пошук  
версія для друку
06.07.2004 | Станислав Речинский
джерело:
(«Вечерние вести», 15 июня 2004 г.)

Последние месяцы ознаменовались целым рядом явно «заказных» процессов против СМИ. «Сельские вести», «Украинская правда», «Украина молодая», целый ряд региональных изданий подверглись массированным «судебным атакам». Сила этих атак говорит о том, что сейчас, перед выборами, речь идет уже не о запугивании, идет война на уничтожение. Эта война не обошла стороной и газету ”Вечерние вести”, уже привыкшую к постоянному дикому количеству судебных исков. Остановимся лишь на двух, наиболее вопиющих примерах

   

Как могли заметить постоянные читатели нашей газеты , «Вечерние вести» всегда очень бережно, чтоб не сказать трепетно относились к украинской судебной власти. Потому что всегда считали ее не третьей ветвью власти, а первой, самой главной, без которой не могут существовать никакие другие. Мы всегда осознавали, что только укрепление действительной независимости судебной власти может стать тем средством, которое сможет вытащить Украину из нынешней пропасти.

Мы полностью согласны с высказыванием украинского политического узника Бориса Фельдмана в том, что «суд должен стать для человека гарантом его человеческого достоинства, его прав, его жизни и свободы». Однако, печальная действительность показывает, что в Украине идет обратный процесс. Судебная ветвь власти, если и не отмирает, то становится неким карательным подразделением власти исполнительной, а точнее — действующего режима. К сожалению, чем ближе выборы, тем сильнее становится давление власти на украинские суды. А судьи… становятся все более послушными, если не сказать сервильными.

Особенно жутко наблюдать, как режим пытается использовать третью власть для уничтожения власти четвертой — прессы. 13 мая этого года судья Печерского районного суда города Киева Юлия Иваненко вынесла решение частично удовлетворить исковое заявление Бориспольского городского совета и исполкома к нашей газете. И признать не соответствующими действительности сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию этих органов самоуправления, напечатанные в нашей газете в статье «Бориспольского предпринимателя заказал горсовет?». Напомним, что в статье шла речь о загадочной гибели бориспольского предпринимателя и директора детского клуба Анатолия Сочнева. В частности, в статье цитировались высказывания представителей общественной организации «Молодежный антикоррупционный комитет» о том, что в смерти Сочнева прежде всего были заинтересованы некоторые чиновники Бориспольского горсовета. Заинтересованы в силу того, что Сочнев требовал проведения открытого тендера по аренде одного бориспольского объекта торговли. По идее, иск Бориспольского горсовета должен был быть направлен не против газеты, а против «Молодежного информационного комитета», который заявлял о заинтересованности местных чиновников в гибели Сочнева. Но дело даже не в этом. Судья Иваненко, к примеру, сочла не соответствующими действительности и порочащими честь и т.д. бориспольских чиновников следующее: «Больше всех непримиримая позиция «афганца» была не выгодна городским чиновникам». Но ведь такой вывод может сделать любой человек, ознакомившийся с предысторией убийства. Или «...а в адрес вдовы погибшего постоянно поступают угрозы». Что же здесь неправдивого или порочащего чиновничью честь? Ведь об угрозах говорит сама вдова, при этом она не знает, кто именно угрожает. Но бориспольским чиновникам почему-то кажется, что речь идет о них. Как там в поговорке про кошку, которая чует, чье мясо съела? Однако, и это не самое вопиющее. Судья Иваненко выносит решение о взыскании с газеты в пользу Бориспольского горсовета и исполкома «для возмещения морального вреда 60 000 гривен». Мы не будем останавливаться на том, что в судебном решении напрочь отсутствует мотивировка того, чем доказана неправдивость изложенных в статье сведений, и основания для начисления именно 60 000 возмещения, а не 500 000, как того требовали истцы. Понятно, что медицинскую справку о резком ухудшении состоянии здоровья горсовет принести не может. Основной идиотизм ситуации заключается в том, что 3 апреля 2003 года Верховная Рада Украины приняла закон «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України з питань забезпечення та безперешкодної реалізації права людини на свободу слова». И в статье 49 этого закона совершенно отчетливо говорится о том, что органы государственной власти, органы местного самоуправления как истцы в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации вправе требовать по суду только опровержения недостоверной информации и не имеют права требовать возмещения морального вреда. Цитируем специально для судей, не знакомых с этим законом:

«Стаття 49. Відшкодування матеріальної та моральної шкоди

У випадках, коли правопорушенням, вчиненим суб’єктом інформаційної діяльності, завдано матеріальної чи моральної шкоди фізичним або юридичним особам, винні особи відшкодовують її добровільно або на підставі рішення суду.

Органи державної влади, органи місцевого самоврядування як позивачі у справах про захист честі, гідності та ділової репутації вправі вимагати по суду лише спростування недостовірної інформації та не мають права вимагати відшкодування моральної (немайнової) шкоди. Це не позбавляє посадову особу органу державної влади чи органу місцевого самоврядування права на захист честі, гідності та ділової репутації у суді».

Хотя иск был подан до вступления в силу этого закона, однако в практике европейского суда, которым должны руководствоваться отечественные судьи существует положение, согласно которому органы власти (в том числе и местного самоуправления) не имеют права требовать возмещения морального ущерба. Кроме того, возмещение морального ущерба возможно только в том случае, если доказан злой умысел автора и газеты, которые сознательно, зная о недостоверности информации, распространили ее с целью подрыва чьей-то репутации.

Так что, как любил говорить один персонаж Подеревянского, «Что не ясно?».

Но тем не менее иск все же был частично удовлетворен. И теперь, вопреки закону, но по решению судьи Иваненко орган местного самоуправления должен получить 60 тысяч гривен возмещения морального вреда.

Следует отметить: когда «ВВ», не согласившись со столь беззаконным решением, решили подать апелляцию, представителю газеты в суде дали понять, что редакции придется в этом случае заплатить госпошлину в размере 25 тысяч гривен. И это при том, что по закону редакция должна заплатить половину от суммы пошлины, которую заплатил истец, при подаче заявления в суд. То есть, порядка полутора тысяч гривен. Странная арифметика, особо циничная, учитывая, что в случае, если Иваненко не примет нашей апелляционной жалобы, то ее решение обжалованию не подлежит! Замкнутый круг, за которым стоит или недостаток профессиональных знаний или… извините , «заказ».

Кстати о «заказах». Весьма похоже на оный другое недавнее происшествие. В конце мая редакция получила извещение о том, что на следующий день в Киевском хозяйственном суде будет рассматриваться иск к газете о взыскании 500 000 гривен морального вреда. При этом исковое заявление не высылается и понять вообще ничего невозможно. В суде выяснилось, что Министерству обороны не понравилась наша статья под названием «Батальоны просят ухи», в которой шла речь о том, как высокопоставленные чиновники этого министерства в очередной раз подложили свинью своим товарищам по оружию — менее высокопоставленным военнослужащим. А именно, лишили бесквартирных офицеров возможности получить наконец пристойное жилье. Но речь не об этом. Речь о суде. Хозяйственном. Который в нарушение закона принял иск о возмещении морального ущерба, не подтвержденный решением суда о факте распространения сведений, порочащих честь и достоинство. Как бы и ежику понятно, что отнюдь не в компетенции хозяйственного суда решать вопрос о достоверности информации, злом умысле и моральном вреде. Тем более, что еще в 1996 году Высший арбитражный суд Украины опубликовал разъяснение «Про деякі питання практики вирішення спорів, пов’язаних з відшкодуванням моральної шкоди»

В этом документе в частности, говорится: «Прийняття рішення про відшкодування моральної шкоди, заподіяної поширенням відомостей, що не відповідають дійсності або викладені неправдиво, неможливе без їх попереднього спростування. Тому справи у спорах про відшкодування моральної шкоди, заподіяної поширенням таких відомостей, підлягають розгляду господарськими судами лише за умови попереднього вирішення питання про їх спростування у загальному суді або добровільно (у тому числі на вимогу заявника) особою, яка поширила відомості. Докази такого спростування повинні бути додані до відповідної позовної заяви.

(пункт 9.1 в редакції листа Вищого арбітражного  суду України від 13.11.98 р. N 02—5/433)»

Не хочется снова цитировать Подервянского, но что же тут неясного. Тем более для лиц, обремененных высшим юридическим образованием. Тем не менее, хозяйственный суд этот дикий иск принимает и, возможно, удовлетворит. Потому что нынешняя деятельность нашей судебной власти — это уже не просто «правовой нигилизм», а скорее правовой беспредел, умноженный на юридическую безграмотность. Да и зачем, по большому счету, современному судье знать законы? «Заказы» можно выполнять и без этих знаний. Главное, чтобы отсутствовала совесть.

Стоит заметить, что «заказы» относительно финансового уничтожения нашей газеты мы пока анализировали лишь с точки зрения украинских законов. Если же обратиться к законам международным, часть из которых Украина обязалась выполнять, то картина будет еще более удручающей. Большинство судебных исков против «ВВ» касаются оценочных суждений. Да, наши оценки резки и неприятны для власти. Но это — наше право. Если, конечно, мы живем в демократическом обществе и называем себя Европой. Кстати о Европе. В одном из решений Европейского суда по правам человека, еще от 1976 года сказано: «Свобода высказывания своих взглядов является основой демократического общества, она является обязательным условием для его прогресса и развития каждого человека. Она применяется не только в отношении к информации или идеям, которые встречают одобрительное восприятие или рассматриваются как неоскорбительные и нейтральные, но и к тем, которые оскорбляют или шокируют страну или часть населения. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых нет демократического общества.» Таким же общеизвестным для Европы фактом является и то, что государственный чиновник не должен удивляться резким высказываниям в свой адрес со стороны прессы. Потому что он облечен властью, потому что он живет на деньги налогоплательщиков. И право общества не только пристально присматриваться к содержимому его карманов, но и выражать публично свое отношение к этому человеку, давать оценки его деятельности.

Однако, видимо, именно это и не нравится представителям нынешней власти в Украине, которая уже добилась того, что является практически неподсудной. Достаточно вспомнить позорную историю с «делом Василенко». Но власти этого мало, она хочет быть еще и необсуждаемой и некритикуемой. Потому, что не боясь бессильного украинского суда, она все еще боится свободного слова. Она боится увидеть себя в зеркале честной прессы. Потому что власть боится правды о себе. И такая власть, как свидетельствует история, обречена на уничтожение. Это естественно и это справедливо. Неестественно и страшно то, что наши нынешние суды превратились не в последнее пристанище справедливости, а в какое-то энное подразделение президентской администрации. Это страшно еще и потому, что судья — понятие не административное, а скорее сакральное, священное. Библия очень много говорит об этом высоком призвании, например: «Блаженны хранящие суд и творящие правду во всякое время!». Именно «во всякое время». Творят ли наши судьи правду в это беззаконное время? Время скоро изменится, но останется ли уважение к тем, кто «творил ложь»?

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори