пошук  
версія для друку
21.09.2004 | Василий Абрикосов, для «Пятницы»
джерело:
(“Пятница”, г. Харьков, №66, 8 июля 2004 г.)

Журналисты нашей газеты знают: есть места, где получить информацию или же получить «доступ к телу» какого-нибудь руководителя практически невозможно

   

Для нас одним из таких руководителей является заместитель губернатора г-н Колесников, в приёмной которого, узнав, что мы представляем «Пятницу», бодрым голосом сообщают о том, что его нет, не было и, скорее всего, не будет

Читаю украинское законодательство. Бросается в глаза выдержка из какой-то «рекомендации Совета Европы относительно права журналистов на сохранение в тайне своих источников информации». Вот как трактует вышеозначенный документ термин «журналист»: «Журналист — любое физическое или юридическое лицо, которое регулярно или профессионально (?!?) участвует в сборе и распространении информации для общественности, используя любое средство массовой коммуникации». Там же приводят толкование словосочетания «источник информации»: «Источник информации — любое лицо, которое предоставляет информацию журналисту».

В глазах человека, непосвященного в таинства журналистики, «источники информации», возможно, представляются в виде кристальных потоков из уст всех имеющих какое-либо отношение к происходящему событию личностей. Журналист приходит на приём к руководителю какого-нибудь Пищепрома, тот лично встречает «акулу пера», с радостью предоставляет всю интересующую информацию, провожает до дверей и просит захаживать ещё, мол, секретарь Верочка будет очень рада. В действительности, конечно же, всё происходит совсем не так, как на самом деле, пардон за каламбур.

Обычный среднестатистический гражданин, получив на вопрос «ну как?» краткий ответ «опять не дали», сразу же всё поймет. Потому как обычно так отвечают лишь в определённом, «взрослом», контексте. Но есть категория граждан, у которых тирада типа «вот сволочь, опять не дала» вызывает иные ассоциации. Речь, как вы уже догадались, идёт о журналистах. А той сволочью, которая «опять не дала» может быть кто угодно — от начальницы ЖЭКа до помощницы какого-нибудь зама.

Получить информацию — дело непростое. Её, как правило, приходится выуживать по кусочкам, нередко при этом вымогая и клянча. Мне вспоминается недавняя эпопея о том, как я добывал информацию, связанную с... холодильником. Предыстория такова: стало известно, что в морге второй городской больницы якобы отключили холодильник. Жара в тот день была градусов под тридцать и... думаю, нет нужды объяснять, что с трупами могли произойти определённые «казусы».

Итак, сейчас перед вами предстанет всё «ноу-хау» получения информации от начала и до конца. Первым делом нужно выяснить телефон пресловутой больницы. Барышня из справочной Укртелекома бормочет что-то невнятное. В итоге удаётся узнать лишь адрес (!) больницы, да и то у... МЧС-ников.

Зная его, вычисляю телефон. Пара десятков звонков неизменно заканчивается короткими гудками. «Ага, номер поменялся», — думаю я и снова звоню в «09». Теперь уже другая барышня диктует мне новый номер (абсолютно иные последние четыре цифры, между прочим). Звоню. Попадаю в приёмную. Естественно, что имени главного врача я не знаю. И тут начинается привычная головомойка, связанная с ожесточённым упорством «информация имущих», как я их называю, не дать мне эту самую информацию.

— Добрый день! Скажите, могу я поговорить с главврачом?

— Его нет.

— А когда будет?

— А кто его спрашивает?

Представляюсь.

— Сегодня не будет, они (кто они? — В.А.) уехали в управление, звоните завтра.

— А когда можно будет...

На этом мадам прерывает разговор совсем не оригинальным способом — вешает трубку.

Неприятно, когда человек на том конце провода прощается так грубо. Звонить второй раз не хочется даже на клеточном уровне, но работа есть работа. Спустя минуты три набираю вновь. На этот раз придаю голосу некоторый тон, свойственным «вышестоящим товарищам».

— Алло? Главного позовите!

Пытается выяснить, кто я.

— Из управления (первое, что в голову пришло), мы договаривались.

Соединяет.

Это, конечно же, обман. Впрочем, я более склонен называть сей метод «святой ложью во благо». Тем более что дама из приёмной меня тоже обманула, заявив об отсутствии главврача на месте. Разговор с главврачом напоминает типичную пресс-конференцию перед боксёрским боем. «Скажите, — вопрошаю я, — вы можете прокомментировать ситуацию с отключением холодильника в морге?» После долгих прений выясняется, что давать такую информацию главврачу мешает некомпетентность. «Я не готов сейчас ответить. Звоните в морг». Получить номер телефона в больничном морге и имя заведующего этим заведением человека так же сложно, как бомжу выпросить в жёны у Аристотеля Онассиса его дочь Кристину. Но мне это (не Кристину выпросить, а телефон и имя «моргонавта» узнать) удалось.

Удивляясь собственному коварству, звоню в морг и прошу позвать к телефону начальника — Александра Маслова. Г-н Маслов любезно выслушивает мой вопрос по поводу холодильника и заявляет, что никакой информации я от него не получу.

— Вы понимаете, что это закрытая информация? (?!?)

— Не совсем, раз кое-каким данным удалось просочиться сквозь двери морга... Хотелось бы узнать подробности от первого лица. Подтвердите или опровергните факт отключения холодильника.

— Молодой человек, я вам уже десятый раз говорю, что эта информация за-кры-та-я. И потом, где гарантия, что вы тот, за кого себя выдаёте? Я тоже могу позвонить и назваться президентом Соединённых Штатов. Вы, как минимум, вначале подъедьте к нам, а там разберёмся.

Ну, нас на такую блесну не поймаешь. Как-то пообещали информацию в одном из силовых ведомств. «Приезжайте, — говорили мне по телефону, — все документы вам подготовят». Приехал, звоню с проходной — никто не берёт трубку. Титаническими усилиями нахожу заместителя того самого человека, который обещал дать мне информацию. А он мне, мол, начальник просил извиниться, но без какого-то там согласования с Киевом дать информацию не можем. Держа это в уме, уведомляю «начальника морга» о том, что его имя и телефон мне дал главврач, присовокупив при этом, что уж Маслов-то с удовольствием поделится нужной информацией. Только после этого «моргонавт» несколько тает и мне удаётся выяснить, что отключение холодильника — плановое и что за те сутки, пока будут заливать новый фреон, с трупами ничего не случится. Ну и слава Богу. Значит, часть нервных клеток «охотника за информацией» потрачена не зря...

Вернемся к тому же, с чего и начинали — уникальной рекомендации Совета Европы. «Журналисты могут получать информацию из различного рода источников... Предоставление информации представляет собой действие со стороны источника, например, он звонит или пишет журналисту...»

Исходя из всего вышеизложенного считаю рекомендацию Совета Европы абсолютно лишённой здравого смысла по отношению к украинским реалиям. Глупые люди — никак не могут понять, что у нас законы начинают исполняться только после того, как кого-нибудь «за непредоставление информации» показательно накажут

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори