пошук  
версія для друку
06.07.2004
джерело:
(«Зеркало недели», №23, 12-18 июня 2004 г.)

Обреченный батальон. Фатальные события в одной из воинских частей Винницкого гарнизона переходят в пугающую закономерность

   

Наталья Славина, г. Винница:

Служба в 20-м аварийно-спасательном батальоне МЧС, дислоцирующемся на Виннитчине, на сегодняшний день, пожалуй, стала опасней, чем в горячих точках. И не потому, что прямое предназначение бойцов части — работа в районе стихийных бедствий. Как утверждают работники военной прокуратуры Винницкого гарнизона, за последние три года официально не было зарегистрировано ни одного случая увечий либо смертей при выполнении непосредственных своих обязанностей. Смерть срочников повлекли как раз иные обстоятельства.

Официальная причина гибели рядового Иванова в 2001 году — несчастный случай. Солдат умер на глазах у сослуживцев. В тот день в части проводили расчистку территории от поваленных деревьев. По словам очевидцев, все произошло за считанные секунды — срубленный ствол, накренившийся в одну сторону, неожиданно завалило в другую. Бойцу, оказавшемуся в районе падения дерева, проломило череп. Как сообщил помощник военного прокурора Винницкого гарнизона майор юстиции Валерий Бахур, последующая проверка подтвердила очевидность несчастного случая. В возбуждении уголовного дела касательно командования части было отказано: все технические нормы по охране труда военнослужащих были соблюдены. Якобы даже каски на головы им выдали...

Володю Крыжановского, призванного на службу осенью 2002 года, привезли умирать в военно-медицинский центр ВВС 17 февраля 2003 года. Начальник отделения интенсивной терапии и реанимации Лидия Хлебовская уверяет, что больной поступил на лечение почти в бессознательном состоянии. Этот случай был четвертым за ее 20-летнюю медпрактику. Володя умер через три дня от двустороннего воспаления легких. Другим военнослужащим части повезло — они заболели позже, поэтому меры, принятые врачами медцентра, оказались своевременными. Что же приковало практически целый взвод солдат к больничной койке?

Сослуживцы в письме к матери Володи рассказали, что в те дни все силы части были брошены на строительство сауны. Ее открытие непременно должно было состояться к 23 февраля. Свидетели утверждают: на работы гнали всех, невзирая ни на состояние здоровья, ни на то, что разгоряченные после бани солдаты долбили лопатами землю в 19-градусный мороз! Есть и другая информация: в казарме на самом деле работал один котел вместо трех имеющихся — экономили. Мокрым, сильно замерзшим солдатам приходилось натягивать на себя не только по два одеяла, но и накидывать сверху бушлаты.

Однако командование части не желает брать на себя ответственность за смерть Крыжановского и уверяет следствие, что массовая заболеваемость связана с недобросовестным отбором на призывной комиссии и халатностью капитана медслужбы санчасти. Такая формулировка, похоже, вполне устраивает военную прокуратуру, которая и не пытается вникнуть во все подробности дела.

Владимир Милашевский, врач медпункта этой воинской части, просто шокирован обвинениями в свой адрес:

— Накануне, 16 февраля, я заступил на дежурство. В тот же день ко мне с жалобами на состояние здоровья обратился рядовой Тимофеев, и, осмотрев его, я принял решение о госпитализации в военно-медицинский центр. Когда я вернулся в часть, мне сообщили о плохом самочувствии рядового Синицы. При его госпитализации возникли проблемы: санитарная машина части сломалась, мне пришлось за свой счет вызывать такси — медлить было нельзя, состояние здоровья парня ухудшалось. Как только я явился в часть, а это было уже утро 17-го, сразу же получил задание от командира везти 16 бойцов на станцию переливания крови для сдачи крови. Прибыли в часть уже под вечер. Мое дежурство было окончено. О состоянии здоровья Крыжановского мне никто ничего не докладывал, я не осматривал его в эти дни. В медпункте лежали семь человек — Крыжановского среди них не было. Как я узнал на следующий день, Володя находился на постельном режиме в казарме по предписанию дежурного фельдшера.

Какое право имела «медработница» на свой страх и риск проводить диагностику и назначать таблетки, если у нее за плечами только гуманитарный диплом и 4-месячные курсы сестер милосердия? И что за необходимость командиру части назначать на должность фельдшера работника, не имеющего специального медицинского образования, если на рынке труда достаточно высококвалифицированного персонала?

Прошел год, а виновных в смерти солдата фактически нет, хотя дело из военного суда направляли на дорасследование. В действиях командования воинской части следователи военной прокуратуры криминала не нашли.

На территории воинской части есть пилорамочный цех. Говорят, после смерти Крыжановского здесь изготовили гроб. Но родители умершего отказались его брать. Изделие якобы пригодилось спустя год — при загадочных обстоятельствах погиб рядовой Морозовский.

Причина смерти в общем-то сомнений не вызывает: солдата травмировало падающее дерево. А вот что касается обстоятельств — информация противоречивая. Предварительный вывод следствия такой: 5 марта двое военнослужащих батальона были направлены заготавливать веники для уборки территории. В лесничестве в это время проходила плановая заготовка древесины. Василий Морозовский слишком близко подошел к только что спиленному дубу, который начал падать. Пильшик, увидевший парня в опасном месте, пытался его предупредить, но убегающего солдата задело концом ствола. Работник лесохозяйства на собственном автомобиле отвез пострадавшего в районную больницу, но полученные им травмы оказались несовместимыми с жизнью.

Через два часа после происшествия на место прибыла группа следователей во главе с военным прокурором Винницкого гарнизона полковником юстиции Александром Сургучевым. С ночи 5 марта в части работала и столичная комиссия МЧС. Следователи прокуратуры, уполномоченные распространять официальную информацию, сообщили, что у них имеются письменные показания военнослужащих части о том, что помощь солдат-срочников работнику лесничества носила постоянный характер. Их привлекали к рубке леса, уходу за домашним скотом. Якобы и в тот день по приказу командира части двое солдат направили подсобить леснику. В часть возвратился только один.

Как сообщил следователь военной прокуратуры Винницкого гарнизона старший лейтенант юстиции Михаил Середенко, по факту смерти солдата возбуждено дело по ст. 272 ч.2 «Нарушение правил безопасности во время выполнения работ с повышенной опасностью, повлекшее гибель людей». Ведется расследование.

Не слишком ли много фатальных событий для одной воинской части? Ведь смерть одного солдата в мирное время — это уже ЧП. А здесь что ни год — ЧП.

В беседах тет-а-тет защитники законности сетуют на объективные трудности в сборе доказательств: сложно будет продолжать службу в той же части, если подчиненный надумает пойти против командира. Погоны дороги не только в моральном смысле. Потому формулировка несчастных случаев «по неосторожности самих погибших» устраивают всех. Кроме заплаканных матерей, чьих сыновей больше нет. Они-то как раз не успокоятся до тех пор, пока виновные в смерти их детей не понесут заслуженного наказания. Ведь отправляли они своих ребят на службу в аварийно-спасательный батальон МЧС, а не на лесоповал.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори