пошук  
версія для друку
22.12.2004 | Аркадий Генкин

Мера пресечения. Наказание бывает не только тюрьмой

   

Так случилось, что в этом году Управление Госдепартамента Украины по вопросам исполнения наказаний (УИН) в Харьковской области выиграло пять грантов международного фонда «Возрождение». Точнее — это были гранты программы «Верховенство права».

Один из грантов ($5 тысяч) предназначается для разработки рекомендаций по внедрению альтернативных заключению наказаний. Еще в $5 тысяч обойдется фонду эксперимент по защите прав задержанных. В рамках этого эксперимента в Киевском райотделе милиции начнет дежурить адвокат, который будет оказывать в течение 72 часов правовую помощь задержанным. Речь идет о сборе информации об этих людях, которая может позволить предложить судье применить «меру пресечения, не связанную с лишением свободы». Поддержал фонд (еще $5 тысяч) и проект создания сети кружков по интересам в Темновской исправительной колонии (Харьковский р-н). На эти деньги там закупят музыкальные инструменты, краски и холсты, а также книги. И приглашенные преподаватели начнут обучать заключенных ремеслам, рисованию и игре на музыкальных инструментах… Странно все это звучит? Как для кого. Во всяком случае, не для участников прошедшего в Харькове межрегионального семинара-практикума со сложнейшим названием: «Стратегия партнерства уголовно-исполнительных инспекций с государственными и общественными организациями во внедрении элементов пробации, ювенальной юстиции и восстановительного правосудия относительно несовершеннолетних». Впрочем, поднятые на семинаре проблемы были еще сложнее.

По словам директора правовых программ фонда «Возрождение» Александра Бецы, в Украине за годы независимости было осуждено почти три миллиона наших сограждан. Они потеряли свободу, а государство — деньги. Не только те, что не заработали зэки (есть основания полагать, что особой пользы от них державе все равно не было бы). Но заключенных необходимо содержать и охранять. Подсчитано, что за пять лет (средний срок лишения свободы за не тяжкие преступления), даже если осужденный будет досрочно освобожден, такие расходы составят 4,5 тысячи гривен. Зарубежный опыт показывает, что намного выгоднее осудить преступника к одному из альтернативных видов наказания. Например, к принудительным работам или штрафу. С другой стороны, какие работы могут выполнять люди, которые не имеют специальности, а зачастую — даже среднего образования? О каком штрафе может идти речь?

Тем не менее, за девять месяцев этого года работники криминально-исполнительной инспекции областного УИН получили для выполнения почти восемь тысяч приговоров относительно лиц, осужденных к наказанию, не связанному с лишением свободы. И сегодня на учете инспекции состоит 12258 таких осужденных. 32 из них осуждены к наказанию в виде общественных работ, 131 — к исправительным работам, 11723 — освобождены от отбывания наказания с испытанием…

У шведов (и не только) наш не слишком длинный перечень подобных наказаний дополняется, в частности, домашним арестом. (Судя по всему, примерно в таком режиме сейчас живет в США экс-премьер Украины Павел Лазаренко). В этом варианте на ноге осужденного закрепляется электронный манжет. Инспектор по надзору составляет план разрешенных перемещений своего подопечного. Контроль за пребыванием осужденного осуществляется специальной диспетчерской службой. Инспектор в любой момент может проверить, не употребляет ли осужденный спиртное или наркотики. Если правила домашнего ареста нарушаются, осужденного отправляют в тюрьму. Между прочим, многие шведы не выдерживают такого режима и предпочитают ему более жесткий… Но нашим зэкам пока что такая жизнь не грозит.

(«Время», г. Харьков, №122, 28 октября 2004 года,)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль