пошук  
версія для друку
22.12.2004

Мелитопольский прокурор "крышует" пытки начальника милиции над подследственными. Убит соб корр. газеты "Курьер

   

Следующую информацию мы получили от нашего внештатного корреспондента С. Таранушича, который был убит в Мелитополе вскоре после того, как начал сотрудничать с газетой "Курьер".

По факту умышленного убийства прокуратурой Мелитополя возбуждено уголовное дело. Досудебное следствие продолжается и в настоящий момент.

Однако редакция мелитопольской газеты имеет неосторожность предвидеть резолюцию следствия, вполне вероятно, что она будет сформулирована — "самоубийство". Возможно, материал, принесенный в редакцию перед убийством, и послужил поводом к физическому устранению неугодного.

"Творческий" тандем прокурор - начмил, Кривоножко-Коломиец, начал свою работу еще в Акимовском районе, продолжая в Мелитополе оттачивать свое мастерство.

Интересует всего один вопрос: может ли подполковник Коломиец быть начальником милиции?

"... Также там находился и начальник Мелитопольского городского отдела Коломиец Сергей Владимирович, который начал на нас кричать, когда он успокоился, мы объяснили ему, каким образом у нас нашли при обыске коноплю…";

"… там же мы узнали, что нас обвинили в том, что мы выражались нецензурной бранью в адрес прохожих…

… Я обращался в прокуратуру г. Мелитополя и никаких положительных результатов и ответа я не получил, а только, ознакомившись с материалами своего дела, я прочитал результаты служебной проверки и заключение судмедэксперта…";

"… и после этого начали избивать меня в различные части тела, руками и ногами, при этом я испытывал острую физическую боль. Били меня в основном двое не знакомых мне милиционера…";

"… дежурного я попросил вызвать скорую, так как мне было очень плохо, но мою просьбу он игнорировал…";

"… между локтями правой и левой руки вставили ножки стула, и один сел на стул лицом к моему затылку, кто-то из них достал из пакета противогаз и одел мне на голову. Еще один сел мне на ноги, а третий начал сгибать шланг противогаза и закрывать пальцем руки отверстие в шланге, тем самым перекрывая доступ кислорода, и я начал задыхаться, изредка, ненадолго, открывали подачу воздуха, и все это сопровождалось побоями в область грудной клетки и корпуса, и постоянно задавался один и тот же вопрос: буду ли я что-нибудь подписывать. После этого в отверстие шланга противогаза начали вставлять сигареты и прикуривать их, и тогда я вместо воздуха вдыхал сигаретный дым…";

"… после того, как я пришел в себя и немного отошел, с моей правой ноги сняли ботинок и носок, и к среднему пальцу и мизинцу привязали провода, и один из них взял в руки прямоугольную коробочку с ручкой и начал крутить ручку, и меня начало бить током, я начал кричать, а тот, кто сидел сзади меня на стуле, закрывал мне рот тряпкой. Эти все действия также сопровождались побоями…";

"… я не буду дальше описывать свое состояние, это очень жутко, больно и страшно. Я пришел в себя, когда налили воду из кружки…";

«… сразу после осмотра лор. врача мне была сделана операция в области шеи. В больницу ко мне приходила Шереметьева, помощник прокурора, где взяла с меня объяснение и заявление, но о результатах проведения служебного расследования меня так никто и не уведомил…";

"… за период времени, находясь в Приазовском ИВС, меня посещали сотрудники Мелитопольского РО, Кондратенко А. и Клюс Г.Т. и сотрудники Мелитопольского ГО, Букач О., Бабич А., и также применялось физическое насилие (избиение) и моральное воздействие…";

"… жалобу я отдал лично в руки прокурору, когда он делал обход по ИВС, но никаких мер не было принято со стороны Приазовской прокуратуры по предотвращению преступных действий…";

"… Карпук начал спрашивать меня в последний раз, в противном случае он обещал посадить меня в камеру к обиженным или в прескамеру…";

"… меня опять привели в кабинет к Карпуку, где опять были Букач и Бабич, которые сказали мне, что сейчас меня повезут на ИВС спец этапом, Когда мы ехали по дороге перед поворотом на Пришиб, навстречу ехал автомобиль начальника ГО и моргал светом фар. Мы остановились, к нам подошел Коломиец, начальник Мелитопольского ГО, и исполняющий обязанности начальника Мелитопольского РО Михайлов. Они начали мне говорить, чтобы я не упирался, т.к. сидеть все равно придется, а если я возьму на себя несколько эпизодов нераскрытых краж по ст. 185, тогда я получу три года, и ко мне больше не будет применяться физическая сила, и никуда в другие ИВС меня вывозить не будут, будут содержать в Мелитопольском ИВС, и когда я приеду в ИВС, ко мне приедет новый следователь Демочкин В.В. До этого у меня был следователь Прокопеня…";

"… Демочкин позвал Букача и Бабича и сказал, что я ничего не подписываю, тогда они сказали, что опять я поеду на Приазовье, и там они будут добиваться, чтобы я все подписал, что им нужно, и меня завели в камеру. 25.04.03г. меня на частном автомобиле Букача привезли в Акимовский РО. Дежурный не хотел меня принимать, и тогда Букач позвонил Коломийцу и сказал, что меня не хотят принимать, через время дежурному кто-то позвонил, и поговорив по телефону, он сказал, что хочет посмотреть мое личное дело. Когда он посмотрел, он сказал, что в деле нет справки, что я могу содержаться в ИВС. Меня привезли в Акимовское ЦРБ. Бабич зашел в здание ЦРБ и через некоторое время вышел и вынес справку, что я могу содержаться в ИВС. Когда меня привезли в ИВС Акимовского РО, меня завели в следственную комнату, туда же вошел и Бабич с Букачем и начали избивать меня, говоря при этом, что я отнял у них полдня времени, и опять заставляли что-то подписывать…";

"… в вечернее время по ИВС делал обход прокурор Акимовки, я лично ему в руки отдал жалобу, и он сказал, что сейчас разберется, и все-таки разобрался. После принятия мер прокурором Акимовки меня в этот же день перевезли в Мелитопольский ИВС…";

"… эти указанные бандиты в погонах лишили меня свободы, разрушили мою семью и принимают все меры, чтобы лишить меня свободы на длительный срок…".

P.S. Мы переслали прокурору Кривоножко текст обращения в полном объеме с подписью главного редактора газеты "Курьер". Запрос был зарегистрирован по форме, однако прокурорский вердикт был сух и лаконичен: "Возвращаю жалобу на 7 листах…, так как она не подписана заявителем и на ней не поставлена дата".

В официальном запросе есть дата и моя, Игоря Енина, личная подпись. Видимо, для общения с прокурором понадобится еще и помощь окулиста.

(http://mlt.vlasti.net/index.php?Screen=news&region=mlt&id=78075

01-10-2004 )

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори