пошук  
версія для друку
06.07.2004
джерело:
(«Юридическая практика», №24 15

Система военных судов Украины — осознанная необходимость для страны? Зачем Украине отказываться от системы военных судов — мнение человека «из системы»

   

Дмитрий Преда специально для «Юридической практики»:

Декларация «О государственном суверенитете Украины», принятая Верховным Советом УССР 16 июля 1990 года, провозгласила: государственный суверенитет Украины — это самостоятельность, полнота и неделимость власти республики в пределах ее территории, независимость и равноправие во внешних сношениях. Так Украина самоопределилась как суверенное национальное государство, развивающееся в существующих границах. Это означает, что наша страна с целью защиты своей территориальной целостности вправе иметь собственные Вооруженные Силы, комплектующиеся ее гражданами. Таким образом, защита суверенитета и территориальной целостности страны, обеспечение ее экономической и информационной безопасности — важнейшая задача государства и всего украинского народа. А решение задач по защите от угрозы извне возлагается на Вооруженные Силы Украины. Внутренняя безопасность обеспечивается, собственно, внутренними войсками МВД Украины и органами государственной безопасности. Кроме того, создаются и другие воинские формирования, предусмотренные действующим законодательством. Для обеспечения выполнения этих важнейших функций государства необходимы, по крайней мере, два условия. Во-первых, нормативная база. Во-вторых, высококвалифицированные кадры, способные ориентироваться в огромном потоке специализированной информации. С провозглашением 24 августа 1991 года Акта о независимости создано самостоятельное государство — Украина, и сразу возникли сложнейшие задачи государственного строительства, но в то же время появились и неограниченные возможности. Однако как ими воспользовались? Например, буквально с первых шагов независимости Украины политики, юристы-ученые и практики ополчились на военные суды, руководствуясь непонятными интересами, не имеющими ничего общего с государственными. Началось с переименования военных трибуналов в военные суды, а сегодня уже стоит вопрос о ликвидации военных судов вследствие их нецелесообразности. Представляется, что подход с позиции целесообразности или нецелесообразности их существования в корне неверен, поскольку военные суды созданы давно и функционируют успешно. Подход должен быть только один — законодательный, коль мы объявили себя в Основном Законе правовым государством. Впрочем, не в пользу последнего свидетельствуют высказывания отдельных специалистов. Одни указывают на то, что военные суды нецелесообразно сохранять, поскольку их существование не соответствует Конституции Украины и международным конвенциям, а также — что месячная нагрузка на судью намного меньше, чем в судах общей юрисдикции. Другие поверхностно и бессистемно анализируют опыт зарубежных стран, в частности, европейских, в вооруженных силах которых есть военные суды, и нивелируют их значимость. В результате они признают, что Вооруженным Силам Украины военные суды не нужны, с осуществлением правосудия в армии вполне способны справиться суды общей юрисдикции. А ведь они сильно загружены, что, естественно, приведет к снижению качества правосудия. Хотелось бы поспорить с апологетами таких подходов. Во-первых, проанализировав нормы действующей Конституции Украины, приходим к выводу о том, что военные суды входят в судебную систему судов общей юрисдикции, но осуществляют правосудие лишь в Вооруженных Силах Украины. Поэтому ссылка на то, что Конституция Украины не предусматривает существования военных судов, безосновательна. Так, Закон «О судоустройстве Украины» от 7 февраля 2002 года в статье 21 приводит следующие виды местных судов: районные, районные в городах, городские, межрайонные, а также военные суды гарнизонов. Согласно статье 22 Закона, к полномочиям местных судов как судов первой инстанции относится рассмотрение уголовных и гражданских дел, а также дел об административных нарушениях. Статья 2 названного Закона указывает, что суд осуществляет правосудие на принципах верховенства права, обеспечивает защиту гарантированных Конституцией Украины и законами прав и свобод личности и гражданина, прав и законных интересов юридических лиц, интересов общества и государства. Что подразумевается под защитой интересов общества и государства? Прежде всего то, что деятельность военных судов, в соответствии с требованиями статьи 2 Закона, направлена на защиту от любых посягательств на безопасность Украины, боеспособность и боеготовность ее Вооруженных Сил и иных воинских формирований, что включает в себя также защиту прав и свобод военнослужащих и иных граждан (например, служащих ВС Украины), прав и законных интересов воинских частей, организаций и учреждений. Во-вторых, о каких международных конвенциях идет речь, якобы запрещающих государствам Европы иметь военные суды, как основании для отказа при вступлении в Евросоюз? Следует хотя бы назвать конвенцию и привести соответствующие цитаты, чтобы читатель самостоятельно смог сделать вывод, а не навязывать свою позицию, зачастую тенденциозную. И последнее. Низкая нагрузка в военных судах влияет на укрепление законности, дисциплины и правопорядка в войсках, поскольку судьи выезжают в воинские части в связи с рассмотрением уголовных дел и проведением мероприятий правовоспитательного характера. Командование воинских частей неоднократно указывало на позитивное значение такой работы. Следует отметить, что после рассмотрения уголовного дела в войсковой части, в присутствии личного состава, судьи также проводят комплекс мероприятий правовоспитательного характера. Приговоры военного суда по наиболее актуальным делам объявляются в приказах командования, в том числе и Министерства обороны Украины. Неубедительны доводы отдельных авторов и о том, что военные судьи зависят от командования в вопросах финансирования, материально-технического обеспечения. Подобная зависимость от командования или любая иная никогда не имела место: ни в период бывшего СССР, ни тем более в настоящее время, когда Украина обрела независимость. Средства на финансирование военных судов предусмотрены госбюджетом Украины и непосредственно выделяются судам Государственной судебной администрацией Украины. Расходы Министерства обороны Украины по отдельным видам обеспечения полностью и в кратчайшие сроки возмещаются Государственной судебной администрацией Украины. Тезис о присвоении воинских званий офицерам — судьям и другим военнослужащим аппарата суда соответствующим командованием — не более чем вымысел, поскольку такого не было даже в период существования СССР. Авторы также утверждают, что военные суды зависимы при решении дел по существу от командования Вооруженных Сил Украины всех уровней, поскольку они в погонах. Поэтому делается вывод, что решения военных судов необъективны и надлежащим образом не защищают права и законные интересы военнослужащих. Ошибочность этого тезиса подтверждается не только отечественным опытом, но и мировым. В Европейский суд по правам человека обратился военнослужащий К. с иском к Соединенному Королевству, согласно § 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в частности права на справедливое судебное рассмотрение независимым и беспристрастным судом. Рассмотрев дело, Европейский суд отклонил общие требования заявителя К. о том, что военные трибуналы по своей сути не могут независимо и непредубежденно рассматривать уголовные обвинения против военнослужащих, придерживаясь требований, содержащихся в § 1 статьи 6 Конвенции. Суд также отклонил жалобу заявителя К. относительно того, что военный суд по его делу был предубежден и лишен независимости. Его утверждения не давали оснований сомневаться, что в ходе производства военный суд придерживался четкого распределения функций обвинения, председательства и принятия решений, а во время принятия решений была обеспечена независимость от высших судебных инстанций и должностных лиц с высшими воинскими званиями либо от другого служебного влияния. Таким образом, суд пришел к выводу о том, что не было оснований считать производство в военном суде по делу К. несправедливым, а тем самым § 1 статьи 6 Конвенции не нарушен (В Европейском суде по правам человека // Вестник Верховного Суда Украины. № 4 (44).— 2004.— С. 36-37). Теперь следует сказать о специфике работы военных судей при решении уголовных, гражданских и административных дел. Во-первых, военный судья в период подготовки дела к слушанию использует не только общую законодательную базу для проверки правильности применения к правонарушителю материального закона (кодексы, комментарии и т.п.), он также изучает военные нормативные акты. Причем проверяет их легитимность. Например, только в 2003 году в военный местный суд поступило более трех тысяч нормативных актов по линии военного управления. Кроме того, судья пользуется нормативными актами Министерства обороны Украины не только за текущий год, но и за прошлые годы. Сюда же следует отнести несметное количество обзоров судебной практики о воинских преступлениях. Не умаляя роли судей районных судов, хотелось бы отметить: они не располагают столь громадным объемом судебной практики в военном законодательстве для решения конкретного дела, объективного его исследования и принятия законного и обоснованного решения в защите прав и законных интересов военнослужащего. Поэтому сроки рассмотрения дел будут катастрофически продлеваться, естественно, пострадает качество их рассмотрения, что крайне нежелательно. Во-вторых, что лучше: направить упомянутые три тысячи актов в десятки военных судов или более чем в 800 районных судов? Представьте затраты бюджета на размножение такого количества документов и их отправку! Видимо, некоторые авторы статей над этим не задумывались. Ко всему, все судьи и секретари судебных заседаний имеют соответствующие формы допуска к секретным документам, а судьи — и к совершенно секретным документам для того, чтобы военный суд мог рассматривать дела, связанные c государственной тайной. В-третьих, судьи военных судов, как правило, без ущерба боеготовности рассматривают уголовные дела в расположении воинских частей и подразделений. Если говорить о военном местном суде Запорожского гарнизона, то выезды совершались в пределах двух областей (опять-таки, командировочные расходы немалые). При нынешней высокой нагрузке районный судья никак не сможет взять на себя работу военных судов. Утопичны предложения о кардинальном сокращении военных судов и об их ликвидации. Думаю, что когда тот или иной автор пишет о военных судах, о якобы малой нагрузке судей, то вообще не представляет объема работы военных судов и специфики их деятельности. Вместо укрепления военно-судебной системы все делается для того, чтобы свести ее к минимуму, чтобы было непонятно, чем занимаются суды или вообще их ликвидировать. Руководители военных судов всех уровней неоднократно предлагали передать под свою юрисдикцию не только военнослужащих Министерства обороны Украины и Министерства внутренних дел Украины, но также всех лиц в погонах (милицию, налоговую, таможню и т.п.). Однако этого не произошло. В течение нескольких лет военные суды успешно рассматривают в установленные законом сроки гражданские дела. С принятием нового Гражданского процессуального кодекса, который вступит в силу с 1 января 2005 года, гражданские дела не будут рассматриваться военными судами. Почему? Все по той же причине: чем хуже, тем кому-то лучше. Пора определиться в этом вопросе — необходимо сохранить военные суды как высокоорганизованную военно-судебную систему.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори