся действовать по своему усмотрению.

К несказанному удивлению задержанной, в райотдел вызвали бригаду скорой... психиатрической помощи. Но приехавшие врачи отказались забрать Ирэну — мол, не наш клиент. По ее настоянию вызвали обычную "скорую". Медики зафиксировали гипертонический криз, дали таблетку анальгина и уехали. Правда, написали в документах о травмированных наручниками руках Тершак. Около восьми вечера майор потерял терпение и попросил милиционеров отвезти ее... "хоть куда-нибудь".

— Схватив за руки и волосы, меня вытащили на улицу и затолкали в УАЗик, — продолжает Ирэна. — В салоне один из милиционеров сел на меня, а остальные, по дороге пинали меня под ребра дубинками. Привезли меня в одну больницу и в приемном покое сказали: "Нашли на улице избитую пьяную женщину". Но врачи, сообразив, что дело нечисто, принимать меня отказались. Везут во вторую — тоже отказ. В конце концов, доставили в медвытрезвитель. Но и там врач отказался меня принять.

"Вы в списке задержанных не значитесь"

В 11 часов вечера Ирэну опять привезли в райотдел. Все тот же майор сообщил, что на Тершак поступило заявление: некая женщина жалуется, что она побила в ее квартире окна и угрожала расправой.

— Мне стали угрожать, что кинут в клетку к зэкам, и те меня изнасилуют, или подселят к больному СПИДом, объясняет мне Ирэна, и я вынуждена была подписать признание в хулиганстве. Рассчитывала, что после этого отпустят домой. Но меня отвели в "клетку". На следующий день рано утром ко мне зашел новый дежурный. Спрашивает: "Вы кто?" Называю фамилию. Он страшно растерялся: "Вы в списках задержанных не значитесь. Почему избиты? Что же теперь с вами делать?" Офицер разрешил мне первый раз (!) за все время моего задержания сходить в туалет и попить воды. Помог очистить плащ от крови и грязи. Вот тогда я и смогла позвонить Валерию. Он поднял на ноги и прокурора, и правозащитника Анатолия Комарова. Тем не менее, отпустили меня только к 10 часам утра. Выяснилось, что у меня пропала сумка с продуктами, удостоверение члена профсоюза, духи, кое-что из косметики, журналистских записей, крышка от диктофона. Каким-то чудом уцелела кассета с записью моего "общения" с сотрудниками милиции...

Ирэна написала заявления на имя министра МВД, в городскую прокуратуру, приложив к ним копии диктофонной записи. Получила направление на снятие побоев перечень травм занял две печатные страницы!

Судя по всему, активность Тершак кое-кого обеспокоила. Несколько раз журналистке звонили по телефону и угрожали. Пришлось снова обращаться в прокуратуру.

Как выяснили "ФАКТЫ", несмотря на то, что с начала этого "столкновения" до написания материала прошло 20 дней (!), ни в отношении Ирэны Тершак, которая, якобы, закованная в наручники, избила около десятка сотрудников милиции, а затем устроила "стриптиз", ни в отношении ее оппонентов в погонах, уголовные дела не возбуждены, как нет и отказа в их возбуждении. Как сообщили "ФАКТАМ" в прокуратуре Зализнычного района Львова, проверка практически закончена. В настоящий момент ожидаются выводы отдела внутренней безопасности УМВД во Львовской области и результаты судмедэкспертизы, которые не готовы до сих пор.

Если факты соответствуют действительности, то речь идет о безобразии, с которым необходимо бороться, считает адвокат Арам Члиянц, которого "ФАКТЫ" попросили прокомментировать ситуацию. Так избить женщину это ужас! Даже если она действительно сделала что-то противозаконное или была в состоянии опьянения, действовать таким образом милиция не имела права, это превышение власти. Да и обыск проводился без каких-либо на то оснований и без понятых, к тому же милиционерами-мужчинами. Кроме того, должны быть оформлены определенные процессуальные документы: протокол задержания, с указанием, за что задержан гражданин, протокол обыска. Со всеми этими документами журналистку должны были ознакомить под подпись. Непредоставление адвоката нарушение Конституционного права каждого гражданина на правовую защиту. Не предоставление медицинской помощи, содержание в райотделе милиции около 16 часов тоже грубейшие нарушения. А если будет подтверждена истинность аудиозаписи и побоев, это уже криминал.

P.S. Как стало известно "ФАКТАМ", происшествие с Ирэной Тершак обсуждалось на прошедшем во Львове семинаре по проблемам предупреждения пыток и издевательств в Украине, в котором участвовали представители международных правозащитных организаций, адвокаты, врачи и журналисты. Соответствующие запросы по делу Тершак в правоохранительные органы готовит и ряд народных депутатов.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори