пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200420
07.08.2004 | Александр Бурмагин, “Вгору”

Смерть, за которую никто не ответил

   

“Мы считаем, что Ловыгин П.А. был убит огнестрельным ранением в голову…” Из заявления в генпрокуратуру.

Херсонская пресса неоднократно писала об убийстве инспектора ГАИ Петра Ловыгина в Антоновке и последующих мытарствах его матери. Последние четыре года, прошедших со дня убийства, Галина Ловыгина пытается узнать, почему это случилось, кто в этом виновен, и почему до сих пор никто не понес наказание. И на протяжении всех этих лет люди в погонах, судьи убеждают ее, что убийство ее сына – нелепая случайность, за которую отвечать никто не должен. Ведь по официальной версии 14 января 2000 года убийство произошло в результате неосторожного обращения с оружием во время проведения учебной операции “Сирена”. Погибший инспектор исполнял в ней роль условного нарушителя. В тот день (из заявления матери и ее доверенного лица в генеральную прокуратуру): “Ловыгин П.А. исполняя вместе с Ивановым роли нарушителей, двигались на автомашине…повторно подъехали к посту, где на требования Шевковича А.П. вышли из автомашины, остановились, положив руки на капот. По показаниям свидетелей, Шевкович А.П. уже знал о том, что проводимая операция по плану “сирена” является учебной, о чем на пост было сообщено по рации. Однако, когда Ловыгин с напарником еще находились в машине, Шевкович А.П. снял автомат с предохранителя и послал патрон в патронник… Обыскав сначала Иванова, отобрав у него выданный руководством газовый пистолет, Шевкович А.П. приставил автомат, вдавив его в ребра, к спине Ловыгина и через 10 секунд произошел выстрел…” Так оборвалась жизнь человека. Выстрелившего в спину сотрудника МВД суд спустя некоторое время амнистировал. Никто из должностных лиц МВД к ответственности привлечен не был, а генерал Ивушкин, руководящий на тот момент областным управлением МВД, пошел на повышение. Вот что об этом написала мать в Генеральную прокуратуру: “…Но в конечном итоге, следователь прокуратуры в своем постановлении о прекращении уголовного дела, перечислив более двух десятков нарушений должностных лиц УМВД Украины в Херсонской области, делает вывод об отсутствии в их действиях состава преступления…” Галина Ивановна уверена, что такая масса нестыковок в действиях должностных лиц МВД, нежелание прокуроров полностью исследовать все обстоятельства гибели говорит о том, что официальная версия – это наспех склеенная легенда и не более. Из того же заявления: “…17 января 2000 года во время похорон погибший не был загримирован. Удар в бровь, предположительно прикладом автомата, кровоподтеки в области глаза загримированы не были, а на лбу имелась вмятина (углубление), диаметром огнестрельного ранения, которая была обработана и засыпана белым порошком…Мы считаем, что Ловыгин П.А. был убит огнестрельным ранением в голову…” В заявлении указано множество других “оплошностей”, допущенных правоохранительными органами при расследования убийства, совершенного правоохранителем.

Галина Ивановна намерена бороться дальше, даже если Генпрокуратура отделается формальной отпиской. Опыт пикетирования у нее уже есть – о людях с плакатами, в числе которых была и мать погибшего инспектора, возле “белого дома” писали многие газеты. Они требовали от власти привлечения к ответственности людей в погонах. В случае игнорирования их требований они откажутся от гражданства Украины.

ФИО, убившего Ловыгина П.А. сотрудника МВД и бывшего в тот момент с ним напарника, изменены.

19 июля около областного управления МВД с плакатами стояли четыре человека.

Один из них – Юрий Куличенко, в тот день зарегистрировал заявление об отказе от гражданства. Почему украинцы не желают иметь ничего общего с государством Украина?

В прошлом номере газеты “Вгору” была опубликована статья “Смерть, за которую никто так и не ответил”. В ней рассказывалось о том, как в 2000-м году во время учений был застрелен инспектор ГАИ Петр Ловыгин. О том, что за эту смерть ни один из чинов МВД, проводивших эту операцию и отвечающих за жизни подчиненных, так и не понес наказания. О том, что официальная версия о неосторожном убийстве не отвечает на множество вопросов и выглядит неубедительно, и тем не менее за нее “железно” держатся все правоохранительные и судебные органы…

Как две капли воды похожие истории и у двух других семей пострадавших от действий правоохранителей. У Натальи Меркуловой, жительницы села Станислав, сына забил ногами сотрудник Белозерского РОВД. Так, для острастки, чтоб не сболтнул лишнего. Потом эта “профилактика” будет квалифицирована как “причинение тяжких телесных повреждений повлекших смерть”. Потом суд решит, что подозреваемого в совершении тяжкого преступления милиционера вполне можно отпустить под подписку о невыезде – пока будет проводится дополнительное расследование. Давняя эта история 1997-го года… Того милиционера ищут до сих пор. И никак не могут найти. Чем обернулось для женщины многолетнее противостояние с госаппаратом, можно прочитать в ее обращении к Президенту: “…из моего младшего сына сделали преступника, за это время умер мой муж, вынуждена бросить жилье, живу у чужих людей…”.

Третья история также мало чем отличается от предыдущих. Надежда Кибукевич в феврале 2003-го потеряла сына. Его нашли мертвым возле дороги около двух часов ночи. Судмедэкспертиза, сделанная в Херсонской области, сказала, что смерть наступила в результате ДТП, в подтверждение своих выводов указав на многочисленные переломы ребер. Мать не поверила и на протяжении года добивалась эксгумации и проведения независимой экспертизы. Независимые эксперты сказали, что у парня нет ни одного поломанного (!) ребра, а смерть наступила предположительно от удушения. Получается, что Виктора не сбила какая-то случайная машина, – его убили. А органы внутренних дел, в подчинении которых находятся судмедэксперты, пытались это скрыть? Мать говорит, что убийцы откупились… Результаты независимой экспертизы с февраля этого года “не могут вернуться” из Киева в Херсон, из-за чего прокуратура Комсомольского района не может двинуться дальше в расследовании уголовного дела. Может, действительно откупились?

Во всех этих случаях ни один из механизмов защиты прав почему-то не сработал. Президент отсылает в прокуратуру, прокуратура говорит: мы это уже рассматривали.

Юристов учат, что гражданство – это политико-правовая связь человека с государством. С ТАКИМ государством, с такими чиновниками, правоохранителями, Президентом и Премьером эти люди ничего общего иметь не хотят. В среду, 21 июля, еще два заявления о выходе из украинского гражданства легли на стол в миграционной службе.

P. S. Во вторник, 20 июля Министр МВД Украины Николай Белоконь посетил Херсон, принял участие в открытии 9-этажного дома для работников милиции, но в управление МВД в Херсонской области по ул. Кирова, 4, где целый день стояли пикетчики, не заехал. То ли времени не хватило, то ли не захотел общаться с убитыми горем людьми, потерявшими надежду на его помощь?

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори