пошук  
версія для друку
31.08.2004

Дмитро Чобит: “Мы не должны бояться!”

   

Среди множества книг Дмитрия Чобита наиболее известной стала «Нарцисс. Штрихи к политическому портрету Виктора Медведчука», посвященная ранее не известным моментам биографии главы СДПУ(о), который ныне возглавляет президентскую администрацию. Напомним, что после выхода скандальной книги Медведчук подал судебный иск против Чобота. Судебный процесс, длившийся несколько лет, был очень громким, однако вместо «обеления» своего имени Медведчук подвергся огласке еще более непривлекательных страниц своей жизни. По-видимому, после всех судебных перипетий, которые пока еще не закончились, поскольку сейчас дело находится в Апелляционном суде, Дмитрий Чобит ориентируется в биографии «рыцаря красной розы» значительно лучше самого «героя». Но вряд ли Медведчук сделает его своим официальным биографом...

— Дмитрий Васильевич, судебный процесс по решению Печерского суда закончился не в вашу пользу...

— Я бы так не сказал, потому что судебный процесс еще далеко не закончился...

Уже два года я практически большую часть своего времени уделяю судебному делу по иску Медведчука. На данном этапе дело находится в Апелляционном суде Киева. В результате апелляционных жалоб — моей и издательства «Броди— Просвіта» — на решение Печерского суда Киева от 7 апреля, который удовлетворил практически все требования истца о признании недостоверными фрагментов моей книги за исключением 18 эпизодов, претензии к которым сам Медведчук снял. Они связаны с событиями в бизнесе и политике — это раздел «Политический бизнесмен». Он снял эти требования, увидев, что в суде преданы огласке такие материалы, которые разоблачали его лживый иск и к тому же свидетельствовали о том, что он не в ладах с законом. В частности, будучи советником президента по вопросам налогов, он в то же время представлял во всех частях земного шара (так написано в обнародованной мной доверенности) оффшорную компанию «Ньюпортменеджмент». Относительно остальных претензий судья Фадеева вынесла решение: 81 из 99 обжалованных эпизодов не отвечают действительности. Судья вынесла решение, не заслушав объяснения издательства, не было дебатов, не были закончены исследования материалов. То есть, не выполнены обязательные условия любого судебного процесса.

— Какие впечатления у вас от судебного процесса вообще, и на какой стадии сейчас обжалование решения?

— Судья Фадеева с целью усложнить для нас подачу апелляционной жалобы 14 апреля вынесла дополнительное решение, которым обязала меня заплатить 5 тысяч гривен пошлины перед подачей апелляции, а издательство — 2,5 тысячи. На мой взгляд, это было сделано незаконно. Но для того, чтобы подать жалобу, мы вынуждены были его выполнить. Мою жалобу она приняла, а издательства — нет. Однако апелляционный суд отменил ее постановление и принял жалобу издательства в свое производство. Первое заседание по этому делу состоялось 2 июля. На нем представитель издательства Иван Макар на протяжении почти трех часов перечислял допущенные судьей Фадеевой ошибки и нарушения Гражданско-процессуального кодекса и Конституции. Он насчитал 185 нарушений по 26 статьям ЦПК, каждое из которых влечет за собой отмену решения. Например, Печерский суд слушал дело без ответчика — издательства «Броди-Просвіта» — на протяжении полного календарного года. Его должным образом не вызвали, ни разу не известили и, что самое интересное, — ни разу не поинтересовались, почему нет ответчика.

Фактически Медведчук ни разу не заявлял иска к издательству «Броди — Просвіта». Дело вот в чем. Истец выдумал организацию «Київ-Броди: Просвіта» и написал, что она расположена в Музейном переулке, 8, то есть в Печерском районе Киева. На самом деле такой организации нет. Но на основании того, что «академик трех академий» написал заявление, Печерский суд взял его к рассмотрению. Бродовское издательство отправило письмо с просьбой сменить ответчика, поскольку издавало книжку. Однако Медведчук возразил, потому что в таком случае судить пришлось бы не в Печерском райсуде, а в суде города Броды... Поэтому он и судился с несуществующей организацией. На каждом заседании суда мы обращали внимание на то, что такого ответчика как «Київ-Броди: Просвіта» не существует, и в связи с этим заявляли отводы судье Фадеевой. В конце концов Медведчук снял претензии к выдуманному издательству, но других претензий — к реальному бродовскому издательству не выставил. То ли забыл, то ли проглядел, неизвестно. И получился анекдот — претензий никто не предъявлял, а решение взыскать 50 тысяч гривен есть. Следовательно, в судебном процессе столько нарушений, что ныне судьи апелляционного суда переглядываются и не знают, что делать. Я больше чем уверен, что на них также оказывается давление, как раньше на судью Фадееву. Очевидно, это и приводит к подобным комедиям.

— А на какую сумму, по приговору суда, вы нанесли Медведчуку моральные убытки?

— Мне присудили заплатить 100 тысяч гривен. Вообще Медведчук просил миллион, но Фадеева, очевидно, учла, что он снял около двух десятков претензий.

— То, как проходит апелляционный процесс, дает основания надеяться, что решение будет изменено?

— Теперь суд вроде бы пытается быть беспристрастным. Но я думаю, что таким образом нас могут, так сказать, убаюкивать. Для того, чтобы исполнить задуманное Медведчуком.

Хотя, в принципе, я думаю, этого они не могут сделать, исходя из многих нарушений. К примеру, я также обратил внимание Апелляционного суда, что исковое заявление подписал не Медведчук, а его адвокат — 2 июля 2002 года. А уже после искового заявления, 15 июля, приложена доверенность на него, выданная Медведчуком. То есть суд даже не имел права принимать заявление. Это можно расценивать как подделку официального документа. Кроме того, в исковом заявлении рукой судьи Фадеевой вписаны адреса, отчества, другая информация. Визуально это ее почерк, как видно из постановлений. То есть речь может идти еще об одной фальсификации, поскольку такие вещи должен писать истец или лицо, которому он это поручил. Нигде в законе не предусмотрено, чтобы судья был соавтором искового заявления. Поэтому мы требуем проведения экспертизы почерков.

Также вынужден повторить в Апелляционном суде свои объяснения, которых у меня на 1526 страниц — в десять раз больше, чем сама книга. Все аргументировано, представлено огромное количество доказательств. Сторона Медведчука не опровергла ни одного из них. Хотя для того и существуют адвокаты по делу, чтобы доказывать — какое доказательство является недостаточным. Вместо этого адвокаты лишь говорили: мы считаем, это не отвечает действительности.

Оснований для отмены решения Печерского суда — более чем достаточно. Но я допускаю и иное развитие событий. Допускаю, что Апелляционный суд может оставить решение без изменений для того, чтобы Медведчук имел возможность «прокукарекать», что Чобит написал сплошную неправду о нем. И в таком случае я, конечно, обжалую это решение в Верховном суде. И думаю, что тот обязательно отменит предыдущие решения. Ибо, если и Верховный суд оставит решения в силе, я обращусь в суд в Страсбурге. А там, если бы посмотрели на те дела, которые творились здесь, то часть случаев записали бы в Книгу рекордов Гиннесса, а если бы посмотрели на исковое заявление Медведчука и в его досье, то сказали бы: если у них это «самый лучший юрист», то кто же у них тогда худший? Думаю, Верховный суд не допустит такого европейского позора...

Вообще, это ненормально, что исполнительная власть нагло вмешивается в судебную. Считаю, если бы ситуация изменилась во власти, то не было бы давления на суды. И принимались бы решения по закону. Я не думаю, что и сама Фадеева уж очень плохой судья и, что она сознательно обрекает себя на позор. Но действующий режим наносит значительный вред правосудию Украины, превращая суды во вспомогательное орудие для своих целей. Думаю, время, когда эта проблема будет устранена, близко.

— Похоже, у вас впечатлений от судебного процесса в Печерском суде насобиралось уже на новую книгу...

— По судебному процессу мы еще издали серию — 11 брошюр «Нарциссиане в зале суда». А также подготовили книгу «Оффшорный бизнес Виктора Медведчука». Написана она исключительно на материалах из зала суда. Собственно все началось с того, что Медведчук отрицал в книге «Нарцисс» эпизод из раздела «Политический бизнесмен». Там была цитата из московской газеты, выделенная курсивом, о его деятельности. Но этот «лучший юрист Украины», «обладатель диплома «Доктор юридических наук» обжаловал даже цитаты. По ним я давал объяснение с десяти утра до шести вечера — страниц 70. После этого, на следующий день, Медведчук снял эти претензии, причем ко всему разделу...

Следовательно, в одном из эпизодов речь шла об акционерном обществе «Национальный инвестиционный фонд «Омета-ХХ¶ век», который выступал, как утверждали его учредители, законодателем моды на финансовом рынке Украины. Вот эти законодатели моды выпустили акции, забрали у сотен тысяч граждан Украины деньги, пропавшие в неизвестном направлении — структура лопнула. Об этой финансовой пирамиде очень много писали в прессе. Когда я процитировал московскую газету, что среди учредителей «Ометы» фигурирует международная адвокатская компания Би-Ай-Эм, то Медведчук метнулся обжаловать (он был президентом той компании). Однако в суде я предоставил огромное количество доказательств, в частности, что Медведчук имел непосредственную причастность к этой финансовой пирамиде через четыре фирмы. Т.е. мне пришлось доказывать не только то, что я написал, но и то, о чем писали московские газеты, цитируемые мной.

— Что за документы вы обнародовали в суде?

— Есть, например, интересный документ о распределении уставного фонда в концерне «Славутич». Медведчук указал, что владеет 3,5 % акций, и еще подписал от имени фирмы «Ньюпортменеджмент» — 75,5 %... Я это предоставил суду. Еще предоставил протокол заседания Совета директоров на острове Тортола (Виргинские британские острова), которые решают вопрос о предоставлении гражданину Украины Медведчуку доверенности на право представлять эту оффшорную фирму во всех уголках земного шара. Дал копии протоколов заседания в Цюрихе (Швейцария), где Медведчук заседал от имени этой оффшорной компании. Я это все предоставил и спросил судью: «Как так может быть, что человек возражает, например, что торговал нефтью, если нефтью торговал концерн «Славутич», где Медведчук владел 79 % акций?» Но это еще не все — Медведчук выступал в Украине как иностранный инвестор. Хотя какой же он иностранный? Следовательно, если 75 % акций в «Славутиче» имеет «Ньюпортменеджмент», которую представляет Медведчук, то «Славутич» освобождается от уплаты налогов (ибо среди его учредителей — иностранный инвестор). Вы представляете: они продают втридорога нефть, получают безумные денежные средства и даже не платят налоги. А я прекрасно помню те времена: 1994 —1995 годы. Я работал тогда председателем райсовета во Львовской области. В то время крестьяне покупали топливо, только бы собрать урожай, топливо было большой проблемой, плюс — с зарплатами было тяжело... И что выходит: бедные крестьяне платят всевозможные налоги, а те хитрецы зарегистрировали компанию на Виргинских островах и сами себя освободили от уплаты налогов. Какая экономика это может выдержать?

Кстати говоря, кроме нефти еще торговали газом, электроэнергией, сахаром, спиртом и еще невесть чем. То есть объемы были очень большими. Хотя, по одной только нефти, уже выходило сотни миллионов долларов ежегодно. Также замечу, что фирма «Ньюпортменеджмент» получила еще право свободно и беспрепятственно перечислять за границу принадлежащую им долю прибыли от совместной деятельности с концерном «Славутич», естественно, без пошлины. Вот они и перекачивали из Украины сотни миллионов. Правда, не на Виргинские острова. Счет у них был открыт в Цюрихе, и конкретный номер счета я дал в суде.

— Интересно, где вы достали эту информацию?

— Добрые люди помогли (смеется). Поэтому в суде я поднял вопрос, что действия Медведчука не что иное, как обман государства, и в этой оффшорной бизнес-деятельности усматриваются признаки преступления. Неуплата налогов в особо крупных размерах. Следовательно, я поднял вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении Медведчука. Когда были сняты претензии по бизнес-деятельности, тем самым, выходит, было признано, что обнародованные мной материалы — правда. Более того, я считаю, что этим Медведчук также написал явку с повинной.

— Выходит, на следующую книгу ему уже не придется подавать в суд?

— Разумеется. Я думаю, Медведчук просто взвесил, что не только у меня могут быть такие документы. Он в те годы еще не думал быть президентом Украины, поэтому налево и направо раздавал по Киеву бумажки, что он представитель крупной фирмы с Виргинских островов.

— О ком вы хотели бы написать в будущем?

— Хочется изменить тему. Писать об истории, о памятниках, о чем-то прекрасном. А если об отечественных политиках, то разве что о Левко Лукьяненко или о Степане Хмаре.

— Оказывалось ли на вас давление во время этого судебного процесса, раздавались ли угрозы?

— Мне никто не угрожал, но за это время сожгли мой гараж в Бродах — с книгами, и подожгли типографию. Факт, что за мной устраивали слежку. Это у меня зафиксировано документально. Разумеется, я это все связываю с судебным процессом.

— Вы боитесь?

— Нет. А почему в Украине украинцы должны бояться писать правду? Я что ложь написал? И почему те, кто совершает нечистые дела, — не боятся? Украина никогда не будет нормальным государством, если все будут всего бояться. Мы не должны бояться!

(«Вечерние вести», 15 июля 2004 г.)

Див. також — “Голос України”, 2 липня 2004 р)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори