пошук  
версія для друку
31.08.2004 | Лиля Буджурова
джерело:
(«Первая Крымская», № 34, 16-22 июля 2004 г.)

Сколько людей «убили» в севастопольском госпитале?

   

 «Я, подполковник медицинской службы Тарковский Василий Владимирович, утверждаю, что в ВМС ВС Украины сложилась критическая обстановка в связи с коррупцией высших должностных лиц: прокурора ВМС, главнокомандующего ВМС, заместителя начальника лечебного департамента Минобороны, начальника 540-го Центрального военно-морского госпиталя. Эта группа должностных лиц саботирует расследование причин гибели множества больных в 540-м Центральном военно-морском госпитале (г. Севастополь), допущенной по халатности и малограмотности врачей этого госпиталя. В поле зрения прокуратуры находятся 8 случаев смерти больных в этом госпитале за 2002 — 2004 годы».

Это заявление, сделанное начальником патологоанатомического отделения 540-го ЦВМГ на специально проведенной в Симферополе пресс-конференции, по-настоящему сенсационно. Должность Тарковского по статусу позволяет называть его главным патологоанатомом Военно-Морских Сил Украины. До сих пор в украинской армии еще не было случая, чтобы должностное лицо такого ранга обвиняло свое командование в коррупции. И это еще более сенсационно, так как на самом деле речь идет о сознательном сокрытии истинных причин смерти многих больных севастопольского госпиталя. О том, что слово «многих» здесь вполне уместно, говорит документ, в котором приведена сравнительная таблица по фактам расхождения клинического (сделанного врачами) и патолого-анатомического (то, что показало вскрытие) диагнозов умерших. Только за 2003 год в 540-м ЦВМГ умерло на больничной койке 13 человек. В 6-ти случаях врачи не поставили правильный диагноз, а значит, не оказали нужной помощи. В еще двух случаях тела покойных были выданы родственникам незаконно — без вскрытия.

Эти цифры говорят сами за себя — только в одном случае из трех военные медики могут доказать, что не «залечили» больного.

Документы Тарковского открывают страшную картину. Пенсионера Министерства обороны П., больного инфарктом миокарда, переводят на третий день после инфаркта из реанимации в обычное отделение. А там он по недосмотру медперсонала оказывается сразу… в горячей ванне. Результат, который может спрогнозировать даже не медик, — человек умирает от разрыва сердца. Другого пенсионера Д., поступившего в госпиталь с флегмоной, «лечили» 7 дней, вместо того чтобы сразу сделать простой надрез кожи. Он умер от сепсиса, то есть заражения крови. Пациенту Р. во время врачебной манипуляции — катетеризации подключичной вены ее проткнули. Больной просто истек кровью и умер от кровотечения. Врачи, которые могли спасти ему жизнь, не сделали этого, зато попытались скрыть следы своей ошибки, записав причиной смерти «острый переднеперегородочный инфаркт».

Но самая страшная история произошла с матросом М. Его доставили в госпиталь с ушибами и кровоподтеками, но потом стали лечить от язвы 12-перстной кишки. В ходе довольно простой операции парень был попросту удушен неисправным наркозным аппаратом. «Квалификация» севастопольских военных медиков столь «высока», что они в течение 2-х часов, пока проводили операцию, не заметили, что их больной умирает на столе от удушья. Матросу было 19 лет. И родители до сих пор не знают истинной причины смерти сына, которого они со спокойной душой отправили служить на флот.

Каждая из рассказанных Василием Тарковским восьми историй смерти людей, произошедшей по вине военных медиков, если б не наше «либеральное» время, повлекла бы судимость и уж во всяком случае увольнение непрофессионального врача. В севастопольском госпитале ни один врач, допустивший смертельную ошибку, не наказан. Зато уволены практически все патологоанатомы, которые ставили подписи под своими правдивыми заключениями.

Вообще, если верить Тарковскому, в военно-морском госпитале в Севастополе сложилась такая ситуация, что если бы мы жили в сталинское, богатое на официальные метафоры время, то все это уже бы окрестили «делом о врачах-убийцах». Кстати, о деле. Его — уголовное — возбудили в декабре 2002 года по требованию патолого-анатомов после смерти 19-летнего матроса. Потом, когда вслед за этим пошла серия смертей, все 8 случаев объединили в одно дело. И хотя само по себе это немыслимо с точки зрения закона, прокурорская ошибка не так бы бросалась в глаза, если бы сегодня — через 2 года — хоть кому-то из подозреваемых были предъявлены обвинения. Военная прокуратура, как считает Тарковский, «сознательно и преступно затягивает расследование». Более того, увольнение патологоанатомов, на его взгляд, есть не что иное, как избавление от свидетелей.

Об этом подполковник медицинской службы неоднократно уведомлял все заинтересованные инстанции: командование флота, Министерство обороны, Генпрокуратуру, комитеты ВР Украины и, наконец, президента страны. Во всех случаях реакция была одна — его заявления возвращались в Севастополь, в ту же военную прокуратуру. Единственной своей победой Тарковский называет то, что недавно следователь, ведущий это дело, был заменен. Можно было бы сделать паузу и подождать, как уголовное дело будет рассматриваться новым следователем. Но Тарковскому не дали такой возможности.

Как он заявил на пресс-конференции, в последнее время на него начали оказывать серьезное давление. Люди в погонах и без них, в том числе и из спецслужб, стали предупреждать офицера об опасности продолжения его деятельности. Между делом они прямо говорили ему о том, что он должен подумать о близких. У Тарковского две дочери и жена — ему есть за кого бояться. Но, с другой стороны, остановиться ему, как он говорит, просто не позволяет совесть.

В этой ситуации единственно возможным для себя способом защититься офицер избрал обнародование данных, которыми он располагает, и просьбу к журналистам «взять под контроль дальнейший ход расследования уголовных дел по 540-му ЦВМГ». На пресс-конференции заявил: «Если со мной или с близкими что-нибудь случится, я призываю вас в свидетели, что виновником этого будет руководство севастопольского госпиталя, либо руководство Вооруженных Сил, либо Генпрокуратура, либо спецорганы». Кроме того, опасаясь непредвиденного, он передал весь пакет имеющихся у него документов Крымской ассоциации свободных журналистов с просьбой продолжить это дело, если этого по не зависящим от него причинам не сможет сделать он сам.

Не видя другого выхода, офицер заявил о своей готовности передать все вещественные доказательства сокрытия истинной причины смерти людей их родственникам, а также независимым гражданским экспертам и уполномоченному по правам человека ВР Украины Нине Карпачевой.

Сегодня в Крыму ждут оправданий прежде всего от командования украинского флота. Пока оно ограничилось сообщением своей пресс-службы о том, что изложенные В. Тарковским факты изучаются. «Привлечены медицинская служба, командование Военно-Морских Сил, вместе с прокуратурой Военно-Морских Сил выясняем обстоятельства всех сделанных заявлений. Как только расследование будет проведено, мы сможем официально сообщить о том, подтверждаются факты или не подтверждаются», — сообщила пресс-служба ВМС ВС Украины. Пока этого не произошло, все-таки хочется посоветовать пациентам севастопольского госпиталя выписаться из этого «милосердного» учреждения. На всякий случай.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори