пошук  
версія для друку
06.07.2004 | Наталья Назарук
джерело:
(«2000», 28.05.2004)

Сегодня в руках силовиков есть достаточно средств, чтобы закрыть или парализовать деятельность любого предприятия, в том числе и СМИ, изъяв основные средства производства. Речь идет о проверках лицензионности программного обеспечения

   

Процедура проведения таких проверок в Украине четко не регламентирована на законодательном уровне, а соответственно отсутствует и информация о полномочиях проверяющих, что является серьезной проблемой. Контроль за соблюдением законов, особенно составляющих Уголовный кодекс, поручен всем органам МВД, прокуратуре, налоговой милиции и СБУ.А значит, «посмотреть» ваш софт могут сотрудники любого из вышеназванных ведомств. Причем руки сотрудников УБЭП и УБОП более развязаны, так как они имеют право осуществлять контрольные закупки и «заодно» проверять программное обеспечение (ПО). Для этого им не нужно никаких документов, кроме служебных удостоверений.

Далее. В большинстве случаев компьютеры, даже абсолютно «чистые» или лицензированные, изымают для проведения исследования, поскольку никто из проверяющих, как правило, не только не разбирается в ПО, но даже правильно описать конфигурацию изымаемой машины не может. Забирают преимущественно все, включая коврики для «мыши». На этом этапе мы оказываемся жертвами еще одного противоречия: согласно закону «Об авторском праве и смежных правах» изыматься, а в случае контрафактности и конфисковываться в пользу государства, должны только «матеріальні носії комп’ютерних програм та обладнання, призначене для їх виготовлення та відтворення», но тут же юристами «Салкома», официального представителя «Майкрософт», «відтворення» трактуются как «воспроизведение компьютерной программы с целью использования ее полезных свойств и функций».

Исходя из этого «...весь компьютер в совокупности с монитором, периферийными устройствами позволяет полностью использовать... программу», и следовательно изыматься должен полностью. В случае малейшего несогласия владельца компьютера, (например, его желание пригласить адвоката), «на подмогу» якобы «из-за оказанного сопротивления» за считанные минуты приезжает силовое подразделение, после чего разговор продолжается уже в несколько иной тональности... Отдельную опасность представляет конфискация информации, последствия которой могут быть непредсказуемы. Здесь мы имеем дело с очередным несовершенством законодательства, которое не предусматривает каких-либо специальных норм об изъятии электронных носителей. Известно лишь, что если изымаются бумажные документы, предприятию или учреждению разрешается сделать копии.

Наверное, по аналогии можно сделать копии и с электронных носителей, необходимых для работы. Но должны быть выработаны нормы, охраняющие конфиденциальную информацию и от властных структур. Еще один момент: подлежат ли изъятию вообще пользовательские файлы, не относящиеся к ПО? Из 160 уголовных дел, возбужденных ЮФ «Салком» за первый год работы, «максимально оперативным» было расследование, когда с момента выявления нарушения до вынесения решения судом прошло «всего» три месяца. Надо полагать, что даже в случае закрытия дела ввиду отсутствия состава преступления (полной лицензионности всего ПО) все это время конфискованная оргтехника пылилась где-то на складе какого-то силового ведомства.

И, наконец, последнее. Кого миловать, а кого наказывать, решает правообладатель. В данном случае — корпорация «Майкрософт». Пример тому — невозбуждение уголовных дел против компьютерных клубов во время действия моратория. То есть в наших условиях именно «Майкрософт» или его полномочные представители определяют, кто и в какой степени виноват, включая и теоретическую возможность признания лицензионного ПО нелицензионным. А за нарушение авторских прав, кроме конфискации, возможно применение ст. 365 УК о превышении власти и служебных полномочий против руководителя и гражданско-правовая ответственность предприятия как юридического лица.

То есть правообладатель имеет право обратиться в суд с иском о возмещении причиненного ущерба, включая упущенную выгоду, либо о взыскании дохода, полученного вследствие нарушения авторских прав, либо о выплате денежной компенсации за нарушенное право в пределах от 50 до 50000 минимальных зарплат (минимальная зарплата — 205 грн.). Суммы упущенной выгоды или денежной компенсации с лихвой хватит, чтобы закрыть и обанкротить не то что газету, а даже телеканал!

Куда же смотрит Антимонопольный комитет Украины, ведь Евросоюз и США борются с монополией? В любой момент силовое ведомство может официальными и правовыми методами парализовать работу того или иного предприятия, в том числе и СМИ, для которого компьютер является основным средством производства. Все вышеизложенное касается только продуктов «Майкрософт», которая, судя по всему, пролоббировала такое «уважительное отношение» к своим авторским правам на самом высшем уровне то ли в Украине, то ли в США, или в обязательном порядке должно быть лицензировано все использующееся программное обеспечение?

Стоимость лицензий на ПО, чтобы избежать наказания, не оставляет выбора. Для того, например, чтобы выпускать газету, надо иметь как минимум Windows (~800 грн.), Microsoft Office (~2000 грн.), Adobe InDesign (~6500 грн.), Adobe Photoshop (~4700грн.), редактор векторной графики Сorel Draw (~ 2500грн.) или Adobe Illustrator (~ 3500грн.). И это только на один компьютер! Если крупные столичные медиа и могут позволить себе такие траты, то районки просто вымрут как динозавры!

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори