пошук  
версія для друку
31.08.2004

Милиция проявляет повышенный интерес к обозревателю «ВВ», пишущему разоблачительные материалы о проблемах этого ведомства

   

Власть организовала очередную грязную провокацию против свободы слова в Украине. По абсурдным обвинениям сотрудниками Министерства внутренних дел совершена попытка задержать ведущего журналиста популярного оппозиционного издания «Вечерние вести» Станислава Речинского, автора резонансных публикаций о преступлениях правящего режима, в частности относительно дела Георгия Гонгадзе.

(“Вечерние вести”, 9 августа 2004 г.)

***

Дмитрий Шурхало:

Думаю, читателям «ВВ» нет нужды представлять, кто такой Станислав Речинский. Его материалы, посвященные расследованию случаев милицейского и прокурорского беспредела, коррупции в высших эшелонах власти и правоохранительных органов неизменно пользуются повышенным вниманием. Напомним, что несколько последних его статей были связаны с получившими огласку материалами по делу Гонгадзе, а также с тем, как на это цинично-бездарно отреагировал первый замминистра МВД генерал Корниенко. Многим также известны публикации Станислава на популярном интернет-ресурсе «Украина криминальная».

У тех, кто работает вместе со Станиславом, знакомые часто интересуются: «Как он не боится такое писать?!» Признаться, мы и сами его об этом спрашиваем, на что Стас отшучивается в стиле Володи Шарапова, мол, стыдно как-то «их» бояться. Однако, похоже, кому-то очень не нравится, что Речинский не боится писать правду.

Около десяти утра 6 августа к Речинскому домой пожаловали человек шесть работников милиции в штатском и поинтересовались, не проживает ли у него в доме некая гражданка Н., которой принадлежит автомобиль Форд красного цвета. Дескать эта машина причастна к произошедшему в черниговской области ДТП, в котором погибли два человека. Стас пригласил одного сотрудника в квартиру, чтобы тот убедился, что там никого нет, как и следов какого-либо преступления.

Вообще, рассказывает Станислав, милиционеры вели себя достаточно нагло -пришлось попросить их вести себя более корректно.

Но товарищи из органов продолжали проявлять интерес к персоне Речинского и предложили ему проехать в райотдел для дачи каких-то объяснений. Стас поинтересовался, есть ли у них повестка, на что получил ответ: мы, мол, сами живая повестка. Заметим, что подобный прием очень часто применяется и даже описан в литературе. Так, в автобиографической книге «Как выжить в тюрьме» Андрей Кудин пишет, что ему предложили проехать в райотдел, чтобы уладить какие-то формальности. На свободу он вышел только через пять месяцев инвалидом второй группы (суд его полностью оправдал). Зная не одну такую историю, Речинский отказался куда-либо ехать и попрощался с визитерами. Но когда он через некоторое время вышел из подъезда, направляясь на работу, несколько крепких парней, мирно сидевших на лавочке у соседнего подъезда, быстро направились к нему. Под легкими летними рубашками у них явно просматривались контуры оружия. Решив не искушать судьбу, Станислав быстро вернулся домой. Выглянув из окна, журналист убедился, что его дом взят в осаду несколькими десятками товарищей в штатском, о чем не замедлил сообщить коллегам. Кстати, наш главный редактор рассказал, что нашел нужный дом по скоплению машин и людей.

В 14:10 Речинскому принесли странную повестку, которой предписывалось явиться в 14:20 к и.о. начальника уголовного розыска Оболонского РОВД Александру Сербинову. Странность повестки заключалась в том, что в ней не был определен ни повод для явки, ни статус Речинского — свидетель, подозреваемый. Но повестка есть повестка, и в сопровождении коллег Стас отправился в Оболонский РОВД. Автор этих строк разминулся с Речинским примерно на полчаса, но воочию убедился, что на полэтажа выше в подъезде дежурил очень любопытный гражданин.

Сразу показалось странным, что милиция проявляет такой большой интерес к человеку, который даже не имеет водительских прав, если все дело в машине (как потом выяснилось), даже не принадлежащей ему. И милиционеры, прибывшие из другой области, могли об этом навести справки. Кстати, поначалу они не проявляли никакого интереса к владельцу машины и человеку, который на ней ездит. Насторожило нас и вот еще что: так повелось, что аресты, которые могут вызвать общественный резонанс, правоохранители любят производить в пятницу, чтобы иметь в запасе два выходных дня.

Когда Стас отправился на допрос, мы получили информацию, что готовится его арест и вывоз в Черниговскую область. Поэтому по просьбе журналистов к райотделу подъехал народный депутат Александр Турчинов (фракция БЮТ). Как выяснилось, допрос Речинского был весьма странным. Интересовались в основном местами проживания Стаса и тем, где он находился в начале августа этого года. К концу допроса в кабинет следователя вошел Александр Турчинов и спросил, есть ли у следствия еще вопросы к Речинскому. Вопросов не было, и журналист в сопровождении депутата покинул РОВД. Не исключено, что это спасло Стаса от дальнейших неприятностей, потому как часто в милицейской практике начинают допрашивать в качестве свидетеля, а заканчивают — подозреваемого. А затем человека просто задерживают и вывозят в неизвестном направлении.

Отметим, что милиционеры несколько раз на расспросы журналистов давали взаимоисключающие ответы. На вопрос, зачем же нас обманывать, они спокойно отвечали, что закон об оперативно-розыскной деятельности позволяет им это. Может это и так, но зачем же врать так бездарно, ведь ложь становится явной тут же? (В любом случае, это хорошая иллюстрация к утверждению, что работнику милиции на слово лучше не верить.)

Вскоре выяснилось, что черниговская милиция ищет автомобиль, принадлежащий сестре жены Стаса. Машина ни в какое ДТП не попадала и по инициативе самого же Речинского была пригнана к РОВД для экспертизы. Следователь, бегло осмотрев ее, сказал, что отправляется за экспертом. Однако вместо эксперта прибыл первый замначальника департамента уголовного розыска МВД полковник Виталий Ярема. Задав несколько вопросов, он объявил водителю машины, Сергею Негоде, что тот задержан. Честно говоря, никто не ожидал такого развития событий. Работники милиции заявили, что доставят задержанного в Ичнянский РОВД Черниговской области для проведения следственных действий.

Пока следователь описывал машину, полковник упрекнул журналистов в том, что они враждебно и даже с ненавистью относятся к милиции. Что тут скажешь? Мы вовсе не хотим умалять заслуги тех, кто честно и самоотверженно борется с преступностью. Однако, во-первых, пять (!) милицейских генералов причастны к исчезновению и убийству журналиста Гонгадзе (как это следует из обнародованных материалов следствия, признанных Генпрокуратурой подлинными). И при этом прежний министр внутренних дел в свое время позволил себе заявить, что журналисты, как правило, гибнут от злоупотребления алкоголем. Во-вторых, в редакцию «ВВ» почти каждый день приходят, пишут и звонят люди, жалующиеся на милицейский беспредел. В-третьих, что вообще можно сказать о милиции, которая регулярно выполняет роль опричников, борющихся с неугодными власти людьми (последний случай — расправа над сумскими студентами, которые пешим походом шли на Киев).

И дело не в том, каких милиционеров больше — хороших или плохих, а в том, что существующая в правоохранительных органах система — абсолютно порочна. Наверное, даже в НКВД работало очень много хороших людей, искренне веривших, что их работа нужна родине, но это не умаляет преступлений совершенных этим ведомством.

Мы обязательно расскажем, чем обернется эта история (полковник Ярема также обещал предоставить свой комментарий). Тем более, что на этом милиция не успокоилась. На следующий день к журналисту вновь пожаловали сотрудники милиции во главе со следователем Ичнянского РОВД Николаем Слободянюком и провели у него дома обыск. Основание — постановление о проведении обыска, подписанное тем же Слободянюком (вообще-то, подобные постановления должен подписывать судья). На этот раз милиция искала... картины, похищенные в каком-то музее. Естественно, не нашла, но перерыла весь дом. К счастью, ни оружия, ни героина не подбросили. Хотя, не исключено, что поставили несколько «жучков». В конце обыска Слободянюк предложил Речинскому приехать в Ичню для проведения допроса и опознания. На предмет чего, неизвестно. Что характерно, повестка на этот раз опять не предъявлялась. Речинский ехать в Ичню отказался и старается жить весьма «внимательно».

Подчеркнем, что остается непонятным, чем же в данном случае объяснить такое пристальное внимание к нашему коллеге, который, напомним, водительских прав не имеет? Хотелось бы ошибиться, но к сожалению, у нас есть основания полагать, что отправиться под конвоем в Черниговскую область должен был именно Станислав Речинский, если бы случай не получил такого широкого резонанса. Может, милиция, не заполучив его, решила хоть как-то оправдать свои действия и хоть кого-то задержать? Причем, мы допускаем, что черниговских милиционеров использовали что называется в темную и потом их же сделают козлами отпущения. Возможно, в данном случае просто хотели посмотреть, какой будет реакция общественности на подобную ситуацию с журналистом.

(“Вечерние вести”, 9 августа 2004 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори